Надежда Черпинская.

Единственное желание. Книга первая



скачать книгу бесплатно

– Впервые в жизни мне по нраву, что меня прозвали Рыжей, – улыбнулась Настя.

Что уж тут оскорбительного, если природа наградила таким рыжим костром локонов? Как можно обижаться на то, что тебя называют «солнечной»? Это почти что «солнышко». А когда это нежное прозвище слетает с таких прекрасных губ, как у Наира…

Парень продолжил свою речь:

– Так вот, Дэини, послушай меня внимательно! Я уже несколько раз тебе это повторил, но ты, кажется, не придаёшь моим словам значения. Ты не одна! Я не знаю, зачем мы встретились с тобой на той лесной дороге ночью, не знаю, зачем ты оказалась здесь, но такова была твоя судьба, и моя судьба. В жизни ничего не происходит просто так! Любой наш поступок, слово, приводит к изменениям в нашем будущем. И раз мы с тобою встретились, кто, как не я, поможет тебе? Я не оставлю тебя одну! Расскажу о нашем мире, научу тебя, как здесь выжить.

У нас есть замечательная традиция: если ты кому-то спасаешь жизнь, то ты берёшь на себя ответственность за его дальнейшую судьбу. Как родители в ответе за детей своих, так и тот, кто спасает человека или лэгиарна, как бы даёт ему новую жизнь, а значит, отвечает за спасённого. Может быть, я возомнил о себе слишком много, и заявка, что я спас тебе жизнь, звучит слишком смело… Ведь ты сделала для меня ничуть не меньше! Но мне бы хотелось соблюсти традицию и позаботиться о тебе, Дэини! Ты можешь доверять мне во всём, как брату! И всё, что будет в моих силах, я сделаю для тебя, клянусь!

Ты сетуешь, что у тебя ничего нет, но главное, чтобы у тебя нашлись здесь добрые друзья – тогда будет и всё остальное. Надеюсь, я заслужу право называться твоим другом.

Ты можешь остаться здесь, в лесу Лэрианор! Здесь живут не только бессмертные, но и люди! Что касается одежды и еды – не думаю, что тебе позволят остаться голодной! А жить можешь в моём доме. Признаюсь, он слишком велик для меня одного. Там хватит места для нас обоих, к тому же станет веселее.

Женщины научат тебя каким-нибудь полезным ремёслам. А я, если ты пожелаешь, сражаться. Это не будет лишним для тебя, любительницы неприятностей!

Со временем ты освоишься здесь и будешь чувствовать себя, как рыба в воде. Потом, если захочешь, уедешь в город, к людям… Но я был бы рад, если бы ты осталась здесь навсегда!

– А у тебя не возникнет неприятностей? Я слышала, как та девушка говорила о каком-то старике, который недоволен тобой…

Наир слегка качнул головой.

– Он гневается не из-за тебя, а из-за того, что я пошёл на неоправданный риск и попался к охотникам за рабами. И Миланейя сердилась потому же… Она – моя сестра, а Старший – наш отец. Он – правитель леса Лэрианор.

– Так что же ты, выходит, наследный принц? – изумилась Настя.

– Не совсем… Принц – это сын короля, а король у нас один на всю Кирлию. Бездетный пока, кстати, – пояснил Наир. – А вот владетелей много. Каждый правит в своём краю. Мой отец – этим лесом, последним пристанищем нашего народа. А в остальном ты права: я – наследник этой земли! Так что у меня есть некоторые права.

Я поговорю со Старшим, и он позволит тебе остаться здесь.

– Но мне вряд ли будут рады… Чужих у вас явно не любят! Сестра твоя несколько раз повторила, что мне тут не место! – припомнила Настя, всё поглядывая в изумлении на Наира – мало того, что бессмертный, так ещё и принц!

– Дело тут не в тебе! И не в том, что чужих у нас не любят, как ты говоришь, – Наир откинул со лба светлые пряди и замолк на миг, подбирая слова. – Видишь ли, Дэини, к пришлым в этом лесу относятся настороженно, потому что они могут оказаться… доносчиками. Я уже говорил тебе, здесь живут люди. Они вынуждены здесь обитать, потому что в любом человеческом городе их просто вздёрнут. Это те, у кого есть определённые… э… сложности с законом. Они скрываются здесь от стражей порядка.

– Разбойники? – дошло до Насти.

– Ну да, – неохотно согласился Наир, – можно и так сказать! Но они предпочитают называть себя «лесная вольница». Во главе с атаманом Эливертом. Поэтому, когда среди нас появляется новый человек, мы должны быть уверены, что он не выдаст тех, кто нашёл приют под пологом леса Лэрианор. Но за тебя я могу поручиться перед любым из разбойников и перед отцом тоже! И Эла убедим, поверь!

Настя посмотрела Наиру в лицо. Он не отвёл своего прекрасного взгляда. Ей не верилось, что всё это происходит наяву.

«Не бывает таких глаз! – подумала Настя. – Таких бездонных светлых глаз, где столько теплоты! Таких искренних, таких честных, таких добрых! Просто не бывает! И людей таких тоже не бывает! Ну… скажем, не людей, а лэгиарнов, но всё равно не бывает! Может, где-то в сказках, в книгах, в мечтах, но не в реальности. Чтоб кто-то вот так бескорыстно решил помочь чужой, случайно встреченной день назад, девчонке? Ведь ничем и никогда отблагодарить его я не смогу! Может, я его как женщина заинтересовала? Хотя, с такой-то красотой дамским вниманием Наир вряд ли обделён. А я, после своих приключений-злоключений, сейчас, наверное, выгляжу так, что мной детишек пугать можно! В чём же причина? Не могу поверить в искреннее сочувствие! Никто не станет добровольно вешать на себя такую ношу – заботу о чужом человеке! Ведь я сейчас как маленький ребёнок – всему учиться надо заново. Зачем ему эти проблемы? Нет, не могу я помощь от Наира принять! Не хочу его обязывать, в долгу перед ним быть не хочу! А как отказаться от его поддержки? Ведь пропаду же без него, сто процентов – пропаду!»

– Зачем тебе это? – спросила Настя без обиняков, напрямую. – Наир, я не могу понять тебя… Я тебе никто! Не жена, не сестра, не дочь, не любовница. Более того, я даже не из твоего народа! Чужой тебе человек. До этой ночи ты даже не подозревал о моём существовании. Ради чего тебе навешивать на себя лишние заботы? Ведь у меня за душой ни гроша! Я никогда не смогу отблагодарить тебя, вернуть тебе долг. Никакой тебе выгоды – одни хлопоты! Ведь у тебя, наследного принца этой земли, наверняка и без меня дел хватает! Тебе о своём народе надо беспокоиться, а не о пришлой чужестранке, подобранной в лесу!

Взгляд Наира обдал Настю таким ледяным холодом, что она отвела глаза.

– У нас нет таких славных обычаев, как у вас, – продолжала Романова, несмотря на каменное выражение его лица. – Но, если ты мне помогать намерен из-за того, что тебя традиция обязывает, то не стоит! Не могу я такие жертвы принимать! На шею тебе садиться я не желаю! Ни в моих это правилах! Ты, Наир, подумай, зачем тебе такая обуза?

Насте очень не понравилось, как изменилось лицо Наира за время её пламенной речи. Он перестал улыбаться, нахмурился и с отстранённо-равнодушным видом уставился в окно, где в солнечных лучах шелестело листвой красивое раскидистое дерево, слегка напоминавшее клён. Он молчал долго. И Насте стало не по себе от этой гнетущей, режущей слух, тишины.

– Да-а-а! – наконец сказал он, и изумрудные печальные глаза обратились вновь к Насте. – Не хотел бы я жить в твоём мире! К счастью, для тебя этот мир теперь тоже лишь тень прошлого. Жалости и презрения достойно общество, в котором не осталось и следа от таких понятий как добро, взаимопомощь, честь, благородство! Ты спрашиваешь, зачем я помогаю тебе? Но я не знаю, что тебе ответить. Ведь это же так просто, Дэини, что и объяснить такие простые вещи невозможно! Тебе нужна помощь – я помогаю, вот и всё! Когда-нибудь, возможно, мне понадобится твоя помощь, и ты поможешь! А если этого не случится, так что с того! Сделанное добро всё равно не исчезнет бесследно – оно станет частью Вселенной. Ведь мир – это не только горы, реки и небо, мир – это те, кто его населяет. И если каждый из нас будет делать добро – весь мир станет лучше, светлее, прекраснее! Разве для этого нужны причины? Почему ты считаешь, что должна непременно воздать мне за мою поддержку? Ведь и помощь-то по сути пустяковая! Мы протягиваем руку помощи каждому, кто приходит в наш лес. А учить тебя всему, что я сам знаю, это же удовольствие, а не хлопоты. Мы – разумная раса, и сила наша в единстве! Как же может быть иначе? Даже звери объединяются, зная, что так проще выжить. Я удивляюсь, как мир ваш ещё существует, если во всём вы ищите корысть, выгоду и расчёт? Ведь есть же ещё на свете то, что бесценнее денег: доверие, дружба, честь, любовь, доброе имя, память, да, в конце концов, самоуважение! Кем я буду, если брошу тебя в беде?! Да я возненавижу себя за это! Мир, в котором ты жила, остался в прошлом, как дурной сон… Проснись, Дэини! Не ищи врагов там, где их нет! Мне придётся многому тебя научить…

Но, вот мой первый урок – самый важный: запомни, в Долине Ветров немало зла и жестокости, но добра всё-таки больше, и оно сильнее! Научись верить в него! Ищи его в людях, в бессмертных, во всём, что тебя окружает, и тогда добро станет частью твоей жизни! И верь мне всегда! Я желаю тебе только счастья и никогда не предам!

– Прости! – Настя шмыгнула носом. – Я, в самом деле, разучилась видеть свет! Ищу фальшь и лицемерие там, где их нет и в помине! Прости за недоверие! Я научусь видеть доброту, научусь в неё верить! Ты сказал, что был бы рад заслужить право называться моим другом, а я скажу, что считать тебя моим другом было бы величайшей честью для меня! Из всех мужчин, которых я знала, ты самый лучший, Наир! Я никогда не встречала никого, столь великодушного, благородного, отважного и доброго! Ты – лучший на всём белом свете!

Наир смущённо рассмеялся:

– Ой, Дэини, не торопись с такими похвалами! Я – лучший в этом мире, потому что я первый и пока единственный, кого ты тут знаешь! Когда ты познакомишься с настоящими героями Долины Ветров, ты поймёшь, что такое истинное благородство и отвага, и возьмёшь свои слова обратно!

– И не подумаю! – с шутливым вызовом пообещала Настя.

Она хотела добавить ещё что-нибудь серьёзное, поблагодарить от всей души Наира за заботу, но до слуха девушки донёсся тихий звон колокольчиков, и в дверном проёме возник высокий снежно-белый силуэт Миланейи.

– Я вижу, моя помощь Вам уже не нужна, миледи! Наир, в тебе пропал талант целителя!

Девушка вошла, и Настя наконец разглядела её лицо. Рыжая не ошиблась – та была удивительно хороша собой! Их сходство с Наиром было очевидно – только мужественные острые черты его лица у Миланейи как будто смягчались, сглаживались, делая её нежнее и миловиднее. В остальном, те же огромные глаза цвета первой листвы, золотые локоны, острые ушки, красиво очерченный рот. На шее ожерелье из крупных зелёных бусин. И в каждом движении столько грации, гибкости, мягкости – казалось, в комнату вошла сама Нежность!

– Я – Миланейя!

– Анастасия, – представилась Романова с лёгким поклоном головы, в ответ на такое же приветствие сестры Наира.

– Необычное имя! Как и ты сама, впрочем! – молвила златовласая.

– А мне она разрешила звать её Дэини! – заявил Наир с чисто детским хвастовством.

– Вот как? Может, и мне позволишь? – улыбнулась Миланейя.

– Почему бы и нет! Мне по душе моё прозвище! – пожала плечами Настя.

– Так может, ты для всех нас тогда будешь зваться Дэини? Поверь, тебя всё равно так прозовут! Имя твоё сложно звучит для речи лэгиарнов – оно не приживётся.

– А я и не возражаю! – согласилась Настя.

– Ну что ж, Дэини, как твоя боевая рана?

Анастасия подняла руку, плотно забинтованную от запястья до локтя, пошевелила пальцами.

– Славно! Теперь быстро заживёт. Больше нет нужды держать тебя здесь, – сообщила Миланейя. Добавила с виноватой улыбкой: – Хочу перед вами извиниться! Невольно слышала ваш разговор. Я не из тех, кто жаждет вызнать чужие секреты, но вы говорили достаточно громко. Так что вся история Дэини долетела до моего слуха через открытое окно. Я присоединяюсь к словам Наира – мы не дадим тебе пропасть! Наш лес – твой дом! И я рада принимать у себя такую гостью! А теперь, выйди, Наир, девушке надо одеться! Я принесла тебе платье, пока твои вещи сохнут. Их пришлось выстирать – они были испачканы кровью.

Наир направился к двери, а Миланейя развернула длинное белое платье, похожее на её собственное.

– Ты высокая для человека. Почти с меня ростом. Тебе оно подойдёт! – рассудила девушка.

Наир остановился на пороге, обернулся.

– Сестра, а что ворон? Он отыскал Эливерта?

– Всё в порядке, – сдержанно заверила Миланейя, не отвлекаясь от платья. – Он завернул в Жемчужные Сады, но теперь уже держит путь обратно. Скоро он будет здесь, как ты и говорил…

– Жемчужные Сады??? – пробормотал Наир, уже выходя из комнаты. – Эливерт у миледи Лиэлид? Зачем?

– Узнаем, когда вернётся, – пожала плечами Миланейя. – Ну, держи! Посмотрим, как оно тебе!

***

Настя проводила выскользнувшего из комнаты Наира затравленным взглядом.

Ему она уже доверяла безоговорочно. Миланейя тоже убеждала Романову в своём расположении, но Рыжая помнила, с какой строгостью та пеняла Наиру, что он привёз чужую в их лес. Не то, чтобы она её боялась, но, оставшись с Миланейей один на один, ощутила некоторую скованность, напряжение. И это не укрылось от златокудрой дочери леса.

– Не смотри ему вслед так, словно он уходит навеки! Я тебя не съем и даже не укушу! Если мой брат счёл тебя достойной его дружбы и покровительства, ты можешь рассчитывать и на меня! Восхитительно!!! Словно это платье сшили для тебя! Дэини – дочь солнца, если бы не твои рыжие волосы, тебя можно было бы легко принять за девушку из нашего рода! В этом платье и отправишься на приём к Старшему!

– К Старшему?! – испугалась Настя.

– Ну да! Мы обязаны представить тебя правителю Лэрианора. Это неоспоримо, ведь всё, что происходит в его земле, затрагивает его интересы! Наир сейчас отправился к нему, чтобы объяснить… некоторые тонкости. Сама понимаешь – ситуация весьма необычная! Затем он придёт за нами, и мы отправимся все вместе к Старшему. Его имя Финриз ар Алар. Да не пугайся так, Дэини! Мой отец вовсе не так суров и страшен! Просто будь искренна, и это найдёт отклик в его душе! – заверила Миланейя.

И Настя попыталась унять волнение: «Это только первый шаг навстречу новой жизни – я не должна споткнуться! – сказала она самой себе. – Я смогу, всё смогу! Боже, как страшно, и как страшно интересно! Новый мир, непознанный и удивительный… И он ждёт меня!»

***

А Старший, вопреки ожиданиям, оказался совсем не старым! Впрочем, это Настю не удивило. Эльфы не старели, лэгиарны очевидно тоже! Старший выглядел лет на тридцать пять-тридцать семь, но вид у него был напыщенный, солидный, торжественный какой-то. Всё-таки правитель, что ни говори! Длинные волосы с тем же нежно-золотистым оттенком, что и у его детей, но ещё светлее. Высокий лоб венчала корона, вернее, золотой обруч в виде двух переплетённых меж собой ветвей. Статный, худощавый и царственно-спокойный. Единственное, что выдавало его возраст (исчисляемый, пожалуй, даже не столетиями) нечеловеческая мудрость в больших светло-зелёных глазах, не столь ярких и пронзительных, как у Наира, но таких же лучистых и светящихся добротой и милосердием.

Наир пришёл вместе с ним прежде, чем Настя успела покинуть дом Миланейи.

Правитель Лэрианора не сказал Насте ничего особенного, лишь пристально посмотрел в глаза, потом кивнул, как бы соглашаясь с какими-то своими мыслями, а затем, очевидно одобрив их, выразил ей признательность за помощь сыну в плену у герсвальдцев. На что Настя вполне справедливо возразила, что надо ещё разобраться, кто кому помог больше! Старший возражений не принял, а добавил, что Настя отныне под защитой леса Лэрианор, и он, как владетель этой земли, готов оказать ей любую посильную помощь. Настя Старшего от души поблагодарила. На этом аудиенция закончилась. После чего Наир повёл Настю в свой дом, а молчаливо присутствующая на приёме Миланейя осталась с отцом.

***

С этого началось первое знакомство Анастасии Романовой с Лесом Бессмертных. Игнорируя довольно обширные площади, все лесные обитатели селились в его северной части. Здесь, среди исполинских деревьев, в большинстве своём неизвестных Насте, образовался целый лесной городок. Некоторые деревья, надо заметить, в обхвате были больше, чем невысокие строения, служившие жильём для лэгиарнов.

В основном, дома плелись из прутьев, как огромные корзины, и штукатурились каким-то светлым составом, похоже, местной разновидностью глины, белой, прочной и предохранявшей жильё от дождя, туманов и ветра. Некоторые дома более напоминали вигвамы американских индейцев или азиатские юрты, так как представляли собой деревянные каркасы, обтянутые шкурами животных. У многих очаги были прямо на улице, возле входа. Помимо обычной зелени леса, возле многих хижин виднелось нечто, напоминавшее клумбы. Яркие лесные цветы подбирались на них с такой тщательностью, что изысканные композиции, коврами устилавшие землю вокруг строений, производили поистине шикарное впечатление. К тому же благоухали, наполняя лесной городок волшебными ароматами.

В них, в свою очередь, осторожно вплетались запахи свежести, травы, листвы, хвои и утренних рос. И Настя, как говорится, не могла надышаться сладостным воздухом, таким кристально-чистым, что при каждом вдохе Насте казалось, что у неё вырастают крылья, и сама она становится невесомой и лёгкой, как пушинка.

Наир указал на самое большое строение, также окружённое цветами и зеленью.

– Дом моего отца! Здесь собирается время от времени Совет Лэрианора.

Они прошли ещё немного.

– А это мой! Вернее, уже наш!

Жилище Наира было гораздо меньше дворца Старшего, но здесь нашлось место для целых четырёх комнат. Первая – самая большая – судя по всему, играла роль гостиной, потому что отличалась наибольшим количеством импровизированной мебели, вроде пней-табуретов и топчанов, устеленных шкурами. В центре располагался круглый стол не меньше двух метров в диаметре. Здесь же находился очаг или скорее камин, с настоящим дымоходом, выходящим на улицу. Из этой комнаты можно было попасть ещё в три. Одна принадлежала Наиру, вторая играла роль кладовой и была завалена всякой всячиной, третья пустовала. Здесь также имелся табурет, маленький столик и нечто, что Настя окрестила «ложе».

Довольно скромненько для хором принца, но Рыжая была более чем довольна своим новым пристанищем. К тому же не успели они прийти, как Наир тут же подал на стол жареное мясо, от которого исходил такой аппетитный аромат! Анастасия сразу вспомнила, что уже сутки ничего толком не ела. Травяной чай, миска ягод земляники, вместо хлеба – поджаристые лепёшки. Настя с волчьим аппетитом накинулась на еду.

Наир присоединился к ней. Правда, большую часть времени вместо того, чтобы жевать, он смешил девчонку, отвлекая её от еды. Под конец трапезы они в шутку чуть не подрались из-за самого большого куска оленины. И Настя в очередной раз подивилась тому, как легко они нашли с Наиром общий язык.

«Словно всю жизнь его знала! Мне так просто не было даже с Денисом! Разве что в далёком-далёком детстве, – подумала она. – За один день пребывания здесь я обрела такого друга, которого можно искать всю жизнь! Что же будет дальше?»

***

А дальше всё было просто! Иногда…

А иногда очень сложно…

Выполняя данные обещания, Наир поспешил ввести Настю в курс дел. Он не оставлял её ни на минуту, целыми днями таскал за собой и постоянно говорил, говорил, говорил. Он рассказывал всё, что знал сам, в надежде, что однажды это может ей пригодиться. Обо всём понемногу: о воинах и войне, о Герсвальде, о своём отце, о танцах, песнях, сказаниях и праздниках, о том, какие стрелы точнее бьют в цель, о короле и Великой Битве при Эсендаре, о том, на что лучше ловить окуней, о том, где зимуют макдоги, как на них охотиться и выманивать из укрытий, о том, кто это вообще такие, о Северных Пустошах, о Свободном Народе, о созвездиях и лесных ягодах, о том, как с помощью корней онуруса выкрасить одежду в зелёный цвет, о том, какая нечисть особенно любит лакомиться людьми и бессмертными, и прочее, прочее, прочее…

Весь этот бесконечный поток информации обрушивался на Настю день за днём, и порой ей казалось, что мозги у неё взорвутся, не в силах вмещать все сведения. Она чувствовала себя так, словно сдавала сессию в институте. Всё, что рассказывал Наир, её чрезвычайно интересовало, но запомнить всё было невозможно!

Наир проводил теперь всё время в лесном поселении, поскольку Старший запретил ему участвовать в дозорных вылазках. Конечно, парню это пришлось не по душе, но что делать: слово Старшего закон! Здесь с этим было строго. Никто не смел нарушить волю Финриза ар Алара.

К счастью, тот не слишком свирепствовал и тоталитарный режим устанавливать не пытался, а в распоряжении своём руководствовался обычной отцовской заботой о чересчур безрассудном сыне.

Настя это понимала, Наир тоже, поэтому он даже не пытался возражать Финризу. На это было две причины…

Во-первых, от общения с Анастасией Наир получал истинное удовольствие! Ему было чем занять время, и парень не стремился покинуть лесной городок. Во-вторых, он хорошо знал отца и открыл Насте один секрет: чем меньше Старшему перечить и напоминать о произошедшем, тем скорее это перестанет быть важным, забудется. А тогда можно будет снова рвануть на охрану границ!

Ну а пока, Настя слушала лекции по истории, географии и культуре местных жителей.

Мир, в который попала Настя – Долина Ветров – делился на отдельные земли (как было принято говорить здесь). На севере лежало королевство Герсвальд – густонаселённая территория, враждебная Югу. Именно оттуда пришли в Лэрианор всадники, схватившие Настю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11