Мушфиг Хан.

Медовый месяц одиночества. Любовно-психологический роман



скачать книгу бесплатно

С утра уже раз десять заходила на кухню и пыталась что-то приготовить поесть, но никак не получалось. Не могу сосредоточиться, да и аппетита особого нет. Надо подождать ещё один день. Если в понедельник Нель не явится в школу – вот тогда всё станет ещё невыносимее. Одна только мысль, что мы не увидимся через день, уже сводила меня с ума.

Каждый день, проведенный вдали друг от друга, всё больше привязывал меня к нему. И каждый миг я чувствую каждой клеточкой своего тела, как мне его не хватает. В такие минуты кажется, что кровь застывает в жилах и я леденею. Без Неля мне ничего не хочется чувствовать на этом белом свете. Он смог перейти горы и растопить снега в моем сердце. Как же долго я его ждала! Нель смог заставить молодым росткам вновь поднять свои опущенные головки и тянуться к свету и теплу. А его любовь, как удобрение, помогающее крепнуть день ото дня.

Не знаю почему, но так страшно порой за то, что так сильно люблю Неля. Закрываю глаза и вновь вспоминаю тот день. Этот кошмар невозможно забыть. Десять лет назад… Мой день рождения, проведённый с папой и мамой, когда мне исполнилось семнадцать лет…

Слушая все произведения Frank Duval, я смотрела в иллюминатор. Наш самолёт пролетал так низко над голубым океаном, что, казалось, вот-вот увидим там кита или ещё какого-нибудь обитателя этих бескрайних просторов. И не успев хорошо разглядеть всю прелесть этих мест, мы оказались над снежными вершинами гор, которые сменились зеленеющими густыми лесами…

Это был мой день! Надев своё самое любимое платье, мы отправлялись в страну, которую я всегда видела во сне и тысячу раз загадывала в желаниях, чтоб в один прекрасный день мечта осуществилась. Мы летели в Нидерланды. Родители часто рассказывали, что, когда мне было 3 годика, мы были там. Особенно мама любила рассказывать о нашем походе в Artis Royal Zoo, где, увидев больших горилл, я спряталась за папой и долго боялась вновь посмотреть на них. Но, конечно, я тогда была совсем маленькой и сейчас ничего не помню.

Путешествие в честь моего дня рождения в Нидерланды должно было продлиться десять дней, пять из которых по моему желанию мы должны были провести в Амстердаме. Я так часто представляла себя в этом городе, когда смотрела фильмы или фотографии, на которых были отображены прекрасные уголки этих краёв. Мне так хотелось ходить по улочкам, смотреть на проживающих там 900 тысяч жителей и стать одной из 4 миллионов гостей, приезжающих каждый год в этот замечательный уголок мира. Здесь можно было отправиться в путешествие в XVII столетие и узнать об интересных фактах из истории человечества. Я так была счастлива, что смогу познакомиться в Амстердаме с памятниками, относящимися к Золотому веку. Папа обещал, что, как только мы долетим до моего любимого города, возьмёт напрокат велосипед, и я отправлюсь на Площадь Дам на нём кататься. Как же будет интересно! Я увижу Дворец Короля, мы сходим в музей восковых фигур Мадам Тиссо! Это будет просто сказка!

Мама уверяла меня, что прогулки на лодках по водным каналам станут незабываемой частью нашего путешествия.

Несмотря на то что сейчас очень скучаю по ней, хочу сказать, что мама была чересчур экономной. Прогулки на катере стоили всего лишь 8—10 евро с каждого – вот почему она настаивала на этом виде развлечений.

Вспоминая сейчас тот день, смотрю на фотографию, сделанную папой. Мы стоим у главного входа в музей Breitner Museum напротив I Amsterdam и я, раскинув руки, как птица, говорю в кадре «I’m Amsterdam».

Как же безумно я хочу увидеть сейчас любимого папу и свой Амстердам…

В тот день была самая длинная ночь в моей жизни. Мне казалось, что рассвет забрал у меня все прекрасные годы моей жизни. Я пережила минуты смерти, темноты и пустоты, где ты пытаешься крикнуть изо всех сил, но нет смысла – это пропасть и тебя уже никто не спасёт. И в этот миг так хочется жить. Эпизоды пролетали один за другим, и хотелось остановить время и задержаться на некоторых из них. Я слышала чей-то голос «Любите и будьте любимы, пока есть время», который как будто предупреждал о надвигающейся буре.

Я искала папу, хотела взять его за руку. Но не могла найти… Мамины слова врезались в память. Неужели родители смирились с тем, что произошло со мной? Как? Почему?

Так и не выпал случай рассказать вам, что же произошло на самом деле. Сначала я услышала шум в ушах, потом потемнело в глазах и ноги перестали меня держать. Я потеряла сознание…

Сейчас ничего не могу понять. Нахожусь где-то на дне океана. Пять-шесть акул окружили меня и внимательно присматриваются ко мне. Но почему-то мне совсем нестрашно. И эти хищники кажутся какими-то игрушечными. На какое-то время почувствовала себя Алисой в стране чудес, и реальные размеры акул показались намного уменьшенными.

Не могу даже представить, что же может со мной произойти, попадись я в зубы этим кровожадным хищникам. Вокруг воцарилась тишина, которая не позволяла сделать выбор. Мне бы стоило их побаиваться, пока не появится новая жертва…

Это был самый страшный сон, который я когда-либо видела за 17 лет своей жизни. Проснуться и оказаться одной и никому ненужной – было самым ужасным чувством. Может, я потеряла чувство страха или схожу с ума? Время замерло вокруг, и тело становилось неподвижным. Чувство одиночества парализовало меня с ног до головы. Я проиграла сама себе. Хотя совсем недавно повторяла «как же хорошо, что я есть…» и пыталась покорить неизведанные уголки бытия. Теперь я, как водоросли, держалась на плаву, не зная, куда плыть дальше. Может даже, поражение само нашло меня и я совсем не проиграла. Не хватило времени – не было возможности успеть объясниться…

Мне казалось, что доживаю последние секунды. Теперь понимала, что проиграла всему человечеству. Да и какая уже разница, кто из нас победитель. Рано или поздно каждый из нас окажется на месте потерявших. Можно изменить последовательность событий, но не результат…

Наконец я пришла в чувство. Не знала, где именно нахожусь. Но кислородный аппарат, подсоединённый ко рту, системные шланги, переливающие смеси, которые распространялись по всему телу, дали возможность представить моё местопребывание. Солнце ещё не село. Лучик, проникающий сквозь окошко больничной палаты, с нетерпением ждал моего пробуждения. Открыв глаза, я заметила, как он замер – то ли от радости, то ли от удивления. Слёзы, скатывающиеся по щекам, переливались и отражались на моём лице. Я не решалась даже пошевелиться, приподняться и потянуться к маме. Подсознательно боюсь, что вновь окажусь в засаде у огромных акул. Сильно чувствую что-то тёплое в левой ладони. Осторожно повернув голову в ту сторону, вижу, как папа крепко держит мою руку. Он задумчиво смотрит куда-то вдаль и совсем ещё не догадывается, что я уже открыла глаза. Пошевели указательным пальцем, хочу привлечь его внимание. Папа быстро подбегает и обнимает меня за шею. Это было прекрасно – я жила! А самое главное – рядом мои родные люди!

Помню еле слышный уставший голос мамы, которая пыталась остановить папу:

– Эд, ты просто её задушишь!

Каждая клеточка моего тела трепетала под песню Richard Clayder «Right here for you»…


***

Только на третий день нашего пребывания в Амстердаме, мы, наконец, узнали, что же со мной произошло и почему я потеряла сознание. День рождения, к которому папа так долго готовился, продлился недолго. Вчерашний день нам хотелось поскорее забыть, чтобы не омрачать сегодняшний. Сейчас мы сидели в коридоре, около приёмной врача, и ждали заключения по поводу моего обморока. Наконец, к нам подошли две медсестры. Одна из них, которая была повыше, рыженькая, решила уточнить:

– Сара и Эдгар Гаррисон?

На нежный, приятный голос девушки папа и мама отреагировали одновременно.

– Да, это мы, – ответил папа за двоих.

– Пожалуйста, пройдите вместе со мной, врач ждёт вас в кабинете.

Другая медсестра, лет двадцати, взяв свою книгу, решила сесть около меня и продолжить своё чтение. Видимо диагноз врача был намного тяжелее, чем я могла себе представить. Вот почему её оставили около меня, чтобы она отвлекла моё внимание от наползавших со всех сторон беспокойных мыслей. И, в самом деле, роман Виктора Гюго «Нотердам де Пари» привлёк меня своим названием. Два года назад я читала это произведение. По сей день восхищаюсь Квазимодой, Эсмеральдой. Неважно, где ты находишься и какая у тебя внешность – главное, быть человеком с настоящей душой. Я полюбила Францию после этого прекрасного романа. Любовь слепа, – стало по-настоящему понятно мне только после глубоких чувств героев. И с тех пор я стала верить, что в один прекрасный день также сильно кого-то полюблю.


***

Родители, зная мой нетерпеливый характер, не стали скрывать первоначально поставленный диагноз врача. Как только мы вернулись в отель, рассказали всё как есть. Мама не могла скрыть своих слёз, но папа держался. Он пытался собраться духом и начать разговор. Я быстро выхватила у него из рук листок от врача. Никто не возразил. Порой легче увидеть написанное, чем томиться ожиданием готовящихся речей. Быстро пробежавшись по началу, я остановилась на заключении. Мне не хотелось в это верить. Отвернувшись, я решила прочитать всё заново. Синдром Котара, болезнь Альцгеймера, эпилепсия… Всё смешалось в большом хаосе. По первоначальным предположениям возможны галлюцинации, временами потеря памяти и обмороки…

Скомкав лист, я отбросила его в сторону:

– Мы не приехали сюда вести переговоры, я хочу посмотреть город, – полная сил и желания, встав с места, воскликнула я. Казалось, что кто-то прикрепил мне крылья вместо рук, и надо было воспользоваться каждым мгновеньем, подаренным мне судьбой.

В ту минуту папа и мама смотрели на меня широко раскрытыми от удивления глазами. Наверно, на какое-то время они, возможно, подумали, что я схожу с ума.

На самом же деле я сделала для себя важный вывод:


БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ОТДАМ СВОЮ ЖИЗНЬ НА ОБСУЖДЕНИЕ ВРАЧАМ!


Родители начали что-то спрашивать. Но я слышала их издалека, как симфонию Handel. Эти ноты крепко держали меня за руки и звали к великой борьбе.

Вдруг вокруг воцарилась тишина, которую стали нарушать звуки безнадёжно устаревшего танго. Где-то плакала скрипка, а вместе с ней и моя душа. Два дня назад мне исполнилось всего лишь 17 лет – я была слишком молода для такого боя…

Из письма Неля

Всё началось в тот день. Если сказать точнее – в кабинете директора мы с Евой посмотрели друг другу в глаза. Это было впервые. До того мгновенья я никогда не верил в любовь с первого взгляда. И даже подшучивал над теми, кто рассказывал о таких историях. У меня совсем иное мировоззрение – возможно, я ещё не вырос и рассуждаю как ребёнок. Одно знаю точно: полюбить кого-то – значит очень хорошо знать этого человека.

В школе, находящейся в Баку, девочки часто заводили тетради в виде анкет и просили всех одноклассников честно отвечать на поставленные вопросы. И каждый из нас старался оставить хоть какой-то интересный след в этом небольшом сборнике мыслей и желаний. Однажды Назрин (она была старше нас на 5 лет) дала мне свою анкету, расписанную сердцами, для записи моих пожеланий ей. Там было очень много вопросов. И среди них мне запомнился один: «А вы влюблялись с первого взгляда?». Тогда мне казалось, что Назрин была влюблена в меня, и поэтому этот вопрос был особенно выделен и разрисован. Она всегда засматривалась на меня на переменах или в буфете в очереди за булочкой. Назрин была очень красивой и необыкновенной.

Ответив на все вопросы в тетради пожеланий и оставив самые скромные пожелания, наутро я вернул ей тетрадь. Не успев открыть её, все девочки окружили Назрин и с любопытством стали смотреть, что же я написал в графе о любви с первого взгляда. К концу уроков я даже услышал, что она расстроилась и немного поплакала, не найдя желаемого ответа. А всю следующую неделю избегала меня в коридоре и в столовой. Девочки всегда любят обсуждать написанные ответы: некоторые из них, увидев желаемое, выдают его за возможное; и сильно расстраиваются, когда ответ совсем не тот, о котором мечтали долгое время. Как вы уже, наверно, догадались – мой ответ не был положительным. Не хочу гордиться этим, но немало сердец я разбил своим отрицательным ответом. Сейчас не помню и половины их имён. А в анкете Назрин мой ответ был таким: «Не могу полюбить девушку, душа которой мне неведома». Сейчас не могу не улыбнуться, вспоминая эти строки. И как же меня угораздило так философски рассудить?!

Весь полный смысл этих слов я понял только спустя годы. Никто и никогда не смог бы меня убедить, что любовь с первого взгляда, как внезапно поднявшийся ветер, может разбушеваться, даже не спросив у нас позволения. Но время показало мне силу этого прекрасного чувства.

В тот день, когда я впервые увидел Еву и решился взглянуть в её прекрасные глаза, всё представление о любви с первого взгляда стало действительным. Это чувство взяло верх надо мной и опровергло мои мысли о том, что «так не бывает… С первого взгляда покорить сердце? Это невозможно!». Теперь понимаю, как же ошибался в своих подростковых рассуждениях. Как же я счастлив, что Ева почувствовала всё так же, как и я, с первых минут нашей встречи!

В тот день, когда наши глаза встретились впервые, её взгляд заставил необыкновенно быстро биться моё сердце. Всем телом правила какая-то нахлынувшая волна чувств. Это было что-то новое. Какие-то доли секунд заставили переосмыслить все прожитые годы. Шестнадцать лет неопытной жизни, потери и неудачи, обиды и разочарования, которые хотелось забыть раз и навсегда…

Сейчас вдруг вспомнил взгляд Назрин, когда она прочла строки, где я жестоко написал «нет» и разрушил иллюзии той чистой и наивной школьницы. В глубине души, как и все девочки, она наверно задавалась вопросом: «Кто же смог завоевать его сердце и мысли?».

Каждый раз после нашей первой встречи с Евой, при виде её даже издалека, сердце моё начинало трепетать, как осенний лепесток, пытавшийся удержаться на ветке. Я ведь никогда не мог и подумать, как же может биться сердце при виде единственного и неповторимого человека на свете. Это были новые бескрайние просторы моей души, в которых я затерялся, как путник в закружившихся дюнах пустыни.

Водоворот событий сжимал мою душу. Я никому не мог рассказать о своих переживаниях и новых вспыхнувших чувствах. Сердце сжималось, как у вольной птицы, заключенной в клетку. Мама давно покинула нас и ушла в иной мир. После её смерти папа стал невыносим по отношению ко мне и к окружающим. Оставив всех своих друзей и знакомых в Баку, я оказался один вдали от всего, что когда-то могло меня радовать. Порой мне так хотелось забыть о том, что всё это происходит именно со мной. И в эти минуту я мечтал вновь вернуться в беззаботное детство, где я просто был обычным школьником по имени Нель…

Осеннее солнце, не успев немного согреть наш день, быстро возвращалось в свои владения. Зима окутывала холодом и беспокойством. Я не был уверен, что хватит сил всё отогреть. Тепло души понемногу покидало меня. Хотя совсем недавно я был уверен, что смогу покорить любые вершины. Единственное, что спустя годы, я смог точно постичь – это ответ на тот вопрос из анкеты Назрин.


Я БЕЗУМНО ВЛЮБЛЁН В ЕВУ!


Моя мачеха Нур, слушая, как я весь день напролёт напеваю песню «Как песок», сказала:

– Нель, ты влюбился.

Это стало так неожиданно, что на минутку я совсем растерялся. Нур ведь не спросила, а, посмотрев внимательно мне в глаза, с уверенностью произнесла эти слова. Я не смог даже что-то и придумать, а только спросил:

– Как ты узнала?

И в ту минуту я понял, что сам себя выдал. Я не стал бы всё равно от неё это скрывать. В тот же день решился всё ей рассказать…

Рай наказал меня, и уже 10 дней я был под домашним арестом. Мне необходимо было с кем-то поговорить и поделиться своими переживаниями. Я был как Робинзон Крузо на необитаемом острове – меня лишили телефона и доступа к интернету. Рай не поверил ни единому моему слову о том, что мне скучно дома, не хватало воздуха – вот почему я сбежал из дома и прогулял всю ночь до утра по пустым улочкам города. Мои рассказы, видимо, совсем не были правдоподобными. Очевидно и то, что папа хорошо разбирался в людях, и мой рассказ походил на сказку непослушного школьника.

Может Нур, узнав о Еве, хоть как-то прольёт свет на ход событий. Она внимательно выслушала меня. Сказав, что относится с большим уважением к высоким чувствам, даже немного успокоила моё волнение. Она согласилась втайне от папы дать свой телефон, чтобы я мог поговорить с Евой и успокоить её. Конечно, мы понимали, что оба довольно сильно рискуем, идя против воли отца. В последнее время Рай был очень агрессивным и надежды хоть на малейшее его понимание практически не оставалось. У меня и не было желания говорить с ним об этом. Я даже немного злился на него за свой арест. И мне надо было освободиться от его жестокого ига…

– Позвони ей, чтобы не переживала за тебя, – протянув мне телефон, произнесла Нур.

Я и не знал, как же её за это благодарить. Как странник в пустыне нуждался капли воды, так и мне было необходимо услышать голос Евы. Зная, что она места себе не находит от переживаний, я стал дрожащими руками набирать цифры на клавиатуре телефона.

После двух неудачных попыток Ева, наконец, ответила на мой третий звонок. Нур ушла на кухню, чтобы я мог спокойно поговорить и не волновался. Услышав нежный голос Евы, я стал самым счастливым человеком на свете.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3