Надежда Бортникова.

Представительство по назначению суда в гражданском судопроизводстве. Монография



скачать книгу бесплатно

Такая цель, как обеспечение участия лица в деле через другое лицо (представителя), предполагает замещение представляемого лица представителем в пределах совершения от имени и в интересах представляемого лица процессуальных действий, но не замещение лица, участвующего в деле, в материально-правовых и процессуальных отношениях. «Участие представителя не исключает личного участия представляемого лица, оно продолжает занимать то процессуальное положение, которое занимало до момента привлечения представителя к участию в процессе»3737
  Кулишенко Я. Е. Понятие и особенности института судебного представительства. Сборник «Научные труды II Всероссийского съезда (Национального конгресса) по медицинскому праву. Россия, Москва, 13—15 апреля 2005г.» / Под ред. Член-корр. РАМН, проф. Ю. Д. Сергеева. М.: НАМП, 2005, стр. 118—124; СПС «Гарант». Версия 7.04.0.239 (дата обращения: 20 сентября 2010г.).


[Закрыть]
. Отдельное выделение данной цели дополнительно можно аргументировать тем, что к представителям в гражданском судопроизводстве не предъявляется обязательного требования в виде наличия юридического образования, круг лиц, которые могут быть судебными представителями в гражданском процессе, достаточно широк3838
  См.: Невская О. В. Кто может быть судебным представителем и защитником? // Адвокат. 2004. №10. С.45—52.


[Закрыть]
.

По сути, к этим двум основным целям сводятся и цели, названные Л. В. Тумановой. Такие обозначенные ею цели, как обеспечение ведения дела в суде при невозможности личного участия в процессе, восполнение недостающей дееспособности, обеспечение участия в суде юридических лиц, обеспечение принципа состязательности при неизвестности места пребывания ответчика, можно объединить в одну общую цель – обеспечение участия лица в суде через другое лицо. Остальные названные Л. В. Тумановой цели (оказание квалифицированной юридической помощи, обеспечение дополнительных гарантий защиты прав в случаях, предусмотренных законом), а также обеспечение принципа состязательности при неизвестности места пребывания ответчика можно определить как цель юридической поддержки представляемого лица. Классификация целей, представленная Л. В. Тумановой, на наш взгляд, детализирует цели судебного представительства в зависимости от его видов и показывает, что названные нами две основные цели судебного представительства не обязательно должны одновременно иметь место в каждом конкретном случае судебного представительства.

Учитывая, что являющееся неотделимой частью современного судебного представительства правозаступничество необходимо не только для граждан, но и необходимо в интересах общества, государства и суда, призвано содействовать отправлению правосудия3939
  См.: Васьковский Е. В. Организация адвокатуры.

Том 2. С.-Петербург, типография П. П. Сойкина, 1893.// СПС «Гарант». Версия 7.04.0.239 (дата обращения: 29 сентября 2010г.).; Симанович Л. Н. Правовой статус адвоката в современном обществе // Российская юстиция. 2010. №1. С. 12—14; Белик В. Н. Обеспечение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь и нормы профессиональной этики адвоката // Уголовное судопроизводство. 2007. №1. С.26—28.


[Закрыть], то в качестве факультативной цели судебного представительства можно выделить содействие достижению целей правосудия. «В сфере гражданского судопроизводства публичный и частный интерес в качестве объекта защиты могут сосуществовать друг с другом, имея общую направлен– ность»4040
  Кулакова В. Ю. К вопросу о соотношении частных и публичных интересов в сфере отправления правосудия по гражданским делам //Судебная защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Сборник статей Международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора Р. Е. Гукасяна / Отв. Ред. Е. Г. Стрельцова. М.: Проспект, 2009. С.38.


[Закрыть]
, в связи с этим «защита частного интереса влечет опосредованно к защите публичного интереса»4141
  Кулакова В. Ю. К вопросу о соотношении частных и публичных интересов в сфере отправления правосудия по гражданским делам. Там же.


[Закрыть]
. «Защищая права своих доверителей, реализуя тем самым профессиональную функцию, адвокаты-представители содействуют защите прав человека и основных свобод, признанных российским и международным правом»4242
  Колоколова О. Н. Особенности деятельности адвоката-представителя в гражданском процессе // Налоги (газета). 2006. №22; СПС «КонсультантПлюс». Версия 4000.00.15 (дата обращения: 29 сентября 2010г.).


[Закрыть]
. Поэтому определение многими авторами в качестве основной цели или задачи содействия осуществлению правосудия по гражданским делам, на наш взгляд, ошибочно. «Целью деятельности судебного представителя является оказание юридической помощи представляемому, и именно таким путем данный институт может способствовать решению задачи правосудия: правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела»4343
  Рой Е. Б. Дискуссионные вопросы процессуального положения судебного представителя // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. №3. С.5.


[Закрыть]
. Кроме того, в современных условиях независимости судебной власти вряд ли правильно вообще говорить о содействии суду в осуществлении правосудия. Получается, что суд самостоятельно не может справиться с осуществлением правосудия и ожидает содействия со стороны. В этом смысле предлагаемая нами формулировка цели судебного представительства, как «содействие достижению целей правосудия», более отвечает и сущности судебного представительства и положению суда.

Теперь определим задачи судебного (процессуального) представительства. Я. А. Розенберг считает, что задачи процессуальных представителей состоят в следующем: а) совершение от имени и в интересах представляемого процессуальных действий; б) оказание квалифицированной помощи представляемому при совершении им процессуальных действий; в) содействие осуществлению правосудия по гражданским делам4444
  См.: Розенберг Я. А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. С.39.


[Закрыть]
.

В. М. Шерстюк утверждает, что перед судебным представителем стоит важная задача – оказать представляемому помощь в осуществлении им своих процессуальных прав и исполнении обязанностей. «Судебный представитель призван предотвратить нарушение процессуальных прав представляемого […]. Судебный представитель вступает в отношения с судом не для защиты своих материальных прав или охраняемых законом интересов, а с целью добиться наиболее благоприятного решения для представляемого»4545
  Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам. С.15—16.


[Закрыть]
.

Как уже отмечалось, определение некоторыми авторами в качестве самостоятельной цели или задачи судебного представительства оказания содействия суду в осуществлении правосудия, на наш взгляд, представляется неверным. С учетом современного понимания роли суда в правовом государстве необходимо внести уточнения в отношении задачи содействия суду в осуществлении правосудия. Аксиомой является конституционный принцип осуществления правосудия только судом. Суд в этой деятельности является самостоятельным и независимым. Вряд ли он нуждается в том, чтобы другие участники процесса ему содействовали в осуществлении правосудия. Поэтому сложившиеся еще в советский период формулировки, например, «лица, содействующие осуществлению правосудия» или «задача содействия суду в осуществлении правосудия», нуждаются в переосмыслении.

Основной конечной целью гражданского судопроизводства в ст. 2 ГПК РФ названа защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, организаций, государства и общества в лице Российской Федерации и ее субъектов, федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления. Иными словами, основная цель гражданского судопроизводства состоит в объективной защите компетентным государственным органом нарушенных или оспариваемых прав, свобод и интересов субъектов права посредством справедливого разрешения спора, т.е. «в деятельности компетентного государственного органа – суда —по превращению спорных правоотношений в бесспорные, по устранению препятствий в реализации гражданских прав, ликвидации последствий правонарушений»4646
  Исаенкова О. В. Гражданский процесс: курс лекций/О. В. Исаенкова, А. А. Демичев; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». Саратов: Изд-во «Саратовская государственная академия права», 2009. С.5.


[Закрыть]
.

Деятельность суда независимо, объективно и беспристрастно направлена на защиту интересов обеих сторон, на защиту закона и правопорядка. Г. А. Жилин в своем комментарии ст. 2 ГПК РФ называет укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду в качестве факультативных целей правосудия по гражданским делам4747
  См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Жилина. М.: ТК Велби, 2004. С.13. (Автор главы Жилин Г. А.).


[Закрыть]
.

Деятельность представителя обусловлена интересами и правовой позицией представляемого лица, направлена на защиту интересов представляемого лица в суде. По своей целевой направленности деятельность судебного представителя заключается не в том, что он помогает суду непосредственно осуществлять правосудие, а в том, что в конечном итоге участие представителя гипотетически ведет к достижению целей правосудия. «Процессуальные права и обязанности всех участников дела сформулированы в законе таким образом, чтобы в условиях состязательного процесса способствовать выполнению в конечном счете общих задач и целей гражданского судопроизводства»4848
  См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Жилина. С.13. (Автор главы Жилин Г. А.).


[Закрыть]
. «Судебный представитель, исполняя в суде поручение своего доверителя, должен своей деятельностью способствовать разрешению задач гражданского судопроизводства. При этом он преследует достижение в качестве основной цели своей деятельности защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов своего доверителя»4949
  Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Жилина. С. 121. (Автор главы Калинин В. В.)


[Закрыть]
. «Судебный представитель, в том числе адвокат, оказывает помощь суду в осуществлении правосудия лишь постольку, поскольку это необходимо для защиты прав, свобод и законных интересов представляемого. Содействие суду в установлении истины по делу и правильной юридической квалификации установленных им обстоятельств дела составляет не цель судебного представительства, а средство к достижению его процессуальной цели»5050
  Ивакин В. К вопросу о целях судебного представительства по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №10. С.12.


[Закрыть]
.

Поэтому целью или задачей судебного (процессуального) представительства не может являться содействие суду в осуществлении правосудия, но факультативной целью судебного (процессуального) представительства является содействие достижению целей правосудия.

Обобщая мнения авторов и учитывая обозначенные нами цели судебного (процессуального) представительства, определим следующие задачи судебного (процессуального) представительства: во-первых, совершение от имени и в интересах представляемого процессуальных действий, во-вторых, оказание представителем юридической помощи представляемому при самостоятельном совершении последним процессуальных действий, в-третьих, достижение вынесения судом наиболее благоприятного решения для представляемого, в-четвертых, предотвращение нарушений процессуальных прав представляемого лица.

При выполнении такой задачи, как получение (достижение) вынесения судом наиболее благоприятного решения для представляемого, можно говорить о предотвращении нарушений материальных прав представляемого лица, содействии достижению цели гражданского судопроизводства – защите материального права и охраняемого законом интереса.

Соглашаясь с И. А. Табак в том, что совершение от имени и в интересах представляемого лица процессуальных действий – это осуществление процессуальных прав и обязанностей, принадлежащих представляемому лицу5151
  См.: Табак И. А. Представительство в гражданском процессуальном праве: новые положения. С.52.


[Закрыть]
, все же указываем его в числе задач судебного (процессуального) представительства. Наличие такой цели, как обеспечение участия лица в деле через другое лицо, требует от представителя реализации задачи совершения от имени и в интересах представляемого лица процессуальных действий. Таким образом, совершение представителем действий от имени и в интересах представляемого лица само становится задачей судебного представителя.

Теперь рассмотрим, как общие для судебного (процессуального) представительства цели и задачи соотносятся с целями и задачами представительства по назначению суда.

Согласно ст.50 ГПК РФ, суд назначает адвоката представителем в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других случаях, предусмотренных федеральным законом. На наш взгляд, появление этой нормы обусловлено, прежде всего, общими (как основными, так и факультативными) целями гражданского судопроизводства. Статья 50 ГПК РФ порождена требованием процессуальной практики —необходимостью рассмотреть гражданское дело в суде при невозможности участия в деле ответчика и соблюсти при этом процессуальные гарантии осуществления правосудия. Как рассмотрение дела судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, так и разрешение судом вопросов о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, нарушают принципы равноправия и состязательности сторон и не позволяют считать судебное разбирательство справедливым. «В состязательном процессе суд во всяком случае не вправе поменять собой одну из сторон»5252
  Бондарь А. Н. Равноправие сторон – конституционный принцип гражданского и арбитражного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №11. С.5.


[Закрыть]
. Назначение адвоката в соответствии со ст. 50 ГПК РФ, с одной стороны, способствует защите прав истца непосредственно на отправление правосудия и в установленные сроки, а с другой стороны, служит обеспечению прав ответчика на судебную защиту, процессуальное равенство сторон, на получение квалифицированной юридической помощи5353
  См.: Варфоломеев В. В. Проблемы оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском процессе по назначению суда // Юрист. 2006. №6. С.56—58.


[Закрыть]
.

Участие в гражданском судопроизводстве назначенного судом представителя делает возможным защиту интересов отсутствующего ответчика профессиональным представителем. Тем самым обеспечивается и возможность самого осуществления гражданского судопроизводства, что особо важно для соблюдения интересов истца. Однако среди специалистов в области гражданского процессуального права возникли разногласия о целесообразности введения ст.50 ГПК РФ. Критика этой статьи некоторыми авторами5454
  См.: например: Капустина Н. П. Противоречивый состязательный процесс // Российский судья. 2007. №8. С.43—44; Николаева Е. Защитник поневоле// Эж-юрист. 2009. №30; СПС «КонсультантПлюс». Версия 4000.00.15 (дата обращения: 29 сентября 2010г.).


[Закрыть]
обоснована следующими утверждениями.

1. Гражданское процессуальное законодательство РФ и без нормы ст.50 ГПК РФ позволяет суду рассмотреть гражданское дело в ситуации, когда фактическое место нахождения ответчика неизвестно. Здесь применима ст.119 ГПК РФ.

2. Назначенный представителем адвокат не обладает в полном объеме полномочиями процессуального представителя, что не позволяет ему эффективно защищать интересы лица, участвующего в деле, и зачастую делает его присутствие в процессе формальным.

3. С учетом первого и второго утверждения не оправданы и расходы федерального бюджета на оплату услуг такого адвоката.

По мнению Н. П. Капустиной, достижение позитивной цели введения ст.50 ГПК РФ не оправдывает нарушение применением этой статьи принципа состязательности. Она считает, что здесь столкнулись две нормы законодательства, одна из которых провозглашает состязательность сторон как неотъемлемую часть процесса, а другая позволяет рассмотреть дело без участия ответчика5555
  См.: Капустина Н. П. Противоречивый состязательный процесс. Там же.


[Закрыть]
. Её сомнения вызваны вопросом, сможет ли адвокат эффективно защищать права ответчика, не имея возможности воспринимать информацию от самого представляемого им лица.

Е. Николаева также пишет о том, что в случае назначения адвоката судом у него возникнут проблемы с формированием правовой позиции по делу, неясно, какой объем прав он получает, поэтому защита прав и законных интересов ответчика не будет гарантирована в полной мере. В связи с этим она делает вывод, что в сегодняшней формулировке ст. 50 ГПК РФ не имеет права на существование, поскольку «во-первых, в случае назначения адвоката последний не в состоянии выполнить все необходимые функции. Во-вторых, адвокат не вправе признавать иск, заявлять встречный иск, подписывать процессуальные документы и т. д. Невозможно вынесение законного и обоснованного решения, так как ненадлежащее оформление полномочий адвоката существенно затрудняет сбор доказательств в пользу ответчика»5656
  Николаева Е. Защитник поневоле. Там же.


[Закрыть]
.

На наш взгляд, приведенные критические утверждения вызваны непониманием целей и задач представительства по назначению суда. Назначение судом адвоката представителем призвано обеспечить право представляемого лица на судебную защиту, гарантированное ст.46 Конституции РФ, и осуществление гражданского судопроизводства на условиях состязательности и равноправия сторон, как того требует ст.123 Конституции РФ и ст.12 ГПК РФ5757
  См.: Алимова Н. А. Участие гражданина в гражданском процессе // СПС «Гарант». Версия 7.04.0.239 (дата обращения: 23 сентября 2010г.).


[Закрыть]
.

Статья 119 ГПК РФ позволяет суду при неизвестности места пребывания ответчика приступить к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика. Здесь презумпция соответствия адреса места жительства адресу места регистрации ответчика, презумпция неуважительности причин неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки (ст. 167 ГПК РФ), фикция надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, по последнему известному месту жительства (ст.118, 119 ГПК РФ) служат возможности рассмотрения гражданского дела в отсутствии «якобы извещенного» ответчика. Аналогичные фикции имеются и в арбитражном процессуальном праве5858
  См.: Губанов В. А. Некоторые аспекты проблемы местонахождения участника арбитражного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №1. С.2—5.


[Закрыть]
.

Однако такое сочетаний презумпций и фикции порождает упречность итогового судебного акта. Если ответчик объявится после вынесения решения, то по одному только основанию нарушения его права на судебную защиту он может требовать отмены судебного решения. О. Н. Диордиева правильно отмечает, что в настоящее время сложилась такая судебная практика, по которой суд переходит к рассмотрению дела по существу в порядке ст. 167 ГПК РФ лишь при повторном возврате судебного извещения. В то же время кассационная инстанция отменяет такие решения судов, указывая на необходимость получения расписки от ответчика, подтверждающей, что ответчик должным образом извещен о времени и месте слушания дела, полагая, что при возврате повестки с указанными пометками (нет дома, не явился за извещением) говорить о надлежащем извещении ответчика не приходится5959
  См.: Диордиева О. Н. Рассмотрение гражданского дела в отсутствие ответчика // Российский судья. 2005. №8. С.13—16.


[Закрыть]
. Основания для отмены судебных решений вышестоящими судами только при применении ст.119 ГПК РФ еще более весомы: заведомая недостоверность извещения ответчика.

По мнению М. А. Фокиной, фикции и презумпции оправданны там, где нет достоверного знания, они значимы для современного состязательного процесса. «Закрепление в гражданском процессуальном законе презумпций и правовых фикций позволяет сделать вывод о сочетании достоверности, вероятности и даже заведомой недостоверности при установлении обстоятельств дела»6060
  Фокина М. А. Юридические предположения в гражданском и арбитражном процессах // Современное право. 2009. №6. С.74.


[Закрыть]
. Таким образом, судебное решение, вынесенное без участия в судебном заседании ответчика и его представителя с применением только ст. 119, ст.167 ГПК РФ, всегда будет подвергаться риску отмены вышестоящими инстанциями в связи с нарушением прав ответчика на защиту, поскольку изначально оно основано на фикции надлежащего извещения. Основанием отмены может служить п.2 ч.4 ст.330 ГПК РФ (дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания). Применение же ст.50 ГПК РФ, гарантируя право ответчика на судебную защиту, дополнительно обеспечивает и стабильность судебного акта при применении юридических предположений (юридических презумпций и фикций) и не позволит отменить решение суда по безусловному основанию, установленному п.2 ч.4 ст.330 ГПК РФ. Для отмены судебного решения потребуется дополнительная мотивировка нарушений норм материального и/или процессуального права.

Введение ст.50 ГПК РФ продиктовано, прежде всего, конечно, принципами состязательности и справедливости, а также принципами процессуальной экономии и судейского руководства. Предписывая суду назначить представителя, закон предусматривает основание для процессуальной активности суда. По мнению Е. Чесовского, основанием процессуальной активности суда, реализуемой в его инициативных действиях независимо от волеизъявления лиц, участвующих в деле, является прямое указание процессуального закона, его смысл либо возникшая в ходе рассмотрения дела необходимость, обусловленная задачами гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ)6161
  См.: Чесовской Е. Принцип процессуальной активности суда в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. №8. С.23—25.


[Закрыть]
.

Результат судейской работы должен быть не только юридически выверенным, но и отвечать требованиям справедливости и разумности6262
  См.: Щепалов С. В. Апелляция в гражданском процессе: к вопросу о составе суда // Российская юстиция. 2009. №6. С.42.


[Закрыть]
. Именно требованиями разумности, осмотрительности и заботливости объясняется необходимость применения ст.50 ГПК РФ с целью выполнения задач гражданского судопроизводства. По мнению В. М. Шафирова, «реализация норм права без опоры на принципы, цели, задачи права ведет к искажению смысла законодательства, нарушает требования добросовестности, разумности и справедливости при решении юридических дел»6363
  Шафиров В. М. Установление смысла законодательства и аналогия права // Российская юстиция. 2009. №8. С.3.


[Закрыть]
.

Таким образом, ст.119 ГПК РФ и ст.50 ГПК РФ – это не альтернативные процессуальные конструкции, позволяющие суду рассмотреть гражданское дело в случае неизвестности фактического места нахождения ответчика, а две дополняющие друг друга нормы, гарантирующие осуществление правосудия и стабильность судебного акта.

Конституционный Суд РФ также отметил, что ст. 50 ГПК РФ направлена на обеспечение осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ст.123 ч. 3 Конституции РФ) и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права6464
  См.: Определение Конституционного Суда Рос. Федерации от 22 апреля 2010 г. №480-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Нестеренко Михаила Федоровича на нарушение его конституционных прав статьями 50 и 119 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». Версия 4000.00.15 (дата обращения: 29 сентября 2010г.).


[Закрыть]
.

Второе критическое замечание (о неполном объеме полномочий представителя по назначению, не позволяющем ему эффективно защищать интересы представляемого лица) выявляет специфику этого судебного представительства и связанную с ней проблему устранения негативных моментов невозможности взаимодействия представителя и представляемого. Способы снятия остроты этой проблемы будут рассматриваться при дальнейшем исследовании. Однако сейчас отметим, что представительство отсутствующего ответчика может быть эффективным и при пассивной позиции представителя, не говоря уж об активном возражении против иска. Ведь если исходить из общего правила доказывания о том, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, то, по сути, и ответчик, и его представитель могут бездействовать в состязательном процессе, пока истец не представит достаточно доказательств основания его требований. «Бремя доказывания возлагается на ответчика, когда бездействие угрожает ему возникновением неблагоприятных последствий в виде признания истинности заявленных истцом утверждений»6565
  Войтко И. А. Классификация правил доказывания // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой. Статут, 2008. С.156; СПС «КонсультантПлюс». Версия 4000.00.15 (дата обращения: 29 сентября 2010г.).


[Закрыть]
. Также, не затрагивая сущности материально-правовых притязаний истца, активные процессуальные возражения представителя могут повлечь прекращение производства по конкретному иску или прекращение участия представляемого лица в качестве ответчика по делу. Таким образом, участие назначенного судом представителя может быть эффективным и при отсутствии его взаимодействия с представляемым им лицом путем простого слежения им в процессе за ненарушением прав представляемого лица. Здесь мы наблюдаем наиболее отчетливо такую названную В. М. Шерстюком задачу процессуального представительства, как предотвращение нарушения прав представляемого лица в процессе.

Следует согласиться с мнением О. Н. Диордиевой о возможности адвоката давать пояснения по делу, если его доверитель в деле не участвует. «Представитель, в том числе и адвокат, участвует в деле для его участия, а не для простого присутствия»6666
  Диордиева О. Н. Рассмотрение гражданского дела в отсутствие ответчика. С.15—16.


[Закрыть]
. О. Н. Диордиева отмечает, что адвокат, назначенный в порядке ст. 50 ГПК РФ, может заявить о сроке исковой давности, если он пропущен, что влечет отказ в иске, обратить внимание суда на спорность доказательств, которые представил истец, истребовать иные доказательства, дать правовую оценку исковых требований6767
  См.: Диордиева О. Н. Рассмотрение гражданского дела в отсутствие ответчика. Там же.


[Закрыть]
. Разрешение вопроса о возможностях адвоката по назначению «скорее всего, в правовой природе участия адвоката в процессе и обеспечения им соблюдения всех процессуальных прав ответчика. […] Права адвоката будут ограничены, но это не должно мешать ему отстаивать права отсутствующего ответчика. При таком рассмотрении дела исход его напрямую зависит от активности назначенного судом адвоката»6868
  Диордиева О. Н. Рассмотрение гражданского дела в отсутствие ответчика. Там же.


[Закрыть]
. О. К. Высоцкая также считает, что адвокат может активно участвовать в деле путем предъявления обоснованных возражений против требований другой стороны по делу, участвовать в доказательственной деятельности, подвергая сомнению доказательства, на которые ссылается другая сторона, опровергая мнение другой стороны и обращая внимание суда на недоказанность существенных для дела обстоятельств6969
  См.: Высоцкая О. К. Участие адвоката по доказыванию в вышестоящих судебных инстанциях по гражданским делам при защите нарушенных прав граждан // Российский судья. 2008. №9. С.12—15.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное