Надежда Черпинская.

Единственное желание. Книга первая



скачать книгу бесплатно

Настя не стала подниматься к вершине Воронова утёса, лишь немного вверх, а потом, выбрав место почище, пошла левее. Сейчас она примерно представляла, где должно находиться прибежище «шаманов». Вскоре она наткнулась на ручей, по которому стремительно убегала от погони больше месяца назад.

«Значит, я на верном пути!» – подумала Настя, и на душе вдруг стало как-то спокойно. Может, она просто уже устала бояться???

Пройдя ещё немного, осторожно ступая по мокрой и скользкой опавшей листве, Настя внезапно для себя оказалась прямо у знакомой ей каменной площадки.

Она хотела спрятаться, но облетевший лес не мог дать ни малейшего укрытия. Она даже растерялась, но, бросив взгляд вокруг, поняла, что таиться нет смысла. Стойбища «шаманов» здесь не было. Как и говорил Сысоев, никаких следов того, что именно здесь творилось кровавое действо.

Настя спустилась вниз, её шаги гулко застучали по массивной плите. Прошлась немного по каменному кругу, внимательно оглядывая всё вокруг, даже каждую трещинку у себя под ногами.

Странное чувство овладело Рыжей: такое, будто стоишь у запертой двери, хочешь её открыть, но не знаешь, что может за ней оказаться – спасение или смертельная опасность! Настя ещё раз осмотрелась.

Это было то самое место. В этом девушка не сомневалась. Тот самый каменный круг. Вот здесь, в центре, в небольшом углублении горел костёр. И высился столб-треножник, к которому привязали несчастную жертву. Там, в стороне, у ручья была приземистая халупа, из которой вывели девушку, убитую позже. Настя оглядела лес: а вот и кусты шиповника, в которых они с Олесей прятались – теперь уже заметно поредевшие!

Да, это было то самое место! Но, как и говорил Сысоев, не было здесь никаких улик, никаких доказательств, что девчонки не солгали и дали правдивые показания. Настя спокойно утвердила в мозгу этот факт: Владимир не лгал – это уже хорошо. Остаётся только понять, куда «испарились» убийцы вместе со всеми доказательствами?

Настя приблизилась к огромным валунам, что раньше лежали почти у входа в хижину, а теперь просто громоздились на берегу ручья, но не обнаружила ничего, что могло бы дать хоть какую-либо зацепку.

«Костёр!» – озарило её.

Да! Если он горел, то должна же хоть копоть на камнях остаться!

Настя вернулась к центру площадки, опустилась на колени. Она энергично разгребла руками опавшие листья, которыми занесло небольшое углубление. Камень здесь, в самом деле, был темнее.

Настя торжествующе усмехнулась, глядя на испачканную чёрной сажей руку: «Вот оно – доказательство! Был здесь костёр!». Впрочем, радость тут же исчезла. Да и была это не радость, а скорее злорадство – дескать, вот, просмотрела доблестная милиция улику, а я нашла! Настя тут же поняла, что это ещё не победа: костёр мог жечь кто угодно – это ничего не доказывало.

«Надо искать! Искать! Искать что-нибудь ещё! Думай, Настя, думай!» – сказала девушка самой себе.

И вдруг ощутила, как по спине прошёлся неприятный холодок, словно кто-то задел её ледяной рукой, так что душа сжалась в комочек от этого чуждого прикосновения.

Романова явственно ощутила чьё-то присутствие, чьё-то враждебное внимание…

Она обернулась и отшатнулась в ужасе, едва устояв на ногах.

На большом валуне у берега ручья стояла та самая ведьма.

Сегодня она выглядела несколько иначе, но Настя без труда узнала её: всё тот же чёрный балахон, распущенные красные патлы беспорядочно рассыпались по острым плечам. На лице уже нет того страшного макияжа – и лишь глаза, подведённые чёрным, зияют на бледном лице, как пустые глазницы черепа, глядят прямо в душу с такой жестокостью, с холодной нечеловеческой ненавистью.

И без того высокая, теперь, стоя на камнях, она, казалось, терялась где-то в облаках…

И оттуда, с высоты, раздался леденящий надменный голос:

– Вернулась погреться у моего костра, Рыжая?

Минутная слабость прошла, Настя отогнала страх. «Я не боюсь её! Не стану бояться! – твёрдо приказала себе Настя мысленно. – У неё нож, но и у меня нож! Она выше и сильнее, но я быстрее и проворнее! Она привыкла убивать беззащитных, безропотных жертв, но я буду защищаться! Я права, и в этом моя сила!!!»

– Ты сегодня явилась без ментов и даже без своей подруги – очень самонадеянно с твоей стороны, – добавила ведьма почти дружелюбно и сошла со своего каменного пьедестала.

– К чему они здесь? Это только моё дело, – ответила Настя таким же тоном, не отводя взгляда от «шаманки». – Я в состоянии сама позаботиться о себе!

– Вот как??? – женщина хохотнула, окинув девушку сверху вниз насмешливым взглядом жутких черных глаз. – Впрочем, ты права! Это наше дело! Никого не стоит вмешивать в наше сражение. Потому они и не нашли ничего, те, что пришли сюда… Так легко скрыться от тех, кто не видит, кто не желает видеть, кто не верит… – медленно промолвила ведьма, с каждым словом всё ближе подбираясь к Насте.

Девушка сунула руку под куртку, незаметно нащупывая рукоятку ножа, но через секунду она забыла обо всём.

– Так легко! – повторила ведьма. – Но ты-то видишь?

Она медленно подняла руки к небу, ветер шевельнул лохматые рукава чёрного балахона и стих испуганно. Воздух вокруг как будто всколыхнулся, как дым над костром, вздрогнул, и за спиной ведьмы, на прежнем месте, возникла та самая завалившаяся хижина, вновь из ниоткуда на площадке взялся жертвенный треножник, на светлом дереве темнели въевшиеся бурые пятна засохшей крови. И пока Настя растерянно озиралась, пытаясь хоть как-то логически объяснить произошедшее, ведьма подошла ещё ближе.

– Ты видишь! Ты видела… – тихо пробормотала она. – Слишком много видела… То, что нельзя видеть никому… Ничего больше не увидишь, ничего больше не услышишь, никогда не расскажешь никому!

Ведьма бросилась на Настю. И девушка едва успела увернуться от лезвия её ножа, молнией сверкнувшего в нескольких сантиметрах от лица. Настя отскочила, и тут же ей пришлось делать ещё один прыжок, потому что та снова была рядом. Она вилась вокруг, как разозлённая оса, и шипела, рычала нечеловеческим голосом. А Настя была вынуждена скакать по всей площадке с проворностью зайца, ускользая от выпадов «шаманки».

Ещё один взмах ножом, и широкая амплитуда удара настигла Настю. Удар пришёлся на кожаный рюкзак, который по-прежнему висел за спиной девушки. К тому же, согревшись в лучах полуденного солнца, Настя сняла с себя куртку и забросила её туда же, продев в лямки – именно это и спасло её сейчас! Куртка и рюкзак смягчили удар, и Насте чудом удалось избежать ранения.

Однако на какое-то мгновение это выбило девушку из колеи. Она остановилась лишь на один короткий миг, но тут же поплатилась за это. Ведьма метила в живот, но в последнюю секунду Настя закрылась от удара левой рукой, и нож «шаманки» оставил яркий алый росчерк на предплечье девушки ниже локтевого сустава и почти до запястья. Вот в этот миг Настя пожалела, что сняла куртку: конечно, рукав свитера тоже слегка спас её, но, тем не менее, лезвие злобной мегеры распороло не только тонкие нити Настиной «кольчуги», но и довольно глубоко рассекло кожу. Кровь полилась рекой, Настя взвыла от боли, попыталась увернуться от следующего удара, не устояла, и, больно ударившись несчастным левым коленом, упала.

Ведьма с торжествующим рёвом бросилась сверху, окровавленное лезвие сверкнуло в хищной руке.

Напрасно, конечно, Настя сняла куртку… Это могло бы спасти её руку!

Но зато у Насти были классные ботинки! Этого ведьма не учла. Вернее, учла, но секундой позже, когда этот самый тяжёлый ботинок прилетел ей в лицо! Может, Настя не умела махать ножом как «шаманка», однако пиналась она виртуозно! И в этот удар ногой вложила всю силу, которая в ней была. Удар рифлёной подошвой прямо в подбородок отшвырнул нападавшую прочь метра на три. Это на несколько секунд вывело её из строя, Настя успела уже вскочить и выхватить из-за пояса охотничий нож Дениса, пока ведьма, кряхтя и постанывая, поднялась на ноги.

Настя не знала, что делать! В руках своих она держала нож, но сможет ли он защитить её хотя бы какое-то время?

«Господи, помоги!» – взмолилась она, по обыкновению не придавая этим словам особого значения. Но тут, как видение, возник на миг перед внутренним взором, где-то в мыслях, на границе разума и чувств, возник и исчез, почти сказочный образ: прекрасный рыцарь на белом коне; в руке копье, копьё, пронзающее скрутившегося в кольцо змея.

– Круг!!! Круг должен замкнуться! – сказал рыцарь.

И тут же на смену Святому Георгию явился темноглазый старец с длинной седой бородой в блеклой холщовой рубахе. Он махнул рукой, указав под ноги Насти. «Замкни круг!»

Она вдруг поняла, что надо сделать! Поняла внутренним чутьём! Ведь столько раз видела это в фильмах, в книгах читала! Но никогда не думала, что самой доведётся, не верила, что это и вправду может подействовать! А верить сейчас было нужно, ой, как нужно!

Настя упала на колени, схватила нож в правую руку и, пачкая камни кровью, очертила широкий круг. Там, где линия прошла по мху, её было отчётливо видно, на камнях она терялась, лишь кое-где блистала тонкая царапина.

– Защити, Господи! Защити, Святой Георгий! Защити, Святой Прокопий! – приговаривала Настя, замыкая круг.

И, уже докончив, она всем телом и душой ощутила силу этого ритуала. Словно стена от земли до небес встала между Романовой и ведьмой, невидимая, но несокрушимая стена. «Шаманка» бросилась к девушке, но, налетев на границу круга, отскочила как ужаленная, завыла и зашипела совсем уже по-звериному.

– Ах ты, рыжая тварь! Скрыться от меня хочешь?! Всё равно не уйдёшь! – орала ведьма, беснуясь на границе замкнутого круга, словно панночка из «Вия», желающая добраться до Хомы. – Нигде в этом мире ты от меня не спрячешься!

Она бормотала что-то уже совсем невнятное, а потом завыла так, как тогда, в первый раз.

«Главное, не бояться! Главное, не бояться! И верить, что я в безопасности!» Ведьма вдруг захохотала.

– В магическом круге спряталась? Так я тебя вместе с ним с лица земли сотру! Уничтожу! Так спрячу, никто не найдёт!

Хохот ведьмы резал по ушам, в голове зазвенело. Настя упала на колени, не выпуская ножа из правой руки, попыталась зажать уши. Ей вдруг стало жарко, словно она стояла на огромной сковородке.

Поднялся чудовищный ветер. Он обрывал последние листья с деревьев, поднимал их с земли. Весь этот мусор и грязь летели в Анастасию. Девушка жмурилась, старалась закрыть лицо.

И она вдруг заметила, что граница её круга сияет алым светом, словно раскалённая лава. Ведьма крикнула что-то громогласное. Земля дрогнула. И Настю вышвырнуло из круга…

Она прокатилась по земле, ударилась головой об острые и очень твёрдые валуны, успела ещё ощутить резкую боль в руке, сжимавшей нож, успела понять, что порезалась об острое лезвие, и отключилась.

Разумеется, делать этого было никак нельзя… Но что тут противопоставить?! Слишком сильный удар достался её несчастной рыжей голове. Возможно, Настя могла бы устоять перед чёрной «шаманкой», но устоять перед чёрными скалами Воронова утёса она не сумела…

Долина Ветров

 
        И во веки веков,
        И во все времена
Трус, предатель
Всегда презираем!
Враг есть враг;
 
 
        И война
Всё равно есть война;
 
 
        И темница тесна;
        И свобода одна,
        И всегда на неё уповаем!
Время этих понятий не стёрло!
Нужно только поднять верхний пласт!
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут на нас!
Ныне, присно, во веки веков старина…
И цена есть цена,
 
 
        И вина есть вина!
И всегда хорошо,
 
 
        Если честь спасена, если другом
Надёжно прикрыта спина!
Чистоту, простоту
Мы у древних берём!
Саги, сказки
Из прошлого тащим…
Потому что добро
Остаётся добром
В прошлом, будущем
И настоящем!!!
 
В. Высоцкий

Вольный лес

Другая реальность…

Увидеть это хотят многие!

Другое сознание,

Другое измерение

И ощущение времени,

Красок, цветов, звуков…

Есть ли на самом деле

Этот другой мир…

Мир иллюзий,

Мир фантазий, снов —

Мир Мечты???

Витас

Когда Настя очнулась, уже вечерело. Воздух наполнился сумраком и ароматом свежести. Девушка с ужасом подумала, что уже наверняка миновало пять часов, и теперь Олеся разводит панику, разумеется, предположив самое худшее! Петрушенко точно, как и обещала, «поднимает на уши» Сысоева со всей его «бригадой» и, что ещё ужаснее, её маму. Мысли об этом напомнили Насте о ведьме, которая всё ещё жаждала её смерти. И Романова тут же поспешила подняться и вновь занять оборонительную позицию.

Но это было не так-то просто! Всё тело, беспомощно слабое, болезненно ноющее, словно налилось свинцом. Больно было шевельнуть рукой или ногой, а голова звенела и трещала так, что очень хотелось снять её с плеч и зашвырнуть куда-нибудь подальше. Кое-как Настя всё-таки смогла сесть, при этом пару раз она была уверена, что ещё миг, и она снова лишится чувств. Раненая рука продолжала кровоточить, и рядом с девушкой расползалось зловещее багровое пятно.

Но, по крайней мере, Настя была жива! Что, кстати, казалось невероятным… Ведь после того, как она потеряла сознание, убийца легко могла с ней разделаться.

Между прочим, первой приятной новостью после того, как Настя очнулась, было как раз отсутствие жуткой ведьмы. Она исчезла вместе с хижиной, треножником и каменным кругом. Странно конечно, что, прежде чем сгинуть, она не прирезала беспомощную Настю. Ну да ладно! Может быть, даже вылетев из круга, девушка осталась недосягаема для этого исчадья ада.

Анастасия отползла чуть-чуть в сторону и, стянув с шеи шарфик, попыталась перевязать им рану на руке. Шёлковый платок, тонкий и гладкий, скользил и никак не желал завязываться достаточно плотно, но в данный момент это было лучшее подручное средство, какое только имелось у Насти. Девушка огляделась по сторонам в поисках листика последнего осеннего подорожника, но дорог и тропинок рядом не было, а соответственно и лечебной травы не наблюдалось.

Зато наблюдалось буйство других трав… ярких… сочно-зелёных…

А ведь конец сентября на дворе!

Настя обвела окрестности туманным взглядом – любое движение отдавалось дикой болью в голове…

Странное место – мало похожее на то, где состоялся их поединок с ведьмой: вместо берёз – гигантские сосны; пушистый пригорок, где она сидит, окружён буйными порослями разнотравья; и нигде над лесом не встаёт чёрная громада Воронова утёса. Опять же, нет никаких следов того, что именно здесь некоторое время назад Романова столкнулась с злобной фурией. Вполне возможно, что она вновь спрятала свою хижину от взора человеческого (о том, как ей это удалось, Настя даже не пыталась думать – сейчас ей хватало головной боли и без этого!), но ведь даже лес вокруг стал иным!

Неужели вместе со своим «логовом» она сумела забрать и гигантский каменный круг, и часть самого леса?

– Нет! Бред это! – решила Настя.

Скорее напрашивается другой вывод: это не ведьма исчезла, а Настя! «Шаманка» забросила её куда-то в дебри Святогорья в надежде, что Рыжая заблудится и сгинет в лесу. В этой версии тоже имелось немало «неувязок»: к примеру, слишком жаркое закатное солнышко, и слишком уж зелёные и пышные заросли… Но сейчас Насте было не до деталей.

Голова кружилась, ноги казались ватными, земля то и дело покачивалась и уплывала, как палуба корабля при штормовой погоде на море – оставалось только гадать, отчего это: от потери крови или от удара темечком?

Солнце стремительно убегало с небосвода. С вершины холма Настя оглядела окрестности – до самого горизонта лес, тёмный в вечерних сумерках. На его краю золотая кайма заката, и, совсем неподалёку (по крайней мере так кажется на первый взгляд), дорога мелькает узкой ленточкой меж исполинских деревьев.

Собравшись с силами, Настя двинула прямиком туда. Во встречном ручье девчонка отмылась, как следует. Прохладная вода принесла существенное облегчение, даже в голове звенеть и трещать стало тише…

К тому времени, когда Настя вышла на лесную тропу, стало уже совсем темно… И совсем страшно!

Ей никогда раньше не приходилось ночевать одной среди леса. Каждый звук, долетавший откуда-то из сумрачных крон деревьев, пугал, заставлял вздрагивать против воли. Настя вслушивалась, вглядывалась в беспросветное «сердце» чащи, в надежде услышать или увидеть хоть кого-нибудь из Homo sapiens, но единственной спутницей её одиночества была тёмная паутина стремительно наползавшей на мир ночи.

«Нет, так быстро меня не найдут! – решила она. – Надо где-то устраиваться спать!»

И тут Бог послал ей местечко, как раз подходящее для ночлега: развалины какого-то строения из камня, чуть в стороне от дороги. Крыша отсутствовала, да и стены, мягко говоря, были серьёзно разрушены. Но даже такая видимость защиты успокаивающе действовала на измученную, усталую девушку. Она устроилась в наиболее уцелевшем углу: собрала в кучу валявшиеся здесь же ветки, пучки сухой травы и зажгла маленький костерок, отметив про себя, что иногда курение идёт на пользу – вот, оказалась под рукой зажигалка, а так – сидела бы без огня! Впрочем, костёр почти не грел и ночной мрак не разгонял. Напротив, сразу за небольшим ореолом света, тьма казалась ещё черней, непрогляднее и враждебнее. Но пламя могло отогнать диких зверей, если таковые оставались в Святогорье, и если сказки о том, что животные боятся огня, вовсе не сказки!

Словом, так Насте было спокойнее. Она даже заставила себя слопать прихваченный из дома бутерброд, хотя голода и не чувствовала.

Зато хотелось курить! И Настя достала сигарету. Мысли в голову лезли одна гаже другой! В основном о том, что делать дальше, и как выйти к людям…

Но сил на эти мысли уже не осталось.

– Как сказала бы Скарлетт О‘Хара: «Не буду думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра!» – решила Настя, и, к удивлению своему, поняла, что засыпает сидя.

Тело, измождённое дальней дорогой, переживаниями и ранами, отказывалось бодрствовать. Настя уснула почти моментально.

И, как ни странно, именно здесь, в жутком ночном лесу, впервые за месяц ей не приснились кошмары.

***

Проснулась Анастасия ещё до рассвета, от докучливой, как писк комара, ноющей боли в руке. Плечо онемело, а рана горела огнём. И складывалось впечатление, что её грызут мыши… или даже крысы… или кто-нибудь ещё, с зубами побольше и поострее…

Костёр, конечно, уже прогорел, но в сумраке ночи ещё проглядывали сквозь золу мерцающие угли. От дыхания шёл пар. Настя обняла себя руками, подтянула колени к груди, съёжилась, как воробышек зимой на обледенелой ветке. Её била дрожь… То ли от холода, то ли от страха, то ли от ран – а наиболее вероятно, от всего этого вместе взятого!

До настоящего утра оставалось ещё часа два-три, но небо уже стало светло-серым, и на нём чётко вырисовывались рваные чернильно-мрачные пятна облаков и тонкий серп растущей луны. Лес был полон звуков: треска ветвей, шума ветра, криков ночных птиц – Романова и не представляла, как многозвучна бывает тишина.

Откуда-то издали доносилось негромкое рычание. «Неужели тут ещё волки остались?» – с ужасом подумала Настя и взглянула с тоской на ночное небо.

Скорее бы рассвет! Выглянет солнце, отступят ночные страхи, свет разгонит их, словно привычные кошмарные сны, и можно будет продолжить путь…

Ведь теперь Настя нашла дорогу! А дорога рано или поздно выведет к людям, потому что в том и прелесть дорог, что они куда-нибудь да ведут! Главное, чтобы хватило сил добраться до цивилизации. А вот их-то, как раз осталось немного… Голова кружилась даже сейчас, когда Настя сидела. Что же будет, когда придётся идти?

Из ночной мглы до неё долетел новый звук. Вначале Настя решила, что ей почудилось. Но, нет! Снова до неё донёсся издалека хриплый громкий окрик.

Голос человека! Да! Это голоса! Кто-то перекликается, кто-то приближается сюда по лесной дороге. Она спасена! Её нашли!

Настя уже начала подниматься, чтобы поспешить навстречу своим спасителям, но тут до неё долетел ещё один странный звук: громкое ржание лошади! Это насторожило Романову. Странное явление для XXI века: лошадь, в лесу, среди ночи! Да и вообще, вряд ли её станут искать ночью… Если кто и забрёл сюда, то совершенно случайно.

«Может, это лесники? У них могут быть лошади» – подумала Настя.

Но крики, долетавшие до неё, принадлежали не одному, и не двум людям.

В лесу стало шумно: ржали кони, фыркали рассержено и устало, снова послышались крики. Слов было не разобрать, но почему-то Насте стало казаться, что всадники кого-то ищут – кого-то или что-то, но явно не её…

Девушка передумала выходить из своего укрытия. Конечно, она была очень рада встрече с людьми, но, кто знает, нужно ли радоваться подобным встречам… Чего ждать от тех, кто рыщет ночью по лесным трактам?

Однажды Настя с Олесей уже пожелали спросить дорогу у случайно обнаруженных в лесу незнакомцев… Больше Рыжая не хотела попадать впросак.

Настя подобралась ближе к пролому в стене, пытаясь хоть что-то разглядеть в абсолютной темноте ночи. Привыкшие к мраку глаза различали светлую ленту дороги, исполинские колонны деревьев, облитые бледным лунным светом. Потом вдалеке что-то вспыхнуло. Яркий сияющий огонёк стремительно надвигался. Захрапела лошадь. И Настя поняла, что к развалинам приближается всадник с факелом в руке. Чуть в стороне от дороги засияли ещё два огонька. Теперь это уже точно не походило на поисковую группу! Но Романовой некогда было дивиться этим странностям! Эхом по чаще разлетались гулкие удары копыт. Замерший сонный мир лесной тишины моментально был нарушен. Всё вокруг пришло в движение, ожило.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11