Мурат Абдиров.

Открытие другой Америки, Китая, России и Казахстана. Научно-популярное исследование благонамеренного автора



скачать книгу бесплатно

В США действуют не менее 155 групп Куклукс-клана, 207 групп неонацистов, 90 групп скинхедов, 125 групп белых националистов (супрематистов), 81 группа черных националистов, а также множество экстремистских групп узкой направленности – антиген (9), антииммигранты (14), отрицающие холокост (7), радикал-традиционные католики (14), группы белых христиан, близких к нацистам и расистам (36) и другие. По распространенности этих экстремистских групп лидируют штаты Калифорния и Флорида. Однако, тщательный мониторинг внутреннего экстремизма и ненависти на расовой почве осуществляется во всех штатах Америки.

Образ же современного российского общества весьма уязвим и непривлекателен для мира, поскольку не вписывается в цивилизованные представления о стране с высокими стандартами демократии, правовой защищенности граждан, материального достатка, толерантности и социального благополучия. И не случайно в глобальном рейтинге миролюбивых стран, по итогам 2009 г., Россия занимает 136-е место среди 144 стран. И находится в своеобразном аутсайдер-ском топ-10 наряду с Афганистаном, Сомали, Суданом, Конго, Чадом, Зимбабве, Ираком и другими. США – на 83-м, Казахстан на 84-м месте (в 2008 г. наша страна занимала 72-е место). Наиболее безопасные страны из топ-10: Новая Зеландия, Дания, Норвегия, Исландия, Австрия, Швеция, Канада и Финляндия.

По данным же Австралийского института проблем экономики и мира, опубликовавшего четвертый по счету Глобальный индекс ми–а (GPI), первую строчку занимает Новая Зеландия, вторую – Япония, третью Исландия и т.д. Китай на 80-м месте, США – 85-м, РК – 95, Иран – на 104-м месте, Россия занимает 143-ю позицию, Израиль – 144-ю, Афганистан – на 148-м и на последнем, 149-м месте, Ирак.

Собственно, эти события, связанные с избранием Президентом США афроамериканца и ритуальным убийством в Москве безвинного казахского студента, и явились, в значительной степени, толчком для подготовки данного материала, для сравнения Америки и России, с кем Казахстану по пути в цивилизованный мир, а с кем нет. И куда Казахстану лучше вступать: в Таможенный Союз, ЕврАзЭС и Союзное государство России и Белоруссии с их сомнительной перспективностью и самодостаточностью или в ВТО и другие международные интеграционные организации. И не получится ли с вступлением в Таможенный Союз для Казахстана не умножение экономических потенциалов, а его вычитание? И не будет ли, кроме экономических, других проблем социально-политического и межэтнического характера?

В России обучается сейчас около 16 тыс. казахстанских студентов, в том числе 2,8 тыс. в Москве, из них в этом нефтегазовом институте – 240 студентов. И любой из них в любой момент, прежде всего казах, может стать жертвой бандитских нападений «русских талибов» – скинхедов фашистов, фанатов и просто уличных хулиганов.

Так как российское государство и общество не могут гарантировать безопасность студентов-иностранцев, обучающихся в атмосфере постоянного страха и стресса. Хотя официальные лица страны уверяют, что «имеющиеся механизмы борьбы с этнической нетерпимостью и ксенофобией достаточно эффективны»: в МВД создано управление по борьбе с экстремизмом (Центр Э), в ФСБ – специальный отдел по борьбе с нацтеррором.

Реальная же картина прямо противоположная. Убийства инородцев, судей, милиционеров, чиновников, экспертов и правозащитников, тех, кто пытается остановить национал-заразу, террористические акты в метро, нападения на отделения милиции и взрывы пассажирских экспрессов (т.н. «рельсовая война») в стране происходят с пугающей регулярностью. И ультраправые группы уже заявляют о переходе к антигосударственному террору.

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2009 г. было выявлено более 126 тыс. нарушений закона в сфере межнациональных отношений и противодействия экстремизму. Это более чем на 40 тыс. больше, чем в 2008 г. Растет и количество выявляемых преступлений экстремистской направленности, которые мотивированы межнациональной или межрелигиозной рознью. В 2008 г. их было выявлено 460, в 2009 г. – 548.

Еще недавно Россия, по оценке Национального института демографических исследований в Париже, считалась самой опасной страной в мире с точки зрения риска насильственной смерти. По подсчетам его авторов, в России ежегодно насильственной смертью умирает 221 человек из каждых 100 тыс. За ней следуют Украина (149), Казахстан (119) и Колумбия (105). К насильственной смерти в докладе отнесены наряду с убийствами случаи гибели в результате самоубийства, ДТП, пожаров, бытовых несчастных случаев и т.д.

По числу убийств впереди Колумбия, где ежегодно жертвами становятся 60 человек на каждые 100 тыс., Россия на втором месте с 28 чел. на 100 тыс. По другим сведениям – 15 убийств на 100 тыс. (итого в год убитых около 20 тыс. чел.). А во Франции, например, этот показатель составляет всего 0,7. Что касается самоубийств, то здесь восемь первых мест занимали страны бывшего СССР. Во главе списка Литва (44,1 самоубийство на каждые 100 тыс. человек населения), далее следует Россия и затем такие некогда спокойные и миролюбивые республики, как Латвия, Белоруссия, Венгрия, Казахстан (6-е место в этом печальном списке), Украина и Эстония. В стране ежегодно пропадает около 50 тыс. человек (почти пять дивизий), это цифры за 2008 год, а позже данные были засекречены. И все это происходит в мирное (относительно, конечно)время.

Россия остается также европейским лидером по количеству убийств по расовым мотивам, – отмечается в докладе информационно-аналитического центра «СОВА». В 2009 г. в России от расистских нападений погибли 71 человек и 333 получили ранения. Вселяет оптимизм, что этот показатель меньше, чем в 2008 г. За решетку за насильственные преступления, в которых был доказан мотив расовой ненависти, в 2008 г. отправили 118 человек, в 2009 г. -137 человек.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Россия занимает первое место в Европе по числу убийств среди молодежи. По статистике ВОЗ, ежедневно в Европе гибнет около 40 молодых людей от 10 до 29 лет, или более 15 тыс. человек в год. И самый высокий уровень молодежной смертности от насилия зафиксирован в России – 15,85 на 100 тыс. человек. На втором месте Албания – 11,2, на третьем месте Казахстан – 10,66 смертей на 100 тыс. человек населения. Около 40 % смертей (6 тыс. в год) связаны с ножевыми ранениями (Профиль, 27 сентября 2010 года, с.12).

По данным Минобразования РК, за 10 месяцев 2010 г. в республике произошло 340 попыток и случаев суицида среди несовершеннолетних. Из них не удалось спасти 211 детей, причем свыше десяти самоубийц даже не достигли 12 лет. Среди причин детского суицида называют отсутствие надлежащего семейного и общественного воспитания, моральное и физическое насилие, унижение человеческого достоинства подростков со стороны взрослых и другие (Смерть помолодела// Экспресс-К, 23 ноября 2010 г.). Также назовем недостаточное внимание государства и общества к этой тревожной тенденции.

А по данным Всемирной организации здравоохранения, Казахстан занимает первое место по количеству случаев суицида среди девушек в возрасте 15-19 лет из 24 стран Европейского региона (КП-Казахстан, 28 декабря 2010 г.).

И в свете этих фактов не удивителен все еще сильный в мире русофобский павловский рефлекс и негативный имидж Казахстана. А мы виним в этом какого-то Бората, хотя виноваты прежде всего сами в высокой молодежной и подростковой преступности и смертности. Вот на что следовало бы правительству обратить первостепенное внимание, а не на какие-то дешевые внешнеполитически имиджевые акции.

4. США – центр силы глобальной миросистемы

Возвращаясь к предсказаниям российского профессора МГИМО Игоря Панарина о скором, уже в июле 2010 года распаде Америки (хотя лето давно прошло и наступили зима-весна 2011 г.), хотелось бы напомнить, что США – не мятежная Югославия, это такой монолит из сверхтвердого материала, который никому еще не разрушить. Скорее может произойти объединение Америки, Канады и Мексики в единое конфедеративное государство, ядром которого будут США. Тогда в мире появится такое сверхмощное государство, перед которым не устоит ни одна держава.

Ведь, будучи еще молодым, впервые избранным сенатором, Барак Обама на Национальном съезде Демократической партии США в 2004 г. произнес свою знаменитую речь, образно сказав: «Нет «черной» Америки и нет «белой» Америки, нет латиноамериканской Америки и азиатской Америки – есть Соединенные Штаты Америки». Возможно, подразумевая под ней новое государственное объединение, охватывающее всю Северную Америку, в которой и будет новая единая валюта – амеро. Или какая-то иная, созданная на базе объединения американского и канадского долларов. Кстати, эти три страны входят в зону соглашения о свободной торговле (NAFTA), устранившей торговые барьеры между ними.

А также подчеркивая мысль о том, что американцы – единый народ, который, пока един и сплочен, преодолеет все трудности. «E pluribus unum» («Из многих – единственный») любит повторять Обама.

Обама называет Америку землей и христиан, и мусульман, и иудеев, и индуистов, и просто неверующих. В частности, заявляет, что «мусульмане – это часть нашего общества». И никакой войны между США и миром ислама никогда не будет, повторяет он. И поэтому сравнительно молодая по историческим меркам, единая американская нация обладает гигантским запасом прочности, жизнестойкости, пассионарности и способна даже в одиночку противостоять всем вызовам и угрозам современности. Как говорится, «Америка еще простудится на ваших похоронах». И все предсказания Игоря Панарина – это, по словам известного российского геополитика Александра Дугина, «сладкий сон, который не может быть правдой, такого счастья просто так нам никто не подарит».

В мире немало уникальных и неповторимых стран (среди них, например, Бразилия, Индия, Китай или Россия), но тем не менее не они являются объек-том подражания и примера. А в США создана неповторимая и эффективная модель государственного, политического, партийного, межэтнического и общественного устройства, которая является всемирной моделью. И это не преувеличение.

Уникальность США хотя бы в том, что там есть 11 городов с названием Москва, а в России нет ни одного города с названием, к примеру, Вашингтон или Нью-Йорк. А также в том, что в Америке, которую в России и Казахстане почему-то считают «бескультурной» страной, насчитывается более 5 тыс. профессиональных симфонических оркестров – больше, чем в любой другой, самой «культурной», стране мира.

По словам знаменитого канцлера Германии XIX века Отто Бисмарка, в большой политике оценивают не намерения, а реальные возможности (например, экономический, военный и человеческий потенциалы, научно-технические ресурсы, моральное состояние общества и т.д.). А они таковы, что Америка все еще единственная реальная сверхдержава в современном мире и по многим показателям лидирует на планете, судьба всего человечества во многом зависит от нее, а не от ООН – фактически малодееспособной организации (вроде СНГ).

Лишь США как ведущий член таких международных организаций, как та же ООН, «G-8» и «G-20» может реально обеспечивать глобальный баланс сил, интересов и относительную стабильность на планете. В то же время США, понимая, что стремление к имперской гегемонии ведет к разрушению ее ценностей и упадку страны, всегда готовы разделить свою ответственность за мир с другими международными и региональными державами. Еще в 1950 г. тогдашний кандидат на пост президента США прославленный генерал Второй мировой войны Дуайт Эйзенхауэр сказал: «Америка не настолько сильна, чтобы тащить на себе весь мир».

В новой Стратегии национальной безопасности США 2010 года, представленной для утверждения в Конгресс, говорится, что «ни одна нация, даже самая могущественная, не может в одиночку противостоять глобальным вызовам». Поэтому ставка в обеспечении коллективной глобальной безопасности делается на международных партнеров (прежде всего ЕС, Россию, Индию, Япония и Китай), многосторонний подход во внешней политике, укрепление существующих альянсов. Хотя и признается, что возвышение других стран неизбежно ведет к эрозии американского влияния в мире. США также признают, что им больше не по силам вести одновременно две региональные войны в Афганистане и Ираке без эффективного международного сотрудничества.

«Бремя XX1 столетия не может лечь только на плечи наших солдат и американского народа», – сказал Барак Обама в речи перед выпускниками элитной военной академии Вест-Пойнт в мае 2010 г. В то же время подчеркивая, что США достаточно уверены в себе, чтобы жить с новыми мировыми реалиями, что у Америки нет соперников, равных ей в военном отношении и что она и дальше будет поддерживать свое военное превосходство в мире. Открыто заявляя при этом: «Мы не позволим ООН или кому-либо другому налагать вето на действия США, осуществленные в наших интересах». Принципиальной целью внешней политики США было и остается – сохранение в обозримом будущем единоличного доминирования в мире и по возможности контроля над теми регионами, где сосредоточены природные невозобновляемые ресурсы.

Барак Обама призывает членов G-8 делиться властью с членами G-20 для установления более справедливого мирового порядка, перезагрузки всех аспектов глобальных международных отношений. Появление новой Стратегии национальной безопасности весьма многозначительно, так как США признают изменение (снижение) роли и веса как Америки, так и роста влияния других центров силы (Бразилии, России, Индии, Китая), а также ЕС и АТЭС в мировой политике. Распад прежнего биполярного мироустройства с противостоянием коммунистической и капиталистической систем вывело на мировую авансцену двух новых глобальных игроков – исламского и китайского с их совершенно непредсказуемыми цивилизационными инициативами и стратегическими замыслами.

Поэтому США демонстрируют готовность к кооперативным действиям и общению в духе primus inter pares («первый среди равных»). Но, хотя критиков лидерства США много, но вот желающих взять на себя дополнительное бремя ответственности за поддержание порядка на планете, что-то маловато. И вопрос бывшего государственного секретаря США Генри Киссинджера: «Кому в Европе я должен звонить в случае международного кризиса?» до сих пор остается без ответа. Как и вопрос, кому, в случае чего, звонить в Азии или Евразии. Возможно, руководству России, Казахстана и Китая, больше некому.

Современный глобальный кризис не просто валютно-финансовый или экономический, но также и первый серьезный кризис эпохи глобализации международных отношений, кризис в некоторой степени прежнего мироустройства, прежнего миропорядка, сложившегося в конце XX века как однополярного мира, после крушения СССР, во главе с США и долларом как единственной резервной валюты. С этим фактом никто особо и не спорит.

Однако, никто в мире не может предложить новых стратегий преодоления кризиса и новой модели посткризисного мироустройства, контура новой Третьей «Великой Реформации» или «Великой Трансформации» общества. По мнению директора российских и азиатских программ американского Института мировой безопасности Николая Злобина, налицо «всеобщий интеллектуальный коллапс» мировой элиты, неспособной предложить внятную модель посткризисного развития.

Профессор Российской Академии государственной службы Юрий Яковец также считает, что всех подвела всеобщая профессиональная некомпетентность: ни ученые, ни политики, ни экономисты не смогли уловить суть кризиса. Все сводят к финансовой системе, а корни проблемы лежат в сфере технологий, то есть в необходимости нового общественного уклада.

Одним из первых среди элиты мировых лидеров свое видение проблем цивилизационного разлома начала XXI века и путей выхода из него изложил Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев в статьях «Ключи от кризиса» (февраль 2009 г.), «Пятый путь» (сентябрь 2009 г.), «Глобальный мир и ядерная безопасность» (апрель 2010 г.). Он предложил инновационный план радикального обновления международного сообщества: принципиально новые, фунда-ментальные реформы в глобальной экономической и валютно-финансовой архитектуре мира, свое видение основ нового безъядерного, мирового порядка.

Конечно, можно соглашаться или не соглашаться с автором по ряду узловых вопросов, но главное заключается в том, что руководитель одной из крупнейших стран Евразийского региона открыто выразил свою обеспокоенность положением дел в мировой экономике, вызванного небывалым экономическим и валютно-финансовым кризисом, призвал к более справедливому мироустройству, к «созидательному разрушению» (И. Шумпетер), под которым подразумевается избавление от старого для созидания нового.

Разумеется, нет какого-то единого рецепта разрешения нынешней ситуации, поэтому идеи о создании специального мирового Центробанка, выпуске каких-то эталонных, универсальных мировых денег выглядят пока нереалистично и даже утопично. Так считает, например, ректор Российской экономической школы профессор Сергей Гуриев и трудно с ним не согласиться.

Гораздо предпочтительным является нынешнее устройство международных надгосударственных, финансовых и военно-политических институтов, с повышением эффективности их деятельности (ООН, G-8, G-20, ВТО, ВБ, МВФ, МБРР, ЕС, ЕБРР, НАТО, ШОС, АТЭС, ОИК и др.). С усилением синергетической взаимозависимости, взаимопонимания, взаимодействия национальных государств и правительств, которые никто еще не отменял. И роль которых будет неуклонно возрастать в глобальную эпоху протекционизма.

Нельзя еще воспринимать мировую экономику как уже единое целое. Она по своим основополагающим принципам формирования и функционирования представляет собой открытую, сложную, неравновесную и поэтому незавершенную систему, характеризующуюся высокой степенью динамичности, неустойчивости, неопределенности и турбулентности. Формирование и трансформацию мировой экономики можно рассматривать сейчас как процесс постепенного возникновения какого-то единого порядка из всеобщего хаоса и анархии.

Несмотря на ускоряющуюся глобализацию, мировая экономика по-прежнему состоит из множества экономик (национальных, региональных, частных и пр.), которые имеют свои особенности, интересы, ресурсы, финансы и пр. Национальные государства стремятся проводить протекционистскую политику, защищать своего производителя и покупателя. В ход идут все средства: квоты, санитарные нормы, валютные курсы, субсидии своим производителям и т.п. В США существует Комитет по иностранным инвестициям, который рекомендует Президенту с кем и как вести торговую политику. Так, правительство отказало арабским покупателям в приобретении ими морских портов страны, а китайцам в покупке нефтяной компании Unocal. В июне 2010 г. Белый дом запретил продажу американской компании Emcore – одной из лидирующих компаний в секторе оптики, оптоволоконных сетей и солнечных батарей китайскому покупателю. План предполагал продажу 60 % пакета акций компании. Однако, Вашингтон отказал китайцам в сделке по причинам национальной безопасности. Если возникает угроза национальной безопасности страны, американцы могут бесцеремонно отказать кому угодно и без всяких объяснений. Особенно подозрительно относятся ко всяким зарубежным инвестфондам с участием государства, которых тут же отсеивают.

Такая же картина и в ЕС, которая приглашает инвесторов, но контрольного пакета не дает никому. Автомобильную компанию «Опель», например, не продали России даже без каких-либо технологий.

Уместно привести сравнение из области физиологии и экономики. Например, человеческий мозг это 100 млрд. нервных клеток и 100 трлн. контактов между ними. А мировая экономика – это сотни государств, тысячи транснацио-нальных и национальных компаний, корпораций, фирм, банков и других институтов, миллионы мелких и средних производителей, миллиарды потребителей во всех уголках земного шара и терадоллары (миллиард долларов), триллионы и десятки триллионов национальных валют. Современный глобальный мир – как кипящая магма, извергающаяся из вулкана Джомолунгма, где все сплавлено и плывет единым потоком.

И поэтому перейти в один прекрасный день в расчетах за нефть и другие товары от привычной мировой резервной валюты – доллара к другим валютам волевым, административным решением невозможно, это сложнейший политический и финансово-экономический механизм. «Политика сложнее физики», – признавал Эйнштейн. А политическая экономика нынешнего мира, наверное, сложнее всех естественных и не очень «естественных» наук.

И если статуя Свободы в США – символ американского капитализма, монумент «Рабочий и колхозница» являлся символом советского социализма, Великая Китайская стена была символом могущества страны в эпоху средневековья, то доллар и прежде всего нефтедоллар – это символ торжества современного глобального мира и пока ему нет равных среди других мировых валют. Он на сегодня – единственная востребованная во всех уголках планеты и самая успешная мировая резервная валюта в корзине региональных и национальных денежных единиц.

Возрастает и роль глобальных городов, финансовых центров, своего рода «городов-государств», играющих значительную роль в региональной и международной политике и экономике. Это: Дубай, Гонконг, Каир, Лондон, Лос-Анджелес, Мумбай, Нью-Йорк, Сан-Паулу, Сингапур, Токио, Париж, Шанхай, Франкфурт, наш Алматы в недалеком будущем и другие. Переросшие рамки своих национальных государств, они занимают заметное место в мировых финансово-экономических делах, международном сотрудничестве, а роль и политический вес их мэров вполне сопоставимы с авторитетом иных глав государств и правительств.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное