Ньют Гингрич.

Понимая Трампа



скачать книгу бесплатно

Знания Трампа и его свободное общение с американцами из рабочего класса позволяют лучше понимать заботы этих людей и что именно они ищут. В качестве примера снова можно привести его массовые митинги. Эксперты, как правило, смотрели на людей из этих толп в 10 – 20 тысяч человек как на участников каких-то карнавальных мероприятий, которые не приводят к решению отдавать свой голос. Очевидно, они ошибались. Но другая их ошибка заключалась и в явной недооценке важности проведения подобных митингов.

Освещение в СМИ образа Дональда Трампа было настолько отрицательным, что у сторонников могло бы сложиться впечатление, что они остались в некой политической изоляции. Собрания десятков тысяч людей вечер за вечером, от штата к штату, доказывали, что желание сделать Америку снова великой явно побеждало негативные и предвзятые информационные выбросы СМИ, а политическая элита оставалась в меньшинстве.

Помимо придания сил и решимости сторонникам, я уверен, эти митинги имели решающее значение и для сохранения духа у самого Трампа. Он оставался в состоянии в полной мере поддерживать волю людей во время напряженных моментов предвыборной кампании 2016 года.

Я рад, что Дональд Трамп продолжает проводить митинги, уже будучи на посту президента. Для него важно видеть перед собой арену, полную людей. Это напоминает президенту о собственном моральном авторитете, которого никто в вашингтонской бюрократии и элите не имеет.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, А НЕ АКАДЕМИК

Ключевая характеристика Трампа в том, что он является предпринимателем, а не академиком и смотрит на свои знания как на инструмент, который следует использовать практически, а не как на личную ценность.

В предвыборной кампании был один забавный момент, когда радиоведущий начал спрашивать Трампа, может ли он назвать лидеров различных боевых групп на Ближнем Востоке. В то время как «нормальный» кандидат попытался дать ответ или изменить тему, Трамп грубовато ответил:

– Конечно же, не знаю, я их никогда не встречал. У меня не было такой необходимости. Если они все еще там [когда я стану президентом], я буду знать их лучше, чем знаю сейчас вас.

– Значит, разница между «Хэзболлой» и «ХАМАСОМ» не имеет для вас значения. Но впоследствии вы будете ее знать? – поднажал ведущий.

– Когда это будет уместно. Я узнаю об этом больше, чем знаете вы сейчас, и, поверьте, это не займет много времени.

Коллективная элита Вашингтона задохнулась от ужаса. Как мог кто-то баллотироваться на пост президента так просто? Высокообразованные юристы, журналисты и бакалавры искусств, составляющие столичное большинство, гордятся тем, что знают множество подробностей о многом.

В Вашингтоне, если вы можете назвать столицы сорока двух стран, вас посчитают образованным человеком (а уж если вы знаете подходящее для каждой из этих стран вино, то будете суперзвездой). Полезна ли эта информация или нет – вопрос второстепенный, просто знание подобного материала указывает на то, что вы принадлежите к какому-то клубу.

Трамп полностью противоположен.

Он уверен, что знает то, что нужно знать, чтобы быть успешным именно тогда, когда этот багаж знаний действительно необходим. Это предпринимательский, а не академический подход к знаниям.

Фактически, в отличие от вашингтонской интеллигенции, именно так и учится большинство американцев, когда они мотивированы необходимостью чего-то добиться.

Синие воротнички и американцы-практики, составляющие основу поддержки Трампа, хорошо это понимают, поэтому явное отсутствие знаний Трампа о более тонких деталях внутренней и внешней политики не сорвало его кампанию.

Роджер Шэнк – бывший профессор компьютерных и когнитивных наук[4]4
  Когнитивная наука – комплекс наук, изучающих познание и высшие мыслительные процессы на основе применения теоретико-информационных моделей.


[Закрыть]
в Йельском, Стэндфордском и Северо-Западном университетах. За тридцать два года работы он разочаровался в профессорской деятельности и с тех пор фокусируется на разработке новых систем обучения, основанных на предоставлении знаний «по требованию» нуждающегося.

По словам Шэнка, люди учатся делать то, что хотят делать. В исследовании «Что мы изучаем, когда мы обучаемся на практике» он говорит:

«Рассматривая обучение на практике с психологической точки зрения, мы должны думать больше об изучении чего-либо в реальной жизни, которая, безусловно, является естественным местом практического обучения. В конце концов, в школе есть что-то искусственное. Естественное обучение означает обучение по принципу «по мере необходимости». В этом случае мотивация никогда не бывает проблемой, мы учимся, потому что что-то заставляет нас хотеть знать. Но у школы нет естественной мотивации, связанной с этим. Студенты идут туда, потому что у них нет выбора. То же самое относится и к большинству учебных стажировок».

Шэнк метко резюмирует сказанное на своем веб-сайте: «Обучение происходит, когда хотят научиться, а не когда хотят изучить». Проведя большую часть последних двух лет в работе с Дональдом Трампом с целью помочь ему выиграть президентскую гонку, я могу лично подтвердить, что это правило полностью к нему применимо. Дональд Трамп может очень быстро научиться, но сопротивляется что-либо изучать. Если вы войдете к нему и скажете: «Я прошу полчаса на презентацию с шестнадцатью слайдами PowerPoints», встреча закончится, не начавшись.

Вместо этого, если вы хотите, чтобы президент Трамп что-то узнал, беседа должна быть случайной. Я это понял во время наших многочисленных перелетов по стране. Находясь на борту, Трамп все время поглощал нужную информацию. Он разговаривал с Келлиэнн Конуэй[5]5
  Келлиэнн Конуэй – американский политический деятель, политтехнолог и социолог, советница президента США Дональда Трампа.


[Закрыть]
и мной, при этом она делала заметки; он задавал вопросы по одной теме и внезапно переключался на совершенно иную идею.

В ходе этих бесед Трамп впитывал все, что было нужно знать, затем интегрировал данные в свое мышление и начинал проверять. Именно в этот момент Дональд Трамп решал, что делать с этой информацией дальше, пытался увидеть, как это сработает, а дальше либо продолжал, либо переключался на другое.

Такой подход имеет как сильные, так и слабые стороны, поскольку Трамп в конце концов мог принять вещи, которые не сразу преуспеют или плохо сработают. Наши СМИ приходят в ярость, потому что привыкли к медленному, мягкому, «отполированному» правительству, которое способствует росту посредственностей, особенно если дело касается рискованных решений. Между тем обычные люди признают нормальное человеческое поведение. Фактически большинство подразумевает под таким поведением постоянную эволюцию и стремление к лидерству.

СТРОИТЕЛЬ, А НЕ ФИНАНСИСТ

Всего лишь через несколько дней пребывания в должности президент Трамп сэкономил американским налогоплательщикам полмиллиарда долларов, отказавшись от пагубного F-35 Joint Strike Fighter. Истребительная авиационная программа была запущена в 1996 году и стала самой дорогой в мире программой вооружения во всей истории. Изначально Lockheed Martin пообещал одну тысячу тринадцать самолетов к 2016 году. С тех пор условия контракта несколько раз менялись. Они поставили меньше двухсот машин, а стоимость продолжала расти. Только после того, как в дело вмешался Трамп, компания снизила цену. Президент договорился о сокращении стоимости нового заказа на девяносто самолетов приблизительно на шестьсот миллионов долларов, и это свело стоимость сделки к сумме восемь миллиардов двести миллионов долларов. Другими словами, стоимость одного самолета снизилась с 98 млн до 91 млн, что означает приблизительно 7 % сокращение. Примените это ко всей программе за четыреста миллиардов и получите экономию в двадцать восемь миллиардов долларов.

Такая практическая способность сокращать расходы связана с другой краеугольной точкой личности президента Трампа. В бизнесе он прежде всего строитель-практик, а не финансист.

Финансисты сидят в офисах и теоретизируют, будут ли проекты выгодными. Хорошие финансисты получают больше денег, чем было в начале сделки, плохие – меньше. Но это абстракция второго порядка, не слишком сильно отличающаяся от теоретизаций в Конгрессе о том, будет ли законодательный план работать.

Между тем строители должны сосредоточиться на более осязаемых показателях, но заседателям из Вашингтона трудно свыкнуться с этой мыслью.

Строитель, например, не может претендовать на успех, разработав документ, описывающий, как будет выглядеть здание. Вы не можете теоретически создать дом, его нужно построить. А если у вас есть контракты с банками, подписанные кредитные обязательства и арендаторы, готовые к въезду, вы не только должны иметь здание, стоящее на земле, оно уже должно там стоять, как только вы говорите, что дом будет построен. Сравните это практическое и четкое определение успеха и работу Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA), которое потратило сорок лет на изучение того, как доставить астронавтов на Марс, не приблизив нас к нему ни на дюйм.

Кроме того, как строитель вы должны строить то, за что люди готовы платить. В «Искусстве заключать сделки» Трамп описывает ситуацию с Trump Tower. У него появился новый арендатор, но ему не понравилось оформление входа в здание. Если бы оно было другим, клиент тут же был готов подписать долгосрочный договор аренды. Трамп подумал и решил переделать вход заново по желанию клиента, и это было практическим деловым решением.

Такой подход противоречит типичному «вашингтонскому», при котором тратится один миллиард семьсот миллионов долларов в год на содержание более семидесяти семи тысяч семисот зданий. Они либо используются частично, либо вообще полностью свободны, при этом в бюджет на 2017 год предлагалось заложить примерно сто сорок миллиардов на финансирование строительства. Между тем Счетная палата США сообщает о том, что около половины всех федеральных зданий арендуется у частного сектора.

Я уже обсуждал вопрос о плохом государственном управлении недвижимостью с президентом и Джаредом Кушнером, старшим советником и зятем Трампа. Кушнер владеет очень успешной девелоперской компанией, и, действуя вдвоем, они могли бы сэкономить миллиарды как на строительстве, так и на лизинге, просто применив совокупный практический опыт.

ПРАГМАТИК, А НЕ ИДЕОЛОГ

Ко всему прочему Трамп является прагматиком, а не идеологом. Он человек, который встает каждый день и хочет знать, что происходит на самом деле.

Эту сторону Трампа вы могли наблюдать в телефонном разговоре с президентом Тайваня в декабре, вскоре после выборов.

В сообществах внешней разведки и иностранных дел протестовали против этого разговора, поскольку он противоречил сложившимся за десятилетия дипломатическим традициям отношений с Китаем, требовавшим делать вид, что Тайвань не существует как суверенное образование.

Ответ Трампа, отраженный в учетной записи в Twitter, разрушил эту замысловатую ерунду: «Интересно, США продает Тайваню военную технику на миллиардные суммы, а я не должен принимать поздравительный звонок?»

Фактически этот звонок был запланирован несколькими месяцами ранее. Таким образом Трамп хотел показать Китаю, что не будет связывать себя политикой прошлого. Это давало Пекину четкий сигнал, что отношения между США и Китаем будут меняться. Даже приверженность политике «единого Китая», которая была инициирована Ричардом Никсоном и официально принята Джимми Картером в 1979 году, не бралась во внимание.

Сугубо деловой подход Трампа имеет большое значение для всех, кто находится за пределами Вашингтона: он просто хочет отбросить теорию абстрактного истеблишмента и стоять на позициях реального мира.

В некотором смысле я бы сказал, что мышление Трампа – это возврат к Токвилю[6]6
  Клерель де Токвиль – французский политический деятель, лидер либеральной Партии порядка, министр иностранных дел Франции (1849).


[Закрыть]
, Линкольну и Вашингтону. Если вы посмотрите на всю первоначальную американскую систему, станет ясно, что она основывалась исключительно на фактическом положении дел.

За восемь лет командования Континентальной армией во время Войны за независимость Джорджу Вашингтону пришлось многому научиться. Историки говорили, что Вашингтон ошибался много, но только единожды, он никогда не повторил ошибку дважды. После победы в войне он председательствовал в Конституционном конгрессе, работая над заменой несостоятельных Статей Конфедерации[7]7
  «Статьи Конфедерации и вечного союза» – первый конституционный документ США. Критика этих Статей и необходимость образования более совершенного государства привели к принятию Конституции.


[Закрыть]
. Делегатами от Филадельфии были люди-практики, которые управляли бизнесом, побеждали на выборах, писали конституционные статьи и помогли выиграть войну против самой могущественной империи в мире. Они принесли огромный здравый смысл при разработке руководящего документа страны. Хотя эти люди и обладали грандиозными знаниями в области политической теории и истории, также понимали практическую реальность документа, который мог бы быть принят и реализован. И именно их практическая мудрость работает уже почти двести пятьдесят лет. Затем Вашингтону пришлось придумать институт президентства и систему отношений между президентом и Конгрессом. Его мудрые практические шаги создали те конституционные рамки, которые мы по-прежнему используем.

То же можно сказать и о Линкольне, занявшем пост президента накануне начала нашей самой смертоносной войны (в Гражданской войне американцев погибло больше, чем во всех других войнах, вместе взятых, включая Вьетнам). Единственный военный опыт Линкольна заключался в нескольких месяцах службы в качестве добровольца в индийской войне (на которой он не сделал ни одного выстрела). Тем не менее он перелистал каждую крупную книгу о войнах из библиотеки Конгресса и начал учиться. Занимаясь назначениями генералов, Линкольн убирал одних, когда они терпели неудачу, и продвигал других, когда они одерживали победу. Да, это был болезненный, недешевый, но, с другой стороны, эффективный способ построить армию и выиграть войну.

В своих путешествиях Токвиль отмечал американскую модель подхода к решению новых проблем, основанную на первоначальном сборе фактов с последующей методичной апробацией решений до обнаружения того, что действительно будет работать. Теории, основанные на европейском опыте и правилах, просто не могли преуспеть в новом американском мире.

Фактически подход Трампа является методом проб и ошибок, то есть обучение на практике; это и есть та самая прагматическая модель, описанная Токвилем. Как бизнесмен Трамп практичен и готов сосредотачивать энергию на поисках способов достижения целей, пробуя неортодоксальные методы.

Например, возьмите его стратегию выбора. Обычный кандидат должен был бы начать с найма нескольких консультантов, сбора денег, определения фокус-групп и проведения опроса. Трамп этого не делал, полагаясь лишь на свои инстинкты.

Тем не менее вы видели, как практическое, деловое чувство Трампа превалировало над традиционным мышлением во время всеобщих выборов. Не забывайте, что это был Трамп-любитель, а не ветеран политики Хиллари, которая уже придумала, как получить двести семьдесят голосов выборщиков. Но Трамп ошеломил всех, «выиграв» Пенсильванию, Висконсин и Мичиган – это был настоящий подвиг, который традиционные политики по определению считали невозможным. Выигрыш Висконсина иллюстрирует хватку Трампа, хотя и знания об этом штате Райнс Прибус[8]8
  Райнс Прибус – американский адвокат, политик-республиканец, председатель отделения Республиканской партии в Висконсине (2007 – 2011), глава аппарата Белого дома (январь – июль 2017). Отправлен в отставку в связи с обвинением в утечке новостной информации из Белого дома.


[Закрыть]
стали большим подспорьем.

В последнюю неделю выборов кампания Трампа решила отправиться в Миннеаполис. Демократы и национальные СМИ раструбили, что это было глупой ошибкой новичка, и сам Трамп мало надеялся на победу в Миннесоте, а уверенная в победе Хиллари даже не отправилась следом.

И левые, и вся вашингтонская пресс-служба не учли, что миннеаполисское телевещание покрывает практически весь центральный Висконсин. Таким образом, выступления Трампа транслировались и на этот регион, что выпало из зоны внимания демократов. Вот так небольшая, менее дорогостоящая, но более практичная команда Трампа получила ключи к американской политической системе.

ДОСТОЙНЫЙ ОТЕЦ

Лучшее доказательство характера Дональда Трампа и лучший показатель многочисленных достижений проявляется и в успехах его детей. Все они невероятно яркие, успешные и очень благодарны отцу за внимание, руководство, доверие и решающую роль, которую он сыграл в их становлении.

Каждый раз, видя президента Трампа с детьми, я был впечатлен тем, насколько он заботлив и горд их достижениями.

Трамп сиял от счастья, представляя своего сына Эрика на торжественном открытии недавно отремонтированного гольф-курорта Trump Turnberry в Шотландии. Было ясно, что это проект и достижение Эрика.

Несколько лет назад я и Каллиста разговаривали с Трампом на тему, как он отлично справился с созданием винного завода Trump Winery (крупнейшего в Вирджинии) и роскошного отеля Albemarle Estate при винном заводе в Шарлоттсвилле. Трамп быстро заметил: «Это работа Эрика. Он отвечал за весь проект, и я думаю, что сделал эту работу очень хорошо!»

Я помню, как мы сопровождали Трампа на открытии нового отеля Trump International в Вашингтоне, округ Колумбия. Дональд Трамп чрезвычайно гордился тем, что это сделала Иванка. Любой, кто видел отель Old Post Office, знает, что проект разработки этой замечательной красивой гостиницы мирового уровня принадлежит его дочери.

Он подчеркивал, что Иванка не только проектировала и реализовывала проект реконструкции этого старого здания, но и закончила его досрочно, уложившись в бюджетные рамки. Собственно, именно эти две ключевые характеристики и определяют семью Трампа: они хотят что-то делать красиво, но и хотят сделать это с умом.

Когда я отправился в Индианаполис, для встречи с тогда еще только будущим кандидатом Трампом, чтобы обсудить возможности стать вице-президентом в его администрации, в кабинете присутствовали Дональд-младший, Иванка и Эрик. У нас состоялась невероятно откровенная беседа, и мне было крайне любопытно наблюдать, с каким интересом дети Трампа участвовали в этой дискуссии.

Когда я вылетел домой в их компании, они позволили ознакомиться с проектами выступлений для Национального собрания Республиканской партии в Кливленде. Каждый из проектов показался мне индивидуальным и безупречным.

Дональд-младший, в частности, вырос внутри Trump Organization, изучив все внутренние операции на каждом отдельном уровне. Он и Эрик полностью доверяют отцу и теперь управляют мировой бизнес-империей самостоятельно.

На съезде Дональд-младший сказал, что отец обладает способностью находить лучшее в людях и подталкивать их к превосходству:

«Он знает талант и стремление, которые есть у всех американцев. Он продвигает людей на основе характера, рабочих навыков и служебной этики, а не из-за бумажек или верительных грамот. И сегодня многие топ-менеджеры нашей компании – люди, которые начинали работать на позициях, приравненных к синим воротничкам, но, увидев в них что-то, он подтолкнул их к успеху. Я знаю, он оценивает этих людей и их рабочие качества, потому что мои братья и сестры сами начинали работать под их руководством. То, что он доверил этим мужчинам и женщинам собственных детей в годы их формирования, объясняет все, что вы должны знать о Дональде Трампе».

Иванка вспоминала о том, как строила здания из «Лего» на полу отцовского кабинета, а он «делал то же самое, но только из железобетона и стекла». Как и ее старший брат, Иванка рассказала о сверхъестественной способности отца находить у людей потенциал и помогать им превращать этот потенциал в величие. Говоря о том, как отец передавал свои ценности и готовность мечтать детям, она сказала следующее:

«Отец учил братьев, сестру и меня важности положительных ценностей и наличию сильно развитого этического компаса. Он показал нам, как быть стойкими, справляться с проблемами и стремиться к совершенству во всем, чем мы занимаемся. Он учил, что нет ничего, чего нельзя достигнуть, если проникнуться страстью к прочной трудовой этике».

Эрик, выступавший на съезде за день до меня и Каллисты, выделил филантропию как самую глубокую добродетель, которую ему привил отец:

«Я хочу поблагодарить отца за ту жизнь, которую он предоставил мне, моей семье и нашим сотрудникам по всему миру. Я хочу поблагодарить его за жизнь, которую он позволил обеспечить моей прекрасной жене Ларе, будущим детям, и начинаю думать об этой удивительной главе нашей жизни. С этой точки зрения я часто думаю о наследии, которое хочу оставить детям, есть несколько вещей, которые ближе к моему сердцу, чем благотворительность. Папа, ты еще раз дал нам пример, ты – мой герой, ты – мой лучший друг, ты – следующий президент Соединенных Штатов».

Наконец, младшая дочь Тиффани рассказала о влиянии отца на ее жизнь:

«Для меня много значит, как родители нас поддерживают и укрепляют, когда опускаются руки. Несколько лет назад скончался один очень дорогой мне человек, и первый телефонный звонок был от отца. Я не знаю, как бы преодолела такое трудное время без его заботы и поддержки. Как известно, эти проявления любви чрезвычайно помогают во время горя».

В 2016 году Бэррон был еще слишком молод, чтобы выступить с речью, но, надеюсь, мы услышим его на съезде 2020 года.

Итак, если посмотреть на детей Трампа в качестве барометра президентства, мы можем определить, как он будет использовать федеральное правительство для достижения больших успехов, руководствуясь понятиями морали и трудовой этики. Трамп будет в равной мере содействовать успеху и благотворительности и относиться к Америке с «непоколебимой поддержкой и заботой» в трудные времена.

Все это – весьма впечатляющее описание отца, который любит своих детей и страну.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное