Надежда Черкасова.

Зеркало для канарейки. Книга 2. Желания сбываются. Дилогия. Триллер



скачать книгу бесплатно

© Надежда Черкасова, 2017


ISBN 978-5-4485-7337-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Книга 2. ЖЕЛАНИЯ СБЫВАЮТСЯ

«Иногда то, чего мы боимся, менее опасно, чем то, чего мы желаем»

Джон Чертой Коллинз


Глава 12. Призраки чужого рая

– Соня, просыпайся! – услышала она сквозь сон голос Фёдора. – Счастье своё проспишь!

«А есть ли оно на свете, счастье-то?! – подумала Соня, не открывая глаз. – Лучше совсем не просыпаться! Уснуть когда-нибудь и остаться в сладких грёзах навсегда».

– Вставай! Сегодня ты празднуешь свою победу. Глава города рад до смерти, что ты согласилась на должность начальника финансового управления. Наш славный Подольский уже мечтает о том, что ты когда-нибудь в скором обозримом будущем займёшь его место. Спит и видит, как ты наводишь порядок в нашем Сосновске. Никогда прежде не наблюдал более наивного человека, чем он… Так ты встаёшь?

Соня открыла глаза. «Неужели я всё-таки согласилась?!.. А как же безобразная выходка пасынка и мой уход от Фёдора?.. А как же теракт, ворон и незнакомка в зеркале? Или всё это мне только приснилось?!»

Она не знала, радоваться ей или огорчаться. А почему, собственно говоря, огорчаться? Ведь она жалела о том, что отказалась. Значит, теперь должна радоваться. Соня поднялась и прошла в ванную комнату, заперев дверь на защёлку.

У Фёдора отвратительная привычка появляться неожиданно и в самый неподходящий момент. Она пугалась его выходок и потом долго не могла прийти в себя, успокаивая объятое трепетом сердце. Ей, наверное, и в самом деле нужно обратиться к врачу и подлечить, наконец, свои расстроенные нервы. И в таком разобранном состоянии она собирается кем-то руководить?!.. И вообще, это просто невероятно, что она согласилась на эту аферу!

Лёжа в приятно горячей ванне с благоухающими душистыми лепестками роз и ароматическими маслами, она попыталась расслабиться. Ну что ж, она хотела получить эту должность – она её получила. Вернее, купила. А ещё вернее – купил муж. В качестве подарка. Чтобы она совсем выбросила из своей «глупой головы» мысли о ребёнке. Альтернативное решение проблемы. Может, и в самом деле хватит уже себя мучить?

– Соня, выходи! Тебя ждёт парикмахер.

«Неслыханная щедрость! – с усмешкой подумала Соня. – Что это с ним? Неужели и он попал под волшебное действие чужой власти?»

На работе в её честь сотрудники устроили целое празднество. Кабинет Сони утопал в цветах. В самом просторном отделе доходов накрыли праздничный стол для банкета. Сотрудники знали, что в более респектабельном месте она будет праздновать своё назначение с более респектабельными людьми. Весь день дверь её кабинета не закрывалась, так как один за другим появлялись руководители предприятий и организаций с поздравлениями и подарками.

И сколько же интересного Соня о себе узнала! Оказывается, она самая умная и самая красивая, самая добрая и самая честная, и ещё целая куча всяких «самых», от которых поражённая Соня никак не могла оправиться.

Какая же соблазнительная штука, эта власть, добытая «правильным» путём!

Теперь сотрудники готовы на руках её носить и исполнять все прихоти. И если бы она не относилась к ним несколько отстранённо, соблюдая дистанцию, они задушили бы её в объятьях, что в скором времени наверняка произойдёт, шевельни она хоть пальчиком. Неужели Соня и в самом деле хотела всего этого?!

В обеденный перерыв она немного посидела с сотрудниками за накрытым в её честь богатым столом, заполненным умопомрачительными яствами, намекающими, видимо, на то, какая же теперь необыкновенно роскошная жизнь ожидает новую начальницу.

Благосклонно отпустив сотрудников по домам после обильного застолья, Соня отправилась в самый фешенебельный ресторан Сосновска отмечать своё назначение уже с вышестоящим начальством. Она чувствовала себя настоящей королевой, которой поют дифирамбы короли. И мечтала только об одном: «Скорее бы всё это закончилось!» Хотя для неё, похоже, всё ещё только начиналось.

Великовельможные господа из области, сопровождаемые хлебосольным и несказанно довольным мэром, обещающим скорые положительные финансовые изменения в жизни города, задержались ненадолго. Сославшись на ожидающие их государственные дела, они прозрачно намекнули Соне на благополучный рост её карьеры при условии правильного отношения к столь важной и ответственной должности, пожелали успехов в почётном служении отечеству на поприще муниципальной службы и благополучно отбыли в область.

«А сделка с совестью хорошо оплачивается!» – невольно думала Соня. Празднование продолжилось в узком кругу верхушки администрации и управления. Счастливый мэр тоже долго не засиделся, и его отвезли домой наслаждаться мечтами и несбыточными снами об успешной борьбе с коррупцией в их многострадальном городке.

Соня засобиралась домой. Голова кружилась от великого множества комплиментов, рассыпающихся на неё словно из рога изобилия, от осознания важности собственной персоны, от страха предстоящего сизифова труда по очистке авгиевых конюшен, а также от терпкого запаха моря цветов и выпитого шампанского.

Она вдруг заметила многозначительные взгляды своего ближайшего окружения и насторожилась.

– А ведь сегодня четверг, – подмигнул игриво Юрик.

– Чистый, – расхохоталась Белова. – Пора нам всем очиститься от прегрешений. За неделю-то их немало допущено.

– Я не поняла, – покраснела Соня, чувствуя какой-то подвох.

– Так мы всё объясним, – заулыбался Юрик. – В баньку идём, голуба ты наша, в баньку. Надеюсь, ты не против, что я к тебе на «ты» обращаюсь? Ведь теперь мы – свои люди. А вот когда помоемся, попаримся, веничками похлещем друг друга от души, так и вовсе родственными душами станем… Да и повеселимся заодно. Так сказать, совместим приятное с полезным.

– А можно как-то без меня? Я сегодня очень устала.

– Нельзя! Традиция есть традиция. Да ты не бойся, никто тебя не съест, – заверила Соню Белова. – Так втянешься, что за уши будет не оттащить.

– Сидим-то чего? Ехать пора, – заторопил энергичный Юрик, которого просто распирало от предвкушения удовольствий.

Соня понимала, что они всё равно не отвяжутся, и она должна – теперь просто обязана! – через это пройти. И чем скорее, тем лучше. Иначе снова для неё всё изменится. И совсем не в лучшую сторону. Правильно говорят: «В чью арбу сел, того песню и пой». Сейчас она боится того, чего не знает. Так надо узнать – и страх пройдёт.

О чудодейственных четвергах уже давно ходили слухи между сотрудниками. Поговаривали, что там можно уладить любой вопрос и решить самую сверхсложную проблему. Поэтому ей непременно нужно узнать секрет этого сборища. Тем более что отбиться, похоже, всё равно не удастся.

Напрасно она переживала. Баня как баня: предбанник с накрытым столом, удобные диваны и кресла, вместительная парная и роскошный бассейн с джакузи, заставленный высокими раскидистыми пальмами и цветами. А ещё красавцы-банщики, которые от души похлестали её берёзовыми веничками и сделали великолепный массаж.

Соня осталась довольна. Она сидела, укутанная в белоснежную простыню и пила мятный чай с мёдом. Вокруг расположилась верхушка бомонда финансовой мафии города.

– Как настроение? – спросил Юрик Соню.

– Здорово! Я люблю русскую баню.

– Значит, и четверги, которые чистые, тоже полюбишь.

– Так как же мои покойнички? – обратилась к Беловой Аллочка и капризно надула губки.

– Так же! Смотри не лопни от жадности! Я тебе сколько в прошлом квартале выделила на строительство подъездных дорог и перезахоронение? Забыла?! Так я напомню! А ты хоть палец о палец ударила? Скоро твои покойнички из гробов своих затопленных восстанут и забастовку тебе устроят. Не боишься?

– А что мне мёртвых-то бояться? Я живых больше боюсь.

– Ну что ты к ней прицепилась? – стал на защиту Аллочки Юрик. – Посмотри, какая она у нас молоденькая да гладенькая. А вкусненькая какая, ты себе даже не представляешь!

– Вот уж очень нужно! – усмехнулась Белова.

– Иди к папочке, детка, я тебя пожалею, – позвал Юрик, и Аллочка тут же уселась ему на колени, а он принялся шарить у неё под простынёй, отчего та заливисто смеялась, закатывая глаза к потолку. – Разве можно отказывать такой сладенькой девочке?!

– И как тебя муж-то сюда отпускает, да ещё от двух малых деток? – покачала головой Белова.

– Да очень просто, – хихикала Аллочка. – Он сначала против был. Потом как увидел, какие я деньги домой приношу, тут же бросил работу и живёт теперь в своё удовольствие. А если ему что-то не нравится, так пусть сам идёт деньги зарабатывать.

– Видишь, какая она лапочка? Обязательно дай ей денег на её покойничков.

– Это теперь не ко мне, а к ней, – Белова кивнула на Соню. – Теперь она царица. Ей и пойте дифирамбы, чтобы она разрешила от своего пирога откусить.

– Да брось прикидываться-то! Куда она без твоих советов? Ей ещё учиться да учиться нашему бизнесу. А мы за ней присмотрим, – Юрик ласково посмотрел на Соню.

– Так я получу денежку?! – обрадовалась Аллочка.

– Конечно же, получишь, лапочка моя, – успокоил её Юрик и подмигнул. – А пойдём-ка, обсудим этот вопрос. Зачем в долгий ящик откладывать? – и они вышли из предбанника.

– Ты чего так побледнела? – обратилась Белова к Соне. – Ничего, привыкнешь. Привыкнуть, моя дорогая, можно к чему угодно. И чем скорее, тем лучше. А ты как думала? Что поднесут тебе власть на тарелочке с бриллиантовой каёмочкой, а ты только пальчиком своим наманикюренным будешь указывать? Нет, дорогая! Сначала в такой грязи обваляют, что тебе и во сне не приснится! Душу из тебя вынут, выпачкают, а потом снова в тебя засунут. И ты уже будешь не ты, а совсем другая личность, к которой придётся привыкать. А себя-то ты точно потеряешь. Считай, что уже потеряла, когда согласилась должность принять. Здесь без этого никак нельзя. Я тоже раньше надеялась, что хотя бы дома останусь прежней. Нет, это невозможно! Дома ты будешь такой же сукой, как и на работе.

– Выходит, что я попала в ад?

– Правильно! Ты попала туда, где сбываются мечты. И тебе придётся пройти все круги ада и идти с нами до конца. Ты сама выбрала свой путь. Никто тебя силком не тащил. А потому ты будешь такой, как мы. И запомни: это не мы к тебе в гости пришли, это ты влилась в наш дружный коллектив, купила себе место под солнцем. Поэтому отныне будешь жить по нашим правилам. А правила у нас очень суровы: шаг вправо, шаг влево – расстрел.

– Или психушка, – расхохоталась дурашливо Аллочка, входя в предбанник. За ней плёлся утомлённый Юрик.

– Правильно. Или психушка, – поддержала Белова. – Это у нас быстро делается.

– Без шуму и пыли, – заулыбался Юрик. – Но ты не переживай. Мы такие финансы в эту психушку вбухиваем, что там очень хорошо лечат.

– Или хорошо калечат. Это уж кому как повезёт. Всё зависит он нашего на то благоволения, – Белова усмехнулась, заметив, как Соня плотнее укутывается в простыню, словно ей холодно.

– Вы ещё долго собираетесь друг другу головы морочить? Лично я сюда пришла не отношения выяснять, а веселиться. И меня уже ждут. Так что присоединяйтесь, как надумаете, – Аллочка помахала ладошкой и исчезла за дверью.

– А если ты думаешь, что тебя наш мэр защитит, – продолжила Белова, – то сильно ошибаешься. Он тоже играет по тем же давно установленным правилам. Поэтому хорошо кушает, хорошо спит и денежку большую имеет. Знаешь, сколько он уже за границу переправил? Не сосчитать. Боится, что здесь могут отобрать, если что. Так что ты расслабься и получи удовольствие.

– Девочки, хватит ссориться. Сколько можно – всё о делах, да делах! Веселиться пора! Сегодня все уйдём отсюда довольные и счастливые. Я об этом позаботился. Так кого ты из банщиков, что я для тебя подыскал, выбрала? А, может, сразу обоих, так ты не стесняйся. Теперь ты здесь хозяйка.

– Мне никто не нужен! – Соня почувствовала, как запылали щёки, и принялась обмахивать веером лицо.

– Как это – не нужен?! – прищурила заплывшие глазки Белова. – Ты что же, сухой решила уйти отсюда? Не выйдет, дорогая! Придётся разговеться. Не всё же тебе твоим импотентом довольствоваться… Да ты не зыркай так на меня, не зыркай. Думаешь, я не знаю, как выглядит удовлетворённая женщина? – Белова сочувственно усмехнулась.

– Меня устраивает мой муж… И вообще, я не собираюсь ни с кем обсуждать свою личную жизнь.

– Ты зря-то не старайся. Всё равно он тебя сейчас не слышит. А хороший мужик тебе явно нужен, по глазам вижу. Муж твой, конечно, видный мужчина: весельчак, балагур, душа кампании и любимец женщин. Ужасно любит всем нравиться. Так старается перед чужими-то бабами, что у него аж скулы сводит от улыбок. А домой-то приходит, наверное, черней тучи? И остаются тебе от его внимания только огрызки? И держит он тебя на голодном пайке… Чтобы другим женщинам больше досталось. У него во всём расчёт… Чего молчишь? Ведь не балует он тебя в постели? Вижу, что не балует. Сделает быстренько своё дело – и на бочок? А знаешь, почему? Потому что боится, что ты познаешь вкус наслаждения, и тебе захочется чего-то большего, чем его скупые подачки… Тогда не понимаю, как же он отпустил-то тебя от себя?! Не такой уж он дурак, чтобы не догадываться, что здесь с тобой произойдёт! Неужели боится чего-то более страшного, чем твои маленькие четверговые приключения?

– Оставьте меня в покое со своими советами!

– Да ты загнёшься без них, детка!

– Девочки, не ссорьтесь! Вам ещё долго вместе работать предстоит. А ты не капризничай, – обратился к Соне Юрик. – Не хочешь красавцев-банщиков, так я сам тобой займусь.

– Ишь, чего выдумал! – возмутилась Белова. – Ты вон со своими девочками разбирайся, а ею я сама займусь.

Юрик ошарашено уставился на Белову.

– И хватит придуриваться! Ты знаешь, что я имею в виду, – отмахнулась Белова от Юрика и подвинулась к Соне поближе. – Есть у меня на примете один молодой красивый стоматолог. Такой интеллигентный, образованный. Как раз то, что тебе нужно. И до того темпераментный, просто пальчики оближешь! Он сразу же избавит тебя от всех твоих душещипательных заморочек и от головной боли заодно. Так вот, он мне многое чего должен и ему не рассчитаться со мной до самой смерти. А потому – дарю! Владей и радуйся богатой красочной жизни, которая у тебя, наконец-то, наступит!.. Не слышу благодарности. Только не вздумай назвать нас сумасшедшими. По глазам вижу – тебе этого очень хочется. Не советую!.. Иначе сама окажешься в нашей городской психушке. И поверь, очень надолго… А может, даже и навсегда. Там нынче не один городской правдолюб проходит лечение. Вот только, почему-то, никак не вылечатся. Наверное, у них аллергия к сильнодействующим препаратам.

– Ну будет её пугать-то! Видишь, она и так сидит ни жива ни мертва. Как бы удар не хватил, – пожалел Юрик Соню, готовую упасть в обморок от услышанного.

– Хватит, так похороним с почестями. Аллочке поручим. Она вон со своим похоронным бюро за каждым покойничком в городе и пригороде гоняется, ни одного не хочет упустить. Вот и отдадим ей «нечаянно угоревшую в бане до смерти».

– Нет, Дмитриевна, ты торопишься. Мы её даже ещё не проверили. И потом, ты же не хочешь, чтобы на твоё место пришла мать Аллочки, твоя заместительница?

– Конечно, не хочу. Она вообще весь город в вертеп превратит.

– Вот и давай поможем Сонечке.

– А можно, вы этим займётесь с завтрашнего дня? – пролепетала Соня, которая никак не хотела принимать происходящее всерьёз и всё ещё пыталась оградить себя от реально надвигающейся опасности. – Слишком много впечатлений на сегодня, я просто не выдержу за один день. И вообще – мне плохо.

– Нет, детка! Ты просто не знаешь, от чего отказываешься. А узнаешь, ещё будешь просить. Лучше сразу вникнуть в суть наших деловых проблем. Нырнула в них топориком, и с тобой всё сразу ясно становится: или утонешь, и мы тебя похороним, или плавать научишься. Другого не дано.

– Ну почему же? – возразил Юрик. – Есть и третий выход – попасть в психушку.

– Ну что ты, Юрий Иваныч, в самом-то деле! Не видишь, она у нас барышня умная. Как только познает все прелести власти, мы подумаем, как нам избавиться и от Аллочки, и от её мамочки. Что-то уж слишком их родня расплодилась в нашем городе. Скоро и плюнуть будет некуда, обязательно попадёшь в их родственника.

– И то верно, – согласился Юрик. – Ты нам как воздух нужна. Именно ты поможешь утвердить новую власть в городе. Мы сделаем тебя нашим предводителем. И будем служить тебе верой и правдой. Но уж и ты тогда не забывай нас, сирых да убогих.

– Брось придуряться, Юрий Иваныч, она всё и так прекрасно понимает. Теперь мы для неё – самые близкие люди в этом городе.

– А как же муж?

– Этот дурачок даже не ведает, какая ему судьба уготована.

– Какая же?!

– Иваныч, не тупи! Теперь он будет самым красивым оленем города!

– И у него будут самые ветвистые рога! – расхохотался Юрик.

– Какой же ты у нас сообразительный! Тогда в «нумера»?

– Погоди-погоди! А как же танец живота?! Традиция есть традиция! Зачем же вечер-то портить?

– Ах ты, проказник! Никак не можешь обойтись без десерта. Вот тогда сам и начинай первую часть Мармезанского балету.

– Почту за честь!

Юрик тут же вскочил, выглянул в коридор и, приказав сделать музыку чуть громче, повернулся к дамам и резко сдернул с себя простыню, обнажив внушительное брюшко на тонких ножках.

Соня еле сдержалась, чтобы не потерять сознание. Страх от услышанного сковал тело, она ощущала себя ватной куклой, которую дергают за ниточки, заставляя двигаться.

Юрик старательно извивался перед дамами, поворачиваясь к ним то задом, то передом, то выставляя напоказ жирные бока.

«Нет, – упрямо думала Соня, – это не может быть действительностью! Это только дурной сон! И я сейчас проснусь!» Но она, почем-то, не просыпалась.

А действо продолжалось. Вернулась Аллочка и, сбросив с себя простыню, с удовольствием присоединилась к нудистскому танцу. Она словно змея обвивалась вокруг Юрика, касаясь его стройным телом и заставляя резвиться как ребёнка. Белова не удержалась и тоже, высвободившись из простыней, пустилась в пляс. Для своего гигантского веса она двигалась довольно живо и танцевала с большим воодушевлением, делая руками замысловатые па и сотрясая пол топотом слоновых ног.

«Я, наверное, сошла с ума! – думала Соня, не в состоянии отвести глаз от этого безумного танца. – Там не хватает только меня».

– Ну что же ты, Соня! Иди к нам, – звали её. – Веселись, пока весело. У тебя сейчас нет причин для грусти.

«Это никогда не кончится… если я не приму условий игры. Это никогда не кончится… если они не признают меня своей. Неужели, правда – то, что было сказано о психушке?!.. Это Фёдор отдал меня им на растерзание! Он не мог не знать, что здесь творится. Он снова предал меня!»

Соня медленно поднялась и опрокинула рюмку водки. Горячительная жидкость обожгла нутро, но придала решительности.

«А гори оно всё синим пламенем!» – напоследок подумала она, сбросила простыню и вошла в круг танцующих.

– Вот и умница, – одобрила Белова. – Лучше как следует прогнуться, чем сломаться.

– А раз прогнулась, теперь на всю жизнь и останешься в этой позе, – расхохотался Юрик. – Но ты не переживай, и в этом есть какая-то своя прелесть.

Соня почувствовала головокружение и замерла, наблюдая как происходящее вокруг сатанинское действо затягивается туманом, растворяясь и избавляя её от обязанности участвовать в этом чудовищном вертепе.

– Ребятки, забирайте её, она ваша… И наша – тоже, – последнее, что она услышала, теряя сознание…

Соню подхватили крепкие руки красавцев-банщиков, обученных искусству соблазнения и удовлетворения сильных мира сего. Иногда она приходила в себя, но понимая, что кошмар ещё продолжается, вновь проваливалась в беспамятство с робкой, но спасительной надеждой на то, что это когда-нибудь, да закончится…

Привезли её домой на персональной служебной иномарке только под утро.

– Соня, всё нормально? – открыл калитку не сомкнувший всю ночь глаз Фёдор.

Он старался не встретиться с женой взглядом и изо всех сил разыгрывал роль любящего и внимательного мужа, держа под руку Соню и помогая подняться на второй этаж.

– Давай я тебе помогу туфли снять, ноги-то устали. Как ты себя чувствуешь, дорогая?

– Как всегда! – ответила Соня и поразилась своему равнодушному спокойствию. – Прекрасно!

– А что там было?

– Веселье до упада!.. Тебя интересуют подробности?

– Нет, конечно! Я верю, что там было всё вполне прилично.

– Только так, и никак иначе! Ты иди спи, рано ещё. А я в ванной полежу. Смою с себя остатки праздника.

«Ты прекрасно знаешь, что там были одни непристойности! – думала она, глядя в спину уходящему Фёдору. – Неужели тебе всё равно, что со мной произошло?!»

И вдруг до сознания Сони дошло, что он намеренно окунул её в эту трясину. Но зачем?!.. Чтобы сделать такой же, как они. Чтобы сделать её такой же, как он сам! Чтобы Соня, наконец, стала понятной и управляемой, а он больше не боялся, что она когда-нибудь взбрыкнёт и поступит по-своему. Он решил уничтожить её безукоризненно кристальную индивидуальность и испоганить душу!

За шесть лет совместной жизни Фёдору так и не удалось превратить её в ручную и понятную для себя. Она была словно с другой планеты, а потому, несмотря на полное превращение в домашнюю прислугу, так и осталась для него недосягаемой. А если ты не можешь дотянуться до чего-то высокого, надо сделать так, чтобы оно валялось у тебя под ногами, то есть – сломать, срубить под корень. Так он и сделал… И ничего, что запачкалось, зато дотянулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное