Надежда Соколова.

Больница Людей и Нелюдей



скачать книгу бесплатно

Идея, конечно, так себе, но надо эту чересчур активную особь хоть чем-то полезным занять.

– Инка, значит… Спасибо, сестренка, я запомню.

Брат исчез в черноте лестничного пролета.

Мне достался недовольный взгляд этой беременной самки гоблина, но когда это вампиров беспокоило людское недовольство, тем более исходящее от иномирянки?

– Я, между прочим, не шутила. Почтенная Адаина вот-вот родит. Так что поторопись. Два этажа вверх – бегом.

Туша недовольно фыркнула, но послушно потопала за мной. Надеюсь, к моменту ее появления в палате мы с гномкой не уснем от скуки.

Дошли мы, как ни странно, до нужной комнаты одновременно. Внутри, на одной из больничных кроватей, кричала будущая мать. Две горгульи, молоденькие неопытные санитарки, снова и снова безуспешно пытались снять боль. Вот же… Понабирают неучей…

Отослав девок вон из палаты, первым делом влила в пациентку нужный успокоительный настой, положила на лоб кулон, призванный убрать болевые ощущения.

– Что стоишь? – Зашипела на нерадивую помощницу. – Готовься. Сейчас должен ребенок показаться. Будешь его принимать, пока я смотрю за матерью.

Туша побледнела.

– Может, наоборот?

– Совсем дура? Чем ты ее успокаивать будешь? Ты же в магии не шаришь!


Инна:

Маленькая коренастая женщина громко и жутко кричала на кровати, уже практически посадив голос, и при одной мысли о необходимости присутствовать здесь и сейчас хотелось кричать вместе с ней. Роды. Какие роды? Нас вообще к подобному не готовили. Да я вот-вот снова в обморок грохнусь, теперь уже исключительно по своей воле.

– Готовься. Сейчас должен ребёнок показаться. Будешь его принимать, пока я смотрю за матерью.

Я что буду делать? Она издевается, да? Какой ребё… Ой… Кажется, что-то там показалось… Ножки? Головка? Инка, не тупи! Блин, у меня же руки не продезинфицированы. А если заразу внесу?

– Помогай, дура!

– Руки грязные.

Это что, у меня такой писклявый голос? Какой кошмар. Вампирша раздраженно закатила глаза:

– Тупица! Здесь магия! Вон, над входом амулет от заразы, работай давай!

Следующие минуты прошли как в тумане, чересчур плотном, чтобы сквозь него могли пробиваться мысли и чувства. Вроде я даже слышала детский писк. Или то я сама пищала? От ужаса?

– Пей! – В руку сунули что-то непонятное, и я на автомате подчинилась. Фу, какая гадость! Горько и маслянисто!

– Посмотри на меня! Тухлая кровь, не смей отключаться. В ординаторской вырубишься. Пошли! Я кому сказала!

Да что ж она так визжит-то… Как поросенок резаный… Я тряхнула головой, пытаясь прийти в себя. Огляделась. Мы стояли в плохо освещенном коридоре.

– А где… Где гномка? Все уже закончилось?

– Бездна, за что мне всё это! Гномка ребенка кормит. Поворачивайся и топай в ординаторскую.

Эта клыкастая зараза явно готова была прибить меня здесь и сейчас. Впрочем, в моем нынешнем состоянии мне было все равно. Заторможенно кивнув, я медленно направилась к лестнице.

Как много ступенек. Как кружится голова. А вот и не упаду.

До ординаторской добрались на удивление без приключений. Вампирша бухнулась в кресло, я упала на диван напротив.

– Какая Бездна тебя понесла ночью из комнаты?

Что? Ах, она о моем ночном приключении…

– Я не привыкла так рано ложиться спать. На Земле я хоть могла выйти погулять, подышать свежим воздухом, а здесь, словно в каталажке, заперта в четырех стенах.

– И ты решила неприменно найти себе приключения? Молодец, поздравляю, ты их нашла. – Вот откуда в вампирше столько яда? Она ж не гадюка какая-нибудь. – Ты хоть понимаешь, с кем именно на площадке между этажами общалась?

– С твоим братом, – недоуменно пожала я плечами и по взгляду собеседницы поняла, что из дуры меня перевели в идиотку. Причем клиническую.

– Это мне наказание от богов, за частое упоминание Бездны, – тоскливо вздохнула Сурина. – Меня куратор сразу же на улицу вышвырнет, подальше из этого милого здания и его защиты, если с тобой, тупой идиоткой, что-то дурное случится. Джеральд – высший вампир, правая рука моего отца, главы клана. Если он кем-то заинтересовался, то проще ему это существо на веревке притащить. В подарок, так сказать. Иначе сам возьмет. Только всем вокруг будет потом хреново. Ты – существо полнокровное, пить тебя можно долго. Что побледнела? Мозги хоть изредка включай. Тебя же здесь любая нечисть способна за пару часов проглотить и переварить. А отвечать мне потом!

В конце своей речи клыкастая соседка все же сорвалась на крик, а я сидела и тщетно пыталась переварить информацию. Наивная дурында, я, попав в чужой мир, наверное, до сих пор подсознательно считала, что человек и здесь – венец творения. Ага, а тот, с зубами, тогда кто? Влипла ты, Инка, снова.

– И что делать?

Собеседница нервно передернула плечами:

– Не выходить за пределы больничного комплекса. Вообще. Надолго он здесь не задержится, чары его на тебя, к моему удивлению, не действуют, так что, если опять во что-то не вляпаешься, ничего с тобой не случится. Надеюсь…


Сурина:

Отправлять эту ходячую неприятность одну назад, в общагу, я не решилась. Еще напорется на кого похуже братца. Хотя… Кто может быть хуже… И все же… И кресло, и диван в ординаторской раскладывались, вот на них мы и коротали время до очередного сумасшедшего рабочего дня, особенно после того, как я ненаглядного братика навестила и валерианкой его напоила.

Спали недолго: часа четыре. Проснулись от ввалившегося в комнату народа. Сразу стало шумно. Гном и оборотень начали активно тормошить тушу, пытаясь понять, почему у нее такой помятый вид и что именно она делает на диване. Та, сонная, бормотала, не открывая глаза, что-то о злых жестоких вампирах и маленькой слабой человечке, широко зевала и просила кофе. Леший, сжалившись, отдал ей одну из своих настоек, способных оживить и полуразложившийся труп.

– Оборотни с неполным оборотом и отсутствием контроля. Четвертый этаж, седьмая палата.

Час от часу не легче. Давненько у нас неконтролируемых оборотней не было.

– У людей за ночь трое трупов.

Жур. Спасибо, друг, вот что тебе стоило промолчать?

– Думаешь, они…?

Эльфийка. Сомнение в голосе.

– Не знаю. Там темная история. Я случайно услышал. Они вроде как скрывают это.

– Так, хорош языками чесать, – я встала, потянулась, направилась к двери. – Инол, Жур, пошли, прогуляемся на четвертый этаж. Их все равно лечить надо.

Неполный оборот означал потерю разума и контроля. Обычно – частичную. В нашем случае – полную. Ну и что прикажете делать со взбесившимися полулюдьми-полуживотными?

– Ин, сколько тебе надо времени?

– Минуты две, не меньше.

Супер. Это получается, нам с лешим нужно будет целых две минуты изображать из себя добровольную, хоть и активную дичь. И почему я не в восторге…

Четвертый этаж встретил гостей непривычной тишиной и настороженностью. Всё верно, оборотни без контроля – это нечто страшное даже для высшего вампира. Таких проще прикончить, чем вылечить. Наверное, не будь в нашей группе Инола, я бы именно этот вариант куратору и предложила… И схлопотала бы очередное дежурство, на пару месяцев как минимум…

Седьмую палату охраняли четверо горных троллей – этаких огромных туш под пару тонн весом каждая. Внушительно, нечего сказать. Заходить в комнату резко расхотелось теперь уже не только мне: парни переглянулись, Жур хотел было блеснуть очередной гениальной идеей, но я уже решительно потянула ручку двери.

Ураган из мохнатых тел практически впечатал нашу троицу в стену напротив. Как хорошо все начинается. Просто прелесть. Бездна, вот почему я не послушалась отца??? В конце концов, не убил бы меня жених… По крайней мере, не сразу…

Тем временем каменные лапы охранников приложились к сошедшим с ума нарушителям порядка, и клубок тел послушно вернулся в свою палату. Мы, обреченно вздохнув, кое-как отлипли от ставшей уже родной стены и последовали за ним.

– Успел сосчитать? – Тухлая кровь, что ж так горло болит? Спасибо амулету, регенерация уже началась, и ни ушибов, ни синяков скоро не останется.

– Вроде трое.

Инол смачно, со вкусом выругался, закрывая дверь. Тут с одним психом дай боги справиться. А уж когда их трое…

Рычание за спиной заставило мгновенно забыть о разговорах. Да уж, наконец-то я скажу спасибо братцам за хорошую физподготовку. Гоняли они меня в детстве и отрочестве знатно. Но одно дело – улепетывать от разъяренного родственника по огромному родовому замку, в котором знаешь все закоулки, потайные ходы, входы и выходы, и совершенно другое – пытаться увернуться от когтей и зубов безумных животных в небольшой комнатке.

Пока мы с лешим круг за кругом наматывали километры по стенам и потолку, оборотень пытался получить контроль над звериной сущностью пациентов. Я в очередной раз успешно избежала встречи с зубами одного из обратившихся психов, когда поняла, что на меня больше никто не кидается. Бездна, неужели Инол становится сильнее? Не могу сказать, что меня такой поворот дел огорчает, особенно в данной ситуации.

Вместе с Журом повернулась к оборотням: наш «радовал» серым цветом лица, каплями пота на лбу и лихорадочно блестевшими глазами. Трое молоденьких самцов-волков в своем зверином обличии без сознания штабелями улеглись на полу. Маленькие славные пушистики, так и хочется потискать. Особенно если не вспоминать об их навязчивом желании пообедать вампиршей и лешим.


Инна:

Бессонная ночь плавно перетекла в рабочий день, и больше всего на свете мне хотелось забиться куда-нибудь, пусть даже в палату к вампиру, и банально выспаться. Плевать, что мной при этом скорей всего подзакусят, а значит, с огромной вероятностью я смогу превратиться в нежить. В моем состоянии я готова была пойти на любой риск. Лишь бы никто не мешал спать… Предложенная лешим непонятная настойка помогла лишь частично: глаза уже так плотно не закрывались, но придавить подушку я все равно была не прочь.

Когда местная сирена объявила о больном домовом, я, наивная, понадеялась, что меня милостиво оставят в ординаторской, а значит, хоть полчаса, но я все же посплю. Ага, мечтать не вредно. Эльфийка решила, что мне нужно набираться опыта под ее мудрым руководством, и потащила мою тушку на одиннадцатый этаж. Пешком. С шестого. А казалась такой милой женщиной…

На нахально пялившегося на меня эльфа, непонятно как очутившегося на моем пути, я рявкнула не хуже злобного кита в брачный период. Как только беднягу звуковой волной не унесло. Гном, шедший следом, пригнулся и опасливо посмотрел на мое сиятельство, не зная, какой еще гадости от меня ждать. Я фыркнула и субмариной проплыла мимо. Божечки, какой это этаж? Я ж скоро помру с такой физкультурой!

Молоденькая, раскрашенная во все цвета радуги худенькая девчушка, попытавшаяся оттереть меня в сторону, чтобы поскорее пробежать вверх по лестнице, резко получила локтем под дых и кулаком в лоб, я узнала много нового о себе и своих предках, вплоть до обезьян. Плевать. Главное – дойти наконец до этого дурацкого этажа. И желательно – живой…

Эльфийка ждала на площадке нужного этажа. Увидев мою вползавшую тушу, укоризненно покачала головой:

– Тебе необходимо заняться собой, Инка. Мы часто бегаем по этажам и коридорам. Ты такого темпа не выдержишь.

Спасибо, добрая душа, просветила…

До треклятой палаты я всё же кое-как доковыляла.

– Домовые и здоровые могут быть вредными, а уж когда болеют… В общем, не реагируй на подколки пациента. Пропускай всё мимо ушей. Поняла?

Я кивнула. Что ж я, промолчать не смогу? Меня в моей жизни многие из себя вывести пытались.

– Вы ж глядите, кто пришел! Палка и туша! – Невысокий колобок с бородкой и усиками больным не выглядел, смотрел нагло и верещал на весь коридор. – А че так быстро? Могли бы и к вечеру до меня, несчастного, добраться. Вам же, врачам дебильным, все равно, сколько пациентов у вас помрет, да, дуры тупые? Эй, да ты никак человечка? Вы что же, убить меня собрались? Меня, Ингвара Седобородого? Да вы знаете, что я вас засужу?! Да я вас….

– Это что, домовой? – Да, я не выдержала, так сказать, «не вынесла душа поэта», и же в первую минуту появления в палате решила пойти в наступление. – Это базарная баба, а не домовой. Зикара, что мы тут делаем? На этом жирном колобке пахать надо, а он в палате валяется, орет во все горло. Может, ему снотворное вместе со слабительным вколоть, чтобы поумнел хоть каплю?

Моя сопровождающая странно хрюкнула и сползла на пол, зажимая себе рот руками. Это что за непонятные судороги? Она хохочет? А почему без звука?

Болезный меж тем открывал и закрывал рот, изумленно таращась на не выспавшуюся меня. Потом все же сглотнул и тихо, с опасением поинтересовался:

– Ты точно человек?

С пола послышался хохот. Зикара не выдержала и наконец-то дала волю чувствам. А я, похоже, снова во что-то вляпалась…

Глава 4

Не так живи, чтобы кто кого сможет, тот того и гложет, а так живи, чтобы людям, как себе

- Ну вот откуда я могла знать, что у него депрессия? – Раздраженно ворчала я, с досадой наблюдая, как буквально лежит от хохота вся ординаторская, включая незабвенного куратора-инкуба, случайно зашедшего проверить нашу работоспособность. – Меня не учили домовых от депрессий лечить.

– Их и не надо лечить… Ох, не могу… Инка, ну ты дала, – стонал гном, в красках рисуя себе сцену в палате. – Их надо выслушивать. Молча. Долго. Они… ох, жаль, меня не было… там… они выговорятся и успокоятся, домой пойдут… А ты его… Ему слабительным угрожала…

– Бедный Ингвар, – заливался инкуб. – Он наш постоянный клиент. Работа тяжелая, дом в пять этажей, хозяева сварливые и требовательные, он часто приходит сюда на жизнь пожаловаться. А ты с ним так… Инка, ты золото!

Интересный вывод. То надо молча этих хамов выслушивать, то я золото, оказывается. Они бы меж собой уже договорились, кто я, собственно…

– Угу, буду знать, – это обоим мужикам. – А почему он усомнился, что я – человек.

– Потому что люди с нами, нелюдями, ведут себя обычно спокойно, тихо и скромно, – фыркнула моя «любимая» вампирша. – Ну за исключением некоторых тут присутствующих.

– Да ладно тебе, Сури. Зато этого выскочку наконец-то на место поставили. – Инол. Оборотень сидел чересчур бледный, но довольный. Чем? Моим рассказом или проделанной им работой? Впрочем, мне-то какая разница.

– Нет, ну видели бы вы его лицо, – эльфийка предвкушающе ухмыльнулась, явно готовясь сказануть какую-нибудь гадость. – Норн куратор, мне кажется, этот этаж нужно персонально за Инкой закрепить. Уверена, он у нас постоянно пустовать будет.

Зараза. Все заразы. Сидят и довольно ржут над бедной мной. А я, между прочим, с самого утра есть хочу. И мой желудок меня только что поддержал!

В столовую меня отвел леший. Место для приема пищи оказалось просторной светлой комнатой с широким окном посередине помещения, кучей столов и стульев, расставленных рядами, большим выбором блюд и напитков для всех рас и гоблиншей на выдаче. Крупная низенькая женщина с усами, крючковатым носом, бородкой и гривой густых черных волос на голове несколько секунд пристально рассматривала мое сиятельство, а затем категорично заявила, что человеческого рациона в меню нет. Обслуживать меня она явно не хотела. Но я же не местные забитые «люди». Я выросла в другом мире, безо всяких наглых мифических существ, и привыкла к необходимости везде пробивать себе дорогу самостоятельно. Поэтому и здесь я собиралась четко расписать мадам, что именно и в каком виде я хочу на завтрак, плюнув на ее возможное недовольство, когда Жур, уловив мой боевой настрой, решил вмешаться и попросил двойную порцию того, чем обычно питался сам. Гоблинша хотела было повредничать и отказать. Пришлось зыркнуть на неё, как в деревне я зыркала на надоедливых женишков. Естественно, сработало. Бабища вздрогнула от неожиданности и заказ приняла. Ну вот и славненько. Не знаю, чем тут питаются лешие, но в ту минуту я готова была употребить на завтрак саму подавальщицу, причем исключительно в сыром виде.

Овощной салат и свекольный сок голод, конечно, забили, но сказать, что я наелась… Вот им явно не нравится жить спокойно. Я не я буду, если себе персональное меню не вытребую. И пусть эта «умница» попробует мне хоть что-то возразить.

– Инка, ты только не оборачивайся.

Ой. А что это у моего спутника голос такой напряженный? И почему я не должна…

– Инка, не так ли? Приятно увидеть вас вновь, милая леди.

Р-р-р-р!!!! Я сейчас кого-то..!!!

Повернулась, попыталась улыбнуться. Судя по судорожному вздоху рядом, улыбка не получилась.

– Джеральд, я не ошиблась? Извините, Но не могу ответить вам взаимностью. Когда я голодна, мое желание есть убивает во мне всю вежливость.

Этот дурной вампир удивился, по глазам увидела, но не отстал. Что ж ему от меня надо-то?

– Позвольте я присяду?

То есть у меня есть выбор? Угу, я почти поверила.

– Прошу.

– Вы так любите овощи, Инка?

– Не очень. Но человеческого рациона, как мне сказали, у них в меню нет.

– Правда? А что бы вы хотели попробовать?

Ой, вот не надо так обольстительно улыбаться. Со мной этот трюк точно не прокатит. Жур, солнышко, может, отомрешь наконец? Нет? Ну ладно. Хоть поем нормально.

– Хорошо прожаренную свиную отбивную, картофельное пюре, тушеные овощи, пару кусков вишневого пирога и чашку крепкого кофе с сахаром.

– Интересное и крайне необычное сочетание… Милейшая, вы слышали? Будьте так добры…

Э… А как здесь так быстро гоблинша «нарисовалась»? Подобострастно закивала и снова исчезла. М-да…

– Инка, вам нравится здесь работать?

– Очень. Набираюсь опыта, осваиваю альтернативные методы лечения, знакомлюсь с интересными существами.

– И вам не страшно быть среди нелюдей?

Неа. Я ж дура, меня никто в расчет не берет.

– Ну что вы. Наоборот. Довольно захватывающе.


– Ты вообще понимаешь, что сделала???

– Жур… Ну хорошо, ступила я. А что мне, по-твоему, надо было делать? Глухонемой притвориться?

– Не знаю. Но уж точно не вести светскую беседу с высшим вампиром. Ты его «зацепила». Он теперь так просто от тебя не отстанет. Если вообще отстанет.

– Не смешно. Чем я его могла «зацепить»? Простая девчонка, тут таких…

Я запнулась. Леший смотрел на меня странно и очень знакомо. Так же точно мою тушку внимательно осматривала Сурина каждый раз, прежде чем выдать свое коронное «Ой, дура». Похоже, я в очередной раз умудрилась лохануться.

– Во-первых, ты – человек, не нелюдь, не разумная нежить, а человек. Обыкновенный. Люди нас боятся и стараются обходить как можно дальше. Во-вторых, ты его не испугалась. Хотя обычно от него шарахаются все, включая и близких родичей. И поверь мне, шарахаются совсем не зря. В-третьих, ты не тупая, с тобой можно пообщаться, а значит, ты годна не только на роль донора, но и, как минимум, пригодишься в качестве собеседника. Хватит?

И вот что ему ответить? Что я – наивная идиотка из другого мира, в котором нет магии, люди более-менее равны перед законом, а вампиры все – этакие няшки, готовые не только обратить в нежить, но и страстно возлюбить человечек, во всех смыслах этого слова? Да, я до сих пор не верила до конца, что мне могут причинить вред, тем более – брат Сурины. Да, я – наивная чукотская девочка, и моё чувство самосохранения давным-давно скончалось в муках.

– Не веришь, – правильно понял меня леший. – Ладно, потом не говори, что тебя не предупреждали. Пошли, нам пора и дальше вытаскивать дурных нелюдей из их передряг. Ох, Инка, Инка…

Что «Инка»? Инка сейчас сытая, довольная жизнью. А что будет потом, в непонятном будущем… Да какая, собственно, разница… Случится – тогда и буду разбираться.


Сурина:

Амулет от сглаза не просто нагрелся, он, казалось, готов был стать частью кожи, спалив тот участок, к которому плотно прилегал, дотла. Это кто мне столько добра желает? Какому оборотню я хвост дверью прищемила?

– Девушка!

Бездна, за что?

Я остановилась на лестничном пролете, мысленно вздохнула и вышла в коридор.

– Почтенная Альгера, да придадут вам боги…

– Мозгов. И не мне, а тебе.

– Простите?

– Кто тебя допустил до работы в этом госпитале? Ты вообще хоть что-то в жизни понимаешь? Или из дальнего селенья приехала? Какой идиот потащит человека на этажи к нелюдям?

Потащит кого? Какого человека? Инку, что ли? Так это из-за туши меня сейчас как последнюю малолетку у всех на виду отчитывают?

– Видите ли, почтенная Альгера, этот человек у нас работает, среди врачей-нелюдей, я имею в виду.

Презрительная усмешка:

– Пытаешься скрыть свой ляп? Где твой куратор? Сейчас же вызывай его!


– Почтенная Альгера, примите мои самые…

– Не приму! Эта идиотка меня чуть не угробила! Какой демон вообще принял человечку в штат нелюдей? Вы соображаете, что делаете? Да она же здесь нас всех поубивает! Арная, покажись! Вот, посмотрите! Это ваша слониха сделала!

Девчонка, раскрашенная, как радуга, выступила из-за свой покровительницы, зло сверкая глазами. На коже чуть пониже шеи у нее красовался громадный синяк, его брат-близнец отсвечивал и на лбу. М-да… Оригинально, что тут скажешь.

– Вот! Полюбуйтесь!

– Почтенная Альгера, я не понимаю, как Инка могла…

– Да что там понимать! Она сбила мою подопечную с ног, когда та спешила навестить меня здесь!

– Почтенная Альгера, – заливался соловьем мой куратор, – я, конечно же, поговорю с Инкой, возможно, даже лишу ее премии, но…

Устав слушать их перепалку, я уплыла мыслями поближе к братцу. Ему оставалось находиться под крышей больницы не больше суток. Завтра, ближе к вечеру, его обязаны будут выписать. Очень надеюсь, что до того времени мой драгоценный родственничек не додумается повторить свой зов. Как-то не хочется снова «радовать» организм спиртным. Кстати о зове и братце. Надо будет обязательно удостовериться, что Джеральд не поставил метку на эту тушу. Да, она вроде как не поддается его чарам, но лучше перестраховаться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении