Мур Лилиен.

Первая Секунда



скачать книгу бесплатно

«Надо поверить в себя,

чтобы в тебя поверили другие.

Однако порой, в тебя

должны поверить,

чтобы ты поверила в себя»


© Мур Лилиен, 2018


ISBN 978-5-4490-2237-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– Дорогая, где мой галстук? – папа, как всегда опаздывает (во всех смыслах) и задает гениальные вопросы.

– В шкафу. Где он еще может быть, – а мама, как всегда гениально отвечает. У меня семья «гениев», нечего сказать.

– Эм… – он явно пытался найти что-то еще. – А где пиджак? – наконец послышался заинтересованный голос из шкафа.

– Там же, – сообщила мама нехитрую новость из кухни. Папа досадно фыркнул.

– Надеюсь, ты привела все это в порядок. У меня сегодня важная встреча. Хочу выглядеть на все сто! – вышел он к нам.

– Не переживай. Ты всегда выглядишь на все сто, – улыбаясь, ответила она, поправляя отцовский галстук.

– Пап, мы опаздываем в школу! – капризничал мой «любимый» братец Джей. Он еще не познал все прелести школы.

– Уже едем!

– Джей, веди себя хорошо! И не лезь больше к Александру, иначе отца снова лишат премии: не забывай, что его папа босс нашего.

– Да, да… – переубеждать маму в чем-то просто бесполезно и Джей сделал то, что мы делаем всегда в таких случаях, то есть согласился. – Ну… мама! Хватит! – похоже, Элизабет перестаралась с поцелуями.

– Туна, смотри за братом! – и про меня не забыла.

– О! Конечно! Мне ведь в школе заняться больше нечем!

– Туна!

– Да, да! – мама уже злилась, поэтому я решила больше не рисковать.

– Ха-ха! Так тебе и надо! Ха-Ха! – злорадствовал Джей, как положено младшим.

– Уймись. Кто сказал, что я буду смотреть, за тобой, сопляк!

– Папа! Туна обозвала меня сопляком!

От того, что происходило в авто по дороге в школу меня даже любимый плеер не спас: папа Эрни всю дорогу читал мне лекцию и одновременно ругал Джея за то, что он постоянно поддакивает – ему это наскучило. И, как всегда, под конец в мой адрес прозвучало: «Туна, будь умнее, ты же старше!» В конце концов, машина остановилась, я с нескончаемой радостью натянула ужасную улыбку, распрощалась с папочкой и, вытащив один наушник из уха, вернулась на сцену театра жизни, где продолжу играть роль в сущности похожую на меня, но не совсем полноценную.

В школе меня все устраивало. Здесь были созданы все условия для полноценного, интересного обучения, но не было самого важного для всех нас, а для меня особенно, ведь при моем-то возрасте, 17 лет, не было настоящего друга, и неважно какого он был бы пола… хотя…

Эмми Ли не плохая девочка, но все же что-то в ней не так. Джордж и Джейсон славные ребята, но у них одно на уме; и так со всеми. Надеюсь, это вопрос времени и, думаю, настоящий друг ворвется в мое сердце без стука и никакие наши недостатки не разрушат дружескую связь, а даже наоборот – больше привяжут нас друг к другу.

К тому же, все не так плохо: сегодня приезжает моя двоюродная сестра Сильвия. Она, как чудом сохранившейся представитель вымирающего вида, свидетельствующий доказательством – такие существуют! Всегда честна и до глупости искренна, и именно это в ней ценю больше всего.

Не стану скрывать, в школе есть парень, привлекающий мое внимание. Наши чувства (уже сейчас я бы назвала это скорее посмешищем, чем чувствами) взаимны и я это вижу, но он убегает от этого. Возможно, мне стоит выпутаться из заблуждений. Хотя мы из разных возрастных потоков наши пути часто пересекаются, и этому виновен исключительно он один. Алекс, стесняясь, краснел, когда я на себе замечала его взгляд, всячески помогал и даже однажды защитил меня от грозного шкафа – Фреда, хотя мне это совершенно не нужно было. Но все же я у него на втором плане. Да, оно так и есть. И Эмми сказала, что он обнимался с Мери из параллельного класса, и, похоже, это начало бурного романа. Честно сказать, я сильно из-за этого не переживаю. Наверное, потому что Алекс не тот единственный. Но как тогда объяснить то, что меня бросает в жар при виде его, и я не могу думать не о чем кроме, как смотрит ли он на меня или нет.

Уроки закончились, и я не торопясь запихивала тетради в портфель.

– Привет!

Алекс?!

– Привет.

– Как твои дела?

– Нормально, – придумала я. – Собираюсь идти домой, а ты как?

– Отлично!

Эта ситуация начала меня волновать с первых секунд. До этого он так просто не подходил с расспросами, а тут! Но несмотря ни на что мои подозрения быстро рассеялись: мне было не до них.

Весь класс затаив дыхание следил за происходящим.

– Можно с тобой? – спросил Алекс у меня то, о чем я и мечтать не могла! И в тот момент мне было все равно, что прозвучало это с лживой робостью. А жаль.

– Пойдём, – не выдавая никаких эмоций, ответила я.

Сделав пару шагов, заметила, что он не шелохнулся, и поняла – капкан захлопнулся.

– «Пойдём»? – после неудачной пародии на меня весь класс взорвался волями, криками в поддержку Алекса, а тот, вообще, кишки надрывал от смеха и, задыхаясь, продолжил. – Решила, что буду до дома тебя провожать?.. Ха-ха-ха… Спустись с небес! – прибавив громко, закончил он свой розыгрыш.

– Кто б тебе позволил до дома провожать, – отрезала я.

После этих слов я быстро ушла, ни имея никакого желания на сопротивление, и слыша его громкий смех за спиной, который еще долго звенел у меня в ушах. Не столь волновало, что это был Алекс… хватило того, что это был парень.

Вытирая слезы, я переступила порог своего дома. К тому не лучшему времени уже приехала Сильвия.

– Сестренка! Я приехала! … Что случилось, родная? – ее голос потух, а настроение вовсе изменилось, когда она заметила мои заплаканные глаза. Обнялись мы не на такой уж и счастливой ноте. – Все, что не случается, все к лучшему, – шептала она на ухо.

Сильвия заставила меня рассказать все в мельчайших подробностях, хотя знала, что это не очень приятно, но она знала и другое – это очень полезно.

– Я поверила… доверилась ему… – безжизненным голосом продолжала я.

– Как ты могла довериться человеку, с которым ни разу нормально не разговаривала? Да, и в чем?

– Не знаю… Мне показалось он другой… не похож на других… – все это было напрасной тратой слов. Не было больше сил искать ему оправданий, и я в отчаянии опустила голову на грудь.

– Возможно, он хотел проводить тебя, а когда заметил, что весь класс следил за вами в ожидании новой подачи для сплетен, перевел все на шутку, – старалась продолжить мои поиски Сильвия.

– Дело не в нем! А во мне! – отчаянно жестикулируя, ревела я. – Почему я такая неудачница? Почему со мной все так? – слезы снова и снова заставляли грубо вытирать себя со щек.

– Послушай, Туна, – обхватила Сильвия мое лицо руками. Ее взгляд стал ясным. – Каждое существо приходит в этот мир с огромным трудом и только с разрешения небес, а чтобы его получить оно дает клятву, что выполнит желание Всевышнего. Путь исполнения этого желания и называется жизнь. Знай, что даже сама маленькая и, казалось бы, никчемная жизнь муравья способна изменить ход развития эволюции – улыбнувшись, сказала она, и выглядело это так, будто на минуту в нее вселился мудрец, проживший не один десяток лет.

Вдруг она спохватилась, осознав мое удивление, и ее выражение лица тут же приняло прежний вид сострадания. Забавно. После легкого похлопывания по щекам я забыла о грусти: Сильвия любила таким образом придавать мне чувств, и как волшебно на меня это действовало… но я не задумывалась об этом серьезно. До поры до времени…

Вот так я разочаровалась в Алексе, заодно и во всех парнях, за считанные секунды. Он показал свое истинное лицо. А может он придумал себе маску, которая нравилась окружающим, и привык к ней так, что потерял себя. Но зачем? Как бы там не было Алекс для меня очередной урок, который я выучила.

До самого вечера мы с сестрой просидели в моей комнате. Точнее я просидела, а Сильвия перевернула всю комнату верх дном в поисках чего-то неизведанного. У нее была цель разузнать, что и в каком количестве имеется. В общем, обычные девичьи заморочки. Вскоре она добралась и до меня: заставила разбирать вместе с ней ее привезенный гардероб под предлогом «выведения меня из депрессии».

До дна ее сумки я добиралась долго, но мои старания не были напрасными. Тут таинственным образом завалялась тетрадь, на обложке с изображением каких-то парней.

– Кто это? – не задумываясь, спросила я.

– Ты не знаешь?! – диву далась Сильвия. – Это группа «Twins»!

– Музыканты?

– Да. Рок музыканты! – выразительно подчеркнула Сильвия.

– «О! Такое я люблю», – подумала я. – А эти двое очень похожи, братья? – продолжила вслух.

– Близнецы!

– Близнецы?! – я была удивлена: они, конечно, похожи, но этого мало, чтобы говорить о них, как о близнецах.

– Да, да! – уверяла меня неугомонная фанатка. – посмотри на Пита. Ну, просто лапочка! Я бы его расцеловала… – щурясь от счастья, мечтала она.

– А его как звать? – перебив ее, указала я на другого близнеца.

– Крис. Ну, этот вообще красавчик!

Сильвия задрала голову, похоже, вспоминая мелкие детали и формируя бурный рассказ о группе «Twins», но что именно в нем звучало, я не помню – не слушала.

Соглашусь, парни действительно хороши, привлекательны и интересны своей необычной мужской красотой. Все четверо выглядели очень обаятельными, и каждый единственный в своем роде составлял единство уникальной группы.

И почему я ни с кем не разделяю такой дружбы? Уф, перестань, Туна! Все это сказки! И всего-то фотография публичных людей, которые в жизни не такие милые, как кажется сейчас. С глаз долой эту тетрадь!


Тем временем продолжительный концерт группы «Twins» подошел к концу.

– Спасибо! Спасибо огромное! Мы вас любим! – прощался с безбашенными фанатами солист группы – Крис.

– Да! Спасибо! – сняв гитару и разрываясь от счастья, кричал Пит, что было бесполезно без микрофона.

Так же, как и все, держа широкую улыбку, кивая намекал остальным басист – Джон, что пора смываться. Под куполом открытого неба прогремели последние слова благодарности, и музыканты поплелись со сцены, но не все. Пит – монстр непослушания и суверенности, все никак не мог распрощаться с публикой, купаясь в нескончаемых воплях ему было совершенно наплевать, что он не может разобрать ни одной фразы. Став белым от вспышек фотоаппаратов, раздавал воздушные поцелуи, медиаторы, которыми были набиты все его карманы и, конечно, давно не реагировал на разъяренный голос в наушниках. Барабанщик – Том, Крис и Джон знали, что их друг потерянный для общества человек и с безразличием спорили о том, как именно охранники стащат Пита со сцены. Время шло, а Пит продолжал жить счастьем поклонников.

– Еще минута и я больше с ним не работаю! Понятно! – орал надрываясь, прибежавший продюсер – Марк.

– А где Билл? Где охрана? – пытался возмутиться Крис.

– Какой Билл? Вы в своем уме?! – ревел озверевший Марк. – Гала-концерт! О каких охранниках, сдирающих музыканта со сцены, может быть речь?! Если через 30 секунд он не будет стоять рядом со мной! Вы меня знаете… и чтобы после этого не одной поганой строчки в прессе не прошмыгнуло! 25 секунд!

Решение было принято быстро: солист повторно вышел на сцену, и толпа взорвалась восторженными криками, посчитав происходящее за продолжение концерта. Пит, и не пытаясь что-либо понять, недовольно посмотрел на брата за то, что фанаты приветствовали его на много громче. Крис быстро подошел к нему, технично обнял и также технично потащил за кулисы. Вредный, как ребенок, Пит пораскинув мозгами, при этом понимая, что ко всему происходящему причастен его близнец, быстро понял, в чем дело и тут же встал столбом. Крис же, не имея возможности прямо сейчас наброситься на брата с кулаками за неповиновение, невольно, связанный «мышечными узами» остановился вместе с ним. Осознав безвыходность положения Том с Джоном последовали примеру Криса: появились на сцене с сияющими лицами и обняли близнецов с двух сторон, после чего армия зрителей снова вспыхнула. Ну, здесь уже при всем желании сопротивляться у Пита не получится. Послышались недовольные стоны публики.

– Обалдеть! Вы видели, как она… нет, как они смотрели на меня, – задыхаясь от радости, тараторил Пит. – Они не хотели меня отпускать!

– Может это ты не хотел их отпускать… – заметил, под прикрытием риторического вопроса Джон.

– Завидуйте молча! – самодовольный ответ не заставил себя долго ждать.

– Главное, что все это закончилось… на пока, – монотонно проговорил Крис.

– Пит! – кричал басист вслед, удаляющемуся Казанове.

– Что?

– Научись, наконец, самостоятельно уходить со сцены. За столько лет пора бы.

– Не дождетесь, – фыркну тот. – Я скорее запою… ла-ла-ла-ла-ла!

– Нет! – воскликнул Том. – Не учись, не надо, только не пой. Пожалей мои перепонки!

– Зря вы не даете раскрыться такому умопомрачительному вокальному таланту, – раздался недовольный голос Марка, слившегося с кулисами.

– Ах, вы здесь? – пытался подавить досаду Пит. – Какая неожиданность!

– Исключение из коллектива не будет для тебя неожиданностью? – тон продюсера становился все выше.

– Он все-таки здесь, – вступился Крис за брата.

– Да, – не соглашаясь с Марком, вставил слово Том.

Секунды тишины оглушительно тикали, словно с огромной часовой башни.

– Остаешься ты только, потому что, – все и так знали, что ничего подобного Питу не грозит, но все же с показательным облегчением вздохнули, – концерт прошел блестяще. Браво, ребята! Отличное выступление! Великолепно! Ни одной оплошности! За исключением одной ходячей оплошности, – улыбаясь хлопал Марк и весь стаф последовал его примеру. – Ну, хватает почестей! Теперь пора всё это разгребать! По коням!

Все вернулись к своей работе.

– Это еще что… Кто ее сюда пустил?! – закричал Джон.

– О! Сейчас исправим, – вырос из-за его спины охранник.

От неожиданности Джон отскочил.

– Зачем так подкрадываться, Билл!?

– Ты там свои штанишки не испачкал? – манерно спросил Том, стараясь нечто сотворить из каких-то документов, которые нечаянным образом попали ему в руки.

– Эй! – возмутился Крис, отобрав бумаги из рук злодея. – Вообще уже, с катушек съехал! – и направился к незваной гостье, которая игнорировала просьбы Билла покинуть территорию.

– В чем проблема? – неуважительным образом начал он, упершись ладонью о стену.

На шею ему накинулся Пит, затем подошли и остальные с такими же беспечными и непристойно наглыми физиономиями. Морщинистое лицо женщины скривилось, глаза озлобились и горели красным пламенем. Взяв себя в руки, гостья серьезно произнесла:

– Она придет из ниоткуда и уйдет в никуда. В ней сила есть, но не знает она… не знает, что избрана…

– Ах, да… – перебил ее Пит, строя наигранные гримасы. – Конечно! Как мы могли забыть?! Приближается Армагеддон! – бегая и размахивая руками, он устроил целый спектакль и подбадривал парней криками. – Спасайся, кто может!

Все, смеясь, отвлеклись на Пита. Пожилая женщина исчезла. Это загадочное исчезновение заставило друзей задуматься, что продлилось буквально несколько секунд.

После длительного и утомительного дня группа отправилась отдыхать в их дом. Здесь они убивали свое свободное время, которого практически не было.

А я все боролась с бессонницей. Шел двенадцатый час и, наконец, я начала ее побеждать, падая в сладкие дремы. Сниться мне, как я думала, сон, в котором я так же пытаюсь спать, как вдруг мою комнату озаряет свет. Он становится все ярче и ярче, вскоре ослепляет меня. Затем свет начинает тускнеть, и только сейчас становится понятно – это не сон.

Я очутилась на столе в незнакомой комнате; с трех сторон были обычные стены, а с одной – стеклянная, сквозь которую было видно дорого обставленную гостиную. Справа – кухонный гарнитур, облокотившись на него, стоял высокий молодой человек, он тихо помешивал свои напиток ложкой; там же стоял холодильник, в который с головой залез еще один. Слева стоял маленький шахматный столик, за ним сидел парень, который явно был недоволен своими долгими ожиданиями.

– Оп… – движение в комнате остановилось.

– Кушать подано… – вылез тот из холодильника.

У меня в глазах двоится. Постойте… неужели… А! Это музыканты, от которых Сильвия была в восторге! Но мне что-то здесь совсем не нравится…

– Что за цирк? – вошел последний.

Ответ заставлял себя ждать: никто не понимал, что происходит.

– А она ничего, – прошептал Том, что прозвучало для меня приговором.

Мне страшно… Что им взбредет в голову? Понятия не имею и не хочу знать! Как сбежать отсюда?

Я соскочила со стола, прижалась к стене. Вижу рядом с Крисом нож, однако он понял мои намерения, прежде чем я дернулась, и убрал его подальше от греха. От безысходности готова выпрыгнуть в окно, однако его здесь нет. К счастью, мне почти удается совладать со своей паникой.

Кто объяснит мне, что я вообще здесь делаю? И если это не сон… как я попала сюда?! Вывод один: пора лечиться, черт возьми!

Нет, мне не удается совладать со своей паникой.

Крис начал медленно подходить – я отрицательно мотала головой в знак протеста, но он не останавливался, успокаивал словами и жестами, протянув мне руку, он надеялся на мое благоразумие и взаимность. «Нет уж», – промелькнуло в моей голове, и я уже решила воспроизвести, только что созревший план побега, как в комнате появилась предсказательница.

Уродливая и сгорбленная в грязных лохмотьях старушка на глазах преобразилась в прекрасную женщину в длинной светло-голубой мантии, что сначала показалось мне очень забавным! Разрази меня гром, но она выглядит, как фея из сказки! Я обязательно схожу на прием к доктору.

Женщина едва ли не выше самого высокого из «Twins» – Криса и великолепно сложена. Ясный взгляд, местами резкие черты лица, ярко выраженная уверенность, говорящие о строгости и царившее вокруг чувство всевластности заставляли уважать ее и даже бояться. Но все же, хотелось ей этого либо нет, нотки доброты, благородства и снисходительности проскальзывали в ее жестах, шагах и даже запахе, что очень успокаивает. А эти бездонные, невероятно красивые глаза, в которых отражалась вся ее глубокая, душевная сущность говорили об очень многом, но тогда я была слишком молода, чтобы увидеть это в полном объеме и цвете.

– Повтори, – с грозным видом обратилась она к Питу.

– Что? – не понял он.

– Повтори, что сказал!

– Я не понимаю, о чем вы! И что вообще здесь происходит? – пытался возмутиться Пит. Он и в будущем всегда отличался слепой и неуместной храбростью.

– Ходи давай! – настойчиво повторил Том, пнув его под столом, ведь он считал, что партия еще не закончена.

– Конечно! – отвесил тот ответный пинок.

Не потерпев такого хамства, и побагровев от злости, фея резко вытянула руку вперед, указывая пальцем на Пита:

– Встань!

С этим криком Пит подорвался со стула, как ужаленный.

– Сейчас из меня сделают отбивную… – пробормотал он в надежде, что придет помощь. Однако этого не произошло: все были ошеломлены, как в старые, добрые времена, когда у них впервые попросили автограф.

Пит парил в воздухе. Мановением пальцев фея приблизила к себе близнеца; между ними осталось настолько ничтожное расстояние, что несчастный близнец и шелохнуться, не смел, наверняка, чувствовал ее дыхание, а желание размазать по стене уже обжигало.

Фея пристально смотрела в глаза Пита, затем немного отдалилась и, словно молча критикуя, взглянула на его тело, вынесла вердикт и расслабила руку – близнец с грохотом свалился на пол.

– Туна, – мягко позвала она. – «Подойди», – вдруг прозвучало в голове. Я решила, что это бред моего страха. – «Туна!» – проорал тот же голос и похоже на сей раз не только в моей голове: остальные, поморщились, озабочено проковыряли пальцем в ухе и переглянулись.

Первый шаг был слишком неуверенный, но инстинкт самосохранения гнал меня вперед. Фея протянула мне свою большую, белоснежную ладонь. Мы взялись за руки. После она окатила «Twins» взглядом, и снова этот ослепительный свет заставил закрыть глаза, под ногами секунду царила пустота: одним взмахом ресниц фея открыла нам дверь в свой мир. Ощущения, вызванные, восставшей передо мною картиной передать невозможно и это легко объяснить – они слишком хороши и величественны для слов.

Мы оказались в шарообразном здании исполинских размеров, искрящемся белым светом. И конечно наши глаза разбегались, пытаясь осмотреть все и всюду. Окружающее казалось легким и воздушным, будто малейшее дуновенье ветра унесет его вместе с собой, как пушистое перышко, однако это всего лишь казалось: такую махину вряд ли сдуешь.

Фею звали Мертин и откуда нам стало известно ее имя ума не приложу! А вопрос: «Откуда она знала наши имена?», – и вовсе был крайне неактуален. Так вот, Мертин повела нас по узенькой дорожке, которая висела в воздухе и конец свой находила прямо в середине сооружения, точно, как радиус окружности. Позади нас в, казалось, бесконечное пространство стены была вбита огромная расписная дверь вся в бардовом цвету, но она в нашем появлении здесь и грамма вины не несет. Обойти такую красоту стороной я никак не могла, но когда я подошла к ней, мое внимание переметнулось на стену: обнаружилось, что как таковой материи в ней нет! Она убегает от моей руки, а если мне оказаться проворней и настойчивее, то я просто дырявлю ее насквозь! Дурдом, вторая койка справа! Может в моем пальце сверла, например?

– Туна! – прозвучало, похоже, не в первый раз. – Пойдем уже, – я обернулась и дернулась от неожиданности. – Спокойно. Может тебе футболку дать? Или ты собираешься в этом мир спасать? – ах, да, я ведь прямиком из постели пожаловала на стол «Twins». Хвала небесам, что они не подарили мне страсть ко сну голышом. Пижама меня спасла от позора. Частично.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5