Надежда Сакаева.

Сказки для вампира



скачать книгу бесплатно

– Да, графиня, – Эш снова изящно поклонился и собирался уйти.

Невольно я вцепилась в его пиджак.

Может, Рамона и согласилась со словами этой графини, но кто их разберет этих чертовых сатанистов?

Он обернулся так быстро, что я даже не заметила, как это произошло. Его красные глаза оказались прямо напротив моих.

– Не бойся, зефирка, Рамона тебя не съест, – голос его был бархатистым, обволакивающим и приятным, но на лице играла холодная усмешка, – графине здесь никто не смеет перечить.

И он ушел.

Люди в комнате перестали обращать на нас внимания, кроме Рамоны, что по-прежнему злобно сверлила меня взглядом.

Возможно, одна бы я рискнула сбежать, хотя нам и преградили единственный выход. Но я не могла бросить Роксану, а она явно была не в состоянии пошевелиться, диким взором оглядывая помещение.

Только сейчас я, наконец, поняла, что красное на полу – это вовсе не краска, а самая настоящая кровь. И молодые люди в креслах не спят, одурманенные приемом наркотиков. Все они мертвы.

Это выглядело хуже любого из фильмов ужасов, потому что происходило в реальности. Происходило не с кем-то там, а со мной и моей подругой прямо сейчас.

Кажется, эта группа умалишенных, возомнила себя вампирами. А мы скоро станем их обедом, как уже стали все эти мертвые парни и девушки.

Я сжала руку Роксаны, желая ее приободрить, но говорить что-то вслух не рискнула. Их было вшестеро больше и, если хотя бы половина из них двигается так же быстро, как эта Рамона, и так же невосприимчива к боли, то убежать, когда они все вместе, у нас нет ни единого шанса.

Роксана дернула пальцами, но тоже промолчала. Из глаз ее текли слезы, смыв остатки макияжа, а ноги ее дрожали. И конечно, я ее понимала, потому что все это приводило меня в ужас, и я сама не знала, откуда во мне только берутся силы, чтобы поддерживать видимость спокойствия и продолжать сжимать в руках несчастную сломанную лопату.

В любом случае, благодаря этому Эшу, у нас есть немного времени, и теперь я обязательно смогу что-нибудь придумать. Пусть их тут тринадцать человек, пусть они ужасающе быстры и носят эти жуткие красные линзы, но я смогу спастись сама и спасти Роксану, ведь, в конце концов, когда-нибудь они лягут спать, а по отдельности мы с ними справимся.

– Я не доверяю Эшу, – послышался рядом приятный голос графини, – он изменился давно, но с каждым годом это становится все заметнее.

Она не обращала на меня абсолютно никого внимания, не видя во мне не то что угрозу, но даже какое-то разумное существо, способное что-то понять, или запомнить. Так люди разговаривают в присутствии свиней, не боясь, что те смогут кому-то выдать их секрет, потому что даже если они по волшебству и что-то расскажут, то никто просто не станет их слушать.

– Он очень стар и так же силен, – ответил ей высокий статный мужчина с гладко зачесанными назад черными волосами, густыми, мефистофелевскими бровями и аккуратно подстриженными усиками.

Это было странно.

Мне Эш не показался таким уж старым.

Лет двадцати пяти максимум, хотя он стоял спиной ко мне, а потом ушел так быстро, что я плохо его разглядела, запомнив только красные глаза. Но этот мужчина был уж точно старше него лет на десять, хотя и оставался очень красивым.

– Вот именно, он силен, – кивнула графиня, – и его верность мне сейчас, ничего не означает. Он может взбунтоваться в любой момент, он уже готов к этому, я чувствую. И многие из клана его поддержат. Я вижу в нем угрозу.

– Вы слишком сильны для этого, графиня.

– Ты мне льстишь, Рудольф, – она мягко улыбнулась, отчего ее безупречное лицо стало еще более красивым, – но я знаю, что ты всегда был верен мне, и я могу на тебя положиться.

– Спасибо за доверие, графиня, – мужчина коротко поклонился.

– Брось, Рудольф, ты и сам знаешь, как я ценю тебя. Сейчас надо решить, что же делать с Эшем. От него лучше избавиться и как можно быстрее. Я уже столько раз пожалела о том, что обратила его. Какой же молодой, глупой и одинокой я была. И какую ошибку я допустила из-за своей глупости.

– Не надо, графиня, не казнитесь. Вы вовсе не виноваты. Вы не могли знать, как сильно он изменится со временем.

– Да, вечность на всех влияет по разному, – графиня покачала головой, но вскоре вновь взяла себя в руки, придав голосу властности, – но сейчас самое время все исправить, иначе потом будет уже поздно. С каждым днем его сила растет. Еще парочка обращенных, и его потомство превзойдет мое. И хотя, формально, это и мое потомство так же, но он полностью контролирует их. Они преданы ему за дар вечности, как когда-то он был предан мне. А нам надо, чтобы он оступился.

– Доверьте это мне, графиня. Я избавлю вас от него раз и навсегда, – он решительно взмахнул руками.

– Хорошо, но в случае провала я не должна быть к этому причастна. Ты ведь понимаешь, я не могу допустить открытую конфронтацию кланов. Это будет слишком масштабно.

– Да, графиня, я понимаю. В случае ошибки вина будет лежать только на мне, и ни на ком другом.

– Спасибо тебе и… будь осторожен, Рудольф, не стоит его недооценивать, – она быстро коснулась своими тонкими холеными пальцами его плеча, но тут же снова стала отчужденной и царственно-надменной, – а вот и сам Эш.

Действительно, буквально спустя пару секунд он возник прямо передо мной.

– Успела соскучиться по мне, зефирка? – Эш холодно улыбнулся, обнажив острые клыки.

Поначалу я их даже не заметила, настолько пораженная его красотой.

Если в первый раз я видела только его кровавые глаза, то сейчас смогла рассмотреть его получше. А смотреть действительно было на что – красивые скулы, прямой аристократический нос, изящные брови. Его лицо притягивало взгляд идеальностью пропорций.

Каштановые волосы, мелированные на концах, мягкой волной падали ему на лоб и спускались до самого подбородка, что очень ему шло.

И даже глаза, сперва показавшиеся мне жуткими из-за этих неестественных линз, сейчас только добавляли ему таинственности, оттеняя белизну его кожи. Во всем его облике было какое-то неземное очарование, которое он буквально излучал каждой клеточкой тела.

Видимо все это достаточно четко отразилось на моем лице, потому что он мягко рассмеялся.

– Да, пироженка, ты права. Красота вампиров притягивает людей, а я всегда был особенно замечательным.

И только после этих его слов я, наконец, разглядела белые острые зубы, что обнажались, когда он говорил со мной, но я не видела их, будучи полностью поглощена его красивым лицом.

Словно смеясь надо мной, он раздвинул губы шире, выдвинув клыки вперед. Прямо на моих глазах они выросли в длине, сделав его похожим на хищного зверя, готового к охоте.

ВАМПИР.

Он действительно ВАМПИР!

Я всегда считала, что их не существует в природе. Что это лишь глупые выдумки. Сказки для взрослых.

Но то, что я сейчас видела… это не было похоже на выдумку, игры сумасшедших, или разыгравшееся воображение. И если красные глаза легко объяснялись линзами, то это были вовсе не накладные зубы, или какие-то протезы. Это определенно были клыки. Клыки реального вампира.

Роксана сзади, кажется, тоже поняла безысходность нашего положения. Я видела, как дикий ужас отразился на ее лице. Не удержав его в себе, она тихо завыла. Это заставило Эша нахмуриться.

– Десерт должен вести себя хорошо. – Он погрозил ей пальцем, как нашкодившему котенку. – Будь любезна говорить и плакать про себя.

Роксана замолчала так резко, будто ей выключили звук. Она продолжала открывать рот, хватая им воздух. Слезы лились из ее глаз ручьем, но теперь это происходило без рыданий и всхлипов.

Это выглядело так неестественно, что я не выдержала, и, наплевав на свою безопасность, зло прошипела Эшу:

– Что ты с ней сделал?

– О, какой храбрый кексик, – он снова рассмеялся, сверкая своими зубами, – не переживай, с ней все хорошо. Я просто вежливо попросил ее, и она меня послушалась. Видишь ли, я умею убеждать. И тебя попрошу, если будешь ныть мне над ухом. Хотя, кажется, ты умеешь держать себя в руках и не собираешься закатывать мне истерики? Не люблю истерики.

Несмотря на то, что он по-прежнему продолжал широко улыбаться, я все же решила пока с ним не спорить, лишь молча кивнув. По крайней мере, Роксана в порядке, пусть и в относительном, но быть временно молчаливой все же лучше, чем постоянно мертвой.

– Вот и ладушки. Эй, Севастьян, можешь последить за этим напитком? – он махнул рукой, и за его спиной появился еще один вампир, брюнет с широкими скулами и пухлыми губами, почти такой же красивый, как Эш, но не настолько утонченный.

– А сам что? Не справишься сразу с двумя? – он дружески хлопнул Эша по плечу и широко ему улыбнулся, даже не посмотрев на меня.

– Справлюсь, но так все же будет надежней.

– Ладно, послежу. Мне не трудно, – он легко поднял Роксану, перехватив ее под бок, точно мешок картошки.

– Только не пей ее раньше времени, а то графиня разозлится, – Эш хитро подмигнул ему.

– Сам слышал, что она велела, – хохотнул в ответ Севастьян и утащил Роксану, скрывшись вместе с ней за малозаметной дверью на другой стороне комнаты.

Эш проводил его взглядом, а потом развернулся ко мне:

– Ну что, булочка, пойдем спать? Что-то я сегодня устал. И брось ты уже эту бесполезную деревяшку.

– Меня зовут Хоуп, – недовольно ответила я, наконец, оставив лопату.

Эта фраза вновь заставила его расхохотаться.

– А ты мне нравишься, плюшка. Ты забавная, но твое имя мне не к чему. Ты же не знакомишься с каждым бифштексом, которого собираешься съесть? – он вновь посмотрел мне прямо в глаза.

Казалось, что вокруг зрачков у него плещутся кровавые озера.

– Мои бифштексы не разговаривают со мной, – храбрясь, ответила я.

Если честно, внутри мне было гораздо страшнее.

Хотелось съежиться в комочек и поскуливать, как это недавно делала Роксана, но я держалась изо всех сил. И одним из способов не расплакаться было вот такое вот вызывающее поведение. Разговор с ним в таком тоне давал мне хоть какое-то моральное преимущество, пусть даже кажущееся.

Пока Эш пристально вглядывался в меня, будто желая рассмотреть через глаза мою душу, я вдруг подумала о том, что совсем недавно говорила графиня.

Стоит ли мне предупредить его о грозящей опасности? Стоит ли рассказать ему о том, что я невольно услышала? Рудольф показался мне гораздо крупнее Эша и он собирается его убить. Скорее всего, у него это получится. Но если я поделюсь информацией, возможно Эш оставит мне жизнь? В конце концов, он уже дал мне шанс на спасение, избавив от нападок Рамоны.

– О, сахарок, это так мило, – проворковал он, наконец, оторвав взгляд.

– Что мои бифштексы не разговаривают? – не поняла я.

Эш взял меня за руку, потянув в ту же дверь, куда Севастьян унес Роксану. Хорошо, что он хотя бы позволил мне идти самой, а не взвалил на плечо, как вещь.

За дверью оказался длинный коридор, уходящий в обе стороны, похожий на тот, через который мы сюда попали, только освещенный гораздо более ярко. Мы повернули налево.

– Нет, зефирка, твоя забота обо мне. Признайся, что ты переживала! Еда волнуется за того, кто собирается ее съесть. Трогательно, мармеладка, чертовски трогательно. Но не беспокойся, – он огляделся и понизил голос, – графиня только говорит об этом на каждое свое день рождение, но она никогда не решится на подобное. В конце концов, я чертовски крут.

– И почти так же скромен, – буркнула я, недоумевая, откуда он узнал все мои мысли.

– О, сахарок, не язви. Еда не должна быть язвительной. Ты, наверное, сейчас недоумеваешь, как же я обо всем догадался? Скажу тебе по секрету, зефирка, все вампиры могут читать мысли простых людей. На самом деле, это довольно легко, но большинство этим брезгует, ведь какая разница, что думает салатик перед смертью? А вот я всегда находил это весьма забавным.

Что ж, его пояснение внесло некоторую ясность.

Видимо, он делал это, когда так долго и пристально смотрел мне в глаза.

Правда непонятно, за что же графиня так на него ополчилась. Впрочем, сейчас это последнее, что меня должно волновать. Плевать я хотела на вампирские разборки. Да пусть они убьют друг друга, главное для меня – это выбраться отсюда самой и вытащить Роксану.

Кстати, об этом.

– Значит, теперь ты поможешь мне выбраться? Ведь я тебя предупредила.

– О, не смеши меня, зефирка. Я знал это и без тебя.

– Неправда…

– Правда. Графиня меня недооценивает, считая, что я не догадываюсь о ее планах, но это не так. Просто планы всегда остаются лишь планами. И, хотя, пожалуй, я бы съел тебя один, тайком ото всех, чтобы ты только не досталась этой дуре Рамоне, но тогда графиня серьезно разозлится. А я не хочу быть тем, кто начнет эту войну. По крайней мере, сейчас.

– А почему она так отличается от остальных вампиров? – спросила я, в надежде отвлечь его.

Перспектива быть сегодня съеденной назло «этой дуре Рамоне» меня вовсе не прельщала.

– Рамона? – Эш недовольно поморщился. – О, она позор всего вампирского рода! И я даже рад, что какая-то конфетка, вроде тебя, смогла ей врезать. Впрочем, со мной бы у тебя не было ни единого шанса.

– Почему?

– Потому что я красавчик. Ты уже забыла это, зефирка?

– Ты мне об этом напоминаешь.

Эш мягко рассмеялся, но тут же снова стал недовольным.

– Да, а про Рамону такого не скажешь. Графиня обратила ее по ошибке и совсем недавно. Рамона самая молодая, самая слабая, да к тому же еще и такая неопрятная на вид! – он презрительно фыркнул. – Даже вампирские флюиды ее не спасают, у нее слишком плохие исходные данные. Слава богу, я не видел ее, когда она была еще человеком.

– По ошибке? – переспросила я, решив, что мне послышалось. – Но разве можно обратить человека по ошибке?

– Выходит, можно. Но не забивай себе этим голову, зефирка. Завтра тебе будет совершенно все равно не только это, но и остальное.

Эш толкнул еще одну дверь, и мы оказались в небольшой комнате.

Глава 3

Вся обстановка комнаты, в которую Эш привел меня, да и само наличие двери резко контрастировало с грязными стенами и полом.

Здесь было не так много мебели, но вся она оказалась такой же изысканной, как и в том зале, где мы были раньше.

У стены стоял небольшой шкафчик из темного дерева, украшенный тонкой резьбой и позолотой, рядом с ним был стул на изящных ножках, обитый бордового цвета бархатом. Чуть поодаль пристроилась огромная кровать, застеленная шикарным бельем из алого шелка. Такую постель я видела однажды в шоу про жизнь знаменитостей. Окон в комнате не наблюдалось.

– Кровать? – ее наличие меня действительно озадачило.

По моим представлениям вампиры не должны были спать вовсе, а если бы все же и ложились на дневной отдых, то в ящик с родной землей, а не на такое вот шикарное ложе, где наверняка спишь, как младенец.

Впрочем, раньше я так же думала, что их не существует в природе. А если все же мне вдруг и доведется познакомиться с каким-нибудь вампиром, то это будет томный красавчик.

Такой, что стоя под окнами в дорогом костюме будет надрывно заламывать руки, называть себя злобным монстром и уговаривать держаться от него подальше. Но сам при этом тебя не оставит, а наоборот постоянно будет поблизости, при каждом удобном случае признаваясь тебе в вечной и несокрушимой любви.

Эш был еще каким красавчиком, но дальше этого дело не пошло. Зефирка, безусловно, ласковое прозвище, но только не тогда, когда его произносят жадно облизываясь.

– О, эклерчик, ты что же, ждала гроб? Прости, если я тебя разочаровал. В любом случае, кровать здесь для меня. Ты вполне поспишь на стуле.

Он отвернулся, подойдя к шкафу и принявшись в нем рыться, что-то ища.

Это был мой шанс.

Я со всех ног кинулась к двери, но, несмотря на то, что я была всего в шаге от нее, я не успела даже коснуться ручки, как Эш оказался рядом, преграждая путь.

– Спасибо, что напомнила, сахарок, – он похлопал меня по плечу, – дверь действительно надо запереть. Конечно, кого-то, вроде Рудольфа, это не остановит. Но так ты доставишь мне меньше хлопот.

Эш повернул ключ в замке, а потом спрятал его где-то в складках своей одежды. И по сравнению с Рамоной, он был действительно невероятно быстр. Уж точно слишком быстр для того, чтобы я смогла с ним справиться.

– А теперь, зефирка, мы тебя немного обездвижим.

Эш кивнул на стул, и мне не оставалось ничего иного, кроме как подчиниться. Он взял с кровати веревки, которые достал из шкафа во время моей неудачной попытки к бегству, и в мгновение ока крепко связал мне руки и ноги, лишив любой возможности передвижения.

Черт, на это я точно не рассчитывала!

– Конечно, я бы проснулся и оказался рядом гораздо раньше, чем ты успела бы пересечь комнату. Я же не такой, как эта бездарная Рамона, которую ты стукнула по носу. Но все же, я хочу хорошенько выспаться, а не смотреть на то, как ты будешь развлекать себя надеждой скрыться. Так что сладких снов, зефирка, – и он улегся на кровать, отвернувшись к стенке.

Подождав для верности около получаса, я попробовала пошевелить руками, или ногами.

Бесполезно.

Он связал их так крепко, что не было ни шанса выбраться.

Что же мне теперь делать? Я вовсе не хотела быть чьим-то обедом.

Решив не сдаваться, я попробовала еще раз, надеясь хоть как-то ослабить узлы.

И хотя я делала все предельно тихо, с кровати донесся совершенно бодрый голос Эша:

– Зефирка, а ну-ка, прекрати там копаться. Ты мешаешь мне отдыхать.

Черт, как он услышал?

Вот уж точно, будь он на месте Рамоны, я бы не смогла не то что ударить, но даже дотронуться до него.

– Я просто не могу уснуть. Веревки мне жмут, а это больно. И еще у меня вся спина затекла. Разве у выспавшейся еды не будет более хороший вкус? – сказала я первое, что пришло в голову.

– Печенька, ты меня радуешь своим чувством юмора, – Эш расхохотался, хотя я не видела здесь ничего забавного.

И в кого это он такой смешливый?

– Ну, так что? Ты меня развяжешь? Или предпочитаешь на обед жесткое и невкусное?

– Черт, пожалуй, я подумаю на счет твоего обращения. Уж больно ты забавная, зефирка, – он покачал головой.

От этого у меня похолодело сердце.

Стать такой, как он?

Бесчувственным монстром, способным без колебаний сожрать свою лучшую подругу?

Пожалуй, лучше умереть.

– Что это ты так резко затихла, кексик? Неужели, испугалась? Ладно, можешь сегодня спать со мной. Только, чтоб без фокусов. А все-таки хорошая идея насчет обращения. Как думаешь? Пожалуй, это взбесит Рамону даже больше, чем если бы я тебя просто съел.

Он моментально отвязал меня от стула, но полностью убирать веревки не стал. Крепкий узел держал мои руки спереди. Зато ноги были свободны, и так я, хотя бы, могла снова попытаться убежать.

Надо сделать это, во что бы то ни стало.

И лучше пусть он сожрет меня назло этой жирной Рамоне, чем превратит в подобного себе.

– О, зефирка, ну что за грустные мысли? – он заглянул мне в глаза прежде, чем я успела отвернуться. – Не хочешь, чтобы обращал, значит, не буду. Просто съем. А пока расслабься и выспись. И не мешай мне больше.

Он уложил меня на кровать и, отвернувшись, затих.

Я замерла, стараясь не дышать. Если он сейчас заснет, смогу ли я победить его во сне?

В любом случае меня ждет смерть, так что стоит попытаться. Так я хотя бы буду знать, что попробовала все.

Минуты тянулись очень долго, а я считала про себя. Интересно, он уже спит? И как вообще можно убить вампира, если под рукой нет осинового кола и чеснока? Может, если я сверну ему шею, это хоть ненадолго отключит его? И тогда я смогу убежать достаточно далеко?

Наконец, решив, что прошло уже много времени, я накинула руки ему на шею и резко потянула на себя в попытке задушить.

Его кожа была холодной, словно лед и казалась твердой.

Всего через мгновенье он быстро развернулся и, схватив меня за руки, усадил сверху.

– Пироженка, ну зачем ты так? – он поцокал языком. – Мы же договаривались, что ты просто выспишься.

И хотя он говорил ласково-укоризненно, в его тоне не было ни капли заботы обо мне.

Скорее, он переживал, чтобы его еда оставалась вкусной.

– Сейчас я тебя отпущу, и ты просто ляжешь, и будешь спать, не мешая мне. Договорились? – он вновь заглянул мне в глаза.

Что ж, если я достаточно высплюсь и наберусь сил, возможно, смогу сбежать завтра.

Я кивнула.

– Вот и хорошо, зефирка, – он улыбнулся и, снова переложив меня к стене, отвернулся.


***


Я думала, что у меня не получится уснуть, когда рядом лежит настоящий холодный вампир. Но стресс и усталость взяли свое и я вырубилась.

Даже крепко связанные руки и беспокойство за состояние Роксаны мне в этом не помешали.

И мне приснился чудесный сон.

Я загорала на пляже, чувствуя под собой приятный жар горячего песка. Солнце ласкало кожу, а теплый ветер трепал волосы, принося с собой прохладные капли морской воды.

Рядом лежал умопомрачительно красивый, загорелый блондин и широко улыбался мне, сверкая ослепительными зубами. Я счастливо потянулась, обвила его шею руками и покрепче прижалась к горячей мягкой груди.

Вот только грудь вдруг оказалась холодной, как лед и ужасно твердой.

Не совсем понимая, где же я сейчас нахожусь, и что со мной происходит, я открыла глаза.

Взгляд уперся в красивый, точно сделанный из белого мрамора, голый торс, к которому я, собственно, и прижималась всем своим телом, обвив владельца этого торса руками за шею.

Я подняла голову повыше, увидев безукоризненно красивое лицо с тонким прямым носом и четко очерченными темными губами, которые сейчас были изогнуты в ехидной усмешке. И конечно глаза, ярко-алые, таинственно мерцающие, как угли, что неотрывно смотрели прямо на меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6