Настя Королёва.

Верная гончая



скачать книгу бесплатно

Кажется, мужчина не заметил моего замешательства и продолжил:

– Говорят, адские гончие сами выбирают себя кличку, вот только мне не объяснили, как ты мне её скажешь… – последнюю часть предложения он пробормотал скорее для себя, сдвинув густые брови.

Хотела возмутиться, что никакая я не гончая, и тем более не адская, но разговор вышел забавный. Рычание, скулеж, и вновь рычание.

Я-то понимаю, что сказала:

«Произошла ошибка, я вовсе не собака, верните мне моё тело!» – вот только обладатель необычного имени, обаятельной улыбки и хмурого взгляда из моей сумбурной речи не понял ни слова.

Так с чего же всё началось? И вот тут меня посетило известное высказывание «тут помню, тут не помню»! Именно так!

Точно знаю, что зовут меня Наташа, работаю я кинологом, обожаю финики и чернослив в шоколаде, но…Это совсем не та информация, которая сейчас мне жизненно необходима!

Посмотрела на мужчину, перевела растерянный взгляд на старомодное убранство комнаты, так похожее на гравюру в исторической книге и с неверием покачала головой. Скорее всего, я просто заболела, у меня поднялась температура и начался бред! У Сеньки, когда он учился на первом курсе, тоже такое случилось.

Сенька!

Мысли со скрипом, будто не смазанные шестерёнки, закрутились, ускоряя темп, мелькая разрозненными картинками перед глазами. Вспомнился и злополучный вечер, и странный подарок, и побег со свадьбы, только в этот раз ожидаемая волна боли так и не набросилась на меня. Я лишь тихо скулила, пытаясь разложить произошедшее по полочкам и в правильной хронологии.

Мужчина тем временем присел на мою подстилку и осторожно гладил меня кончиками пальцев между ушей. Рычать на него не хотелось, он же ведь не бьет, да и если быть честной, его прикосновения успокаивали и вселяли уверенность – всё можно исправить! Вот только с какого места началось моё путешествие в диковинный мир собственного бреда?

То, что сбежала со свадьбы – помню, смутно, но всё же, как шла по тротуару, ловя ошарашенные взгляды прохожих – тоже, а вот дальше…Огромная чёрная дыра со странным запахом горечи и ванили.

– Как же мне называть тебя? – задумчиво проговорил сидевший рядом мужчина. – Может быть, Келли?

От удивления приподняла морду и заглянула в лицо этому ненормальному. Какая ещё Келли? Не хочу я быть Келли!

А так как изъясняться нормальными словами я не могла, пришлось отрицательно качать головой, на манер болванчиков, которых любят устанавливать в машине.

– Келли не нравится? – не особо удивился мужчина и тут же добавил: – Хотя, да, какая ты Келли! Ты вон какая красавица статная!

Ну…Женщина, даже в облике собаки остаётся женщиной и от комплиментов готова цвести и пахнуть. Ладно, второй пункт опустим и будем просто цвести! Хвост, впервые ощутила движение этого «органа», стал метаться из стороны в сторону, явно выражая моё удовольствие.

Да уж, докатилась я до весёлой жизни!

Опустилась на задние лапы и вперила внимательный взгляд в Ранделла, ожидая новых предложений.

– Нэнси?

«Дрю» – закончила за него, вспомнив литературного персонажа.

Пришлось вновь качать головой, а потом ещё десять раз на разные варианты сомнительной привлекательности. Нет, серьезно, ну какая из меня Мелисса? А Шани? И тем более Виви?!

Когда перед глазами от очередного покачивания головой заплясали черные мушки, я с досадой мысленно рявкнула:

– Таша!

Мужчина в этот момент хотел что-то сказать, но так и замер с открытым ртом, лишь через несколько мгновений напряженной тишины, он едва слышно переспросил:

– Таша?!

Всего четыре буквы, а я обрадовалась так, будто меня, как минимум, назвали королевой.

Глава 4

Лёжа на мягкой подстилке у горящего камина, я размышляла о превратностях судьбы.

Ранделл – редкое имя для нашего времени? Серьезно?!

Вот только время тут не наше! Тут вообще ничего нашего не было! Разве только я, каким-то чудом попавшая в непонятное измерение, где ход событий замер на стыке веков. И ладно бы двадцатого и двадцать первого, так нет же, меня угораздило попасть куда-то в викторианскую эпоху.

Когда мы с хозяином, звучит ужасно, в духе популярных увлечений подчинением и доминированием, но всё же мужчина с мягкой улыбкой и вкусными печеньками в кармане был мне хозяином. Так вот, когда мы остановились на имени «Таша», некоторое время в шоке рассматривали друг друга. Я – готовая прыгать от радости, и Ранделл – удивленный до потери речи. Пока мужчина не отошел он шока, я, окрыленная маленькой победой, попыталась донести до него, что вовсе не собака, но во второй раз мысленный посыл не сработал. То ли волна сбилась, то ли я плохо старалась.

Хозяин, будто угадав моё желание, внимательно следил за мной, хмурил брови и недовольно поджимал губы, и в итоге произнес:

– Не понимаю больше ничего…

Пришлось оставить бесплодные попытки.

Мужчина позвонил в колокольчик, что стоял на столике у камина, и приказал невысокой девушке в белоснежном чепце, которая появилась на пороге комнаты, принести для меня поесть.

А сам, на полном серьезе рассказав мне о том, что Его Величество король Уот Лерой Десятый ждёт его на прием, скрылся за той же самой дверью, оставив меня, растерянную и ошарашенную, в полном одиночестве.

Некоторое время я усиленно воскрешала в памяти, в каком государстве у нас ещё не перевелись короли. Оказалось, на политической арене я ориентируюсь из рук вон плохо, так что пришлось воспользоваться другой гениальной идеей – посмотреть в окно! Я же смогу, ну хотя бы примерно определить, в какой части света нахожусь?

Вот тут-то и стало понятно, что ничего не понятно.

Нет, может быть, я в географии так же не сильна, как и в политике, но могу точно сказать, что уже ни в одном уголке мира по мощёным улицам не ездят кареты, запряженные лошадьми, а дамы не прогуливаются вдоль невзрачных витрин магазинов в длинных старомодных платьях, прикрываясь от солнечных лучей вязаными зонтами.

Пыталась я себя ущипнуть, чтобы наконец-то проснуться, а так как пальцев теперь у меня нет, пришлось кусать…Вот только, ничего это не изменило, сон, или точнее, полнейший бред не закончился, продолжая радовать меня яркими красками.

Мир совсем не тот.

У подоконника я сидела долго, тщетно всматриваясь в прохожих, глупо надеясь на то, что сейчас в центр массовки выбежит тучный мужичок в шляпе и клетчатом шарфике и начнет ругаться благим матом, что съемки идут не так…

Увы, и эта надежда не оправдалась!

В один прекрасный момент солнце скрылось за серой тучкой и в окне я увидела собственное отражение.

Пожалуй, наличие хозяина, непонятного мира и всего, что с этим связано, не несет такой катастрофы как мой облик. Я собака! Огромная псина с торчащими ушами, гладкой, чёрно-красной шерстью и мокрым носом на вытянутой морде. Хотя вполне себе симпатичной морде, должна заметить, чем-то напоминающую нашу породу добермана. Вот только глаза отливают золотом.

Но это не умаляет масштаба катастрофы!

Это не прыщ на лбу перед первым свиданием, это не лишний килограмм в начале купального сезона, это…Это хуже раз в сто! Мама! Роди меня обратно!

Ну, как? Как меня угораздило так вляпаться?! И ведь ничего не предвещало беды…

«Ну, да, конечно, кроме того, что я стала понимать собак…» – прорезался внутренний голос, полный ехидства.

А может быть, я просто переродилась в собаку? Та самая дворняга, которую так и не нашли в парке, может, она была какой-нибудь магической тва…зверушкой? Выдернула меня из собственного тела и поселила здесь?

Звучит как самый сумасшедший бред!

Без паники, Таша! Без паники! Хотя, чего уж там, паникуй на здоровье, все равно никто не понимает мои жалобы на судьбу-злодейку.

По комнате я металась долго, то и дело спотыкаясь с непривычки. М-да, я даже в самые «тяжелые» дни весёлой студенческой жизни ни разу на четвереньках не ползала, а тут вынуждена ходить. Постоянно!

Когда устала, растянулась на подстилке, которую Ранделл перед уходом передвинул ближе к камину, где и придалась тем самым размышлениям. Хороший он, заботливый, я бы из нашего питомника отдала ему любого пёсика на постоянное место жительства, вот только…Я больше не человек, да и не кинолог. Да и вообще! Эх!

Танец алых языков пламени успокаивал, мне хотелось забраться на обгоревшие поленья и свернуться на них калачиком, почему-то казалось, что именно так я смогу окончательно расслабиться. Странные мысли в странной собачьей голове.

Треск угля заставил вздрогнуть, одновременно с ним за дверью послышалась какая-то мышиная возня, и я напряглась всем телом. Связки завибрировали от едва слышного рычания, оно появилось неосознанно, но было таким естественным, что я удивилась.

Дверь отворилась, и в образовавшуюся щель стало отчетливо слышно голоса. Один испуганный и второй устало-безразличный:

– Я не пойду к этой зверюге! – возмущенно пропищала какая-то девушка, и мои глаза увеличились от изумления.

Это я зверюга?! Она там ничего не напутала?!

– Аманда, прекрати говорить ерунду, его светлость велел накормить своё приобретение! – обладатель безразличного голоса вслед за Амандой попал в чёрный список.

«Своё приобретение»! Они тут все с ума сошли что ли? Как ещё меня назовут? «Тварь дрожащая»?!

– Но… – тихим голосом попыталась что-то возразить девушка, да только её никто слушать не стал.

– Никаких «но»! – строго бросил мужчина, и, не дав возможности передумать, распахнул дверь сильнее, так что я смогла рассмотреть, а главное запомнить лица этих пугливых людишек.

Амандой оказалась та самая девушка в белоснежном чепце, из-под которого выбилась прядь белоснежных волос. Бледно-голубые глаза занимали добрую половину лица, на щеках расплылся какой-то лихорадочный румянец, а бескровные губы, наоборот, были похожи на дыхание смерти, выделяясь на лице синюшным цветом. Одета она была в строгое чёрное платье с высоким глухим воротником, а поверх него белоснежный фартук с милыми рюшечками.

В руках девушка держала миску! Наполненную чем-то, судя по цвету, крайне неаппетитным! Принюхиваться даже не стала, испугалась, что меня попросту вывернет от аромата.

– Она на меня смотрит! – дрогнувшим голосом прошептала девушка, беспомощно оглядываясь на полного мужчину с блестящим от пота лбом и огромными рыжими усами.

Вот так экземпляр! Пузо впереди него входит в комнату, а растительность с криками о помощи сбежала с головы на лицо, посчитав губы мужчины куда более привлекательными, чем макушка.

Он промокнул испарину и, закатив глаза к потолку, произнес:

– Конечно, она на тебя смотрит, Аманда, у неё же есть глаза! – и он указал пальцем в мою сторону так небрежно, что я всё же не выдержала и позволила себя маленькую шалость – тихо, но очень угрожающе зарычала.

Нет, бросаться на них, а уж тем более кусать, я не собираюсь, это выше моего достоинства, вот только припугнуть не помешает.

Глаза девушки и до этого были похожи на блюдца, а уж когда она расслышала вибрирующий звук, вовсе закатила их, наверное, в попытке грохнуться в обморок. Даже пузатый дядька заметно побледнел, и его пухлые щеки хомяка затряслись то ли от страха, то ли от возмущения.

Медленно, растягивая удовольствие от их испуга, поднялась с подстилки и сделала крохотный шаг в сторону двери.

– Аманда, она просто хочет есть, – очень тихо и совсем неуверенно пробормотал мужчина.

Конечно, хочу! Ещё как! И я ободряюще улыбнулась…М-да…каюсь, забыла я, что собаки улыбаться не умеют, или не забыла…

В общем, Аманда эта, кошёлка в чепчике, стала заваливаться в бок, на также готового грохнуться в обморок пузана. Содержимое миски таких телодвижений не выдержало и выплеснулось на пол.

О! Какой ужас! Нет, они совсем не нормальные? Это же воняет как помои, притом протухшие! А протухшие помои – это в десять раз противнее!

Я скривилась и чихнула.

Честное слово! Я только чихнула! Но писк, треск и грохот двери слились в одно мгновение, и в комнате я осталась одна.

На полу растекалась лужа непонятной жижи, источая незабываемый аромат, так что я чихнула ещё пару раз, прежде чем вернулась на свою подстилку и продолжила любоваться огнём.

И чего они меня боятся? Я же милая собачка, и никакая ни зверюга, и уж тем более не «приобретение»!

Стало обидно и чувство прекрасного потребовало тут же раздобыть зеркало, желательно размером со стену, и оценить себя со всех сторон, но…Ладно, не так это всё важно! Куда важнее понять: как я здесь оказалась, для чего, и куда бежать, чтобы вернуть всё на прежние места, то есть меня ко мне в тело, а собаку – в собачье.

Единственный адекватный человек, повстречавшийся на моем пути, это Ранделл, но…Как объяснить мужчине, что я от него хочу? Как задать интересующие вопросы? Не смогу же я, взяв в зубы ручку, или чем они здесь пишут, и изложить поэтапно масштаб проблемы? Поэтому остаётся одно верное средство – наблюдать, запоминать и делать выводы.

Стратегический план составлен, теперь можно и отдохнуть.

Глава 5

Полчаса спустя я, как никто другой, понимала тяжелую собачью долю. Ни отдохнуть, ни расслабиться! Слишком чёткие звуки и, как следствие, очень чуткий сон!

Я реагировала на всё! На скрип половиц, на шуршание веток где-то за окном, на монотонное тиканье часов. На заливистый смех и недовольное ворчание. Хорошо хоть чужие мысли в голову не лезли. Видимо, собачья шкура отпугнула от меня размышления сородичей.

Но окончательно меня убило обоняние.

Аманда вместе с пузатым дядькой получили с сотню нелестных эпитетов, когда я уловила тонкий аромат жареного мяса и свежеиспеченного хлеба! Я же живое существо, в конце концов, и ведь не так важно – две у меня ноги или четыре лапы! Неужели так трудно было принести кусок хлеба, а не помойную жижу?! От боли, скрутившей желудок, тихо заскулила, и тут же замерла, расслышав где-то вдалеке мягкие шаги и чёткое постукивание трости по полу.

Хозяин!!! Вернулся!!! В том, что это он, даже не возникло сомнения.

Когда отворилась дверь, Ранделла ждал сюрприз в виде счастливой собаки, готовой на слюнявые поцелуи. И только сейчас я поняла, что, увы, контролирую далеко не все действия тела четвероногого существа породы адских гончих. Ведь я никогда бы не стала прыгать на незнакомого мужчину, пытаясь выразить щенячий восторг? Вилять хвостом и заискивающе заглядывать в небесно-голубые глаза? Не стала бы! Но, тем не менее, именно я несусь к двери, от нетерпения перебираю лапами и готовлюсь к прыжку.

Крайне неприятное открытие. Кстати говоря, до щенка мне было далеко. По крайней мере, если судить по тем критериям, к которым я привыкла. Ростом чуть ниже пояса Ранделла, а если встать на задние лапы, то передними я упиралась ему в грудь. Телёнок, а не щенок…

– Соскучилась? – почёсывая меня за ушами, мужчина балансировал на месте, лишь бы не свалиться под тяжестью собачьего тела.

Пришлось брать себя в…лапы. Опустилась на пол и выразительно посмотрела в глаза Ранделлу, всем своим видом пытаясь показать степень разочарования.

Мужчина с улыбкой, из-за которой возле глаз собрались морщинки, смотрел на меня, пока не перевёл взгляд на упавшую миску и пятно жижи болотного цвета.

Как раз к этому времени подоспел еще один участник занимательного представления под кодовым названием «Сухой паёк».

– Ваша светлость, мы… – запыхавшись, выдавил пузатый дядька, но Ранделл его перебил:

– Это что? – крепкой рукой, облаченной в черные перчатки, мужчина показал на неаппетитную массу.

При этом тон его голоса даже мне показался арктически холодным и устрашающим, не говоря уже о толстом дяде. У него даже макушка побледнела и глаз стал нервно дёргаться.

– Это…это…это… – блеял слуга, всё больше покрываясь испариной.

Ранделл не торопился ему помогать, лишь молча ждал ответа. Я бы и дальше с удовольствием понаблюдала, как хозяин устраивает взбучку моему обидчику, но желудок недвусмысленно напомнил о своём плачевном положении. Жалобное «у-у-у-у» вырвалось помимо воли, тут, наконец-то, все дружно вспомнили, что животное хочет есть.

Ранделл грозно бросил:

– Разговор не окончен! – и, присев возле меня, ласково поинтересовался: – Пойдем тебя кормить?

Собачья натура после такого предложения умилилась настолько, что готова была вновь наброситься на хозяина с «поцелуями», но я не поддалась порыву и лишь царственно кивнула в знак согласия. Судя по всему, передо мной стоит отнюдь не легкая задача: выдрессировать не только четвероногую соседку по телу, но и самого Ранделла.

Мужчина, глядя на моё невозмутимое выражение лица, то есть морды, оставил трость в углу, и поманил меня за собой:

– Пошли, будем тебя со всеми знакомить! – с одной стороны его предложение прозвучало очень заманчиво, но с другой…

Эта небольшая комната стала моим своеобразным убежищем. Даже можно сказать маленьким миром, где я ещё верила, что всё происходящее сон, кошмарный, нереальный, особенный, но всё же сон. Стоит переступить порог – и моя теория о бредовой фантазии рухнет, словно карточный домик. А я ещё не готова принять суровую реальность.

Потому на предложение хозяина отреагировала просто – осталась сидеть на месте.

Ранделл только на пороге заметил, что идти я за ним не собираюсь. Наблюдавший за этой сценой пузатый дядька, буквально вжался в косяк двери, по всей видимости, желая в нём раствориться, ну или провалиться сквозь пол (тоже неплохой вариант). Ни то, ни другое у него не вышло, так что он поступил проще: зажмурился. Действительно, когда не видишь опасность, её как бы и не существует.

– Пойдем! – с улыбкой, но очень настойчиво повторил хозяин.

Всего на мгновение в его небесно-голубых глазах промелькнул тот самый холод, от которого у меня внутри всё замерло от страха, и тут же пропал, оставив после себя предупреждение.

Вот тебе милый и заботливый…Хозяин!

Кажется, выдуманный безопасный мирок рухнул прямо сейчас, и я окончательно смирилась с произошедшим, что не доставило ни капли радости.

Права человека, где бы я ни была, стоят выше животных.

А я собака! Всего лишь собака! И они могут сделать со мной всё что угодно!

– Таша, иди ко мне, – мягко попросил Ранделл, прерывая поток пугающих мыслей.

Бежать от него или не бежать – вот в чем вопрос. Окинув Ранделла внимательным взглядом, нехотя пошла на встречу, пока остановимся на пункте «не бежать».

– Иниго, пусть ужин накроют в малой столовой, и…уберите здесь эту мерзость! – мужчина небрежным жестом указал на вонючую жижу.

Пузатый Иниго с такой скоростью затряс головой, что я всерьёз обеспокоилась тем, как бы она у него не отвалилась.

– Будет сделано, ваша светлость! В лучшем виде, ваша светлость! – мне показалось, что он готов чуть ли не туфли хозяину целовать.

Непритворный ужас в блестящих глазах мужчины и радовал, и пугал одновременно. Это какой же у Ранделла нрав, раз он его так боится?!

Хозяин вышел в коридор, я же, проходя мимо Иниго не удержалась – остановилась и глухо рыкнула, от чего дядька схватился руками за сердце, но не проронил ни звука. Похвально!

Осторожно перешагнула порог и замерла. Широкий коридор тонул в полумраке. Начищенный до блеска пол отражал тусклый серебристо-серый свет от ажурных бра, которые в шахматном порядке висели на стенах. Других дверей больше не было, да собственно здесь больше ничего не было. Ни картин, ни напольных ваз.

Ранделл ждал, смотрел внимательно за моими действиями, не торопил, давая возможность самостоятельно изучить обстановку.

А потом началась экскурсия, самая настоящая, и, кажется, мужчина вовсе забыл, что рядом с ним не человек, а четвероногий питомец. За коридором обнаружилась лестница, простая деревянная, без особых изысков, она вывела нас в узкий холл, где у тёмно-коричневой двери стояла вешалка, а рядом с ней высокая ёмкость, больше похожая на высокий кувшин, но в ней стояли разных мастей трости. Зачем хозяину столько?

Естественно, озвучить этот вопрос у меня не получилось. А после вовсе стало не до этого, потому что я почувствовала запах еды. Вожделенный аромат, заставил забыть обо всём на свете!

Нюх, пожалуй, большой плюс!

– Кто это к нам в гости забежал? – пока я растерянно осматривалась на небольшой светлой кухне, рядом со мной остановилась улыбчивая женщина, вытирая руки о белоснежный фартук.

От неё пахло едой, сдобой и смесью приправ, а внимательные карие глаза лучились теплом и добротой.

– Тибби, объясните, почему моей собаке вместо еды принесли какую-то вонючую массу? – голос Ранделла прозвучал скорее разочарованно, чем холодно.

Похоже, к этой женщине он относится намного лучше, чем к пузатому дядьке, да и Тибби смотрит на хозяина без всепоглощающего ужаса.

– Какую вонючую массу? – её глаза удивленно округлились.

– Зелёную, с дурным запахом и не менее дурным видом! – терпеливо пояснил Ранделл, ласково проведя по моей голове тёплыми пальцами.

– Это как же… – начала было женщина, но тут же оборвала себя на полуслове и громко крикнула: – Аманда, паршивка такая, ты опять чего-то напутала?

Напутала, да ещё как! Оказывается, Тибби, не отрываясь от готовки, приказала служанке отнести миску с едой питомице хозяина, да вот только девушка не так поняла, какую именно миску брать и схватила ту, в которой были самые настоящие помои.

Нет, оправдание очень весомое, вот только…Неужели она сама не догадалась, что такую гадость просто невозможно есть?!

Ранделла блеянье бедной овечки тоже не впечатлило, ей посоветовали обратиться за новыми мозгами в ближайшую лавку какого-то там Арио. Судя по тому, как Аманда побледнела, совет не был просто шуткой.

Ужас какой-то…У них, что, и мозги новые продают?!

Основательно испугаться не успела, Тибби присела рядом со мной и на раскрытой ладони протянула пирожок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении