Наташа Шторм.

Неспящая во льдах. Когда в запасе вечность..



скачать книгу бесплатно

© Наташа Шторм, 2017


ISBN 978-5-4485-2505-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Серия книг «Когда в запасе вечность… 18+» ? красивые сказки для взрослых. Если вам нравится магия, закрученный сюжет и нереальные приключения, добро пожаловать в Лоурель-Дассет, мистическое государство, интегрированное в мир людей. Вампиры и оборотни, феи и гномы, демоны и валькирии. Все, кого вы считали вымышленными героями, живут рядом. Правда, вампиры не боятся солнечного света, а демоны стоят на страже добра, гномы высокие и статные а фурии… Нет, не буду раскрывать сюжет. Перечислю книги по порядку:

1. Книга крови

2. Сто лет в объятьях демона

3. Неспящая во льдах

4. В огнях Нью-Йорка

5. Серебряные нити

Продолжение следует…

Пролог

Пурга разыгралась не на шутку. Огромный вездеход, в котором разместилась передвижная лаборатория, превратился в сугроб раньше, чем спасательная экспедиция выбралась на толстый лёд. Тропа, ведущая в пещеру, покрылась метровым слоем снежной корки, что значительно замедляло движение. Сильный ветер бил в лицо, не давая возможности дышать.

– Босс! Нужно возвращаться! ? бородатый спелеолог, плотнее затянул капюшон и хлопнул по плечу профессора.

– Мы не можем вернуться без оборудования. ? Голос мужчины тонул в шуме ветра. ? Я за него головой отвечаю.

Профессор склонился и двинулся вперёд. Была дорога каждая минута. В пещере, на которую они наткнулись пару недель назад, творилось что-то странное. Датчики зафиксировали геомагнитную активность чудовищной силы, а потом сигналы вообще перестали поступать на базу. Небольшое землетрясение вызвало движение корковых структур. Это грозило обвалом и гибелью оборудования стоимостью в сотни тысяч долларов. Профессор упрямо пробирался ко входу, дав знак остальным членам группы, оставаться у вездепроходимого транспортного средства необычной конструкции. Ледоруб быстро освободил доступ в одну из самых удивительных пещер, которые ему когда-либо доводилось видеть. Обвязав себя верёвкой, и, кинув свободный конец своему аспиранту, мужчина начал неторопливый спуск по отлогому настилу. Всего сто метров под углом в сорок пять градусов. Лет двадцать назад, он мог бы и не страховаться, но возраст давал о себе знать. Это была его юбилейная, двухсотая, и, как он предполагал, последняя экспедиция.

Мужчина дёрнул за верёвку пару раз, давая понять, что он на месте. Достав из кармана брюк маленький, но весьма мощный фонарь, он огляделся. С оборудованием было всё в порядке. Луч пополз дальше. Ага, теперь понятно, что стало причиной сбоя в работе. Одна из искрящихся ледяных стен обвалилась, перебив узкий проводок. «Пещера в пещере!» Любопытство взяло верх. Осторожно ступая по скользкой поверхности, профессор вошёл в образовавшийся проём и чуть не закричал. На огромном каменном помосте, покрытом толстым слоем льда, лежала девочка лет десяти, прикрытая куском тонкой ткани, превратившейся в корку.

Девочка спала, крепко и сладко, не чувствуя холода. Сняв куртку, мужчина завернул ребёнка и аккуратно понёс к выходу. Он разберётся с этим, но позже. Сейчас же на кон была поставлена жизнь малышки.

Ещё один пролог

Меня зовут Маша, Мария Александрова. Если вы слышали выражение «безнадёжный оптимист», то это про меня. Как бы не складывалась моя жизнь, я всегда верила, что всё, что ни происходит, происходит к лучшему. Лет с десяти «лучшее» просто преследовало меня, периодически наступая на пятки. А к семнадцати мой оптимизм уже работал на полную катушку. Я провалилась в ГИТИС, но это было к лучшему потому, что вместо бездарной актрисы из меня получился-таки вполне сносный банковский служащий. Я вышла замуж и развелась через пару месяцев, но это обернулось огромной удачей, так как в день расторжения брака судьба столкнула меня нос к носу с парнем моей мечты, и не беда, что он быстро бросил меня, это позволило сосредоточиться на учёбе и получить диплом. Попав на работу в банк, где я до этого проходила практику, я сразу же получила должность помощника управляющего, не знаю, за какие такие заслуги. Весь персонал женского пола косился на меня так, будто на этапе от заполнения анкеты до визирования заявления у руководства, я успела переспать со всеми сотрудниками-мужчинами, начиная от самого управляющего, и, заканчивая дворником, дядей Гришей.

Мы отпраздновали с родителями моё удачное трудоустройство, и они вернулись в Италию, где жили последние пять лет. И вот с того самого момента, когда мои однокурсники начали долгий мучительный подъём по служебной лестнице, я совершила быстрый головокружительный спуск. Нет, я скатилась к подножью пирамиды не за один день. Для этого мне понадобилось восемь лет, восемь мучительных лет рабства. За эти годы с должности помощника управляющего я сначала перешла на должность начальника отдела по работе с клиентами, потом на должность рядового сотрудника по работе с теми же клиентами и. наконец, я стала обычным сотрудником зала. Теперь в мои обязанности входило помогать старушкам нажимать на кнопки банкомата при оплате коммунальных услуг и информировать клиентов о новых возможностях банка. Каждый раз мой оптимизм подмигивал и намекал, что, хотя моя заработная плата и падала в разы, но и ответственность уменьшалась в арифметической прогрессии. И, когда я уже решила, что катиться ниже просто некуда, мой бодрый внутренний голос тут же захлопал в ладошки и указал пальчиком на службу клинеров, намывающих полы в банке по ночам. Родителям я, естественно, ничего не говорила. У отца было слабое сердце и такие же слабые лёгкие. Известие о моей карьерной инфантильности он мог не пережить. Борец по природе, он и сейчас сражался со всем миром: со своим недугом, с чрезмерно опекающей его мамой и с бестолковыми врачами, запрещавшими ему курить и злоупотреблять кофе, без которого папа просто не мог представить своей жизни.

Но, как гласит народная мудрость, из любой ситуации, если очень постараться, всегда можно найти, как минимум, два выхода. Они были и у меня. Первый. Я могла уволиться, но милейший Денис Витальевич, наш красавец-управляющий, обещал мне такую запись в трудовой книжке и такую характеристику, что мне пришлось бы покинуть пределы горячо любимой Родины и спрятаться от стыда в густых дебрях Амазонки. Второй вариант был менее затратный, но более неприятный. Он представлялся мне невыполнимым ни при каких обстоятельствах. Сама мысль о том, что я должна стать любовницей пятидесятилетнего козла по имени Денис, приводила меня в неописуемый ужас. Не могу сказать, что сей козёл был уродлив или неприятен, просто, он был не в моём вкусе.

Так вот. Времени у меня было много, и я занялась самоанализом. Побывав замужем, и, попробовав более свободные отношения, я осознала, что мой сексуальный опыт находился ниже положенного минимума. В каком-то смысле я всё ещё оставалась невинной и закомплексованной. А где набраться того самого бесценного опыта? Я перешла от практики к теории, которой мне, видимо, и не хватало. Я уцепилась за книжки с многообещающими обложками. Нет, я не интересовалось психологией и психоаналитикой. Я предпочитала более лёгкое и захватывающее чтение. В любовных романах, которыми я упивалась по ночам, мужчины были другими, опасными, благородными, умными, богатыми, щедрыми. Они боготворили своих женщин, шли ради них на подвиги или на преступления (что в моих глазах выглядело одинаково привлекательным). Я не нашла ни одного лысого, ни одного толстого и ни одного прыщавого героя-любовника. И это только то, что касалось внешности. Кроме всего вышеперечисленного, вымышленные персонажи обладали потрясающе тонким внутренним миром и знали толк в сексе. Вот теперь я хотела именно такого, как в книгах, никак не меньше. Только где идеальные мужчины встречаются в жизни? Покажите мне среду их обитания, и я тут же выйду на охоту, вооружившись дубиной и ловчей сетью. Впрочем, даже если бы мне и удалось притащить в свой дом подобного самца, у нас бы решительно ничего не вышло. На что может надеяться тридцатилетняя некрасавица, абсолютно не вписывающаяся в образ роковой женщины, ради которой мужчинам хочется совершать те самые подвиги? Я вздыхала и читала, опять вздыхала и снова читала… до утра. Стоит ли говорить, что после бессонных ночей, на работе я была вялой и рассеянной. И, если кто-то проливал кофе на белоснежную форменную блузку, рвал колготки, зацепившись за единственный гвоздь, или спотыкался посреди зала на виду у посетителей, то это была я, Маша Александрова, неудачница, мечтательница, неисправимая оптимистка.

Глава 1

Россия. Санкт Петербург. 2010 год.

Я стояла в дамской комнате и пыталась оттереть от блузы очередную порцию пролитого самой-же-на-себя «Капучино». Огромное овальное зеркало в позолоченной оправе меня не радовало. Последнее время я упорно избегала встречи со своим отражением, но тут пришлось поднять глаза хотя бы для того, чтобы оценить масштаб катастрофы. Тонкая ткань промокла насквозь, просвечивая ажурное нижнее бельё, а коричневое пятно не только не исчезло, оно начало расползаться с угрожающей быстротой.

– Александрова! Вот ты где? ? молоденькая секретарша управляющего, Нинок, не погнушалась спуститься с третьего этажа на первый. ? Шеф тебя вызывает, срочно.

Я кивнула и оглядела картинку в зеркале, так сказать, целиком. В общем, всё выглядело неплохо. Моё отражение лихо подмигнуло, мол, не бойся, ничего ужасного в кабинете начальника в этот раз не произойдёт. Такое страшилище, да ещё и неряха, просто не сможет задеть тонкие струны души эстетически избалованного шефа, которого окружали писаные красотки.

Уже вбегая на третий этаж, я в очередной раз задалась вопросом, чем же смогла привлечь брутального самца невзрачная серая мышь по имени Мария? Возможно, дело заключалось в том, что я постоянно отказывала уважаемому человеку в его маленьких желаниях? Или же он разглядел во мне нечто такое, о чём я и сама не догадывалась? О, лучше бы я под ноги смотрела, а не занималась анализом! На последней ступени мне в очередной раз не повезло. Сделав слишком большой шаг, я оступилась и услышала зловещий треск. Это была моя юбка. Теперь целомудренный разрез удлинился почти до самой молнии. Не знаю, насчёт трусов, но ажурные резинки телесных чулок стали доступны всеобщему обозрению. «Вот сейчас он меня точно уволит!» Я досадовала на то, что любовь к книгам и сладостям довела меня до увеличения вторых девяносто на полных двадцать сантиметров. Какая юбка это выдержит! Но самое страшное заключалось в том, что в момент падения, мои очки слетели с носа и ударились об итальянскую плитку.

«Это только утро! К вечеру всё будет гораздо веселее!» ? мой оптимизм начинал раздражать.

Нинок, тарабанившая по клавишам компьютера акриловыми ноготками, только открыла рот, когда я вошла в приёмную, и указала рукой на дверь. Постучав, я проскользнула в кабинет, так и не дождавшись ответа. Шефа я не увидела, так, расплывчатое пятно, пахнущее дорогим одеколоном и огромными деньгами. Я знала, что многих женщин сочетание таких ароматов могло свести с ума. Многих, но только не меня. От моего мужчины должен исходить запах опасности, моря, ветра, полевых трав и тумана. Я так размечталась, что громко втянула в себя воздух, словно ожидая, что сейчас тут, в кабинете шефа, по щучьему велению, по моему хотению, появится мой личный принц. Но принц не появился. Зато Денис Витальевич отодвинул от длинного полированного стола один из неприлично дорогих стульев, приглашая присесть. Я боялась, что моя юбка уже не выдержит приседаний и треснет до талии, выставляя на показ весьма смелые стринги, словом, не оставит места для фантазии дорогому начальнику. Поэтому я отрицательно покачала головой и что-то промычала. Видимо, Дениска был не в духе.

– Что прикажешь делать с тобой, Александрова?

Я пожала плечами. Как я могла ответить на вопрос, если даже не уловила его сути? Начальник обошёл меня по кругу. Казалось, что от него не укрылось ничего: ни кружева моего бюстгальтера, ни фантастический разрез. Он громко сглотнул и уже потянул ко мне потные ладошки, но вовремя передумал.

– Ваши коллеги жалуются, что Вы не собраны, рассеянны, невнимательны. А для сотрудника банка это недопустимые качества.

Я мысленно улыбнулась. Вот теперь он точно заставит меня написать заявление по собственному, и я, наконец-то, смогу покинуть место своего хронического позора.

– А Ваш внешний вид! Не думаете ли Вы, что наши клиенты не поймут, что скрывается под этой мокрой блузой?

Он опять хотел дотронуться, но, видимо вспомнил, к чему это привело в последний раз. Правда, за звонкой пощёчиной шефу последовало моё очередное понижение ниже-некуда. Неужели уже завтра я стану уборщицей? Босс перестал наматывать круги.

– Но мы можем решить все вопросы к нашему взаимному удовольствию.

Я чувствовала, что сейчас он криво улыбается, изящно выгнув бровь. Удовольствие с ним? Нет уж, увольте! Я лучше приму целибат, чем отдамся этому козлу.

– Вы же знаете, Денис Витальевич, что я не сильно жалую мужчин.

Шеф подошёл сзади и стал ко мне слишком близко, я бы даже сказала, прижался всем телом. Даже через плотную ткань юбки я чувствовала, что все вопросы он готов решить немедленно, в этом кабинете, на столе или на милом кожаном диванчике.

– Знаю, но ты изменишь мнение, как только мы познакомимся поближе. Грядут сокращения, малышка. Я бы не хотел, чтобы ты пополнила армию безработных.

Что? Сокращение? Я не ослышалась? Вот это счастье! Я немного отодвинулась, опершись руками о стол.

– Согласна.

И тут же крепкое мужское тело стремительно прижало меня к полированной поверхности, наклонив за шею. Я с силой толкнула непонятливого шефа, попав в самое чувствительное для любого мужчины место, и подбежала к двери.

– Я согласна на сокращение. Надеюсь, меня сократят первой, и это произойдёт быстро.

Вылетев из кабинета управляющего, аки пуля, и, миновав три пролёта лестничной клетки, я помчалась на улицу. Мне нужен был свежий воздух, хотя бы глоток. Отвращение к начальнику боролось с радостью скорого освобождения. И радость победила.

На улице накрапывал мелкий дождь, готовый в любой момент перейти в холодный осенний ливень, а я опять забыла зонт. Но это было неважно. Главное, что судьба всё устроит, и этот кошмар скоро закончится. Сделав несколько шагов из-под козырька, я подставила лицо крупным каплям и почувствовала неописуемую лёгкость во всём теле. Мне хотелось сбросить туфли на шпильке и пробежаться по лужам, закружиться, запеть, взлететь к этим грозовым тучам, а потом опять опуститься на мокрый асфальт.

Мои мечты были прерваны таким же растяпой, как и я. Грузный невысокий мужчина в летах врезался в моё расслабленное тело и сбил с ног. Я не видела его лица и фигуры ? так, размытый силуэт, но решила, что ему хорошо за пятьдесят. Незнакомец извинился, помог мне встать и даже попытался отряхнуть грязь с уже безнадёжно испорченных вещей. Потом вдруг завертелся, как волчок, сунул мне в руки небольшую кожаную папку и прошептал:

– Передашь лорду. Он тебя найдёт.

Я только открыла рот, чтобы задать сопутствующие вопросы, как странный человек повёл в воздухе ноздрями и побежал прочь слишком быстро для человека своего возраста и телосложения. Я пыталась разглядеть его в толпе, но без очков была абсолютно беспомощной.

Счастье закончилось быстро, пришлось возвращаться в банк. Я не увидела, я почувствовала, что взгляды всех посетителей и сотрудников прикованы к моей скромной персоне. Повышенное внимание мне не понравилось. Анжелика, моя единственная подруга в этом гадюшнике, и мой непосредственный начальник, протянула свои запасные очки. Видела в них я из ряда вон плохо, но всё же видела. Меня несказанно порадовало, что зрение, хоть и частично, вернулось, но радость была недолгой. Уж лучше бы я оставалась в блаженном неведении! Мои худшие опасения подтвердились. Я была выпачкана липкой грязью буквально с головы до ног. Рукав форменной блузы болтался на нескольких стежках, на колене зияла кровоточащая рана, а каблук от лодочек был утерян где-то по дороге. Я даже не заметила этого. Вот растяпа!

– Сейчас вызову такси. Поезжай домой, приведи себя в порядок. Мы все видели, как этот сумасшедший напал на тебя.

Я горько усмехнулась.

– Шефу это не понравится.

– К чёрту шефа. В таком виде и в таком состоянии ты всё равно работать не сможешь.

– Да?

– Да. Я бы не смогла. Три дня за свой счёт как раз то, что тебе нужно. Заявление за тебя я напишу.

Девочки вынесли мой плащ, и уже через пару минут я мчалась на такси в сторону дома.

Глава 2

От ванны поднимался блаженный ароматный пар. В стереосистеме звучала инструменталка Игоря Крутого, за окном шумел дождь, а на тумбочке притаился новый любовный роман. Жизнь налаживалась. Я так расслабилась, что уже забыла все неприятности. Замотавшись в огромное полотенце, я вошла в комнату обновлённой и совершенно счастливой, но тут раздался телефонный звонок.

– Маш! Это я, Анжелика. Тут у нас такое… Того сумасшедшего, что налетел на тебя, машина сбила. К нам из полиции заходили, изъяли все записи системы видеонаблюдения.

– Как жаль беднягу. Скажи, они теперь и меня допрашивать будут?

– Зачем? Нет. Были свидетели, что на него налетела какая-то чёрная иномарка, будто специально. А ты тут при чём?

– Верно, но, если учесть, что он уронил меня прямо перед парочкой камер у входа… Вдруг следователь подумают, будто я решила отомстить?

– Не пори чушь, да и камеры у входа не работают уже вторую неделю. Так что твои взаимоотношения с тем несчастным остались, так сказать, за кадром.

– И на том спасибо. С моим цыганским счастьем, меня могли бы запросто втянуть в эту историю.

– Всё, отбой. Шеф идёт, злющий, как чёрт!

Короткие гудки. Анжелика отключилась.

Я упала на кровать, и тут увидела на тумбочке рядом с книгой папку, ту самую. Надо же, я не потеряла её, не уронила в лужу и не забыла в такси. Всё это время я крепко сжимала её в руках, принесла домой и положила на самое видное место. Прогресс! Я надела очки. Возможно, этот кусок кожи многое значил для бедолаги, но доверить ценные бумаги, или что там лежало, мне? Кому бы это взбрело в голову в здравом уме и трезвой памяти? Что он там говорил? Отдать лорду? Что есть «лорд»? Фамилия, звание, кличка? Я раскрыла замок не из женского любопытства. Может, там были координаты загадочного адресата… И тут меня осенило. Мужчина признал во мне сотрудницу банка и решил, что более честного, порядочного, внимательного и пунктуального человека ему не найти. Боже! Как он заблуждался. Мои пальцы уже вытащили старый пожелтевший лист, сложенный в несколько раз и записку на непонятном языке. Если честно, я даже букв таких никогда не видела. Я развернула лист. Карта с пометками, состоящими из тех же закорючек и чёрточек. Вот же фигня! Надо было всё обдумать, но мысли путались. Единственным верным, на мой взгляд, решением было лечь спать, несмотря на то, что часы показывали только двенадцать по полудню. Обдумаю всё позже, на светлую голову. Кстати, о голове. Она опять начала болеть. Я открыла тумбочку и высыпала на ладонь горсть синих капсул. Мама рекомендовала пить их не больше двух, и то, в самых крайних случаях. Но последнее время приступы участились. Поэтому пилюли я перестала считать. Я принимала их каждый раз перед сном, чтобы ослабить влияние кошмаров на мою и без того покалеченную психику, но, тем не менее, каждой ночью я неизменно возвращалась в пещеру, затерянную на краю земли в вечной мерзлоте…


Мои родители никогда не скрывали тот факт, что я была приёмышем. Но объяснить, как глубоко под землёй мог оказаться десятилетний ребёнок, они не могли. А сейчас, двадцать лет спустя, смутные видения стали сами вторгаться в мою голову, словно давая подсказки. Я сопротивлялась изо всех сил, зная, что разгадка будет страшной. И этого я могу не пережить.


Я открыла глаза, когда за окном стемнело. Дождь закончился, небо прояснилось. В окно светила полная луна, словно огромный фонарь, наполняя комнату мягким желтоватым светом. Я встала, чтобы задёрнуть шторы, и тут, в углу, в кресле, увидела мужчину. Открыв рот, я стояла перед ним, даже не замечая того, что моя нагота ничем не прикрыта. Поправив на носу очки, которые всегда надевала по инерции, вставая с кровати, я прищурилась. Нет, такого просто не могло быть. Огромный, с широкими плечами и фантастическими бицепсами, он вальяжно развалился в моём плетёном кресле, закинув ногу на ногу. Элегантная тёмная рубашка, явно сшитая на заказ, едва не трещала по швам, плотно обтягивая атлетическое тело. Кожаная куртка валялась на полу. Начищенные до блеска ботинки убедили меня окончательно, что мужчина явился в мои сновидения, покинув страницы любимой книги, ведь обувь реального человека должна быть грязной, соответственно погоде. В незнакомце было собрано всё то, что мне так нравилось: и тёмные волосы до плеч, и тонкие аристократические черты лица, слишком правильные для простого смертного, и блеск бездонных чёрных глаз, которые затягивали, словно омут. Мужчина тоже рассматривал меня, улыбаясь уголками тонких красиво очерченных губ.

– Я бы попросила тебя уйти, будь ты реальным, ? пробурчала я, подходя к окну, и, задёргивая шторы. ? Но, раз ты только плод моего воображения, вызванный сверх дозой обезболивающего, можешь остаться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4