Наиль Акчурин.

Крепостные мастера. Книга вторая. Снайпер



скачать книгу бесплатно

– И как вы себе все это представляете?

– Пойдем вместе с тобой к нему, ты будешь рядом стоять, а я буду говорить.

– А вы что, знаете, где мы можем с ним встретиться?

– А ты что не знаешь его резиденцию? Кафе «Раздолье», – пояснил Кридин.

– Вы хотите туда ехать?

– А что такого?

– Прямо сейчас?

– А почему нет?

– Я сейчас прямо не могу. Я не готова.

Мурашки побежали по спине от волнения, словно перед первым свиданием. Кто знает, может быть, оно таким и было.

Кафе «Раздолье» находилось в самом центре города и считалось элитным заведением, в которое в вечернее время простому смертному попасть было нереально. Оно было задумано для отдыха высокопоставленных особ и пользовалось хорошей репутацией. Обслуживающий персонал всеми силами поддерживал такой имидж. Светлана непременно захотела побывать в знаменитом «Раздолье»и самой посмотреть на вотчину своего бывшего мужа.

В холле их остановил охранник:

– Господа, зал для посетителей направо.

– Мы к Василию Тимофеевичу, – пояснил Кридин.

– А кто вы? Что ему сказать?

– Скажите: жена, – ответил он за Светлану.

– Какая жена? Я всех его жен знаю, – готов был поднять тревогу добросовестный секъюрити.

– Скажите, что первая – Светлана.

– Стойте здесь, сейчас я уточню, какая такая жена.

Охранник с подозрением посмотрел на Светлану и поднялся на второй этаж. Через несколько минут он вернулся и с равнодушным каменным лицом сообщил:

– Василий Тимофеевич сейчас очень занят и принять вас не может. Если у вас что-то срочное, можете мне сообщить, я ему передам.

Светлана посмотрела на Кридина, но тот не решился откровенничать с охранником. И он поспешил распрощаться. Светлана впервые за долгие годы испытала стыд унижения. Ее тупой мужинек не захотел с ней встречаться. Ха-ха. Нужен он ей больно, придурок. Даже ни разу не пришел дочку навестить. Папаша называется. Ради кого и ради чего она вынуждена испытывать эти унижения?..

Светлана вспомнила, как все было. С какой стати она теперь должна выручать Кридина. Да честно говоря, он осточертел ей в институте. Ночной вояж с его женой она согласилась сделать только ради этой женщины. Чисто по-человечески её было жаль, и Светлана считала своим долгом ей помочь. Но только ей, а не Кридину. Этот горе-бизнесмен сам себе копал яму и не один год. Институт письмами закидали покупатели его станков, а ему хоть бы хны. Он думал, так будет продолжаться вечно. Но, как известно ничего вечного не бывает, наступает момент истины, когда за свои поступки нужно расплачиваться. Для Кридина это время наступило, и удивительного в этом ничего нет. Светлану занимал другой вопрос. Могла ли она несколько лет назад представить, что вот так среди ночи будет дожидаться своего никчемного мужа, добиваться его аудиенции и о чем-то его просить? Даже не ради себя, ради кого-то. Да никогда!

Какой же кудесник так искусно сложил эту звездную комбинацию? Кто вытащил из колоды счастливый билет Василия?..

Светлана не заметила, как из-за угла вывернул кортеж машин.

Обычно такие иномарки с воем и свистом проносятся по улицам, не уступая никому дорогу. А тут белый «Мерседес» с ослепительным светом фар, а за ним два джипа медленно и неслышно вкатились во двор дома. За плотно закрытыми тонированными стеклами играла веселая музыка, и казалось, что из машин выходить никто не собирается. Они будто замерли в ожидании чего-то. Светлана ощутила, как ей передается напряжение, заполнявшее салоны фешенебельных иномарок. После небольшой паузы дверь «Мерседеса» открылась, и оттуда вылез высокий, хорошо сложенный парень, с короткой стрижкой и дерзким, мужественным лицом. В его облике проглядывала небрежность. Потертые джинсы и черная лайковая куртка, одетая на майку, толстые золотые цепи на шее и на запястье, огромный перстень-печатка с блеснувшим бриллиантом на безымянном пальце… Он презрительно посмотрел на сидящих на скамейке женщин, сделал паузу, будто напрягая мозги для принятия нужного решения, но не найдя его, грубо приказал:

– А ну-ка валите отсюда.

– Что? – не сразу поняла Светлана.

– Пошла вон отсюда! Мочалка. Пока я тебя не пристрелил.

– Пойдем Светочка, пойдем, посидим в машине.

Алевтина Всеволодовна, обеспокоенная происходящим, первая поднялась со скамейки и взяла Светлану за руку, пытаясь увлечь за собой. Но в это время из «Мерседеса» вылезла длинноногая девица, а вслед за ней показался Василий в белой рубашке и малиновом пиджаке.

– Ты ко мне? – небрежно спросил он Светлану.

– Да, – в ее голосе слышалась покорность.

– И зачем?

– Поговорить надо.

– Кому надо?

– Мне.

В это время тонированные стекла машин поползли вниз, и из окон показались дула автоматов, выставленные в разные стороны с четко определенным сектором обстрела.

– Здесь будем говорить или в дом поднимемся?

– Поднимемся.

Светке, с одной стороны, все это было любопытно, а с другой стороны, стоя под прицелами автоматов, опять подумалось: какого черта она здесь делает и ради кого?

– Ну, тогда пошли.

Но прежде чем Василий сделал шаг, один охранник дал отмашку рукой, и в подъезд, выскользнув из джипа, быстро побежал другой атлетически сложенный парень. Он открыл входную дверь окинул глазами все закутки, поднялся на этаж выше, затем вернулся и доложил:

– Шеф можно идти, все чисто.

После этого он вновь бросился в подъезд проверять остальные этажи. Вслед за ним из джипов с автоматами наперевес начали выходить остальные. Двое из них встали, прикрывая Василия своим телом, и усиленно вглядывались в темноту кустов небольшого палисадника возле дома. Еще двое подошли к машине Кридина для выяснения личности водителя. Алевтина Всеволодовна, кидаясь к сыну, выкрикнула:

– Это наша машина!

Один из парней утвердительно кивнул, что-то тихо сказал своему напарнику, после чего они вслед за Василием и двумя девицами направились к подъезду. Светлана и Алевтина замыкали процессию.

Войдя в знакомую квартиру, Светлана ее не узнала. Шикарные апартаменты с импортной мебелью и добротно сделанным евроремонтом ничем не напоминали старую развалину в которой когда-то жили старики Понкратовы. К тому же в квартире была сделана перепланировка. Между кухней и залом убрали перегородку, и теперь эта комната выглядела как один большой холл, где располагался светлый кожаный диван, кресла и домашний кинотеатр. На стенах были развешаны картины в массивных рамах. Но самое большое впечатление на Светлану произвел огромный ковер, который лежал на полу словно картина, запечатлевшая разъяренного тигра на фоне джунглей. Пол кухни был поднят на один кирпич, и вдоль стены красовалась итальянская кухонная стенка бежевого цвета.

Пока Светлана разглядывала интерьер, Василий снял пиджак, передал одному из парней, засучил рукава рубашки и ослабил узел галстука. Затем зашел в ванную и наскоро ополоснул лицо и руки. Когда он вновь вышел в холл, одна из девиц подала ему полотенце. Василий вытерся, бросил полотенце в кресло и едва слышно позвал Светлану:

– Пойдем.

Светлана, а вслед за ней и жена Кридина направились за Василием в одну из дальних комнат.

Это был рабочий кабинет. Всю ширину комнаты занимал большой черный стол возле окна, оставляя лишь небольшой проход к массивному кожаному креслу. Рядом со столом вдоль стены выстроились в ряд стулья, с другой стороны располагались два кожаных кресла. На стенах висели репродукции с картин американской жизни. Среди них обрамленная в раму огромная картина, изображавшая статую свободы.

Василий прошел, сел в кресло за письменным столом и по-деловому жестом предложил присаживаться женщинам. В комнату вошел охранник и сел в одно из кресел рядом со Светланой, пахнув дорогим одеколоном и запахом алкоголя.

– Рассказывай, что у тебя в очередной раз стряслось? – Василий был явно не расположен к разговору и будто процеживал слова сквозь зубы.

Этот тон Светлане был неприятен. Она обращалась к Василию в первый раз, и то, чтобы он помог решить проблемы посторонних людей. Но сейчас она не стала высказывать возражения, лишь кивком головы переадресовала вопрос Василия своей спутнице. Алевтина Всеволодовна от непривычной обстановки растерялась, что-то пыталась объяснить, но понять, что она хочет сказать, было невозможно. Тогда Василий, теряя терпение, начал сам задавать наводящие вопросы:

– Ты кто?

– Я жена Кридина.

– И что ты от меня хочешь?

– Чтобы Сашу отпустили.

– Откуда отпустили?

– Не знаю.

– А я тем более не знаю…

Алевтина закрыла лицо руками и залилась слезами. Василий сидел в кресле и терпеливо дожидался окончания женской истерики. Но, видя, что кончится она не скоро, обратился к парню:

– Валек, дай ей воды.

Валек вынул из шкафа бутылку минеральной воды, разлил по стаканам, один стакан поставил перед Светланой, другой протянул жене Кридина.

– Ты можешь объяснить, что произошло? – Василий обратился к Светлане: – Я что тут полночи должен женские страдания выслушивать?

– Я не знаю, говорит: Кридина украли.

Алевтина в знак согласия утвердительно закивала головой.

– Наверное, эти из Красноармейска. Они ему второй месяц покоя не дают.

– Валек, кто у нас в Красноармейске рулит?

– А хер их знает, был Зыба. У них там один завод, вот они его и доят.

– Ты знаешь его телефон?

– Был где-то записан.

– Найди.

– Ты что с ним связаться хочешь?

– Да.

– Что прямо сейчас?

– А что, он какой-то цаца?

– Нам сейчас только с Зыбой диалога не хватает.

Василий эту реплику пропустил мимо ушей, а Валек достал из шкафа большую тетрадь и занялся поиском телефонного номера.

– Ну вот, Заболотнев Александр Иванович, рабочий и домашний телефон.

– Давай по-домашнему, в это время мы его на работе не застанем.

Василий протянул Вальку переносную трубку и стал дожидаться, когда тот соединит его с нужным абонентом.

Светлана разглядывала своего бывшего мужа и видела перед собой совсем чужого человека. Конечно, это был не тот Василий из прошлой забытой жизни. Сознанием она понимала, что это все тот же ее обмылок, и она легко бы поверила своим глазам, если бы все дело было в одной красочной обертке. Но перемены произошли именно внутри человека, изменили всю его энергетику. Перед ней сидел уверенный в себе мафиози, для которого отдавать приказы и говорить – одно и тоже. Это был несомненный лидер, ведущий за собой людей, объединивший их одной идеей и смыслом. И Светлана неожиданно поняла, что такой человек ей определенно нравился. Он заслуживал к себе уважения.

– Александр Иванович!? Не клади трубку, сейчас с тобой будут говорить.

Валек протянул Василию трубку.

– Александр Иванович, здорово тебе. Это Василий Тимофеевич по твою душу. Какой? Какой? – Василий посмотрел на женщин и тихо добавил: – Снайпер.

От этого слова у Светланы холодок пробежал по спине. Она, как и все обыватели города, слышала про снайперов, отморозков и беспредельщиков. С этой группировкой не могли наладить диалог ни местные бандиты, ни правоохранительные органы. Снайперы считали себя выше. Посягательство на интересы группировки означало смерть. Никаких компромиссов. Никаких переговорных процессов с конкурентами не велось. Любая «стрелка» заканчивалась расстрелом. Перед ними трепетали и заискивали, их боялись и сторонились.

– Ну, ты, старый, меня узнал? Спасибо и на этом, – усмехнувшись, с сарказмом в голосе продолжал Василий: – Тут человечек один, я знаю, к тебе попал. Ну да, инженер. Кридин. Нетрадиционной сексуальной ориентации? Согласен. Я его один раз чуть сам не замочил. Ты его, Иваныч, отпусти. Что, ползавода украл? На него это похоже.

Василий усмехнулся. А Алевтина Всеволодовна, услышав про нетрадиционную сексуальную ориентацию, вся превратилась в слух.

– Ну ладно, он никуда не убежит. Если должен, значит отдаст. Ты же знаешь, я живу по законам. В случае чего, за базар отвечу. Ладно, считай, что я тебе должен. Ну, я же сказал, отдаст.

Василий укоризненно посмотрел на Алевтину Всеволодовну. И та в знак согласия утвердительно закивала.

– Тебе что, моего слова не достаточно. Хочешь, чтобы я расписался? Нет, не хочешь?

Василий рассмеялся.

– Хорошо завтра жду. Я тоже. Давай подъезжай к обеду в «Раздолье». Ты же, старый, знаешь, куда ехать. Привык Ваньку валять. А этого козла отпусти, ты смотри он хилый, просто так может кони двинуть. И будет на тебе висеть мокруха, ладно бы за человека, а так за какого-то чмона. Ну, все пока.

Василий положил трубку.

– Что-то ты с этим Зыбой, прям, как с человеком разговаривал? Колхозник замученный. Если сейчас не выполнит условий, я сам съезжу к нему. -Валек весь затрясся от беззвучного смеха. И чувствовалось, что дай ему волю, он бы всех подряд мочил.

– Ша, – Василий выдохнул. – Ну, все придет ваш благоверный скоро домой, и вы ступайте себе.

– Василий Тимофеевич, а что я вам должна? – жена Кридина попыталась заодно решить «малой кровью» и вторую проблему.

Василий усмехнулся, разгадав этот простой прием и зло ответил:

– Ты мне лично ничего не должна. Мне от тебя ничего и не нужно. За этот визит расплатится она. – Василий пальцем показал на Светлану. – А за то, что муж твой кинул братву, вы ответите с ним вместе. Ты разговор слышала? Вот смотри, если что.

***

Глава вторая
Проклятый дух

После того, как за Светланой закрылась дверь кабинета, Василий снял галстук, сделал несколько вращательных движений головой, разминая шею, затем взял со стола нетронутый Светланой стакан с минеральной водой и сделал несколько глотков. В комнату вошел долговязый парень в черном строгом костюме и с небольшим портфелем в руке.

– Заходи, заходи Дмитрий, – подбодрил его Василий. – Давай за сегодняшний день «бабки» подобьем.

Дмитрий сел на стул, вытащил из портфеля тоненькую тетрадь, открыл на нужной странице и приступил к докладу. Его звучный дикторский голос совсем не соответствовал хилой комплекции.

– Сотку баксов мы за сегодняшний день сняли, как и планировали. Внешне все как будто обстоит неплохо. Но есть ряд моментов, я подчеркиваю, пока рабочих моментов, которые мы должны в ближайшее время «разрулить».

– Что за моменты?

– Начну с самого проблемного. Кооператив «Меридиан», который мы уже пять лет «крышуем», переправил по договору за холодильники в Орск кредитные деньги. Деньги в банк поступили, но местная братва их на расчетный счет завода не зачисляет.

– Как не зачисляет? – Василий не смог скрыть удивления.

– Ну, они подмяли под себя этот банк. И денежки, которые туда поступают, крутят почем зря.

– Да это какие-то беспредельщики.

– Может быть, но факт остается фактом. Если в кратчайшее время ситуацию не изменить, «Меридиан» пойдет с молотка.

– Ясно. Давай дальше.

– Поступили сведения, которые необходимо проверить. На бензоколонке Тихона завелись крысы, а может быть, и сам он стал крысой. Мы договаривались, что он будет нам платить со своих продаж. Если считать по его официальной бухгалтерии, то все сходиться. Но он за прошлый месяц пропустил через свои колонки десять левых бензовозов и ни копейки с них нам не заплатил.

– Он че сука «оборзел»!? – перебил экономиста Валек.

– Не знаю, – спокойно ответил на реплику Дмитрий: – Это нам предстоит выяснить. Теперь, на наш кирпичный завод стал плохо поступать цемент. Объясняют это тем, что плохо работает цементный завод. Да, действительно, у них вышла из строя линия. Но все-таки он работает, и цемент отгружается. Значит, мы плохо довели до руководства этого завода, что являемся особыми заказчиками. Это необходимо решить в кратчайшие сроки – наш завод на грани остановки. – Дмитрий сделал паузу. – Теперь что касается наших внутренних проблем. Наши люди не дорабатывают на «вшивом» и «заводском» рынках, в колбасном цехе у Оганесяна, и в кафе у Рудика.

– Это почему не дорабатывают? – опять не сдержался Валек.

– По кочану. Ты хоть раз сам пройдись по базару, посчитай торговцев и умножь на их дневной тариф – тогда для тебя все станет ясно. Оганесян большую часть товара продает через левые точки, ты спроси своих парней: они в курсе событий? Или, может быть, догадываются? Только нас за лохов держать не надо. И с Рудиком нужно уже давно изменить условия договора. Брать по тарифу с каждого стула, а не со стола.

– Что еще? – нетерпеливо спросил Василий.

– Пока все.

– А что с этой – «Голубой Лагуной»?

– Разбираемся…

– Что значит разбираетесь?

– Ты же сказал, не трогать их пока. Живут они в центре города. Снимают две квартиры. Директора отдельно от своих помощников. Но, по всей видимости, делятся они не по статусу, а по возрасту и по интересам. Помощники помоложе и понаглей. Мы им подселили двух наших девчонок. Директора поопытней, возраст у них под полтинник. На близкий контакт не идут. Приходиться за ними следить на расстоянии. Провожать от офиса до квартиры и обратно. По всему видно – осторожничают. Деньги переводят через немецкий банк в основном валютой по безналичному расчету в Москву. Я так думаю, чтобы не светиться, потому что есть несколько платежей на Кипр.

– Девчонки-то надежные?

– Валек для такого случая подбирал, – перевел стрелку Дмитрий.

– Будьте спокойны, кадры надежные, – заверил Валек.– Мы, между прочим, предупредили, в случае чего, пострадают их близкие родственники.

– И они как преданные жены декабристов прониклись пониманием, – усмехнулся Василий. – Ты учти, когда твоих красавиц эти аферисты объявят собственницами острова в Средиземноморье, они на следующий день позабудут, как их маму и папу зовут.

Василий призадумался, потер рукой шею, затем выпил еще минералки. Казалось, думал он о чем-то далеком. Безразлично посмотрел сначала на экономиста, затем на Валька. Эти несколько минут полного отрешения всегда были тягостными для них. Шеф будто от них куда-то удалялся, глаза его стекленели, и сам он был похож на восковую фигуру. Или живой труп. По телу пробегали мурашки. Те, кто его плохо знал и оказывался рядом в такой момент, испытывали неподдельный страх. Возвращаясь в реальность, Василий формулировал задачу.

– Ты вот что, Дмитрий, предупреди всех, чтобы с этих гастролеров из Лагуны глаз не спускали. Найдите и встретьтесь с хозяевами квартир, с местным участковым, поставьте их на прослушку. Используйте все возможные средства. Здесь у нас промаха не должно быть… Сколько они поимели с наших лохов?

– Около миллиона баксов.

– Пока не ясно, под кем они работают…

– А нам это надо? – вклинился в разговор Валек, – Такие бабки упускаем.

– Не трогаем, чтобы в «непонятке» не оказаться. То ли они, действительно, под англичанами «ходят», то ли… ты, Дмитрий, возьми это дело под свой контроль, пусть юристы еще раз посмотрят документы, сам послушай, что соседи про них говорят. Ну, в общем, не мне тебя учить… Валек, завтра с утра езжай в кафе к Рудику. Выпей с ним чашечку кофе, поговори за жизнь и посмотри, сколько стоит стульев у каждого стола. Никаких претензий ему не предъявляй. Заедешь к нему вечером, если стульев окажется больше, чем положено. Сделаешь «предъяву».

– Да я ему завтра без стульев башку снесу. – Валек сжал кулаки и заиграл желваками.

– Без стульев не надо. Это не тот случай. Ты докажи ему, что он не прав, с помощью карандаша и листка бумаги, предъявляя только факты. Я думаю, он тебя поймет.

– Ты из меня скоро математика сделаешь.

– Да нет, я хочу, чтобы ты был не бандитом, а бизнесменом. И вел свой бизнес, строго соблюдая условия договора. Ну да ладно… Тихона завтра нужно будет пригласить на выездную коллегию в загородный дом. И с самого утра. Пусть этим займется Саид. Дмитрий, у тебя от кого сведения про левые бензовозы?

– Тихон за воровство выгнал одного оператора. Но тот с этим, естественно, был не согласен. Вот и рассказал.

– Ты давай завтра возьми с собой этого оператора, и со своими ребятами проверьте бухгалтерию этой бензоколонки. Если тебе нужны бойцы, возьми с собой бригаду Нестера. Здесь ведь только два решения, либо оператору язык отрезать, либо Тихону в цистерне плавать. Затем проверите Оганесяна. На цементный завод пусть поедет Малыш и возьмет с собой Иваныча. Пусть потолкуют с директором. Объяснят ему без всякого нажима нашу озабоченность. Если он не проникнется, придется его за одно место подергать. Если не поймет и это, придется его поменять. Все, давайте на этом закончим. Валек отпускай людей, завтра к восьми часам пусть приедет за мной Серега.

– А что с рынками будем делать? – Валек хотел услышать конкретные указания.

– Это твоя недоработка, вот ты и думай, что делать. Зачем мне такой руководитель, за которого я должен думать?

– С Орском тоже надо решать? – задал в свою очередь вопрос Дмитрий.

– С Орском надо подумать. Сначала надо братве весточку послать, а потом принимать решение. Ты мне для разговора реквизиты того банка оставь, копию платежного поручения и копию договора.

– Но у них каждый день кредит по мозгам стучит.

Прозорливый и дотошный в работе, Дмитрий вынул из портфеля заранее приготовленные документы и положил на стол перед Василием.

– Пусть стучит. Они когда деньги переправляли, с тобой посоветовались? Нет. Но тогда о чем базар? Мы им что, пожарная команда, каштаны из огня таскать? На сегодня все. Валек, всех проинструктируй и по домам.

Дмитрий привычно быстро сложил свой портфель, попрощался и вышел из кабинета. Валек в дверях задержался.

– Снайпер, – так он обращался к Василию, только тогда когда оставался с ним один на один, пытаясь выказать особое уважение и подчеркнуть свою к нему близость: – Ты сегодня с кем остаешься?

Василий это прозвище не любил. В устах разных людей оно звучало по-разному, порой даже с издевкой. Но Вальку он эту фамильярность прощал, потому что знал, для того слово «снайпер» созвучно с романтическим детством, которое играло у пацана в одном месте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7