Наташа Шторм.

Как в сказке. Серия книг «Жили-были»



скачать книгу бесплатно

© Наташа Шторм, 2017


ISBN 978-5-4490-0524-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Умницам и красавицам часто не везёт. А я принадлежала как раз к той самой редкой породе «уникальных умниц», к виду «писаных красавиц» и к его самому многочисленному подвиду «которым-часто-не». Одним словом, я была невезучей, хотя, до поры до времени, об этом даже не догадывалась. Не родись красивой, с лица воду не пить, красна ягодка, да на вкус горька… да, да, да. Это про меня. Нет, по жизни мне везло, и к своим двадцати пяти я многого добилась: и до должности заместителя начальника рекламного агентства доросла, и квартиру в Москве купила. Не скрою, родители оплатили процентов семьдесят, но ведь тридцать заработала я! Машина, не новая, но вполне надёжная, ? подарок от папы. Вы скажите, в зачёт не входит. Как же! На права-то пришлось сдавать собственными мозгами! Словом, жила я вся такая замечательная и одинокая, ведь любая творческая работа поглощает целиком, без остатка. Подруг растеряла, а парня так и не завела. Некогда было, да и выбор не радовал. Нет, я совершенно не комплексовала, не чувствовала себя обделённой или ущербной. Вот только мама, в мои редкие визиты в отчий дом, постоянно интересовалась личной жизнью единственной дочери, торопила с внуками. Такие разговоры раздражали жутко! Наконец, я не выдержала и сообщила, что готова сделать ЭКО, хоть завтра. Что тут началось! Отец кричал, что лично найдёт папашу для своего будущего наследника, мама рыдала в голос, задавая риторический вопрос, в кого я такая получилась. Пообещав лишить меня наследства, если в течение года я не найду живого мужика (причём, многоклеточного, одноклеточный, в виде маринованного сперматозоида, их почему-то не устраивал), родители выставили меня за дверь. Мужика! Да не родился тот самый мужик, с которым я согласилась бы состариться и умереть в один день. Мама что-то ещё говорила про женское счастье… А у меня какое было? Мужское? Я бы и не знала, что особенное, чисто женское счастье всё-таки существует, если б не Валентина Алексеевна, моя несравненная начальница.

– Василиса, зайди ко мне.

Вечер был, мягко говоря, поздний. Я даже удивилась, что хозяйка всё ещё на месте. Пройдя вдоль длинного коридора, кивнув ночному сторожу, проверявшему кабинеты на предмет закрытости, я протиснулась в обитель успеха. Тут всё пахло деньгами, славой и тем самым счастьем: и дизайнерская мебель, и фотокарточки с великими мира сего, и даже сама Валюша.

Валентина Алексеевна сняла очки в позолоченной оправе и указала на кресло.

– Садись и рассказывай.

Шикарная женщина! Мой кумир, мой идеал! Образ, к которому стоило стремиться!

– Ну… Сегодня закончили пять роликов. Клиенты довольны. Получили заказ на выпуск новогодних календарей от «ТопПродакшин», а «Сластёнин Дом» сырки новые прислал.

– Как сырки?

– Так себе. Но, хоть не отравились, как в прошлый раз.

Вам принести? В холодильнике целая упаковка.

– Не стоит. Не сбивай меня с мысли. Я не о работе поговорить хотела. Рассказывай, что с тобой творится.

Машинально проверив все пуковички на блузе, и, разгладив юбку, я кашлянула.

– А что не так?

Хозяйка прошлась по кабинету и уселась напротив меня на краешек стола.

– Всё, Вась! Ты красивая молодая девушка, а торчишь в агентстве день и ночь. Вот сейчас ты должна спешить на свидание, а лучше домой, ужин любимому мужчине готовить.

– Да нет у меня никакого мужчины. Не люблю я их.

– Не любишь? Так я и думала. ? Валюша сняла очки. ? На тебе порча.

– Порча?

– Точно. Как мне знакомы эти симптомы. Сама такой была, невезучей. Думала, всё успею, а не успела. Очнулась, уже сорок. Подруги замуж по третьему кругу выскакивать начали, у всех взрослые дети и внуки, а я вся такая крутая и одинокая.

– Но…

– Не перебивай. Я тебя позвала не лекции мои слушать. Информацией поделиться хочу, бесценной.

Телефон на столе начальницы ожил. Валентина Алексеевна тоже ожила, зарумянилась и потянулась к трубке.

– Да, милый, минут через пять спущусь. В ресторан? В какой? Ладно, подумаю. До скорой. Целую.

Я открыла рот. Вот оно, значит, как! Мой мир рушился, разлетался на части, почва под ногами ходила ходуном. Жёсткая железная леди, акула бизнеса, на моих глазах превращалась в обычную бабу! В агентстве все знали, что хозяйка ? дама строгая, властная и одинокая. А тут: «Милый, через пять минут спущусь!».

Валентина Алексеевна прищурилась, не замечая моего замешательства.

– Я к ведьме одной ходила. Не то венец безбрачия снимала, не то венец глупости. Не важно. Вот только не прошло и месяца, как в моей жизни мужик появился. Разведённый, с крепким строительным бизнесом, с домом за городом. Словом, не мужчина, а мечта. Уж и не надеялась, что в сорок с хвостиком…

Она поднялась, подошла к вешалке и сняла шикарную норковую шубку.

– Это я к чему? Вот пропуск. Сходишь к ведьме, сделаешь всё, что она велит. А я проконтролирую.

На мои колени упала чёрная визитка. Я вздрогнула. Не может быть! Сама же разрабатывала этот дизайн по просьбе Валентины Алексеевны, заказчика в глаза не видела. А, оказывается, создавала рекламу силам тьмы. По телу проползла дрожь. Я мысленно перекрестилась, но визитку взяла. Зачем нервировать хозяйку!

– Завтра в десять за тобой Анатолий заедет, отвезёт, куда следует, сама не дотопаешь, заблудишься. Да и мне спокойнее будет. ? Донеслось уже из коридора.

Прокрутив в руках кусочек картона, ещё раз полюбовалась своей работой. На чёрно-сиреневом фоне переплетались круги и сферы. Если повертеть визитку перед носом, то линии оживали, манили и затягивали в неведомый туннель. Ух, даже голова закружилась. Ни адреса, ни телефона, ни должности, ни категории, или, что там ведьмам полагалось по статусу, нигде не было. На лицевой стороне красовалось лишь имя. Одри. Вот и догадывайся, кто эта Одри, как хочешь.

Я вернулась в кабинет и села за комп. Работа не двигалась. Никаких новых идей по рекламе сырков за последний час так и не появилось. Перед глазами неумолимо всплывали жуткие картины. Вот я на каблуках иду через тёмный лес, сапоги вязнут в болотистой почве, мокрые ветки оставляют на светло-бежевом пальто отвратительные грязные ляпы. Вот вижу ветхую избушку, а вот и ведьма, собственной персоной, тянет ко мне длинные, изуродованные артритом пальцы. Пришлось закругляться. В таком состоянии только ритуальные услуги рекламировать, а не творожки с ванилью. Я шагала по коридору и бурчала под нос слоганы, один краше другого: «Съесть сырки поторопись, да смотри, не отравись! В чаще леса дом стоит, весь сырками он набит!» Поравнявшись с турникетом, протянула ключи сторожу, дяде Грише.

– Не ешь сырки, Гришенька, козлёночком станешь.

Охранник не понял.

– Ты чего, Вась, какие сырки?

Я пожала плечами.

– Решила вместо рекламы антирекламой заняться. Как думаешь, получится?

Гриша выдохнул.

– Всё бы тебе шутки со мной шутить, Василиса Ильинична! Топай домой уже. А я сырки, отродясь, не ел.

На улице дул сильный ветер. Мелкий дождь переходил в снег. А ещё только ноябрь! Мне предстояло преодолеть метров сто до служебной стоянки. Подняв воротник, я побежала. Мысли скакали в голове в такт прыжкам через лужи. «Вот на… нафига мне личная жизнь? Я… я… оп, к сороковнику тоже фирму свою иметь буду и… и… прыг, водителя персонального!» Не заметив, что очередная лужа успела покрыться тонкой корочкой льда, я поскользнулась на высоченных шпильках и упала на капот собственной машины. Моя нежная девочка сразу заорала, заистерила и замигала всеми фарами. «Прости, маленькая!» Я щёлкнула кнопкой пульта, но к нам уже неслись охранники во главе с Алексеем. Когда-то Лёха пытался оказывать мне знаки внимания. Рискнул, не побоялся, что пошлю. Я послала, но зауважала. За смелость. Луч света больно резанул глаза.

– Вась, это ты тут дебоширишь? Выпила, что ли?

– Ещё чего. Так устала, ноги не держат, а в остальном всё нормально. Лёш, иди, охраняй дальше.

Парень подошел вплотную.

– А ну, дыхни!

– Ага, может, поцеловать ещё? Не выйдет. От моего дыхания цветы вянут, а принцы в жаб превращаются поголовно.

– Чего?

– Невезучая я, как выяснилось, испорченная.

Алексей отступил на шаг, словно боялся заразиться той самой невезучестью, а заодно и испортиться.

– Не понял!

Я тяжело вздохнула, усаживаясь в машину.

– Да уж куда тебе! Вот так живёшь, горя не знаешь. А Валюша… Прикинь, она решила, что на мне сглаз или проклятье, к ведьме отправила. Так что даже не представляю, выберусь ли завтра из тёмного леса живой. Если нет, будь другом, назови стоянку в мою честь, фотокарточку в будке поставь, пусть желающие цветы возлагают.

– Сумасшедшая!

Я хлопнула дверцей и завела мотор. Мужики раздражали, все, без исключения, все, кроме папы. Отец был уникальным. Таких уже не выпускали. Он не мешал маме строить карьеру, потакал всем её капризам и, несмотря на солидную должность, не брезговал мыть посуду и чистить картошку. Такого не бывает? Бывает. Но шанс выиграть главный приз выпадал не всем. Чаще волосатое мачо, добившись своего, забывало слова серенад, забрасывало шпагу в кладовку и оставляло некогда мускулистое тело жиреть на диване у компьютера. Какая карьера, если несчастной даме сердца приходилось разрываться между кухней, детской и спальней! Валентина Алексеевна казалась умной женщиной и всё это прекрасно понимала. Может, сглазил её кто? Как она могла сломаться? Я тяжело вздохнула, выруливая в свой двор. Вот, пожалуйста. Эти принцы даже припарковаться нормально не могут. Поголовное косоглазие. С трудом отыскав свободное место, втиснулась между автомобилей. Наплевать, что блокировала водительскую дверь очередному придурку. Пусть через пассажирское в салон лезет. Я поднялась на седьмой этаж на лифте, щёлкнула замком и вошла в квартиру. Красота! Чистота! Тишина! Даже представить страшно, что когда-нибудь по моему ламинату будет бродить чудо вроде дяди Гриши или Лёшки в семейных трусах в цветочек, а мне это чудо придётся кормить, обстирывать и ублажать. Фу! Нет, возможно, когда-нибудь, лет в восемьдесят, впав в глубокий маразм, я и захочу слушать храп на соседней подушке, но не сейчас. Прости, Валюша, но завтра я никуда не поеду!

Глава 2

Звонок в дверь раздался, когда я только нашла дорогу из тёмного леса, где проплутала всю ночь. Вставать совершенно не хотелось. Сил не было. Не знаю, сколько километров я протопала на шпильках по пересечённой местности, но ноги гудели. Я дотянулась до сотового.

– Анатолий, ты?

Трель у входа затихла, зато из-за двери раздался могучий бас.

– Вась, уже десять. Вставай, иначе опоздаем.

Я перевернулась на другой бок.

– Проваливай. У меня выходной, а ещё чёртовы сырки ждут.

– Вась! Какие сырки? Тебя колдунья ждёт. Не гневи всемогущую.

– Это ты про ведьму или про Валентину?

– Про обеих. Тебе десять минут на сборы. Иначе дверь сломаю. Она у тебя хлипкая.

Я подскочила. Бывший десантник интеллектом не отличался, зато силушкой владел немереной. Получив приказ, Толик шёл напролом, но исполнял его чётко и в срок.

– Только попробуй. Сам будешь у меня вместо двери.

Водитель хрюкнул, как отрезал.

– Я сказал, ты услышала. Десять минут. Уже девять.

Проклиная злополучный коллектив, я помчалась в ванну, на ходу скидывая пижаму. Две минуты на душ, одна на… неважно, джинсы, свитер, куртка. Ой, лифчик не надела. Ладно, переживу. Когда кроссовки были почти завязаны, дверь угрожающе заскрипела. Я щёлкнула замом.

– Успела!

– Поехали.


Я думала, что мы потратим несколько часов, чтобы добраться до дремучего леса, но через двадцать минут служебная машина подъехала к обычной одиннадцатиэтажке. Новый спальный район. Даже номеров на домах ещё не было.

– Дуй, давай. Девятый этаж, тридцать шестая квартира.

Перелезая через строительный мусор, я поплелась к подъезду.

– Эй, Вась! Лифт не работает!

Кто бы сомневался. Валюша же предупредила, что я невезучая. Вот очередное доказательство.

Первое дыхание закрылось этаже на пятом. Второе открываться не спешило. Я посидела на ступеньках, постонала, покряхтела и поползла дальше. Словом, когда нужная дверь отворилась, моё тело просто рухнуло в ведьмино логово. Я сползла по стеночке, не слыша ничего, кроме стука крови в висках. Когда дыхание вернулось к норме, открыла глаза. Аккуратная седая старушка в белоснежном переднике протягивала стакан с водой.

– Пей, детка, запыхалась?

– Не то слово. Вы меня простите. Я сейчас посижу немножко и уйду. Просто квартирой ошиблась.

– А я думаю, что нет. ? Бабушка лукаво подмигнула.

Я осмотрелась. Не может быть. Не так я представляла себе обитель страшной ведьмы. Небольшой коридор переходил в необъятный холл. Шикарный ремонт, дорогая мебель. Я встала по стойке смирно и вынула из кармана кусочек картона.

– Одри. Это Вы?

– Да, милая. Дарья Филипповна Одри. Можно баба Даша. Пойдём в кабинет.

Мы пересекли гостиную и попали в просторное светлое помещение. Диван, два кресла, стол. Икона в углу. О том, что тут обитала ведьма, можно было догадаться только по пучкам трав, сложенных в стеклянном шкафу.

– Да не ведьма я, не бойся. ? Старушка читала мои мысли.

– А кто?

– Знахарка, целительница, ведунья, не знаю. Вот бабка моя знала, да забыла сказать, когда я в обучение к ней попала.

Я попыталась вспомнить, взяла ли кошелёк. С этой долбаной спешкой чуть себя не забыла.

– Ты об оплате не думай. Денег я не беру. Грех это большой. За такое и дара лишиться можно.

Ага, а ремонт? На какие шиши сделан? На пенсию?

– Так сын с невесткой зарабатывают. А пенсия? Она у меня приличная. Так что в деньгах я не заинтересована. Иногда помогаю своим, кто просит, бесплатно.

Значит, Валя была для бабушки своей?

– Да, Валюшу с детства знаю. Парню она отказала хорошему, когда совсем девчонкой была. А тот не со зла, в сердцах, пожелал ей удачи в работе. Так и вышло. Карьера вверх пошла, а вот личная жизнь не заладилась.

Вот это да!

– Да. Валюша за тебя очень сильно просила.

Дверь открылась, и в кабинет всемогущей вошла хорошенькая девушка.

– Это Маша, внучка моя. На обучении. Дай ей руку, не бойся. Мысли она пока читать не научилась, но просканирует тебя лучше любого МРТ.

Зачарованно я протянула руку. В пальцах появилось приятное покалывание, а потом тёплая волна заполнила меня целиком. Как хорошо! Казалось, что кто-то ласкал кожу изнутри. Я закрыла глаза и расслабилась. Девушка неожиданно отпустила мою кисть и кивнула бабуле.

– Ничего. Ни сглаза, ни порчи, ни семейного проклятия.

Старушка протёрла очки.

– Когнитивеый статус проверила?

– В первую очередь.

– А вербальные параметры?

– И вербальные, и невербальные.

– Тогда Ваше заключение, коллега.

Маша улыбнулась.

– Вася, ты совершенно здорова. Но мужчину не найдёшь никогда.

Вот тебе и здрасте. С одной стороны, я не стремилась его найти, но, с другой, стало как-то обидно.

– Что со мной не так?

Девушка пожала плечами.

– Всё так. Просто ты успела выстроить блок в своём подсознании. Сказки в детстве, рыцарские романы в юности. Ты создала образ идеального мужчины, того самого рыцаря, без страха и упрёка. Он стоит, как фильтр, и не пропускает тех, кто хоть немного отклоняется от заданных параметров.

Я покраснела. И откуда Маша узнала про романы? На чтение времени не было, но, если я добиралась до книжки, могла всю ночь не спать.

– Ты пойми, детка, ? Дарья Филипповна вернула очки на нос, ? идеальных людей нет, а мужчин особенно.

– И рыцари, на самом деле, были не такими, как в книгах.

– Да. Редко мылись и дурно пахли.

– И зубы не чистили.

– А, годам к двадцати пяти, зубов у них вообще не оставалось.

– Лица были покрыты оспой, ведь прививок не было.

– А эпидемии были. Словом, девочка, наши мужики выигрывают по всем статьям.

У меня закружилась голова от обилия информации, а комната поплыла.

– Слушай, Василиса, ? лицо Маши возникло посреди искрящегося калейдоскопа, ? отправляйся домой.

– На историческую Родину, ? уточнила баба Даша. ? Дома твоего уже нет, но ты должна найти то, что там лежит.

– Ага, понятно. Найти и привезти. А что?

Колдуньи засмеялись. Комната перестала кружиться, я вновь ощутила себя в собственной реальности.

– Нам это не к чему. Это твоё. ? Маша вытерла подступившие слёзы.

– Возьмёшь только раз, второй не возвращайся. Это важно. ? Дарья Филипповна погрозила пальчиком.

– Она же это потеряет.

– А и ничего. Оно найдётся, само найдётся.

– И будет тебе счастье.

Я совсем растерялась, когда колдуньи замолчали.

– Это всё?

– Всё. Иди, милая, с Богом. Да, Валюше передай, чтобы в отпуск тебя отправила, недельки на две, а, если задержишься, пусть не увольняет. Так обстоятельства сложиться могут.

Маша провожала меня до дверей.

– Не грусти ты так. Получишь своего рыцаря. Не скажу, что парень идеален, но весёлую жизнь тебе обеспечит. Хотя… побороться за счастье придётся. А иначе никак нельзя.

Думала порадовала, успокоила? Напрасно. У меня не было времени веселиться, а тем более бороться. На сотовом уже высветились три неотвеченных от владельца «Сластёниного Дома». Вот что за мужик, и суток ещё не прошло, а ему подавай рекламу. Да пропади всё пропадом!

– Мы продаём не сласти. Вкус страсти, запах счастья. Пойдёт?

Я открыла рот.

– Так ты тоже мысли читаешь?

– Немного. Сдавай дела и собирайся. Времени нет. Ты должна успеть.

Дверь закрылась. Я отбила SMS Валентине, спустилась на ватных ногах и громко икнула. Нервы!


Только в машине мозги включились на полную мощность. Бред какой-то. Найди то, не знаю, что, сюда не тащи, забери себе. Телефон завибрировал в кармане куртки.

– Вася!

– Добрый день, Валентина Алексеевна.

– Слоган поймала. Ты умница. Передай Толику, пусть везёт тебя домой. Машенька звонила, послание от бабы Даши передала. Словом, две недели ты заслужила.

– Но я не хочу.

– Не хочешь ? заставим. Делай то, что сказано. Иначе уволю.

Уволю! Магическое слово, неоспоримый аргумент. Против такого не попрёшь. Я тяжело вздохнула.

– Вези меня, извозчик, туда, откуда взял!

Толик кивнул, и завёл мотор.

Глава 3

Я ехала в доверху гружёной машине в свой родной Междуреченск и прикидывала, хватит ли мне на две недели чистого белья и колготок. Покинув городок тринадцать лет назад, я там больше не появлялась. В памяти осталась какая-то неустроенность, грязь, безысходность. Хорошие вещи в магазинах отсутствовали, развлечься было негде. Хотя нет, это после того, как я остоличилась, жизнь в провинции стала казаться скучной и унылой. А ведь когда-то я думала иначе.

Три одноэтажных дома, общий двор, ватага чумазых ребятишек. Нам некогда было скучать. Незрелые соседские яблоки выглядели гораздо аппетитнее тех, что росли под окнами. Они манили, притягивали, и мы совершали героические набеги, в то же самое время, зорко охраняя свой собственный урожай. Подраться, измазаться, найти заячью капусту и съесть вместе с землёй, а потом забаррикадироваться на час в общественном деревянном туалете ? казалось делом обычным. Удобств в домах не было. Каждый вечер мамы грели воду и купали нас в тазиках, а по субботам водили в городскую баню. Вещи стирали руками и сушили на верёвках, подперев те длинными шестами, чтобы не обвисали. Что ещё? Ах, да, двери не закрывали, то есть вообще, завешивали проём обычным тюлем. В гости ходили без приглашения. А ещё, если наши дворовые бабушки пекли пирожки, угощались все. Я тяжело вздохнула. Прямо, как в песне Варум. «Ах, как хочется вернуться в городок!»

Мне не хотелось. Меня туда послали. Могли бы послать куда поближе. А вот теперь дуй за триста километров от цивилизации. Я даже не знала, где остановиться. Есть ли в Междуреченске гостиницы? Раньше была, одна, для командировочных, кишащая тараканами и вредными уборщицами. Замученные тётки в тёмно-синих халатах ровно в семь утра отмыкали комнаты постояльцев своими ключами и принимались махать вениками и материться в адрес усатых насекомых.

И всё же я любила Междуреченск, свой двор и свою улицу. Я плакала, когда к нам заявились солидные дядьки и проинформировали, что дома идут под снос. Мама с отцом, напротив, прыгали от счастья, как сумасшедшие. Я не понимала, чему они радуются?

– У нас будет большая кухня, ванна и туалет!

Это всё у нас было и тут.

– А ребята? С кем я играть буду?

– Будете встречаться по воскресеньям.

По воскресеньям! А остальные шесть дней? Я была в отчаянии.

Двор расселили по разным многоэтажкам. Наша квартира располагалась в центре. Новые соседи, угрюмые и неразговорчивые, плотно закрытые двери. Тут не было ни яблок, ни бабушек с пирожками, ни заячьей капусты, ни Казаков-Разбойников. Жизнь закончилась.

Да, мы пообещали, что будем встречаться, и первое время, действительно, встречались, ходили в единственный кинотеатр, ели мороженое. Но вскоре весёлая компания заметно поредела. А через год отцу предложили хорошую должность в Москве, и мы покинули Междуреченск. Связь прервалась. А жаль.

Дорога петляла между деревьями. Когда-то тут был заброшенный парк. Родители не разрешали ходить сюда, пугая маньяками и грабителями. Ничего не изменилось. Ухабы, колдобины, непролазные дебри вокруг. Куда же смотрят отцы города? Хотя бы субботник какой устроили! Столько драгоценных гектаров пропадает! И дёрнул меня чёрт срезать десяток километров! Нужно было ехать по кольцевой. За окном что-то грохнуло. Я нажала на тормоз. Покрышка?

Выйдя из автомобиля, осмотрела шины. Вроде, целы. Значит, кто-то стрелял. По воронам? По зайцам? Хотя, откуда тут зайцы? Здравый смысл настоятельно рекомендовал покинуть столь опасное место. Я пристегнулась и завела мотор. Уже при въезде на трассу, увидела три чёрных Джипа, которые выскочили, как черти из табакерки, с противоположной стороны парка и понеслись в город на запредельной скорости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4