Н. Тасилова.

«Материалы по киргизскому (казахскому) землепользованию…» – как источник по истории Казахстана (конец XIX в. – начало XX в.)



скачать книгу бесплатно

Ф. Щербина был представителем народного примирения, поэтому показывал свое недовольство в отношении той политики, которая установилась на тот момент. Материалы и исследования, подготовленные и опубликованные представителями и последователями народничества по истории дореволюционного Казахстана, дают хорошую возможность для глубокого осмысления истории казахского народа с его возможными и ошибочными сторонами. Надо отметить, что народники были в числе тех, на кого со стороны государственных органов смотрели с недоверием за их антиправительственную деятельность и народнические взгляды.

Представители народного примирения, приехавшие в Казахстан по работе, были фактически чиновниками царского правительства, и на деле проводили политику колонизации. В исследовательской же работе широко пропагандировали родо-племенные отношения в казахском обществе, развивая мелкобуржуазную историческую концепцию.

Архивные данные свидетельствуют о том, что знаток своего дела Ф. Щербина за время работы экспедиции собрал под своим началом образованные кадры. Его предложение об участии в исследовании казахских земель приняли: кандидат сельскохозяйственных наук, статист Добровольский В.А., агроном первого разряда Баскин Г.И., кандидат коммерческих наук, агроном Дмитриев Н.Ф., псковский статист Кондратьев П.Е., статист-оценщик Трипольский И.Д. и другие.

Агрономы, входившие в состав исследователей, обязаны был изучить и в письменном виде изложить состояние земной коры, почвы, растений и состояние хозяйства казахов указанных участков. Гидротехнические служащие определяли гидрогеологические аспекты участков, затем переводили на карту систему водоснабжения, прежде исследовав необходимое количество воды для нужд хозяйств местного населения.

В составе экспедиции было немало представителей казахской национальности, работавших в качестве переводчиков и регистраторов. Это в свою очередь показывает участие образованных казахов в составе экспедиции и доказывает объективность данного исследования. Об этом факте пишет и исследователь Т.Волкова: «Как видно из вышеперечисленного списка, к составлению бюджетов привлекалась местная казахская интеллигенция, представители которой работали в экспедиции регистраторами и переводчиками. То обстоятельство, что это были, с одной стороны, люди с достаточным уровнем образования, а с другой знатоки казахского языка и быта, способствовали качества опроса». Необходимо особо отметить, что в числе представителей казахской интеллигенции в исследованиях участвовал лесовед, экономист и статист Алихан Букейханов. Разные стороны деятельности А. Букейханова в экспедиции Щербина рассмотрели в своих трудах ученые Казахстана Койгелдиев М.К., Волкова Т.П., Базарбаев М., Аккулыулы С., Амрина М.С., Серекбаева Л.И., Мейрманова Г.А., Жиеналина И. и др.

Роль Алихана Букейханова – одного из выдающихся личностей казахского народа в исследовании Казахского края была значительной и сложной. В 1894 году А.Букейханов, после окончания в Санкт-Петербурге императорского лесохозяйственного института, вернулся в Омск.

В 1896 году по решению центральных органов власти, был приглашен в экспедицию Щербина Ф.А., целью которого было исследование хозяйства и культуры казахов, также использование природных ресурсов местного населения в Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской областях. В начальном этапе работы Алихан Букейханов был приглашен в качестве статиста, но в последующем стал заведующим отдельной партией экспедиции.

Участие в работе экспедиции с 1896 по 1903 гг. помогло А. Букейханову увидеть и понять истиные цели имперской власти в отношении казахской степи, также подготовить ряд стратегических мероприятий на ближайший период. Западная Сибирь и казахская степь превращались в район дислокации крестьян-переселенцев из внутренних российских губерний. Так метрополия пыталась решить социальный конфликт на почве земельных вопросов. Работая в составе экспедиции он стал, с одной стороны очевидцем колониальной политики Российской империи. С другой стороны, получил возможность для исследования социально-экономического положения казахского народа и принятия конкретных планов действия для решения их проблем.

Одной из целей правительства России была организация масштабного и легального ведения переселенческого движения. Поэтому, участники экспедиции старались определить права собственности казахов на землю и нормы их использования. С этой точки зрения, вхождение в состав специалистов Алихана Букейханова, впервые организованной в казахской степи экспедиции, было полезным для определения им научного воззрения, характеризуемого как либеральный.

А. Букейханов вел исследовательские работы в Омском, Павлодарском, Каркаралинском и Семипалатинском уездах. О его деятельности имеются сведения во 2, 4, 6 и 10 томах «МКЗ». Так, Алихан Букейханов сделал экспертизу и описал в источнике волости Кызылтау, Алтыбай Павлодарского уезда. А также, сделал таблицу родов уезда и определил с какого периода казахское население стало расселяться в этом крае. При этом, он тщательно изучив памятники устного народного творчества XVII-XIX вв., внес свой вклад в восстановление истинной истории казахов степных областей.

Известный ученый А. Букейханов, говоря о важности материалов экспедиции по урегулированию земельного вопроса, тем не менее выражал свое несогласие с итогами исследований. Дело в том, что целью царизма было паралельное развитие кочевого скотоводства и земледелия, а А.Букейханов был сторонником постепенного и добровольного перехода кочевников в оседлый образ жизни. Также он был против кризиса хозяйства казахов, не имевших навыков для работы в новых условиях, политики русификации и попытки уничтожения священных ценностей казахского народа.

Алихан Букейханов был недоволен политикой царской власти, организовавшей повторные исследования после окончания работы экспедиции Ф.Щербина. Об этом он написал в газете «Казах»: «Критикуя, несколько раз уменьшив прежние оставленные земли казахам нормой Щербина, выпустили новые нормы для кочевых казахов».

Многие статисты высоко оценивали деятельность А. Букейханова в экспедиции Ф.Щербина. Особо отмечал его заслуги в исследовании края известный статист А.А.Кауфман. Также имеются архивные материалы свидетельствующие о том, что А.Букейханов после завершения экспедиции Ф. Щербина в 1903 году, оставался в своей должности еще 2 месяца. В документе от 5 января 1905 г. являющемся официальным письмом Департамента Государственного имущества, говорится о завершении работы исследовательской экспедиции в степных областях с 1 января 1904 года. Также в письме есть сведения о том, что члены исследовательской экспедиции А. Букейханов и П. Васильев, по специальному заданию остаются в прежних должностях до неопределенного времени: «… Департамент полагает справедливымь оставить ихь на работахь на прежних условияхь, т.е. за прежнее вознагражденіе, еще на два месяца, т.е. до 1-го Марта 1904 года». Решено было поручить данным исследователям сбор еще не полностью опубликованного «МКЗ».

А. Букейханов наряду с этим исследовал структуру родо – племенного общества казахов, написал родословную, сделал глубокие и объективные заключения и обозначил на карте населенные пункты обитающих родов. Эти данные были систематизированы и опубликованы в «МКЗ». Поэтому есть основание говорить о том, что эти источники ценные и очень важные для исследования родо-племенного состава казахского общества. В отечественной историографии многие исследователи отмечают, что экспедиция Щербина, где участвовал А. Букейханов не принесла какой либо вред при рассчитывании земельных наделов для традиционного казахского кочевого и полукочевого хозяйства.

Кроме А. Букейханова в экспедиции участвовали также другие казахи такие как, Ж. Сатыбалдыулы, Е. Итбайулы, М. Шомбалулы, С. Тилекеев и др. В 60-90-е годы ХІХ века в формировании мировоззрения казахских исследователей большое влияние имела идеология народничества. Они овладели методами и взглядами народнической идеологии. Но среди них были идейные противоречия. Некоторые из них придерживались позиции господствующего класса, уважая прошлое. В общем, казахское общественное самосознание стало отходить от патриархальных пережитков и недостатка идей.

Регистраторы и учетчики формировались из местного населения (шаруа), которые отлично знали свою местность. Они заполняли необходимыми ответами опросники, тетради, бюллетени и сдавали в государственные статистические органы (Организация Центральной статистики и Губернское бюро статистики). Потом эти данные систематизировались в органах Центральной статистики и итоги публиковались в специальных справочниках. Государственные статистические органы заполняли материалы учета этими данными. Подобные справочники принадлежат к второстепенным источникам. Задачи второстепенных источников – обобщить первостепенные источники, сделать экскурс и анализ. Основными исследователями данной экспедиции, которые трудились от начала и до конца были – Ф. Щербина, Л. Чермак, А.Н. Букейхан, В.А. Добровольский, Н.Ф. Дмитриев, В.К. Кузнецов, И.Ф. Гусев, В.А. Владимирский, И.М.Уродков, И.А. Смотров, А.Е. Звенигородский. Их имена часто встречаются во введении «МКЗ».

Статист И.Ф. Гусев, участвовавший в первой экспедиции, в последующем работал в партии П. Скрыплева. Но он скоропостижно скончался 17 марта 1908 года. В экспедиции Щербина И.Ф.Гусев, посредством опроса казахов Усть-Каменогорского уезда, сформировал таблицу рода Найман. О его смерти написано в томах «МКЗ», посвященных Усть-Каменогорскому и Чимкентскому уездам. Наряду с этим, участвовавший в экспедиции Щербина статист П. Хворостанский, позже работал в качестве главного статиста в Тургайско-Уральской партии и редактировал все источники.

В свое время одним из оформителей «МКЗ» и редактором статистических данных был В. Кузнецов, который после Ф. Щербина вел исследования в Акмолинской области. Он подготовил предисловие для материалов по Зайсанскому уезду. Был одним из тех кто, позднее заново исследовал, после Ф. Щербина хозяйства Акмолинской области, возглавил экспедицию предложившей земельные нормы, отредактировал связанный с ним пятитомник.

Исследователь Ерменбетова Г. в своем труде, проанализировав экспедиции Ф. Щербина и В. Кузнецова, пришла к следующему выводу: «Для повторного изучения Казахской степи в 1907 году была организована экспедиция статиста В. Кузнецова. Он работал в уездах где раньше работала экспедиция Щербина, тем самым увеличив размер «излишних» земель. Так как В. Кузнецов был безприкословным исполнителем заданий Царского правительства».

Согласно учету местной жандармерии можно выявить, что 90 % исследователей составляли политические заключенные и каторжники. Среди них Ф. Щербина, Л. Чермак, И.Ф. Гусев, Н.Ф. Дмитриев, которые были по нескольку лет в изгнании. Надо отметить что, это никоим образом не отразилось на качестве и ценности материалов. Нельзя забывать то, что эти высокообразованные люди отбывали свое наказание, за их высказывания против политики Царского правительства, в защиту простого народа. Несмотря на это, надо учитывать и рассматривать собранные материалы партий и экспедиций с критической точки зрения, так как они служили Российской империи и получали от государства материальную поддержку.

В 1902 году министр внутренних дел Российской империи В.К. Плеве рассмотрев дело Воронежского комитета решил, что кандидатура Ф.Щербина не соответствует для руководства экспедицией.

После этого Ф. Щербина под свою ответственность, добился разрешение на систематизацию материалов, проведение экспертизы и подготовку к изданию «МКЗ», без финансирования от Министерства Земледелия и государственного имущества. В качестве доказательства можно привести его слова: «Еще раз позволю себе сказать, что окончание работ экспедиции в тех ее частях, которых ведение лежало на мне как заведующем экспедицией, я считаю нравственной своей обязанностью довести до конца без всякого денежного вознограждения». В начале ХХ века ученый П.Г.Галузо отмечал что, во взглядах Ф. Щербина были некоторые элементы демократизма.

Работу экспедиции продолжил Е.П. Добровольский, а позднее возглавил Лев Карлович Чермак. Он был помощником Щербина, который находился под тайным наблюдением полиции. Также он был дворянином, который был изгнан на 3 года в Омск за свои политические взгляды. Позднее выяснилось что он был одним из тех кто содействовал организации эсеров в крае. В 1896-1897 гг. он был взят в экспедицию в качестве регистратора, но позднее стал одним из приближенных Ф. Щербина. После его ухода Л.Чермак был назначен руководителем экспедиции (1902-1903 гг.).

По заявлению исследователя М. Кул-Мухаммеда Л. Чермак высказывал справедливое мнение о казахах. Отмечая, что на него повлиял великий казахский акын Абай Кунанбаев, подтвердил свое мнение словами А.Букейханова, из опубликованного им в газете «Казах» статьи: «После получения отчета Ф. Щербиным в 1900 году, написавший вторую норму был Л. Чермак. Он был другом великого Абая, и последовал по пути опального Михаэлиса». Таким образом приходит к выводу, что Чермак был знаком с Абаем через Михаэлиса. Также М. Кул-Мухаммед изучив труды Ф. Щербина, Л. Чермака, А. Букейханова отмечает, что они придерживались антиколониальной позиции. Например, Л. Чермак поддержал норму Щербина. Подтверждением тому служит его высказывание: «Сокращение нормы – сознательное разрушение хозяйства киргизов, вынуждение их к голодному существованию, принуждение бросить традиционное ремесло».

Наряду с этим, Л.К. Чермак написав свой труд «Формы киргизского землепользования», редактировал предисловие и разделы «МКЗ». А.Букейханов высоко ценил верность Л. Чермака науке и писал: «В научной сфере он никогда не изменял своим мнениям и принципам ни перед какой либо угрозой».

В этот период центр Омской экспедиции попал под строгое наблюдение полиции. Так как о них, представитель министерства внутренних дел В.Д.Даль доложил Николаю ІІ: «…члены экспедиции среди населения ведут антиправительственную агитацию». В свою очередь Николай ІІ в срочном порядке принял резолюцию об освобождении от должности всех исследователей. В июне 1903 года все члены экспедиции за свои антиправительственные взгляды были арестованы и Омское бюро закрыто. Но до сих пор нет данных об истинных причинах остановки работ экспедиции и об антиправительственных убеждениях исследователей. Таким образом, обработка оставшихся материалов была продолжена в Петербурге. Несмотря на роспуск экспедиции, собранные материалы томами выпускались до 1909 года.

Созданная в 1896 – 1903 гг. экспедиция, основной целью ставила исследование всех уездов Степного края, и использование его итогов Министерством государственного имущества в целях проведения земельной политики в Казахстане. В задачи экспедиции входили: исследование и описание природы, истории края, важность аулов и волостей, также выяснение методов ведения хозяйства, землепользования и необходимой территории для кочевых и полукочевых хозяйств, определение объема территории для фонда переселенцев. Особое внимание, в хозяйственно – статистическом исследовании, обращалось на переселение крестьян из центральных регионов России.

Материалы экспедиции были использованы для экспроприации «излишних» земель казахов Российским правительством. Эти материалы о состоянии хозяйства казахов конца ХІХ в. и начала ХХ в. являются уникальными. Члены экспедиции пришли к мнению, что земельные нормы превышают и нет необходимости в большой территории кочевьям казахов, так как в некоторых местах они переходят к оседанию и земледелию. Но в последующих исследованиях после экспедиции Щербина, земельные нормы для казахов были еще снижены. В данном случае А. Букейханов поддерживал нормы Щербина. Несмотря на это, работа экспедиции под руководством Ф. Щербина выделяется тем, что впервые была научно обоснована колониальная политика Российского царизма и всесторонне исследована история казахского народа.

Материалы «МКЗ» для Тургайской и Уральской областей были собраны коллективом партии созданной в 1904 – 1912 гг.

Основываясь на архивные материалы, можно прийти к мнению, что в исследовательскую партию входили: кроме заведующего и главного статиста входили агроном Скалов, руководитель работ Батманов и его помощники Прозоровский и Седельников. Также, заведующий техническим отделом Шамышевский, старшие топографы Заболотский , Ядрихинский и топографы Баранов, Данилин, Малянчиков, Романов, Э. Яржиновский, В. Яржиновский, Сапарянц, Скобейко, Янулевич, Ленневич, Котковский. Всего участвовало 14 топографов. В документе по названию «Отчет о работах в Тургайской и Уральской областях за 1905 г.» имеются данные о заработной плате, дополнительных выплатах для проезда и арендуемого жилья.

По данным «МКЗ», первые работы в Тургайско-Уральских областях, с 1904 года вели статист Карлсон, Л.Н. Рум и бывший депутат І Государственной Думы Т.И. Седельников. Позднее к ним присоединились Батманов, Н.П. Шевалье. В числе специалистов, исследовавших географию, природу и растения края были 2 гидротехника – Рейнвальд и Миронов, горнорудный инженер Казицин, геолог В.П. Семенов. Про названных членов статистической партии в научных трудах мало сведений.

К примеру, Л.Н. Рум родился 19 мая 1869 года, учился в Пермском и Черниговской гимназиях. В 1889 году поступив в медицинский факультет Казанского университета, в 1891 году переводится на юридический факультет. В 1892-1894 гг. участвуя в различных кружках, обучается в нескольких лицеях. В 1898 году был взят под строгий контроль за хранение незаконных изданий и был переселен в Вологодскую губернию. В 1901 году Л.Н. Рум приглашен в Министерство земледелия и государственного имущества, где работал старшим топографом в Пермско-Вологодской организации по переселению, а также редактировал сборник «Итоги экономического исследования крестьянского населения Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии», опубликованный в 1904 году. В том же году в октябре он был отправлен в город Оренбург и в течении нескольких лет работал в Урало-Тургайской статистической партии.

В нижеприведенной таблице показаны сведения о составе Урало-Тургайской исследовательской партии и размерах заработной платы. Опираясь на документ из архивного фонда ЦГА РК можно сказать, что заработная плата заведующего партией была меньше заведующего статистического отдела, так как у заведующего статистическим отделом объем работы был больше, чем у заведующего партией.


Таблица 2 – Заработная плата работников Урало-Тургайской исследовательской партии


Работу по организации сбора и редактирования сведений статистических исследований вел заведующий отделом статистического дела П.А. Хворостанский. Официально руководство и заведование было за Цабелем, но исследовательские работы от начала до конца проводил П. Хворостанский. Имя же заведующего «МКЗ» в документах совсем не отмечается.

У П. Хворостанского был большой опыт работы. Он участвовал в экспедиции Щербина. Им были отредактированы все семь томов «МКЗ», посвященные Тургайско-Уральским областям. Также были написаны предисловие и дополнительные разделы. П. Хворостанский является автором нескольких трудов, посвященных переселенческому делу: «К вопросу о заселении южных уездов Семипалатинской области», «Киргизский вопрос в связи с колонизацией степи», «Эволюция киргизского хозяйства в Тургайской области: статистико-экономический очерк» и др.

В предисловии к тому «МКЗ», посвященном Ильбисинскому уезду имеются сведения, о том, что «…наблюдение за подсчетами лежало на бывшем сотруднике статистического отдела А.Б. Байтурсунове». Можно предположить, что к данным исследованием непосредственное отношение имел один из видных казахских деятелей – А. Байтурсынов.

В архивных документах нет подробных сведений о членах статистической партии, исследовавших Тургайско-Уральские уезды. Исследователи данной партии во многих случаях в своих работах за основу брали методику Щербина.

Вышедший в свет «МКЗ», рассказавший об итогах ведения исследований в Сыр-Дарьинской области, был составлен коллективом состоявшим из статистов, агрономов, регистраторов, учетчиков, топографов, геологов и биологов.

В 1906 г. исследованиями в Шымкентском, Аулиеатинском, Казалинском и Перовском уездах Сыр-Дарьинской области руководил известный статист П. Скрыплев. Он написал предисловие и полностью отредактировал текст «МКЗ», посвященый переселенцам Сырдарьинской области и землепользованию у казахов в «Материалах по обследованию переселенческого хозяйства в Туркестанском крае».

Состав статистической партии часто менялся. Но, основные работники которые явились хребтом партии, работали без изменений. Среди них были: И.И. Рылов, В.А. Якиманский, П.И. Путилов, А.А. Черновский, Е.Е. Яшнов, А.А. Росляков, С.С. Неуструев которые внесли свою лепту для сбора материалов «МКЗ». Перечисленные исследователи позднее также были задействованы в исследовании Жизакской, Ходжентской уездов Самаркандской области и Андижанской и Наманганской уездов Ферганской области.

Исследовательские работы партии были начаты с Чимкентского уезда. Позже, Переселенческое управление издало три книги «МКЗ», состоящие из двух частей.

В Чимкентском уезде хозяйственно-статистические исследования проводили в основном три основных отряда. Ими руководили И.Ф. Гусев, И.И. Рылов, И.Е. Ступаков. Из статистов в исследовании участвовали А.П. Баранов, В.А. Якиманский и П.И. Путилов. Весной 1908 года внезапно умирает И.Ф. Гусев. Из топографов многие картографические снимки сняли В.И. Юферев и В.А. Владимирский. Исследования почвы и растений края были возложены на С.С. Неуструева. Наряду с ними в качестве переводчиков, регистраторов и учетчиков привлекались и местные жители. Но, к сожалению, их имена нигде не были отмечены.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4