Миямото Мусаси.

Книга пяти колец. Горин-но сё. Путь стратегии



скачать книгу бесплатно

Свиток земли


Школа Двух Единых Небес, или Нитен ичи-рю, – вот то имя, которое я дал искусству стратегии. В данном тексте я впервые намерен объяснить то, что так глубоко постигал в течение многих лет. В начале десятого месяца двенадцатого года Канъэй (1643) я прибыл на гору Ивато, что в Хиго префектуры Кюсю, чтобы писать. Я поклонился небесам, пал ниц перед богиней Каннон и обратился к Будде. Имя мое Симмен Мусаси-но-ками, Фудзивара-но-Генсин, я воин, родившийся в префектуре Харима. Возраст мой приближается к шестидесяти годам.

Я учился искусству стратегии с молодости и в возрасте тринадцати лет впервые вышел на поединок. Моего противника звали Арима Кихей, он блестяще владел мечом в стиле Синто-рю, но я одолел его. Когда мне исполнилось шестнадцать, я одержал победу над настоящим мастером по имени Акияма, который прибыл из префектуры Таджима. В двадцать один год я отправился в Киото, где вступал в поединки с мастерами искусства меча из известных школ и ни разу не потерпел поражения.

Затем я совершил путешествие по нескольким феодам и провинциям, дабы встретиться с мастерами из разных школ. Я дрался более шестидесяти раз, но никому так и не удалось одержать надо мной верх. Вот как шла моя жизнь в период с тринадцати до двадцати восьми – двадцати девяти лет.

Когда мне исполнилось тридцать, я начал размышлять и понял, что, несмотря на все мои победы, я не достиг высшего уровня стратегии. Вероятно, это можно объяснить тем, что характер, доставшийся мне от природы, не давал мне отклоняться от универсальных принципов; а быть может, мои противники все же были недостаточно сведущи в стратегии.

Я продолжал тренироваться и с утра до ночи пытался постичь еще более сокровенный принцип. Когда мне исполнилось пятьдесят, я естественным образом пришел к искусству стратегии.

С того дня я живу не нуждаясь в дальнейших поисках на этом пути. Когда я применяю принцип стратегии в различных искусствах и ремеслах, мне ни в какой области больше не нужен учитель. Так, создавая эту книгу, я не обращался к работам древних буддистов или приверженцев конфуцианства; я не использовал и древние примеры из хроник или традиций военного искусства.

Я начал писать десятого числа десятого месяца, ночью, в четыре часа Тигра[1]1
  То есть в 4.30 утра. (Здесь и далее примеч. пер.)


[Закрыть]
, имея целью выразить правдивую идею своей школы, позволив путешествовать своему разуму в зеркальном пути небес по дороге богини Каннон[2]2
  Каннон – в японской мифологии богиня милосердия, способная перевоплощаться. Часто изображается многорукой. Согласно буддийским поверьям, она помогает людям, появляясь в тридцати трех образах. Существует много рассказов о том, что богиня Каннон в вещем сне посылает счастье молящимся в ее храме, но счастье это иногда покупается тяжелой ценой.


[Закрыть]
.

Стратегия – это практика, необходимая семьям воинов[3]3
  Имеется в виду воинское сословие, особая социальная группа.


[Закрыть]
. Человек, посвятивший себя искусству войны, должен учиться этому искусству, и солдатам нужно знать о нем. Ведь в наше время редко встретишь того, кто сведущ в стратегии.

Что же касается пути, то он есть, вернее, их несколько. Заветы Будды – путь спасения людей. Путь конфуцианства – тот, который ведет к мастерству в литературе. Медицина – путь лечения болезней. Поэт учит пути, или искусству, поэзии. Существует несколько путей в искусствах: путь знающего этикет[4]4
  По всей видимости, имеется в виду мастер чайной церемонии.


[Закрыть]
, путь лучника; есть мастера других искусств и ремесел. Они тренируются каждый по-своему и наслаждаются искусством в соответствии со своим образом мысли, своими склонностями и возможностями. Но очень мало кто любит искусство стратегии.

Во-первых, воины должны ознакомиться с тем, что принято называть «два пути»: литературой и военными искусствами. Это их путь. Даже если ты неуклюж, ты должен упорно постигать стратегию, насколько можешь.

А еще воин всегда должен думать о пути[5]5
  Или искусстве.


[Закрыть]
смерти. Но путь смерти доступен не только воинам. Монах, женщина, крестьянин – любой человек может решить умереть ради общественных обязательств или долга. Что же касается искусства стратегии воинов, то цель действия должна ставиться выше всех остальных. Воин должен побеждать в битве с одним или несколькими противниками, прославлять имя своего господина и свое имя тоже, а также отстаивать собственное положение с помощью искусства стратегии. Некоторые люди, возможно, опасаются, что, изучив искусство стратегии, они не смогут применять его на практике. По этому поводу могу сказать, что упорство в тренировках считалось полезным во все времена, и упражнение важно в любом деле. Вот в чем заключается верный путь искусства стратегии.



О пути искусства стратегии

От Китая до Японии на протяжении долгих времен человека, идущего по этому пути, называют мастером стратегии. Воину невозможно обойтись без этого. В наши дни повсюду можно встретить таких людей, которые заявляют, что они достигли совершенства в практической стратегии, но в основном они работают только с мечом. Недавно священники синто из Кантори и Касима[6]6
  Имеются в виду служители древних храмов Кантори и Касима, которые, по легенде, получили боевые искусства из рук богов.


[Закрыть]
, что в префектуре Хитачи, основали школы, утверждая, что их искусство было дано им богами, и начали распространять его по различным феодам.

Среди давно известных десяти талантов и семи искусств стратегия считается практической областью. Поскольку это область прагматики, ее нельзя ограничивать лишь техникой меча. Владея только принципами меча, ты не сможешь хорошо понять даже сам меч и будешь далек от истинных принципов стратегии.

Есть люди, которые сделали своей профессией продажу искусств. Они мыслят как торговцы и на все смотрят лишь с точки зрения возможности продать. Их отношение равнозначно процессу отделения цветка от плода. И нужно сказать, что в этом случае плоды не будут обильны. Эти люди украшают искусство стратегии разноцветными красками, демонстрируют приемы и учат своему искусству с помощью создания одного додзё[7]7
  Дословно: «место, где ищут путь», первоначально – место для медитаций и других духовных практик в японской культуре.


[Закрыть]
, затем другого. Тот, кто захочет пройти по этому пути, чтобы заработать денег, должен все время напоминать себе: «Плохо изученная стратегия – причина серьезных ран».

Есть четыре пути в жизни человека.

Первый – это путь земледельца. Крестьяне используют различные инструменты для выращивания риса и овощей, завися от смены времен года. И так всю жизнь.

Второй – это путь торговца. Тот, кто делает саке, например, покупает необходимые ингредиенты и извлекает прибыль, которая соответствует качеству его продукта. Этому пути он следует всю свою жизнь. Все торговцы идут по жизни, извлекая большую или меньшую прибыль из своего дела.

Третий – это путь воина. Воины должны уметь выбирать оружие и знать о достоинствах каждого его вида. Не зная, как обращаться с оружием, не зная преимуществ любого его вида, воин упускает в своем образовании слишком много.

Четвертый – путь ремесленника. Плотник следует своему пути, мастерски делая различные инструменты и хорошо зная, как обращаться с ними. С помощью черной веревки и угольника он аккуратно размечает план постройки. Он следует по жизненному пути рука об руку со своим искусством, не теряя при этом ни минуты.

Итак, перед нами четыре пути: путь воина, земледельца, ремесленника и торговца.

Я хочу сравнить стратегию с дорогой, избираемой плотником. Это сравнение можно провести, представив дом, построенный мастерами. Это может быть, например, дом знатного человека, дом воина или Четыре дома[8]8
  Видимо, имеются в виду четыре знатных семьи, игравшие большую роль в жизни Японии.


[Закрыть]
. Это может быть, с другой стороны, заброшенный дом или жилой; если же посмотреть на него с точки зрения искусства, можно говорить о доме определенной конструкции или стиля. Я говорю об этом потому, что слово «дом», используемое в этих смыслах, поможет нам провести сравнение с дорогой плотника.

Строя дом, плотник представляет его целиком, у него есть общий план постройки. Точно так же и стратег должен иметь общий план военных действий. Вот почему я сравниваю искусство стратегии с искусством плотника. Если ты хочешь научиться стратегии, тебе следует постоянно обдумывать ее составляющие и непрерывно практиковаться.

Мастер и ученик идут рядом, и мастер при этом подобен иголке, а ученик – нитке.



Сравнение искусства стратегии с искусством плотника

Военачальнику, как и мастеру-плотнику, следует знать законы природы и законы общества. Ему необходимо приводить в соответствие с ними законы своей провинции точно так же, как мастер-плотник ориентируется на размеры дома, который он собирается построить.

Мастер-плотник изучает план строительства башни или храма, он знает чертежи дворцов и крепостей. Он строит дома, используя труд людей. И в этом отношении начальник строительства и старший воин подобны друг другу.

При строительстве дома прежде всего нужно выбрать подходящее дерево. Для передних колонн берут ровное, красивое дерево без сучков. Для задних колонн нужно дерево ровное и твердое, пусть даже и с несколькими сучками. Менее крепкое, но красивое дерево используют для отделки окон, дверных проемов, раздвижных дверей и сёдзи[9]9
  Сёдзи – ширма, разделяющая жилое пространство на любые части по желанию.


[Закрыть]
.

Дом простоит долго и в том случае, если использовать сучковатое или неровное дерево, при условии, что прочность, необходимая для различных частей конструкции, точно рассчитана, а качество используемого материала тщательно оценено. Для строительства лесов можно взять рыхлое, сучковатое и неровное дерево и потом бросить леса в очаг, который дает тепло.

Работая с людьми, мастер-плотник должен знать качества своих работников. Учитывая их высокие, средние или низкие способности, он должен давать им различные задания, такие, как постройка токономы[10]10
  Токонома – декоративная ниша в стене традиционного японского дома, одна из четырех составляющих дома аристократа.


[Закрыть]
, раздвижных дверей, оконных и дверных проемов и потолков. Разумно привлекать к возведению каркаса дома того, кто обладает большим мастерством, а заготовки могут делать и самые неопытные люди. Если ты способен разглядеть эти качества в человеке, то работа пойдет быстро и умело.

Быть быстрым и умелым; бдительно следить за обстановкой; знать материал и его функции; знать высокий, средний и низкий уровни внешней энергии; знать, как регулировать ситуацию; знать пределы вещей – помимо всего прочего, мастер-плотник должен обладать и этими качествами. Все то же самое лежит в основе принципов стратегии.



Путь стратегии

И вассал, и солдат подобны плотнику[11]11
  Постоянное сравнение с плотником, видимо, дается потому, что сам автор умел создавать не только оружие, но и деревянные скульптуры и предметы повседневного обихода из дерева.


[Закрыть]
. Последний точит свои инструменты, некоторые делает сам, и носит их в специальном ящике. Следуя приказам мастера, он умело делает свою работу; его измерения должны быть точными как при обработке мельчайших деталей, так и при строительстве длинных внешних коридоров[12]12
  В сооружениях времен Мусаси было принято строить длинные коридоры, соединявшие здания и постройки.


[Закрыть]
. Иногда он с помощью тесла грубо обтесывает колонны и балки, стругает рубанком доски для столбов токонома или полок; иногда вырезает ажурные орнаменты или деревянные скульптуры. Таков закон плотника. Если он учится, чтобы получить профессию мастера по дереву, он также изучает и чертежное дело и впоследствии может стать мастером.

Плотник должен держать свои инструменты остро наточенными и ухаживать за ними. Только мастер по дереву знает, как правильно сделать ценный футляр для статуи Будды, книжную полку, стол и подставку для лампы – все, и даже такие простые вещи, как колоду для рубки мяса или крышку. В этом и вассал, и солдат подобны плотнику. Им нужно все хорошо обдумывать.

Плотнику всегда следует быть крайне внимательным к следующим вещам. Дерево не должно терять своей формы, соединения должны быть крепкими. Ему следует хорошо, но не слишком гладко обрабатывать дерево, дабы впоследствии оно не растрескалось.

Если ты изучаешь путь стратегии, то тебе нужно внимательно, не упуская ни малейшей детали, прочитать то, что я написал здесь.



Я описал стратегию в пяти свитках

Я изложил свой труд в пяти свитках; это свитки Земли, Воды, Огня, Ветра и Небес. Я сделал это, чтобы ясно показать особенности каждого из пяти путей.

В Свитке Земли я представляю общее понимание искусства стратегии и точку зрения моей школы. Трудно идти по правильной дороге, полагаясь лишь на искусство меча. Детали следует понимать на основе широкого кругозора и стремления достичь глубины, начав с начала. Нужно составить план верного пути, чтобы достигнуть нужного уровня. Вот почему я дал имя Земли первому свитку.

Второй – Свиток Воды. Тебе нужно знать о природе воды то, что существенно для состояния ума. Вода принимает форму квадратного и овального сосуда. Это и кап ля, и океан. Цвет ее глубины чистейший зеленый, и, вдохновленный этой чистотой, я представляю Свиток Воды.

Если ты добился успеха в понимании основного принципа искусства меча и, следуя этому мастерству, можешь легко одолеть одного человека, то ты сможешь победить любого противника, или тысячу, или даже десять тысяч врагов.

Стратегия военачальника состоит в применении в большом масштабе того, чему он научился на низшем уровне. Его искусство подобно искусству создания большой статуи Будды на основе тридцатисантиметровой модели. Трудно объяснить это в деталях, но принцип стратегии заключается в том, чтобы знания десяти тысяч вещей извлечь из единственной вещи. И именно этот способ я описал в своем свитке Воды.

Третий свиток касается огня. В нем я пишу о войне – большой или малой; огонь – символ пылающего разума. Искусство войны одинаково, бьешься ли ты один на один или один против десяти тысяч. Это нужно ясно понимать, меняя лишь масштабы раздумий – от большого до малого.

Видеть большое легко, а малое трудно. Трудно быстро менять стратегию, когда людей много, в то время как один человек быстро меняет тактику в соответствии с состоянием своего ума, – вот почему в такой ситуации трудно предвидеть малейшие детали. Это также нужно хорошо изучить.

То, о чем я пишу в Свитке Огня, случается очень быстро. А значит, нужно тренироваться в этом и приучать себя к этому каждый день, чтобы четкость и быстрота ума стали привычкой. Это важный принцип стратегии; именно с этой точки зрения я пишу в свитке Огня о войне и поединке.

Четвертый – Свиток Ветра. В нем речь идет не о моей школе, он касается стратегий других школ. Мы говорим о древнем ветре и современном ветре, а также о ветре рода и семьи. Я объясняю стратегии других школ и других приемов в Свитке Ветра.

Не зная других, нельзя по-настоящему познать себя. Основываясь на практике всех искусств и всех способов работы с вещами, можно сказать, что всегда существует опасность сбиться с верной дороги. Даже если ты практикуешься ежедневно и думаешь, что ты на правильном пути, есть риск отклониться от него, если твой разум от него отвернулся. Ты можешь распознать это, если знаешь, как следить за основными вехами правильного пути. Если ты не движешься вверх по правильной дороге, то даже легкое отклонение разума может привести к тому, что ты собьешься с пути. И это нужно хорошо понимать.

В других школах считается, что лишь искусство меча составляет стратегию, и это не лишено оснований. Но мое понимание принципа и приемов стратегии совсем иное. Я пишу о других школах в Свитке Ветра как раз для того, чтобы познакомить вас с их стратегией.

Пятый – это Свиток Небес[13]13
  Или Пустоты.


[Закрыть]
. Как можно с точки зрения моего понимания Небес провести границу между их глубиной и входом в них, если мы говорим о Пустоте? Поняв принцип этого пути, ты получишь возможность оттолкнуться от него, естественным образом обретешь свободу в искусстве стратегии и достигнешь высокого уровня развития своих способностей. Ты естественным образом найдешь то движение, которое нужно в данный момент, и удар начнется сам собой и сам собой закончится. Это и есть путь Пустоты. Я написал в Свитке Небес о том, как попасть на правильный путь.



Школа двух мечей

Я описал мою школу как Школу Двух Мечей, поскольку все воины – от вассала до простого солдата – должны носить по два меча, справа и слева. Эти два меча принято было называть тачи[14]14
  Тачи, или тати, – длинный изогнутый японский меч.


[Закрыть]
и катана[15]15
  Катана – более короткий меч с меньшим изгибом.


[Закрыть]
. Сегодня мы называем их катана и вакидзаси[16]16
  Вакидзаси – короткий традиционный японский меч; его носили в паре с катана.


[Закрыть]
. Без обсуждений понятно, что все воины должны носить эти два меча на поясе. Знают они, как пользоваться этими мечами, или нет, но в нашей стране носить два меча – означает быть воином.

Чтобы показать преимущества ношения двух мечей, я и называю свою школу Школой Двух Мечей. Копье и нагината[17]17
  Нагината – дословно «длинный меч», японское холодное оружие с длинной рукоятью овального сечения и изогнутым односторонним клинком, типа алебарды.


[Закрыть]
– это оружие, которое используют на поле сражения.



В моей школе начинающий изучает способ одновременного владения большим мечом и малым мечом. Это важно. Если ты собираешься погибнуть в битве, то лучше применять все оружие, которое ты носишь. Прискорбно умереть с оружием в ножнах, не сумев воспользоваться им.

Но если у тебя в обеих руках по мечу, трудно работать каждым мечом так, как тебе бы хотелось. Вот почему тебе нужно учиться владеть большим мечом только одной рукой. Хорошо, если ты работаешь большим оружием – копьем или нагинатой – двумя руками, но также необходимо уметь управляться только одной рукой с обоими мечами: большим и малым.

Держать большой меч двумя руками практически невозможно, если ты бьешься на коне, если сражаешься на бегу, если воюешь на болоте, на топком рисовом поле, на каменистой почве или на крутой дороге, а также в гуще рукопашного боя. Когда ты держишь лук, копье или другое оружие в левой руке, меч нужно держать в правой. Вот почему держать меч двумя руками – неверное решение. Если ты в какой-то момент поймешь, что не сумеешь убить врага только одной рукой, то в этот момент можно использовать две руки. Это не сложно.

Чтобы научиться легко обращаться с большим мечом одной рукой, мы учимся владеть двумя мечами. Вначале всем трудно работать с большим мечом одной рукой из-за его веса. Сначала всегда трудно. Новичку сложно натянуть лук, и с нагинатой обращаться тоже непросто. Каким бы ни было оружие, важно научиться пользоваться им. И тогда у тебя получится натянуть тугой лук, а упражняясь каждый день, ты сможешь легко владеть мечом, применяя ту силу, которая для этого необходима.

Искусство меча – это не просто быстрота ударов. Я объясню это подробно во втором свитке, Свитке Воды. Большой меч используют на открытом пространстве, а малый – в ограниченном; вот в чем суть этого искусства.

В моей школе нужно уметь побеждать и длинным оружием, и коротким. Вот почему я не устанавливаю конкретную длину меча. Быть готовым победить любым оружием – это суть моей школы. Преимущество использования двух мечей вместо одного становится явным, когда ты бьешься против множества противников или когда тебя окружили. Нет смысла писать об этом подробно сейчас. Можно и нужно знать десять тысяч вещей, познав хорошо лишь одну. Если ты практикуешь искусство стратегии, ничто не ускользнет от твоего взора. Подумай над этим.



Энергия меча

Обычно того, кто умеет обращаться с мечом, называют стратегом. С точки зрения военного искусства того, кто знает, как стрелять из лука, называют лучником; того, кто понимает толк в стрельбе из ружья, – стрелком; умелого в работе с копьем называют мастером копья; а того, кто сведущ во владении нагинатой, – мастером нагинаты. Таким же образом того, кто преуспел в приемах меча, называют мастером длинного меча или мастером короткого меча. Лук, ружье, копье и нагината – это все оружие воина; и владение каждым из них – часть искусства стратегии. Однако слово «стратегия» обычно используется по отношению к искусству меча. И для этого есть причины.

Именно энергия меча управляет страной, и именно меч помогает тебе вести себя так, как следует. Меч – источник и первооснова стратегии. Управляя энергией меча, человек может победить десятерых. А если один может победить десятерых, то сотня может одолеть тысячу, а тысяча разобьет десять тысяч. В этом смысле принципы моей школы одинаковы для одного и для десяти тысяч, а то, что я понимаю под стратегией, включает практику всех воинов.

Мы можем говорить об искусстве сторонников Конфуция, буддистов или мастеров чая, мастеров этикета или танцоров, но все эти дороги отличаются от пути воина. Тем не менее любой, кто понимает свое искусство по-настоящему глубоко, обнаружит одни и те же принципы во всем. Но каждому важно придерживаться своего пути.

Преимущества различных видов оружия в стратегии

Если ты хорошо знаешь преимущества разных видов оружия, ты можешь использовать любое из них должным образом в соответствии со сложившейся ситуацией.

Малый меч имеет преимущества в замкнутом пространстве и в ближнем бою. Большой меч пригоден почти в любой ситуации, он всегда имеет преимущества. На поле боя польза от нагинаты немного меньше, чем от копья, поскольку последнее позволяет перехватить инициативу. Если двое владеют оружием одинаково, но один с копьем, а другой с нагинатой, тот, у кого копье, будет иметь небольшое преимущество. Действенность копья и нагинаты зависит от ситуации боя; она невелика в небольшом пространстве или если враги окружили тебя в доме. Эти виды оружия предназначены для поля боя и незаменимы во время войны.

Ты можешь изучать и развивать тонкости приемов битвы в помещениях, но они не помогут тебе, если ты свернешь с правильного пути. Лук пригодится при перемещении войска вперед или назад. Он позволяет вести быстрый огонь одновременно с применением копий и другого оружия. Особенно полезен лук в битвах на открытом пространстве. Но он становится бесполезным при атаке крепостей или в битве с врагами, которые находятся на расстоянии больше чем двадцать кенов[18]18
  36 метров.


[Закрыть]
.

В наши дни в искусстве стрельбы много цветов и мало плодов – это ясно всем. То же можно сказать и о других искусствах.

Для тех, кто внутри крепости, нет оружия более действенного, чем ружье. На поле боя интерес к ружью велик до первой схватки. Однако, как только она началась, его действенность падает. Одно из преимуществ лука заключается в том, что за полетом стрелы можно следить, а недостаток ружья в том, что пулю увидеть нельзя. Надо тщательно и всесторонне обдумывать все преимущества и недостатки каждого вида оружия.

Что же касается коня, то он должен быть сильным, выносливым и без дефектов. Если смотреть на коней как на любое другое военное оружие, то нужно выбирать крупных и годных для долгих переходов животных. Мечи – как короткие, так и длинные – должны быть большими и острыми, копье и нагината – увесистыми и хорошо заточенными. Луки и ружья надлежит иметь мощные и надежные, крепкие. Не следует отдавать предпочтение определенному оружию. Если ты будешь слишком много внимания уделять одному виду оружия, то недостаточно хорошо овладеешь другими. Оружие должно соответствовать твоим личным качествам и быть именно таким, с которым ты умеешь обращаться. Бессмысленно подражать другим. Ни генералу, ни солдату не стоит увлекаться предпочтениями. И это нужно хорошо понимать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении