Надежда Голубенкова.

Второй шанс



скачать книгу бесплатно

Бездумно он стал бродить от витрины к витрине, пока не дошёл до сувенирного отдела. Он в восхищении замер, разглядывая бронзовые и керамические статуэтки, стеклянные шары и пирамиды с голограммами внутри, каменные фигурки, резные шахматы… И вот, он не поверил своим глазам. Неожиданное и гениальное решение, о котором он даже не думал! Среди наиболее дешёвых сувениров и свечек оказалось несколько песочных часов!

– Покажите, пожалуйста, – не сумев справиться с волнением, указал он продавщице на двое часов, стоивших ровно по сто рублей.

Молоденькая женщина достала откуда-то из коробок точно такие же часы, как на витрине. Первые были обычные, классической формы с тёмно-жёлтым песком, как нарисованы в учебнике по истории или математике. Вторые, с синим песком, были заключены в какую-то прозрачную монолитную пластиковую форму, задняя стенка которой представляла собой непрозрачную белую панель.

– Фосфоресцирующие, – пояснила продавщица. – Если держать на свету или на несколько секунд поднести к лампочке для зарядки, будут светиться всю ночь, – добавила она, заметив растерянность в глазах подростка.

– Класс, – только и смог ответить Сергей. – А сколько они показывают времени?

– Где-то минуту, – оценивая количество песка, пожала плечами девушка.

– А можно проверить? – кинув взгляд на её наручные часы, попросил Сергей.

Не наблюдая на горизонте других покупателей, продавщица согласилась. Они засекли время и перевернули часы. Потом второй раз и третий. Наконец продавщица недоумённо заметила.

– Ну это лишь сувенир, что вы хотели? – затем осмотрела вторые часы и более радостно добавила. – А эти на три минуты, здесь даже подписано. Если хотите, можем проверить.

– Нет, спасибо, я беру их, – нисколько не сомневаясь, взял он «неправильные». Все три эксперимента они показывали ровно 57 секунд.

***

– Ух ты! Прикольно! Я тоже такие хочу! – слышалось со всех сторон.

Он был в общей комнате, довольно большом зале со множеством старых диванчиков и кресел, двумя журнальными столиками, шкафом, где хранились настольные игры; подаренным на Рождество каким-то спонсором телевизором и игровым уголком для младших. Здесь отдыхали только средняя и старшая группы. То есть те, кто уже ходил в школу. Дошкольники имели отдельную игровую в своей части здания и с ними пересекались только в столовой.

Вернувшись из магазина, Серёжа сразу пошёл показывать всем ребятам покупку. Это была единственная гарантия, что часы не украдут. Купи он что-нибудь из еды, проблем бы не было: съел где-нибудь втихомолочку – и всех делов. А вот вещь надо было либо хорошенько прятать, либо показывать, чтобы все были в курсе, что именно на неё он истратил подарочные деньги. От зависти это не спасёт, но негласный закон ещё никто не преступал – красть не будут.

– Эх, надо было и мне что-нибудь эдакое прикупить, – посетовал его одноклассник Гоша, сам справивший день рождения две недели назад.

Обычно вещи себе покупали девчонки – всякие заколки, зеркальца, серёжки, лак и прочие женские фенечки.

Парни, кто курил, – сигареты. Это была их единственная пачка, и они старались растянуть её на весь год, закуривая по праздникам. В остальное время либо подбирали бычки, либо выбивали у «домашних». Кому везло, могли угостить и охранники школы. Естественно, если сигареты находили воспитатели, их изымали, а неудачливого курильщика могли лишить и этих столь редких подарочных денег. Так в прошлом году попался Пашка. Ему как раз стукнуло четырнадцать, и он впервые получил «взрослый» подарок. Поймала его нянечке в тот же день. Этот балбес догадался ночью закурить в туалете. Теперь до выпуска из детдома в подарок будет получать только шоколадки. Да и от директора здорово влетело, весь этаж слышал, как она на него кричала.

– В следующем году купишь, – усмехнувшись, утешил Сергей Егора. Ходили слухи, что тот на свои деньги умудрился где-то раздобыть банку пива. Тот ничего не подтверждал, но и не отрицал. На что в действительности Гошка потратил свои подарочные, так и осталось загадкой.

– Я что-нибудь покруче придумаю, – хмыкнул в ответ одноклассник. В заблестевших глазах уже угадывались миллионы возможных вариантов.

Вообще Егор был неплохим парнем, но слишком заносчивым. Он просто грезил физикой и постоянно что-нибудь изобретал из всякого найденного на улицах хлама. Воспитатели ворчали, но не запрещали юному гению творить.

– Ерунда какая-то, – раздался пренебрежительный голос за спиной.

Сергей оглянулся и встретился глазами с Андреем. Тот был на голову выше его и намного крупнее. Один из их с Васькой бывших приятелей.

– И зачем тебе эта дрянь? – поддержал нового лидера их старой банды Женя. Несмотря на ангельскую внешность и бешеную популярность у девчонок всех возрастов, невысокий голубоглазый блондин был самым опасным противником из этого трио. Именно он всегда был «мозгом» их шайки. Разработанные им «операции» ещё ни разу не давали сбоя.

Сергей, хоть и участвовал в своё время в делах банды, и даже получал удовольствие от ночных краж из столовой или мелкого воровства на рынке, вздохнул с облегчением, когда с уходом Васи его вытурили оттуда. Без друга у пацанов совсем снесло крышу. Насколько знал Серёжа, они вовсю планировали выколачивать деньги из «домашней» малышни и уже составили список богатеньких жертв. Их даже не останавливал тот факт, что на их памяти были случаи, когда за кражу денег или мобильного телефона воспитатели жестоко наказывали. Над одной девчонкой даже был суд: она покалечила свою жертву из-за обычной губной помады. К счастью, ей дали лишь условный срок. В прошлом году выпускалась. А если они случайно кого-то пристукнут? Забавно будет вместо выпуска из детдома отправиться в колонию для малолетних. В принципе, за такие мысли его и выгнали из банды, а дружба с Васей была только предлогом.

– Да оставьте вы этого червяка, – внёс свою лепту Дима, назначенный Андрюхой казначеем их шайки. Жилистый шатен всегда был остр на язык даже среди своих, но зато мог стать превосходным карманником. Карточные фокусы, обман, блеф – это всё его стезя. Даже если что-то шло не так и не получалось отвлечь продавца, Димону всегда удавалось стащить несколько яблок или конфет.

– А не боитесь, что я вас сдам? – так, чтобы остальные не слышали, храбро ответил парням Сергей.

– Рискни, – растянул губы в мерзкой улыбке Дмитрий.

– Только не забудь в завещании написать, какой хочешь гроб, – тихо и на абсолютном серьёзе добавил Жека.

Андрей, не отличающийся особым умом, так и не нашёлся, что добавить. Мрачно показав имениннику кулак, он отправился вон из комнаты, парни последовали за ним.

«И как этот идиот вообще стал лидером?» – про себя подумал Сергей.

При Васе Андрею чаще всего отводилась роль эдакого амбала: тот всегда любил орать и махать кулаками. Он был просто незаменим в различных разборках с дворовой шпаной или с другими детдомовцами, когда кого-то надо было приструнить. Довольно неуклюжий, в уличном воровстве Андрюха не участвовал, зато когда они забирались на кухню, мог многое спрятать в своих бездонных карманах. К слову, именно это и стало причиной того, что Сергея довольно быстро приняли в банду: им тогда по зарез нужен был кто-то, кто мог стоять на стрёме в коридоре вместо Андрея.

Дальше разборок и мелкого воровства в то время не заходило. Ну, за исключением нескольких случаев хулиганства, когда они проткнули колёса директорской машины или изрезали шубу вахтёрше, сдавшей директрисе их поздний приход (за что все пятеро получили выговоры и остались без подарков на Рождество). И хотя все знали, кто виноват, ни доказательств, ни свидетелей не оказалось. Разгневанная директриса после этого на целый месяц всех воспитанников посадила под «домашний арест».

И вот теперь их банда в усечённом составе выходила на новый, довольно опасный, уровень.

– Можно посмотреть? – отвлёк подростка от размышления неуверенный детский голосок.

Серёжа взглянул на девочку лет восьми. За ней стояли ещё несколько малышей, с любопытством вытягивая шеи. «Вроде бы Наташа», – припомнил мальчик. Он вообще плохо помнил имена малышей. Ещё пяти-шестиклассники, которых он застал в средней группе, были ему знакомы, а те, кто перешёл в неё в последние три года, были подростку абсолютно неинтересны. Тем более он предпочитал проводить время на улице, а не в общей комнате, где всегда было полно мелких.

– Комната, имя? – резко спросил он.

– Настя, комната номер двенадцать, – испуганно пропищала малышка. – Воспитательница Галина Алексеевна, – на всякий случай добавила она.

– Сергей, комната двадцать шестая. Вечером занесёшь.

Настя, не веря своему счастью, затаив дыхание смотрела на сокровище, которое Сергей сунул ей в руки. Её тут же обступили одноклассники и другие ребята: каждому хотелось полюбоваться и потрогать необычную вещь. Подросток сам не смог бы объяснить свой поступок. Просто на миг в огромных голубых глазах этой девочки он увидел себя, вспомнил, как в её возрасте завидовал старшим. Он прекрасно знал, что ещё не скоро этой ребятне представится возможность самим что-то покупать. За часы он не опасался: из-за прочного корпуса они были устойчивы к падению (он на свой страх и риск это уже проверил), а специально разбивать их молотком или ронять с третьего этажа малышня не будет.

Глава 3. Неожиданное решение

Праздник прошёл, потянулись серые будни. Часы Настя вернула в тот день за полчаса до отбоя. Теперь они стояли у Сергея на тумбочке, и только Петька знал, что они ещё и светятся. Чтобы он не разболтал остальным, пришлось пообещать конфеты с ближайших трёх дней рождений. Петя был человеком слова, так что за эту маленькую тайну Серёжа больше не опасался. Главное – сумели сойтись в цене.

В детском доме жило четверо его одногодков: Петя, Гоша, Лида и Полина. Их выпуск был самым недружным. Так получилось, что он сам общался только с парнями постарше, Егор был по жизни одиночкой, а Пётр был «социальным»: его мать лишили родительских прав за постоянные запои, отец отбывал срок за убийство в тюрьме. Петя утверждал, что его отца засудили:

– Там вообще была просто пьяная драка. Ну, подумаешь, проломили какому-то чуваку бутылкой голову, а тот возьми и отбрось копыта по дороге в больницу, – иногда перед сном любил разглагольствовать он. – Вообще, за случайное убийство положен условный срок.

Тем не менее его отца осудили на пять лет. Пётр надеялся, что через полгода, когда тот освободится, поедет домой в село Старый Камыш, которое находилось в тридцати минутах езды от города.

– А ты знаешь, сколько у наших соседей было кур! А ещё они держали корову, – вспоминал он.

По всей видимости, в их семье скотину не держали, да и вообще жили впроголодь. «Так стоит ли тогда возвращаться?» – так и хотелось спросить размечтавшегося соседа, но каждый раз Сергей заставлял себя промолчать.

Девчонки тоже не отличались крепкой дружбой. Тихоня Лида была почти отличницей, правда по какой-то неизвестной Сергею причине освобождена от физкультуры. В принципе, она была довольно красива: волнистые светлые волосы почти до пояса обычно собраны в хвост. Тёмные серо-синие глаза смотрели будто в душу. Настолько проницательный, как у неё, взгляд был только у директрисы. Возможно именно за это её в детдоме и невзлюбили. Сергей даже не знал, есть ли у неё здесь друзья. Ну, за исключением той малышни, которая всё время вертится вокруг неё. Лида, единственная из старших девочек, с ними играла, а иногда даже вместо воспитателей читала им сказки.

Фигуристая Полина по праву считалась одной из признанных красавиц. Прямые абсолютно чёрные волосы были всегда наполовину распущены, чуть раскосые карие глаза с шикарными густыми ресницами буквально завораживали. Вообще, поговаривали, что её бабка была шоркой, вот Полина и взяла всё лучшее из обеих рас. Проверить это было невозможно: она была подкидышем или, как её когда-то называли воспитатели, «потеряшкой». Её история была уникальна даже для детского дома. Однажды на исходе лета какая-то пожилая дама увидела четырёхлетнюю девочку на автобусной остановке. Поскольку других взрослых рядом не оказалось, а девочка зашлась слезами, когда её спросили «Где мама?», женщина вызвала полицейских. Девочка плохо разговаривала, и так и не смогла объяснить стражам порядка, где родители и сколько она просидела на той остановке. Полину временно отправили в приют, по всем местным и даже по центральному телеканалу и в газеты были даны объявления о найденном ребёнке, но никто за Полиной так и не пришёл. Её определили в детский дом. Полгода продолжались активные поиски хоть каких-нибудь родственников, и только через три года её оформили как подкидыша, и опека дала добро на усыновление. Однако её история сохранилась в личном деле. Возможно именно поэтому потенциальные усыновители так и не рискнули взять к себе девочку, за которой в любой момент могли прийти настоящие родители.

Училась Полина плохо. То ли ей не давались науки, то ли они её просто не интересовали. В восьмом классе она умудрилась даже остаться на второй год, получив аж пять двоек по основным предметам. Зато прекрасно вышивала, умела и любила вязать и вообще единственные предметы, по которым она получала только пятёрки – музыка и технология (или, как называли её в старину, домоводство). Полина и не скрывала, что не хочет учиться. По её мнению, женщина должна исключительно сидеть дома, а муж – зарабатывать. Может, это и правильно. На свидания её приглашали часто, но с детдомовскими она не ходила, искала «миллионера».

– Внимание! Средняя и старшая группы! – громогласно произнесла Лариса Степановна, остановив воспитанников, собирающихся уже покидать столовую. – Хочу вас обрадовать. Наконец-то стал известен график поездок в летние лагеря. Вторые-четвёртые классы уезжают через неделю в «Звёздочку». 20-го числа на третью смену в «Ратник» мы проводим седьмые-девятые классы. 28-го в «Солнечный» отправятся 5—6 классы. 10—11 классы и те, кто окончил школу, отправятся в этом году на спортивную базу «Поднебесные Зубья», 3-го августа.

– А первые? – подняв руку, неуверенно спросил какой-то мальчик.

– У тебя на двери написано «1 класс»? – строго спросила одна из воспитательниц средней группы.

– Нет, второй, – сам удивляясь такому открытию, ответил ребёнок и сел на место под приглушённые хихиканья старших ребят.

Видать ещё не свыкся с тем, что перешёл в другой класс. Будущих первоклассников переведут в среднюю группу только в сентябре. А что касается дошкольников, то их ещё в начале июня в сопровождении воспитателей услали в детско-оздоровительный лагерь «Малышок» на две смены; они должны были вернуться недели через две. «По мне, так лучше бы их туда на всё лето закрыли, шума меньше» – подумал Сергей, скользнув взглядом по низким разноцветным столам у окна.

С обеда уходили все возбуждённые. Ребята обсуждали предстоящие поездки и строили планы. Сергей не торопился покидать стол: всё равно они с Петькой сегодня дежурят по столовой. Протерев столы и подняв за всеми стулья, они вместе вышли в коридор.

– Гляди, а они уже вывесили свой график, – заметил Петя новый листок на доске объявлений.

Они подошли. Сергей стал внимательно изучать таблицу.

– А вернёмся-то только 25-го, – вслух произнёс одноклассник. – Надо до отъезда документы в техникум отнести и заявление написать. А то ещё придётся идти в десятый класс.

Да, это было проблемой. Серёжа-то думал, что может выбирать до конца лета, а тут эта спортивная база! Лучше бы опять отправили в «Ратник». Может, удастся с Полиной поменяться? Она-то, несмотря на возраст, поедет как девятиклассница.

– Ты специальность уже выбрал? – чтобы поддержать беседу и отвлечься от тяжёлых мыслей, спросил товарища юноша.

– Если баллов хватит или будет квота, то на механика. А нет, на тракториста пойду, в деревне пригодится, – пожал плечом Пётр.

«Везёт, – с некоторой завистью подумал Серёжа. – А мне-то что делать? Учителя повесятся, если я в школе останусь»

На самом деле у него была мечта. Он любил математику, и у него хорошо получалось рисовать. Как-то даже его работы школа на конкурс в музей отправляла. Он тогда занял второе место и получил грамоту и коробку конфет, которую разделил с одноклассниками, чтобы не светиться лишний раз в детдоме. Его тогда пригласили в художественную школу, но он отказался: всё равно никто бы за него платить не стал, это же не бесплатная секция. Хотя даже в бесплатные кружки можно было ходить только с письменного разрешения директора, а после случая с машиной она наверняка имела на него зуб.

В общем, к ним как-то приходили из академии культуры и искусств. Ну не к ним, а к одиннадцатиклассникам. Но брошюрки-то давали всем желающим. Одна из них до сих пор лежит в его рюкзаке. В принципе, ему достаточно было бы набрать средние баллы по русскому и математике, а там всё зависит от творческого испытания. С тех пор, как приходили агитаторы академии, Серёжа время от времени возвращался к мысли о двух понравившихся специальностях – ландшафтный дизайнер и архитектор. Правда для последней необходима была ещё история, а он с датами никогда не дружил.

– Наверное, я всё-таки пойду в десятый класс, – ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс подросток.

Пётр удивлённо посмотрел на него и покрутил пальцем у виска.

***

– Только через мой труп! – не сдержалась учительница русского языка, случайно зашедшая в директорский кабинет.

Сергей не стал откладывать решение в долгий ящик, и на следующее же утро после завтрака отправился в школу писать заявление.

– Ирина Викторовна, – покачал головой директор, и опять обратился к мальчику, – Серёжа, ты хорошо подумал? Сдавать ЕГЭ гораздо сложнее. Ты уже выяснил, сколько баллов и какие предметы нужны тебе для поступления?

Подросток просто кивнул, чувствуя себя не очень уютно. Ну почему руссичка ещё здесь? Он же всё-таки не провалил её предмет.

– Леонид Петрович, – не сдержалась женщина, – Кузнецов еле переступил минимальный порог. Ему делать нечего в десятом классе!

– Неужели изменились правила русского языка?! – не сдержался Серёжа. – Вот понимаю, математика…

Ирина Викторовна от такой наглости просто задохнулась. Зато директор, наоборот, улыбнулся. Серёжа понял, что сыграл верно: Леонид Петрович в прошлом был учителем математики.

– И всё же, – вернулся мужчина к проблеме. – Сергей, ты понимаешь, что программы всех предметов будут намного сложнее? Тебе за эти два года придётся выучить материала больше, чем за все предыдущие пять лет.

– Но и я старше, – разумно ответил подросток. – Тем более на ЕГЭ мне нужны только русский и математика.

– Кузнецов, а ты не думал поступить сперва в техникум? – фальшиво-ласковым тоном предприняла очередную попытку отговорить ученика женщина. – Получил бы техническое образование, а потом поступил бы в свой ВУЗ. После техникума по специальности берут сразу на третий курс.

– Во-первых, это будет уже не бюджетное место. Во-вторых, если я поступлю в академию после одиннадцатого класса, то мне продолжат платить пособие, а после техникума, когда у меня будет уже на руках специальность, – нет, – благодаря мысленно Васю за правовое просвещение, аргументировал свой выбор Серёжа. – И, наконец, в-третьих, моя специальность изучается только в ВУЗах, и мне всё равно придётся поступать на первый курс.

Ирина Викторовна поджала губы и, пробормотав «За результат не ручаюсь», положила какие-то документы на стол директору и вышла из кабинета. Леонид Петрович кивнул ученику на стул, дал бумагу и ручку:

– Пиши…

Так Сергей выбрал свой путь. Оставалось зайти к директрисе детдома и поставить в известность о своём решении. К счастью, право выбора у него было.

Глава 4. В поисках правды

Удивительно, но как только Сергей определился с учёбой, даже дышать стало легче. Будто тот груз, что давил на плечи с начала лета, невидимо испарился. Полчаса назад он вышел из кабинета Фаины Михайловны. Директриса сегодня была явно в хорошем настроении.

– Кузнецов? Зачем пожаловал? – спросила женщина, не отрываясь от компьютера, когда воспитанник робко вошёл в кабинет.

– Я это… в школе останусь, – растерявшись, промямлил Сергей.

Он-то надеялся передать информацию через секретаршу, а та устроила ему личную аудиенцию с «Сиреной». Так за глаза все называли директора: уж больно громко она кричала, когда её выводили из себя.

– Это окончательное решение? – мельком окинула его оценивающим взглядом Фаина Михайловна.

– Да. Я уже в школу отнёс аттестат и заявление написал.

– Хорошо. Можешь идти, – отмечая что-то в лежащей на столе записной книжке, отпустила его директриса.

Не веря своему счастью, подросток замешкался. Фаина Михайловна подняла на него вопрошающий взгляд. Сергей почувствовал слабость в ногах от этого рентгеновского взора. Пробормотав «До свидания», он шмыгнул за дверь, как какой-нибудь испугавшийся первоклассник. Наверно, бояться эту сухонькую старую женщину у него было уже на уровне инстинкта. Поборов некстати возникшее чувство стыда, он отправился в свою комнату.

И вот теперь он вальяжно возлежал на своей заправленной кровати и всей грудью вдыхал свежий воздух, проникающий в открытую форточку. Он чувствовал себя марафонцем, пробежавшим километров десять и пришедшим к финишу первым. Навскидку он даже не мог вспомнить, когда ему здесь было столь хорошо. Будто после многих лет оказался, наконец-то, дома.

– Эй, чего разлёгся? – в комнату вошёл мрачный Пётр. – И перестань улыбаться, как идиот.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3