Н. Богданова.

Афоризмы восточной мудрости



скачать книгу бесплатно

© Богданова Н., сост.,2017

© Оригинал-макет, ООО «Книжкин Дом», 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Абдуррахман Джами (1414–1492) персидский и таджикский поэт и философ, суфий

Бессердечия кто обнажает меч,

Тот сам падет, сражен мечом бессердечным.

Дела мои – любовь, труды – любовь.

О, жизнь моя! Твои плоды – любовь.


Достоинству нас не научит тот,

Кто недостойно сам себя ведет.


Ешь столько, чтобы тела зданье

Не гибло от перееданья.


Зависть для ума – что боль для глаза.

От зависти ослепнуть может разум.


Коль черен сердцем старый человек,

Какая польза, что он прожил век?


Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим.


Невыносимой мукою томим

Тот, кто во всем завидует другим.

Всю жизнь тоской и злобою дыша,

Затянута узлом его душа.


Не мучь безмерно душу каждый час

Исканьем в мире власти и богатств.


Признание в самом себе порока —

Вот что его скрывает от врагов.


Терпенье той волшебнице подобно,

Что воду в жемчуг превратить способна.


Ты никому не можешь быть судьей,

Пока к добру не обращен душой.


Когда в грязи стираешь платье ты,

Не жди от этой стирки чистоты.


Бесчеловечия кто обнажает меч,

Тот сам повержен будет мечом бесчеловечным.


В победе зла – падение твое.

В добре твоем – спасение твое.


Беспечность есть причина всяких бедствий.


Не должностью облагораживается и возвышается человек, а должность благодаря человеку становится благородной и высокой.


Не золотом, не серебром прославлен человек.

Своим талантом, мастерством прославлен человек.


Не мучь безмерно душу каждый час,

Ища по миру власти и богатств.


Один язык у нас, а уха – два,

Чтоб слышать много, но беречь слова.

Абуль-Ала Маари (973–1057/1058) поэт, прозаик, мыслитель

Безбожным тягостно молитвенное бденье,

Для них – что груз горы коленопреклоненье.


Взгляни на собственную веру: в ее пустыне

Увидишь мерзость лицемерья и срам гордыни.


Для каждого из нас у жизни есть в запасе

Обиды, бедствия и горечь в каждом часе.


Душа могла бы тело беречь от всех потерь,

Покуда земляная не затворилась дверь.


Жизнь – верховой верблюд; мы держимся в седле,

Пока плутовка-смерть не спрячет нас в земле.


Земная жизнь – война. Мы тягостное бремя

Несем, доколе нас не остановит время.


Когда наступит срок, хотим иль не хотим,

Душа, что полная грехов, пойдет путем своим.


Не болтайте вы зря о душе наобум,

А начав, не пытайте о ней мой беспомощный ум.


Не убивай того, кто в море нашел пристанище,

Четвероногих плоть живую не делай пищей.

Красавиц молоком животных поить не надо:

Чем обворованное вымя утешит чадо?

Не нападай врасплох на птицу, не грабь крылатой:

Насилье – тяжкий грех, он неминуемо грозит расплатой.


За днем приходит ночь: жизнь – пестрая змея,

А жало у нее острее лезвия.


Смерть – это вечный сон, отдохновенье плоти,

А жизнь – бессонница, пристрастная к заботе.


Мне проповедники разнообразных вер

И толкователи с их бредом – не в пример.


Весь мир у твоих ног, ты несметных богатств обладатель,

Но не рабской неволей ты столь возвеличен, Создатель!


Мне – душа: «Я в грязи, я разбита и обезоружена!»

Я в ответ: «Примирись! Эта кара тобою заслужена!»


О, племя писателей! Мир обольщает ваш слух

Напевом соблазнов, подобным жужжанию мух.

Кто ваши поэты, как не обитатели мглы, —

Свирепые волки, чья пища – хвалы и хулы.

Они вредоносней захватчиков, сеющих страх,

Как алчные крысы, они вороваты в горах.


От вздоха первого в день своего рожденья

Душа торопится ко дню успокоенья.

Абуль-Фарадж (Григорий Иоанн Бар Эбрей) (1226–1286) сирийский писатель, ученый, автор трактатов по медицине, истории, философии, грамматике

Лучшая похвала – это та, что исходит от человека, которому ты ничего хорошего не сделал.


Обильная еда вредит телу так же, как изобилие воды вредит посеву.


Не пренебрегай маленькими людьми – они могут помочь тебе возвыситься.


Лучше время от времени недоедать, чем постоянно переедать.


Очень плох человек, ничего не знающий, да и не пытающийся что-нибудь узнать.

Ведь в нем соединились воедино два порока.


Не надейся на вспыльчивого друга, даже если по натуре он добрый человек.


Глупцы замечают только промахи людей и не обращают внимания на их достоинства. Они подобны мухам, которые норовят сесть только на воспаленную часть тела.


Душа, в которой отсутствует мудрость, – мертва. Но, если обогатить ее учением, она оживет, подобно заброшенной земле, на которую пролился дождь.


Лучшая похвала – это та, что исходит от человека, которому ты ничего хорошего не сделал.


То, что скрываешь от врага, не сообщай и другу, ибо нет гарантии, что дружба будет длиться вечно.


Снисходительное отношение к глупости присуще каждому умному человеку.


Человек, который с самого начала ведет себя достойно, избавлен от угрызений совести.


Я часто раскаиваюсь в том, что говорил, но редко сожалею о том, о чем молчал.


В моих знаниях есть пробелы, потому что я стеснялся задавать вопросы людям, стоявшим ниже меня. Поэтому я хочу, чтобы мои ученики не считали для себя зазорным обращаться по всем вопросам и к тем, кто стоит ниже их. Тогда их знания будут более полными и совершенными.


Удивительно устроен человек: он огорчается, когда теряет богатство, и равнодушен к тому, что безвозвратно уходят дни его жизни.


Почему завистники всегда чем-то огорчены? Потому что их снедают не только собственные неудачи, но и успехи других.


Терпение – прекрасное качество, но жизнь слишком коротка, чтобы долго терпеть.


Я знаю немного, но то, что знаю, – знаю в совершенстве.


Пища, которую организм не может переварить, съедает того, кто ее съел. Ешь поэтому в меру.


Умеренность – союзник природы и страж здоровья. Поэтому, когда вы пьете, когда вы едите, когда двигаетесь и даже когда вы любите, – соблюдайте умеренность.


Привлекай к себе друзей хорошими деяниями. В этом и есть смысл подлинной дружбы.


Вино сообщает каждому, кто пьет его, четыре качества. Вначале человек становится похожим на павлина – он пыжится, его движения плавны и величавы. Затем он приобретает характер обезьяны и начинает со всеми шутить и заигрывать. Потом он уподобляется льву и становится самонадеянным, гордым и самоуверенным. Но в заключение он превращается в свинью и, подобно ей, валяется в грязи.


Распущенность проявляется не только в поступках, но и в словах.


Пьянство – мать всех пороков.

Абу Муин Насир Хосров (1004 – после 1072) таджикский и персидский поэт, философ, религиозный деятель

Беда тому, кто на себя взвалил

То дело, что исполнить нету сил.


Облегчи седому путь, помоги хоть малость.

Сам поймешь когда-нибудь, что такое старость.


Когда участвуешь ты в скачке спора,

Не горячись, и упадешь не скоро.

В совете горьком, что нам друг дает,

Снаружи – горечь, в сердцевине – мед.


Большего не может быть счастья,

Чем несчастным приносить счастье.


Ты буйство юности, как зверя, укроти,

Отцу и матери всегда служи отрадой.

Не забывай о том, что мать вспоила нас,

Отец же воспитал свое родное чадо.

Абу Мухаммад Сахл ибн Абдуллах ат-Тустари (818–896) персидский богослов раннего суфизма

Что значит искренность? Она – повиновенье.

Но также искренность имеет три значенья:

Служенье искренне Аллаху, совершенье

Ради Него всех дел, сердечное горенье.


Раскаиваться – это значит не забывать о своих грехах.

Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф Низами Гянджеви (ок. 1141 – ок. 1209) поэт и мыслитель

Чтоб клады счастья обрести, прибегни ко всесилью слов.


Влюбленный слеп. Но страсти зримый след

Ведет его, где зрячим хода нет.


Бывает, что любовь пройдет сама,

Ни сердца не затронув, ни ума.


Дни свои влачить без друга – наигоршая из бед.

Жалости душа достойна, у которой друга нет.


Какой-нибудь друг неизбежен везде.

Но лучший – когда он помощник в труде.


Мир ради радости и счастья – не ради притеснений и нужды.


Потворствуй преданным друзьям, их за поступки не гони.

Как напоит тебя сосуд, тобой разбитый в черепки?


Слово, идущее от сердца, проникает в сердце.


Коль порою жало горя поражает в грудь,

В эти дни броню терпенья, сын мой, не забудь.

Абу-Сайид (987–1049) девятый ильхан государства Хулагуидов

Но отвечай, что познакомил нас Всевышний

Со всею сущностью своею, что она

Для сердца каждого Всевышним нам дана.

Ее достоинство – источник… еле слышный.


Покинь себя и сделай шаг, хотя б один,

К реализации того, что в сей судьбе

Не существует равноценно по себе.

Ведь существует только Бог, ты с ним един.


Грехи мои числом – что капли дождевые,

И стыдно стало мне за грешное житье.

Вдруг голос прозвучал: – Брось помыслы пустые!

И дело завершай прекрасное свое.

Абу Язид Тайфур ибн Иса Бистами (804–874) персидский суфий

Позволь, о Господи, мне не существовать!

Доколе между нами будет «я» стоять?


Весь мир – обман. Но здесь, воистину, Аллах.

Я – Аллах, иного Бога нет в веках.


Себя я сбросил так, как кожу змей,

И, в суть свою взглянув, поверил ей.


Нет и песчинки желания мирского

В свечении сердца: свет не ведает земного.


Свет освещает лишь поверхности преграды

И все, что тянется ко свету для награды.


Когда печаль приходит в сердце, чти удачу.

Ведь без нее ты не решишь свою задачу.


Я все года искал божественную Суть.

Когда же Истину узрел, то оказалось,

Что Божество мое искателем являлось,

А я искомым оказался. Вот мой путь.


Благочестие живущих в небесах

Я себе в подушку нынче положил,

Благочестием семи земель зашил.

Да и сплю на ней! Свидетель мой – Аллах!


Все сведения о Боге – в человеке,

И знания Его – в уме людей,

Любовь Его – в душе уже твоей,

А сердце Бога – в сердце каждого навеки.


Суфизм пришел к нам не из слов и разговоров,

Возник из голода он да из отреченья

От сети рабства. Из великого теченья

Духовной силы из Божественных просторов.


Свечам подобно, окруженным зеркалами,

Сияет сердце бесконечными лучами.


Вновь посвященный дисциплине подчинен,

Но соблюдение Истин – это есть Закон.

Абуль-Атахия (748–825) первый арабский философ-поэт

Ты высоко вознесся, враждуя с судьбой,

Но судьба твоя… тенью стоит за тобой.

И твоя к невозможному рвется душа,

Но лишь смертные муки познает она…


Ты высоко вознесся, враждуя с судьбой,

Но судьба твоя… тенью стоит за тобой.

Ты душой к невозможному рвешься, спеша,

Но лишь смертные муки познает душа…

Абулькасим Фирдоуси (ок. 940–1020 или 1030) персидский и таджикский поэт

Где правда проступает сквозь туман,

Там терпит поражение обман…


Дела переносить назавтра неумно;

Что завтра может быть, нам знать не суждено.


Если дело достойно завершено,

Вознесет и прославит тебя оно.


Если путь твой к познанию мира ведет,

Как бы ни был он долог и труден – вперед!


Лишь в разуме счастье, беда без него,

Лишь разум – богатство, нужда без него.


Лишь тот судьбою одарен счастливой,

Тот радостен, чье сердце справедливо!


Не решай ничего опрометчиво,

Не подумавши – действовать нечего.


Все тленны мы, дитя, таков вселенной ход.

Мы – словно воробьи, а смерть, как ястреб, ждет.

И рано ль, поздно ли – любой цветок увянет, —

Своею теркой смерть всех тварей перетрет.


Пусть разум твои направляет дела.

Он душу твою не допустит до зла.


Не уколовшись шипами, розу не сорвешь.


Уж если оказал кому-нибудь услугу,

Не поминай о ней ты ни врагу, ни другу.


Все в мире покроется пылью забвенья,

Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья:

Лишь дело героя да речь мудреца,

Пройдя сквозь столетья, не знают конца.


Доблесть – достояние стремящихся к высокой цели.


Чтоб быть справедливым возмездье могло,

Лишь злом воздавать подобает за зло.


С тех пор как мир возник во мгле,

Еще никто на всей земле

Не предавался сожаленью

О том, что отдал жизнь ученью.


Кто врага лелеет своего,

Безумцем в мире назовут того.


С тех пор как существует мирозданье,

Такого нет, кто б не нуждался в знанье.

Какой мы ни возьмем народ и век,

Всегда стремится к знанью человек.


Как жаль, что отпрыск неразумный

Рождается от мудреца:

Не получает сын в наследство

Талант и знания отца.


Талант и знания – яркий свет.

Без них из тьмы исхода нет.


Один враг – это много, тысяча друзей – мало.

Нет в этом мире радости сильней,

Чем лицезренье близких и друзей.

Нет на земле сильнее муки,

Чем быть с друзьями славными в разлуке.


От знанья в сердце вспыхнет яркий свет.

Оно для тела – как броня от бед.


Тайной не пребудет слово.

Есть тайна одного иль двух, но тайны нет у трех,

Но всем известна тайна четырех.


К добру и миру тянется мудрец,

К войне и распрям тяготит глупец.


Как ни ласкай змею, назвав любимым чадом,

Она, рассвирепев, тебя отравит ядом.

Кто мерзок – мерзостью змеиной обладает,

С мерзавцем не водись, не будь с презренным рядом.


Тех, кто, жизнь прожив, от жизни не научится уму,

Никакой учитель в мире не научит ничему.


Не усердствуй некстати.


Нет труда без отдыха; умей делать – умей и позабавиться.


От злобы, что направлена на людей,

Как правило, страдает сам злодей.


От силы – правдивость наша,

От слабости – лживость наша.


Нарушающим обет

В народе уваженья нет!


Не диво, что знаньем богаты сыны,

Которые мудрым отцом взращены.


Счастье в воздухе не вьется – счастье всем с трудом дается.


Когда ты отступаешь, смерть стоит позади тебя и ваша встреча неизбежна.


Время – конь, а ты объездчик; мчись отважно на ветру.

Время – меч; стань крепкой клюшкой, чтобы выиграть игру.


Становится новое старым, потом промчатся года —

И старое сменится новью, так было, так есть и так будет всегда!


Изгони из сердца жадность, ничего не жди от мира,

И тотчас безмерно щедрым мир весь станет для тебя.


Самая большая бедность – невежество.

Самое большое богатство – разум.

Самое большое наследство – воспитанность.

Абу-Ханифа (699–767) исламский богослов

Знание без практики – безжизненное тело.

Пользуйтесь, и обращайте знание в дело.

Ал-Ансари ал-Харави (1006–1089) известный суфий-ханбалит, персидский поэт

Людей, мой друг, чрезмерно не хвали.

Прощай, дабы прощали, и терпи.


Слепца, невежды сторонись,

Не похваляйся, а учись.


Не говори о том, чего не слышал,

И уж, конечно же, о том, чего не видел.


Ты на чужие недостатки не взыщи,

А прежде сам свои пойми и перечти.


Не делай сердце ты игрушкой чуда, дива.

Отчет души своей веди неукоснимо.


Сделай правилом молчание,

Будет всех бед окончание.


К покорности будь алчен, приобретай познанья,

А бедствия считай за страсти наказанье.


Птица в мире бестелесном или странник в небесах?

В четырех я зеркалах пребываю в мире бренном.

Я для верующего – мед, а неверующему – жало

Или лезвие кинжала. Я – огонь, вода и лед.


В каждом сущем пребываю, я лишен несовершенства.

В мире мысли и блаженства безупречным я бываю.


Что не приемлешь для себя, не одобряй,

Но всех других, однако, ты не укоряй.


Пусть враг ничтожен, но его не унижай

И с незнакомыми еды не разделяй.


Будь благодарен, но не требуй от других.

Не становись рабом сторонних и своих.


С людьми бесстыдными не знайся, ибо это

Влечет ведь кару в жизни будущей и этой.


Не исполняй, мой друг, желания души,

Проси у Истины, ее везде ищи.

К покорности будь алчен и к познаньям,

Не будь подвластен миру и стенаньям.


Пока не стихнет гнев, ты слов не говори.

И будь почтителен со всеми, мир дари.


Знай, настоящая любовь – это птица света.

Она же в вечности гнездится – суть секрета.


Могу я грешнику казаться злым, конечно,

Но милосерден я для добрых бесконечно.

Ал-Джунайд (ум. 910) исламский богослов персидского происхождения, родоначальник рационалистического суфизма

Нисходит в сердце состояние. Оно

Не может долго длиться, это не дано.

Приходит истина лишь после состязанья

И занимает место в качестве признанья.


Когда действительно на сердце мир цветет?

Когда действительное сердце воспоет.

Ал-Маарри (973–1057/8) арабский поэт, философ и филолог, классик аскетической поэзии

Говорят, что бессмертного облика ищет душа

И вселяется в плоть, к совершенству спеша.

И уходит из плоти. А в смерти – счастливым награда

В благодатном раю, а несчастным – страдания ада.

Ал-Мухасиби (ок. 781–857) основатель Багдадской школы исламской философии и учитель суфийских богословов

Двумя половинами разум наш дышит:

Природой самою и тем, что в нас слышит.

Нет пользы от слушания, если оно

Не понято тем, что природой дано.

Ал-Халладж (ок. 858–922) исламский богослов и мистик из Южного Ирана

Древние авторы ведали Суть:

Мир – это форма, но Ты – содержанье!

Помни бесценное это признанье

И проходи предназначенный Путь.


Ветви религии – ветви у древа.

Ствол же, известно, у древа один.

Корни как нити, в объятьях глубин

Разные соки для сути побега.


Лишь только тот, кто сердца дно освободит

От камня тяжести, тщеславия и лжи,

Найдет к обители божественной пути

И, на свободу сердце выпустив, взлетит.


Порвав одежду бытия земли суровой,

Защиту вечную себе приобретаешь.

Лишь утонув в единстве моря, ты узнаешь,

Что им являешься самим, вне жизни скорой.

Ал-Хамадани (1048/9–1140) исламский богослов, суфийский шейх

Душа превратилась в Любовь,

И дух ее крепко обнял.

Он тысячу лет ее ждал

И верил в нее вновь и вновь!

В слиянии этом не знаю, что сущностью стало двоих,

Любовь или Дух господин.

На качества лишь я взираю.


Любовь – огонь. Влюбленный – мотылек.

Горенье – в желанье страстном – умиротворенье!


Бог смотрит не на внешность или вид,

И даже не на действия, увы!

Он смотрит в ваше сердце красоты

Духовной, только с ним он говорит.


Владение души сим бренным телом

Похоже на владение пером.

Хочу – я им пишу, только лишь потом

Остановлюсь, увлекшись своим делом.


Присутствие руки моей пера

Я жизнью назову, а отдых будет смертью.

Душа владеет жизни круговертью,

В ней есть и воскрешение ума.


Жизнь познается лишь в любви, а без любви

Найдешь лишь смерть. Беги от смерти же, беги – к своей любви!


Молчание – спасение, язык – беда людей.

Ал-Хасан ал-Басри (642–728) исламский богослов и знаток хадисов, один из первых исламских аскетов

Не за ничтожные дела земные – рай,

А за благие намерения. Выбирай.


Познание наступит лишь тогда,

Когда в себе самом ты не находишь

Вражды, крупицы даже, и проходишь

Среди людей, как годы и века.


Любой твой взгляд, не отражающий стремление

Учиться жизни, – лишь забава, прегрешение.


Овца, скажу, осведомленней человека:

Когда зовет пастух, она за ним уходит.

А человека Божий глас хоть и находит,

Но не удержит от желаний в рамках века.


Клянусь я Богом, что кумиров почитали

Лишь из любви к мирскому. Этим и страдали.


Клянусь я Богом: полюбивший серебро

Позор получит от Творца – и есть, за что.


Когда идет толпа, глупец не устоит

И следом с этою толпою поспешит.


Я удивляюсь тем, кто в праздности смеется,

Не зная участи своей. Она вернется.


Коль принимаешь участь, данную судьбой,

То и терпение твое имеет силу.

Тогда терпение для истины служило,

А не для рая, стоя пред тобой.


Помыслы – суть зеркало, где твои дела

Ясно отражаются. Не помысли зла.


Если б знал я, что нет лицемерия во мне,

Значит, лучший свой клад я нашел на земле.


Кто был без груза – спаслись.

Подумай и освободись.


Люди сердца так ценят молчание,

Что сначала звучат их сердца,

А затем, если надо, слова.

Так стремитесь услышать звучание.


Ты хочешь знать, что будет с миром после смерти

Твоей, конечно же? Смотри, каким он стал

После других смертей. А если понял и узнал,

То пребывай с любовью в жизни круговерти.


Что есть мучение?

Мучение – гибель сердца.

А что есть смерть сердец?

Любовь к мирскому скерцо.


К Хасану как-то обратились: – Каково?

А как бывает в море, коль корабль разбился?

– Да, тяжко всем, хоть и за доску ухватился.

Вот точно так и мне, мне тоже тяжело.


– А что же спящие сердца от слов твоих

Не просыпаются? – спросили мудреца.

– Когда бы спали, то проснулись от словца,

А коль мертвы, то даже гром не будит их.

Аль-Газали (1058–1111) исламский богослов и философ

Любовь есть результат любого знания.

Незнающий не любит – вот признание.


Потенциальные возможности для духа

Лишь постепенно появляются внутри,

Где Разум чувствует желания Любви

И наслаждается способностями слуха!


Ты отрицаешь оттого лишь, что не знаешь,

И очень многое тем самым ты теряешь.


Лишь обладатели сердец, что легче пуха,

Отождествляют мир наш с пашней, а сердца

С чудесной почвой или домом мудреца,

Что проявляется и в деле, и в речах,

Подобно вспахиванью почвы, орошенью.

А те, что бренному подверглись погруженью,

Не прорастут уже в засеянных полях.


Суфийский мистицизм – не культ, а оболочка.

Религии в нем нет. В нем смысл любви, и точка!


Есть высшие намерения, но смысл у них иной,

Не те, что в лицемерии поддержаны толпой.

Ведь общества сформованы с задачами иными,

Деньгами все оковано и целями слепыми.


А суфий погружается в заветные пути,

И светом освещается светлее не найти.

В обычной точке зрения лишь часть освещена,

А лучшие мгновения скрываются всегда.


Любой период жизни сладок. Но иные

Неповторимы, как узоры всех желаний,

И наслаждения, как тайны у признаний:

Не знают радость брака дети озорные.


Не может юный человек ценить богатство

Или величие, он позже все поймет.

А человек созревший юность не зовет,

Он увлекается игрой иного царства.


Реальный Разум – это внутреннее чудо,

А внешний рост ума предшествует ему.

Но предпочтенье отдается не уму,

А Разумению души. Ей это любо.


Предпочитают люди, чтоб имел учитель вес

И слыл прославленным ученостью своей.

Но есть и скромные среди учителей,

Простые исполнители чудес.


Коль кто-то говорит, что любит он

За удовольствие кого-то, то не любит

Источник этих удовольствий. Он разбудит

Лишь восприятие, чудесное, как сон!


То – наслаждение искателя пути

Великой Истины, и выше не найти.


Мне мудрецы сказали: – Если вера

Хотя б немного в сердце теплится, оно



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2