Настя Армстронг.

Сделано в аду



скачать книгу бесплатно

Нажав на кнопку завершения вызова, Айви оглянулась на Уорлоу. Он беззвучно смеялся.

– Так это все ради автографа, да? – Джонзи изобразил оскорбленный вид.

– Тыак эта-а всио-о радйи автографа-а? – снова передразнила валлийский акцент американка.

Номер "505" наполнился смехом. Тут Айви внезапно почувствовала, что после пережитого у нее начинает кружиться голова, и в глазах странно темнеет.

– Можно я приму душ? – попросила она, стараясь сфокусировать взгляд и собрать свою одежду с пола.

– Конечно! – последовал беззаботный ответ Джонзи, и поклонница поковыляла в ванную, напоминая котенка после наркоза.

Заперев за собой дверь, Айви положила одежду на ванный столик, включила воду в душевой и обессиленно опустилась на холодный кафель пола, прикрывая глаза. Пульс постепенно приходил в норму, а перед взором перестали плясать черно-красные круги. Когда Айви открыла глаза, ее взгляд встретился с отражением в зеркале на стене напротив. Кожа выглядела бледнее обычного, лишь кончик носа покраснел от нахлынувшего нервного озноба. Девушка мысленно переваривала произошедшее, и ее губы задрожали в улыбке. Айви срочно требовалось поделиться эмоциями, пока они не съели ее изнутри. Она потянулась за телефоном, на котором открыла iMessage.

«Дженни», – тонкие пальцы быстро строчили по сенсорным клавишам, «угадай, кто больше не девственница?»

Пара долгих секунд, и сообщение отметилось, как прочитанное. Появились три точки, обозначающие, что Дженни что-то пишет, но тут же пропали. Айви беззвучно рассмеялась, закрывая рот ладонью. Точки снова возникли, и вскоре на экране высветился ответ подруги – именно такой, какого ожидала Айви:

«Погоди, ты не шутишь?!»SMS-ка была украшена тремя эмоджи удивленных котиков.

Продолжая хихикать себе под нос, Айви уселась так, чтобы в зеркале не виднелись никакие лишние части тела, и сделала фотографию отражения, которую и послала Дженни.

«В отеле в его ванной», – пояснила новоявленная группи.

«ОФИГЕТЬ!» – последовал эмоциональный ответ. – «И КАК?!!»

«Я думаю, он потрясающе трахается», – сообщила Айви, уверенная в своих словах и отдающая отчет, что не каждой девушке доводится такое осознать после первого секса. – «И вообще он просто охренителен!»

Она задумалась, улыбнувшись, и добавила: «И охренительно пахнет».

Дженни пообещала, что устроит подруге допрос с пристрастием, когда они встретятся, забросала ее множеством бессмысленных наборов заглавных букв, выражающих бурю эмоций, а также сказала: «Ну все, детка, мы обязаны поехать на их концерт в Сан-Диего! Ты не можешь позволить Уорлоу тебя забыть!»

Айви согласилась. Осознание, что первый раз может остаться единственным, уводило почву у нее из-под ног. Девушка не желала мириться с возможным поражением и решила, что любыми способами попадет в Сан-Диего, в очередной гостиничный номер, где остановится Джонзи. Успокоив себя позитивными мыслями, Айви поднялась с пола и отложила телефон на столик, прежде чем шагнуть в душевую.

Девочка встала под теплые струи воды и чуть откинула голову назад, чтобы не промокли волосы – не рассказывать же позднее маме сказки, будто на концерте публику облили из шланга.

Айви дала себе несколько минут, окончательно приходя в себя. Она будто до сих пор чувствовала прикосновения Джонзи и неосознанно улыбнулась от мысли, что он находится в соседней комнате. Жизнь в одночасье стала правильной, словно Айви все эти годы только и шла к этому моменту. Уорлоу ошеломлял, сбивал ритм ее сердцебиения, ранил темной красотой, но ни на секунду не казался чужим или незнакомым. Айви годами слушала душу Джонзи в песнях Hellmade, и теперь односторонняя ментальная связь стала физической. По крайней мере, так это видела поклонница – надеждами, что певец видит то же самое, она себя не тешила.

Убедившись, что земля под ногами больше не шатается, а стены прекратили хаотичное вращение, Айви вышла из душевой. Она взяла висящее рядом полотенце и закуталась в него, вновь устремляя взгляд на свое отражение в зеркале. Удерживая мир, ограниченный стенами номера «505», группи тянула время, рассматривая капли, стекающие по шее и плечам. Тщательно вытершись, она наконец заставила себя одеться. Тут Айви заметила скромные пожитки Джонзи на столешнице рядом с раковиной: электрическую бритву и черный несессер с фирменной нашивкой Hellmade. Закусив губу, девочка аккуратно приоткрыла его. Среди прочих баночек и тюбиков ей сразу бросился в глаза флакон мужского парфюма. Губы поклонницы Уорлоу замерцали озорной усмешкой.

Айви воровато оглянулась на дверь, словно Джонзи мог в любой момент ее выломать, и достала из несессера черную бутылочку Dark Obsession33
  Dark Obsession (пер. с англ.) – «Темная Одержимость».


[Закрыть]
от Кельвин Кляйн. Девушка поднесла ее к лицу, и ее ресницы затрепетали. Этот претендовал на звание райского, но для Эдема был слишком полон соблазнительного порока. Айви попыталась тихо снять крышечку, но та никак не поддавалась. Боясь, что Уорлоу услышит и догадается, что фанатка взялась рыться в его вещах, она открыла кран, чтобы шум воды заглушил все остальные звуки. После, как следует поднатужившись и сморщив нос от усердия, Айви сумела одолеть упрямую крышку, и запах парфюма заполнил пространство ванной.

Вдохнув до предела, словно пытаясь вобрать аромат в себя, девушка постояла пару мгновений с закрытыми глазами. Насладившись вдоволь, она приподняла край футболки и брызнула немного Кельвин Кляйн себе на живот. Мгновение спустя Айви заторопилась, будто счет пошел на минуты, быстро закупорила флакон и убрала его обратно в несессер. Убедившись, что все выглядит так, словно никто ничего не трогал, она наскоро привела себя в некое подобие порядка: намочила пальцы и подтерла растекшиеся тени, пригладила растрепанные волосы и коротко выдохнула, закрывая кран. Пора.

Джонзи сидел в постели по-турецки, уставившись в макбук. На певце не было футболки, и девушка видела торчащие из-под одеяла колени. Оставалось только гадать, стал ли Уорлоу утруждаться ношением нижнего белья. Выдавая задатки эксгибиционизма, он частенько щеголял топлесс на концертах, соблазняя чувствительных девочек-подростков симметриями татуировок на шее, руках, в верхней части спины и внизу живота. Однако, никакой одежды на полу более не виднелось, а значит, существовал шанс, что Джонзи не в костюме Адама. Так или иначе, в горле у Айви предательски пересохло.

Певец что-то печатал, и прошло несколько бесконечных секунд, прежде чем он оторвался от экрана и взглянул на поклонницу.

В груди Айви все сжалось в трепещущий комок.

Эта ухмылка на тонких губах, этот взгляд темных глаз из-под длинных ресниц, разбивший тысячи сердец. Кажется, есть такое выражение, «красив как дьявол», подумалось маленькой группи. Теперь она поняла, что оно значит.

Уорлоу притягивал к себе силой, не поддающейся рациональному объяснению. Айви была не прочь провести остаток вечности в гостиничных номерах, чтобы каждый вечер выходить после душа и встречать этот взгляд. Группи брала бы давно остывший чай со столика и садилась на кровать рядом с Джонзи, утыкаясь носом в его плечо и наблюдая, как он отвечает фанатам в Твиттере. Потом валлиец засыпал бы, добитый гастрольной усталостью, а Айви ставила будильник на утро, чтобы Уорлоу не проспал сборы, и укладывалась рядом. Она отключалась бы, укутанная его запахом и убаюканная звуком его дыхания…

– Я уже было подумал, ты утонула в душевой, – хохотнул Джонзи, отставляя макбук в сторону.

Айви смешливо фыркнула, сохраняя беззаботный вид, словно влюбленность не пропитала ее до кончиков пальцев.

– Я не настолько сошла с ума! – отмахнулась девчонка. – Я всего лишь в ней заблудилась.

– Вот ты глупыш. Для кого придумали GPS? – засмеялся Уорлоу.

Его улыбка казалась невероятно заразительной, но реальность ситуации наступала Айви на пятки.

– Мне пора, – поклонница выдавила подобие усмешки, но и оно вышло печальным. – Надо GPS-ить домой.

– Оу.

Джонзи встал с кровати – как оказалось, нижним бельем он все же не побрезговал – и подошел к Айви, чтобы заключить ее в объятия. Цепляясь за последние секунды, девчонка уткнулась носом в его обнаженную грудь, не обращая внимания, что одна из подвесок, металлический скелет, впечаталась ей в щеку. Певец поцеловал фанатку в макушку, мягко перебирая пальцами светлые волосы, и Айви наконец нашла в себе силы отстраниться.

– Пока, – попрощалась она с несмелой улыбкой, двигаясь в направлении выхода.

– Легкой дороги, – пожелал вслед Джонзи и закрыл за Айви дверь с табличкой «505».

Девочка бодро зашагала по коридорам отеля, подавляя дрожь волнения во всем теле. Уорлоу просто распрощался с поклонницей – без сожалений, без обмена номерами телефонов, без долгого поцелуя напоследок, как и положено прощаться с девушкой на одну ночь. Таких не вспоминают, с ними не ищут связи, о них не думают скучать. Айви не питала иллюзий, понимая, что выкрала у судьбы один шанс из тысячи, и только не отпускающая эйфория не позволяла группи начать сходить с ума от преждевременной тоски. После подобных событий нельзя вернуться к обыкновенной жизни среднестатического подростка. В сознании на всех уровнях будут бесконечно прокручиваться мысли и воспоминания, а сердце в исступлении продолжит мечтать и надеяться.

Айви вышла на улицу. Калифорнийская ночь обняла девочку нежным августовским жаром, и нервозный озноб наконец отступил. Словно в руках Джонзи.

Сан-Диего. То, что с полчаса назад казалось позитивным прогнозом, вдали от Уорлоу больше походило на пустую фантазию. Айви кусала губы, бредя по направлению к своему Шевроле вишневого цвета, подарку от мамы на шестнадцатый день рождения. Ощущение собственной исключительности отступило, и поклоннице хотелось вернуть его, словно наслаждение от первой, самой лучшей дозы наркотика.

Усевшись в машину, Айви в оцепенении уставилась в зеркало заднего вида, поглощенная мыслями.

– Сан-Дия-я-я-яго, – пробормотала она, коверкая уэльский акцент, и медленно выдохнула, покорно принимая факт, что жизнь больше никогда не покажется прежней.

– Увидимся послезавтра, Джонзи, – тихо пообещала Айви зеркалу, вставила ключ в зажигание и завела автомобиль.

2
Так или иначе

Так или иначе я завоюю тебя, я выиграю тебя, я заполучу тебя. Так или иначе, я тебя увижу, я тебя встречу.


Айви сумела уснуть лишь после того, как провела почти час, лежа в кровати глядя в экран телефона. Сначала она не могла перестать улыбаться, смотря на твит Джонзи, говоривший: «Спасибо, ЛА44
  ЛА (англ. яз. – LA) – часто используемое сокращение названия города Лос-Анджелес.


[Закрыть]
! Вы были фантастичны сегодня!», – и понимая, что это было написано при ней. Затем поклонница прочитала все ретвиты вокалиста – Уорлоу очень любил собирать комплименты – и занялась выкладыванием фото и видео в Инстаграм.

«Спасибо за незабываемый вечер!» – подписала она под снимком, который изображал Джонзи пускающим фонтан воды изо рта, что являлось одним из фирменных приемов фронтмена Hellmade. Айви отметила Уорлоу на фотографии, активно игнорируя мысль, что сделала это лишь из-за слабой надежды на его внимание.

Остаток времени группи провела за чтением ленты в Твиттере, смотря по большей части на значок личных сообщений, с которым ничего не происходило. Социальная сеть являлась единственным способом связи, позволяющим поклоннице и кумиру общаться тет-а-тет на расстоянии, но Уорлоу отнюдь не спешил писать. Она ожидала подобного, но обновлять ленту не переставала, хоть и установила звуковые оповещения для новых сообщений. Наконец поддавшись одолевающей усталости, девчонка отпустила телефон и напоследок отругала себя за глупость и наивность. Разве Айви не понимала, на что идет? Вымотанная до жжения в глазах, она провалилась в сон, где оставалась с Джонзи в номере «505» до самого пробуждения.


Время перевалило за полдень. Жаркое солнце палило уютные зеленые улицы Карслейк Хайтс, одного из множества однотипных провинциальных городков в округе Лос-Анджелес. Сонная суббота выдалась для обитателей Причард Стрит тихой и ленивой. Люди скрывались от жары, попивая содовую со льдом у бассейнов на задних дворах или прячась дома под спасительными кондиционерами.

Когда бьющие в окно Айви солнечные лучи стали проникать в зазоры между жалюзи и щекотать лицо, она нехотя открыла глаза, лишь чтобы вновь устремить взгляд на экран телефона. Множество новых лайков в Инстаграме, что обычно так тешили самолюбие Айви, оказались проигнорированными, и группи опять запустила приложение Твиттера. Ничего. Прошлая ночь начинала чудиться выдумкой, фантазией, не оставившей после себя ничего материального. Чтобы отогнать это жуткое ощущение, Айви открыла фотографию, которую отослала Дженни из ванной в отеле. В груди тут же расползлось приятное тепло, словно донесшееся до поклонницы из самого номера «505». Улыбнувшись, Айви бодро выбралась из кровати, чтобы побаловать себя кое-чем поинтереснее.

Девчонка дернулась к большому зеленому креслу, на котором перед сном оставила одежду, но тут же замерла на месте, не увидев на сидении ничего, кроме прошлого номера Alternative Press55
  Alternative Press – американский молодежный журнал о современной рок-музыке.


[Закрыть]
. Айви сглотнула возникшее неприятное ощущение. Она вдруг осознала, насколько сильно успела соскучиться по запаху Джонзи за эти часы. Куда же делась пропитавшаяся Dark Obsession футболка, которую она вчера носила?

Не переодеваясь из любимых спальных шортов и майки темно-синего цвета, Айви поспешила из комнаты вниз по лестнице на первый этаж, где Одри, ее мама, готовила ланч. Ее светлые волосы были забраны в аккуратный хвост, а поверх домашнего платья висел фартук. Любовь Одри к порядку и красоте отражалась во всем: идеально чистой кухне, французском маникюре и ухоженном лице. Женщина то и дело собирала комплименты, что выглядит скорее как старшая сестра Айви, нежели мама.

– Ты решила проснуться до воскресенья? – шутливо прокомментировала Одри появление дочери.

– Привет, мам, – с сонной улыбкой отозвалась та, не выдавая взволнованного состояния. – День уборки–готовки–стирки?

– Да, как раз только что запустила твои вещи в стиральную машинку.

Айви зевнула, скрывая разочарование.

– Я заметила. Даже вчерашнее с кресла подобрала, а я ведь только один день поносила эти джинсы.

– О да, на рок-концерте, где они пропитались кучей других людей, очаровательно, – смешливо фыркнула мама, переворачивая мясо на сковородке. – Честное слово, футболка вообще собрала целый букет ароматов, хороших и не очень.

– Не знала, что ты все нюхаешь перед стиркой, – прыснула Айви, взяла печенюшку Oreo из шкафа и удалилась обратно в спальню, хрустя по пути.

Стоило девчонке скрыться из виду, ее лицо приобрело мученическое выражение. Надо было спрятать эту чертову футболку, ругала себя тоскующая поклонница. Желание вновь ощутить аромат Джонзи становилось навязчивым, превращаясь в острую нужду.

Оказавшись в своей комнате, Айви ничком повалилась на кровать, зарываясь лицом в одеяло и хныкая, прежде чем снова проверить Твиттер. Уорлоу, казалось, так и не появлялся онлайн с прошлой ночи. Досадливо закусив губу, Айви кинула телефоном в подушку и сердито встала с постели, чтобы направиться в ванную. Скучающая по идолу фанатка взяла с собой безразмерную футболку Hellmade, готовая до конца дня предаваться меланхолии, поскольку искать выход из нее виделось Айви занятием бесполезным. Следующий день не мог наступить достаточно быстро. Когда она вышла из ванной, с чистыми мокрыми волосами и благоухающая земляничной свежестью геля для душа, то обнаружила, что ее планам унывать не суждено сбыться. Стоило девчонке ступить в комнату, как дверь открылась, и на пороге возникла Одри.

– Мама, ты когда-нибудь научишься стучать? – возмутилась Айви.

– Ой! – выслушавшая тысячу пламенных речей дочери о важности личного пространства, Одри запоздало постучала по дверному косяку. – Извини. Я зашла сказать, что наготовила фахитас, и что съезжу в салон ненадолго.

– О, спасибо! – девчонка постаралась изобразить самое благодарное выражение лица, ведь мама уделила время долгожданного выходного приготовлению одного из любимых блюд Айви.

Выходного, к слову, и то неполного. Интерьер-салон являлся бизнесом Одри, ее главным детищем, которому она посвящала себя целиком, сколько Айви себя помнила.

– И да, – добавила Одри с улыбкой, – у тебя гости.

Мама Айви отступила, пропуская в комнату миловидную рыжую девчушку с голубыми глазами.

– Дженни, – в смехе Айви послышалось облегчение, ведь теперь подруга отвлечет ее от беспрерывного разглядывания экрана телефона.

– Ведите себя хорошо, – хохотнула Одри, прежде чем покинуть комнату и закрыть за собой дверь.

– Ну, здравствуйте, мадам! – Дженни разразилась заразным хихиканьем, и подростки кинулись радостно обниматься, в процессе упав на все еще не заправленную кровать.

– Ты живая? Ты в порядке? Не тронулась после всего умом? – смеялась рыжая, выпутываясь из рук Айви и укладываясь на бок.

Новоявленная группи уселась рядом, поджав под себя ноги и обнимая подушку, в которую сдавленно пропищала, прежде чем ответить:

– Честно говоря, я ни в чем не уверена.

Снаружи раздался звук поднимающейся двери гаража и последовавший за ним хруст гравия под шинами – это Одри оставляла дом в распоряжении девчонок, уезжая на работу.

– О да, о славься боженька, мне так нужно покурить! – воскликнула Айви, немедленно соскакивая с постели.

– Еще бы! – закатила глаза Дженни, открывая окно, а ее едва справляющаяся с переживаниями подруга принялась рыться в нижнем ящике прикроватной тумбочки, пока не нащупала пачку легких Мальборо. Не самый лучший тайник, но Айви достаточно извела маму нападками по поводу неприкосновенности личной территории, чтобы не опасаться обыска и разоблачения.

Одри обожала убираться. Вернувшись поздно вечером с работы, она могла счесть вытирание пыли расслабляющим занятием. Мама Айви проводила полную уборку дома каждую неделю и следила, чтобы все находилось «на месте». Не трогала женщина только комнату своей дочки, оставляя себе последнюю радость – забирать оттуда грязную одежду. Пришлось смириться, что в обители маленькой художницы бессменно царил изящный бедлам. Здесь стопка из книг представляла собой идеальную подставку для пустой кружки из-под кофе, а от раскиданных набросков и рисунков у Одри мелькало в глазах. Разномастные эскизы, нарисованные черной ручкой на выдранных из тетрадей для сочинений страницах, перемешивались с карандашными фантазиями на листах A4. Они лежали на полу рядом с ватманами с работами в процессе, висели на стенах, прикрепленные на разноцветные кнопки, терялись за большим зеленым креслом и под письменным столом. На последнем сгрудились брошенные и отвергнутые папки со школьными материалами, усыпанные конфетными фантиками и похороненные под коробкой из-под пиццы, что явно демонстрировало приоритеты Айви.

Девчонки по очереди вылезли в окно и расселись на крыше. Перед ними раскинулся привычный вид на объятый уютной тенью деревьев задний двор с небольшим бассейном – пейзаж, что эти две юные нарушительницы запретов уже год созерцали, когда выдавалась возможность спокойно сидеть и курить.

Айви, кое-как скрывая нервозную торопливость, достала сигарету и прикурила, чтобы передать пачку и зажигалку подруге.

– Рассказывай, – звенящим от нетерпения голосом велела Дженни.

И Айви рассказала. Она говорила взахлеб, не давая ни одной детали ускользнуть из повествования, и прерываясь, лишь чтобы затянуться и дать Джен возможность издать серию эмоциональных писков. Извечная восторженность рыжей радовала Айви, что от собственного рассказа чувствовала возвращение эйфории, переживая случившееся заново. Группи нуждалась в любимой подруге как никогда.

Дженни вдыхала панк в Карслейк Хайтс, город высокого среднего класса и отфильтрованного процветания, пусть и виделась Айви чересчур поверхностной. Дженни влюблялась в музыкантов из различных групп, меняя предмет воздыханий с частотой раз в месяц и вытряхивая по этому поводу из Айви саму душу. Также рыжая любила злиться, что модные девчонки носят футболки с принтами групп, о которых не ведают. В то же время, она то и дело красовалась в майке Misfits, чьи песни слышала разве что в машине у отца, любившего радио-станцию старого рока. Что поделать, если футболка смотрится так круто? Дженни относилась к тем, кто покупает виниловые пластинки, не имея проигрывателя, а книжки – чтобы выложить их фото в Инстаграм, но «не успеть» прочитать. В то же время, она оставалась очаровательно непослушной и по-бунтарски честной. Рыжая любила прийти в Академию Карслейк Хайтс в той самой майке Misfits, делая вид, что правило носить форму для нее не писано. В лучшей частной школе округа мало кто оказывался наказанным чаще, чем Дженни. В большинстве случаев она получала за фразы на уроках вроде: «Предубеждение не позволяло Дарси вовремя признаться Элизабет, что он ее хочет, а гордость Элизабет – что она готова дать ему».

– А что? – пожимала плечами возмутительница спокойствия. – Я просто называю вещи своими именами.

Но главным плюсом Дженни оставалась ее исключительная любовь к Hellmade. Она не становилась меньше с годами, в отличии других увлечений рыжей, пусть и выражалась совсем иначе, чем у группи Джонзи Уорлоу.

– Черт, Айвс, – восхищенно выдохнула Джен, – вы с Джонзи – мой новый OTП66
  OTП (пер. с англ. Only True Pairing) – термин в культуре молодежных фанатских сообществ, обозначающий пару, которой суждено быть вместе.


[Закрыть]
.

Айви неровно рассмеялась, все еще потрясенная заново пережитыми в процессе рассказа эмоциями.

– Прости, что разрушила для тебя сказку о тайной любви Джонзи к Фредди.

Фредди отвечал за ритм-гитару в Hellmade.

– Ну, знаешь ли, – подначила Дженни, – может, Уорлоу с твоей помощью просто отвлекался от глубоких переживаний о Фредди?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6