Мушфиг Хан.

Медовый месяц одиночества. Любовно-психологический роман



скачать книгу бесплатно


***

Я в палате. Уже пришёл в себя. Здесь нас четверо. Врач, стоявший над головой слева, несколько раз переспрашивает у меня одно и то же, пытаясь определить имя. Но я ничего не помню. Дав несколько советов, он покидает палату. И мы остались втроём – я, та женщина и тот самый мальчик.

– Папа, как ты себя чувствуешь?

Пытаясь скрыть своё волнение, спрашиваю его и слегка улыбаюсь, чтобы лишний раз не тревожить мальчика. Женщина ласково наклоняется ко мне и целует в обе щеки:

– Отдохни, ты очень устал. Всё будет хорошо, как было раньше.

Сказав это и взяв мальчика за руку, она покидает палату.

Теперь лежу один. Не знаю, как меня зовут. Вспоминаю ту женщину и мальчика. Помню, что знаю шестнадцать языков. Вдруг вспоминаю, как год назад в Париже попал в автокатастрофу. Но я не француз, я – азербайджанец. В Париже был по работе, я преподаю французский язык и являюсь директором школы. Та женщина – это моя жена, а мальчик – всегда поддерживающий меня сын. Теперь вспоминаю, как в течение года ходил, лишённый памяти, и не мог никого узнать, даже родных мне людей. Кадры страшного сна, который снился мне всю ночь, теперь смог вспомнить один за другим. Ева, я так хочу вернуться к своей семье…

Из дневника Неля

Люди боятся потерять и поэтому не могут любить. Желание быть любимыми гаснет перед силой неописуемого страха. Но не стоит забывать, что, мы в ответе за тех, кого приручили. Не молчите! Молчание порой разрушает даже самые крепкие мосты. Как часто мы, боясь показать свои чувства, теряем всё самое драгоценное и дорогое нашему сердцу. Прочитывая в социальной сети некоторые строки Шекспира «Я всегда чувствую себя счастливым. Ты знаешь, почему? Потому что я ничего ни от кого не жду. Ожидания всегда – боль…», получил сообщение, которое Ева прислала по WhatsApp:


«Нель, можешь сбежать из дома? Я так хочу тебя увидеть!»


От счастья чуть было не лишился разума. Несмотря на двухлетнюю нашу переписку, это было впервые, когда она решилась встретиться за пределами школы. Ева не так часто говорила о том, что соскучилась. А тем более о желании сбежать на встречу. Может просто не решалась. Я же всегда боялся говорить о своих чувствах и желаниях. А больше всего не хотелось услышать «Нет… Нельзя… Потом…». Что за глупости?! Я уверен в том, что Ева любит меня также сильно, как и я её.

На минуту телефон застыл в правой руке. Я не знал, что написать. Посмотрев на часы, которые показывали почти одиннадцать вечера, оробел. Было довольно позднее время, если учесть, что на дворе стоял ноябрь. Вспомнив об охраннике Си, не знал, как поступить. Как же выйти из дома и остаться незамеченным? Сегодня пятница и впереди ещё два выходных – заставить её ждать понедельника я не мог.

Нельзя было прерывать этот чудесный день, когда Ева сама звала меня на долгожданную встречу. Одно я знал точно: не надо ничего бояться и необходимо продолжать бороться за свою любовь.

Ужас! Время совсем не ждало нас – прошло 16 минут после её сообщения.

Наверно, она подумала, что я давно сплю или занят важным делом. Взглянув ещё раз на бегущие стрелки часов, быстро написал:


«Ева, буду ждать тебя в 23:30 перед кафе Catalina Coffee».


Я был настолько взволнован, что забыл отправить адрес. Собравшись с мыслями, быстро написал ещё одно сообщение:


«Sixth Ward 2201 Washington Ave».


На самом деле Ева знала это место. В отличие от меня она любила кофе. Однажды долго рассказывала о выпитом вкусном кофе Espresso в Catalina Coffee. Каждый раз, вспоминая её рассказ, я невольно улыбался. Хороший кофе как дорогая сигарета, и каждый из них имеет свой необычный аромат. Я никогда не любил сигареты, но сейчас некогда об этом писать.

Отправив ей сообщение, я быстро пошёл в свою комнату искать кроссовки. Совсем не помню, куда же их закинул в последний раз после того, как вернулся из спортзала. Наклонившись, в надежде заглянул под кровать, где обнаружил только одну из них. Перевернув почти всё вверх дном в своей комнате, отыскал вторую под наваленной грудой одежды, ждущей своей очереди отправиться в стирку. Стрелки часов абсолютно не хотели меня жалеть. Не успевая завязать шнурки, я быстро закрутил их и запихнул сбоку. Левая кроссовка стала сильно сжимать пальцы ног, как будто я впервые надевал её. Всё было не слава богу. Руки сильно вспотели от напряжения и, сделав узелок, я спрятал концы шнурка в правую часть обуви. Теперь надо было уже бежать. Хорошо, что моя комната находилась на первом этаже. Оставалось только взобраться на холодильник, чтобы через вентиляционное окно перепрыгнуть на улицу. Там было очень узкое пространство, через которое можно пролезть только лёжа. Надеюсь, что обойдётся без переломов. Часы показывали 23:15. Надо было подвинуть холодильник поближе к шахте. Он же такой тяжёлый! Нора опять заполнила его до краёв. Ах, Нора, Нора! Наша служанка всегда любит, чтобы в доме было всё, что нужно для моего правильного питания. Не холодильник, а какой-то амбар. Разные виды шоколада, джем, томатный сок, голландский сыр и многое другое напоминали полки большого магазина, которые мне пришлось немедленно разгружать. Едва сдвинув с места наш огромный холодильник, я был довольно удивлён, увидев там одну кроссовку, которую нашёл чуть раньше. И тут меня осенила догадка ещё раз взглянуть на свои ноги. Кошмар! Посмотрев внимательно на свои ноги, смог еле сдержать смех – на мне были кроссовки от разных пар. Что же делать?! Я же уже завязал шнурки крепким узлом. Надо было, не теряя времени, ножом перерезать их и переодеть.

Наконец, освободив холодильник, я смог его подвинуть к шахте. Забравшись на него, я лёг и вытянул ноги на улицу. Повернувшись лицом к комнате, напоминающей машину, перевернувшуюся после автокатастрофы, ещё раз нехотя посмотрел на продукты. Делать было нечего. Закрыв глаза и стараясь сдержать своё волнение, я скатился немного вниз. Надо было сохранять равновесие и удержаться за внутреннюю часть шахты. Я уже был готов спрыгнуть, как услышал звонок телефона, который забыл на столе. Наверно, это была Ева. Вернуться – означало провалить дело и потерять возможность сбежать. Тогда бы она точно обиделась и неизвестно, чем бы ещё всё это закончилось.

Не задумываясь, я спрыгнул на улицу. Размышлять было некогда. Добежав до маленькой калитки, я выбежал на улицу и стал махать всем машинам, надеясь, что такси подоспеет вовремя. Сев в одно из приехавших такси, назвал адрес и почти умолял домчать меня туда без опоздания. Волнение захватывало дух. Ничего не помню. Единственное, когда мы доехали, таксист сказал, что я спрашивал у него каждые 3—4 минуты, который час:

– Вы уже сто раз спросили одно и то же.

Подумав немного, он добавил:

– Любить значит ценить каждый миг.

– Спасибо, – поблагодарив его, я немного задумался о том, где же мы встречались с ним раньше. На какое-то время, мне даже показалось, что он похож на турецкого певца Ахмета Кая. Но всё это было уже не важно.

Подходя к дверям Catalina Coffee, я даже стал напевать одну из песен Ахмета Кая «Как песок». На мгновенье мне показалось, что время стекает в лунном свете как песочные часы. За столиком у окна сидела моя прекрасная Ева, которая, заметив меня, улыбнулась, как лучик света.

Господи, спасибо! Всевышний, спасибо! Спасибо!

Из дневника Евы

Огни ресторана, как свет утренних сумерек, танцевал и под мелодию Thomas Newman «There was snow» на опустевших столиках. Глубоко вздохнув, я попыталась смирить своё волнение. Мурашки всё ещё бегали, а ноги тряслись и не хотели слушаться меня. Сидя напротив меня Нель ждал с нетерпением, когда же я начну разговор, так как, встретившись перед Catalina Coffee, мы обменялись только обычным повседневным приветствием.

Его взгляд был пристально устремлён на меня. Так не могло больше продолжаться – надо было начать разговор. Наклонившись ко мне, как будто что-то хотел прошептать, заглянул в мои глаза и улыбнулся. В ресторане почти никого уже не было. Я хотела улыбнуться в ответ, но на мгновенье застыла в своих разбушевавшихся мыслях. Если бы могла собраться, то быстро изменила всё под его влюблённым взглядом. Он смотрел так необычно и нежно. Интересно, что же думал Нель в те минуты?

Я еле шевельнула пальцами, ладони вспотели и становились совсем горячими. Вновь глубоко вздохнула. Глаза заволокло туманом. Это длилось минут пять. Но ничего не изменилось. Наконец, я поняла, что нельзя тратить время и надо заговорить. Хотя больше всего на свете мне хотелось молча встать и, крепко обняв его, остановить время.

С небольшим опозданием официант принёс наш заказанный espresso. Звон чашек, поставленных перед нами, нарушил царившее безмолвие. Пальцы рук всё ещё не слушались. Манящий аромат любимого espresso сводил меня с ума, но я решила немного успокоиться, чтобы не выронить чашку. Комок в горле увеличивался, дышать становилось тяжелее. Опустив глаза, боялась поднять голову и вновь взглянуть на него.

Вдруг я услышала тихий его голос: «Ева». В этот миг мне показалось, что нас разделяют сотни километров. Заглянув ему глаза, я заметила блеск и бескрайние просторы счастья.

– Я забыл телефон дома и не смог прочесть твоё последнее сообщение.

Сказав это, он внимательно посмотрел мне в глаза. О Господи, его зеленоватые глаза сводили меня с ума. Наверно он думал, что я обижена из-за сообщения, на которое он не ответил, и это является причиной моего нынешнего молчания. Несколько минут как будто онемела, не могла подобрать нужные слова и связать их в одно предложение. Открыв сумочку, я достала мобильный телефон и протянула ему. Он с надеждой взглянул на сообщение:


«Нель, я сейчас вышла из душа, посушу волосы и скоро буду. Наверно опоздаю на 15 минут».


Оба улыбнулись.

– Нель, я должна сказать тебе что-то важное, – взяв телефон и отложив в сторону, сказала я. Наконец, мы вернулись из далёкого путешествия в действительность. Всё его внимание было прикреплено ко мне.

Я только хотела сделать несколько глотков своего espresso, как он взял мои руки в свои тёплые ладони. Долгие месяцы я ждала такого момента. И в этот миг забыла всё, что хотела ему сказать.

– Мы, мыыыы, я…

– Я люблю тебя, Ева!

– Я тоже очень люблю тебя, Нель!

Произнося эти слова, которые были сказаны впервые, искры счастья пробежали по всему телу. Возможно, это было неправильно, но осознала я это спустя несколько минут. Было уже поздно что-то менять. Ведь сказать я планировала совсем другие слова. Мы бессильны перед нашей любовью. В тот миг я была счастлива, очень счастлива. Как будто весь мир принадлежал только мне. И в этом мире повсюду был Нель.

Глубокая тишина воцарилась между нами. Оба чувствовали одно и то же – буквально пару минут назад поймали наше счастье, которое пыталось незаметно ускользнуть от нас. Но мы его удержали. Одно знала точно, если так будет всегда, то никакие невзгоды не смогут нас одолеть. Мне не хотелось больше ни о чём думать. Встав со своего места, он подошёл ко мне. Протянув руки, обнял меня за плечи. Впервые я так была к нему близка. Я чувствовала, как сильно бьётся его сердце и вот-вот готовилось выскочить моё. Но в этот момент я заметила пристальный взгляд. Человек, сидевший за соседним столом спиной к нам, повернулся и стал разглядывать нас. Я быстро узнала его – это был начавший совсем недавно работать в нашей школе учитель Самюэль. На прошлой неделе мы столкнулись с ним у кабинета директора. Он должен был преподавать физику. Интересно, что он потерял здесь в столь поздний час? Я была уверена, что Нель не знает его, но всё же взгляды Самюэля не остались незамеченными.

Завтра обязательно надо выяснить некоторые детали, тайно от Неля поговорить с Самюэлем. Но мне кажется, что с первых дней своего появления в школе он старался присмотреться к нам. Большинство моментов я, возможно, забыла, но не может же быть столько совпадений. Но теперь я понимала, что оказались мы в одном и том же ресторане в одинаковое время не случайно. И это стоило выяснить…

Но сейчас некогда было думать о Самюэле. Мы покинули Catalina Coffee и уже гуляли по улице. Мой любимый человек рассказывал, как сбежал из дома со всеми мелкими подробностями. Он выглядел таким смешным, что я еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Какой же долгий путь с препятствиями ему пришлось преодолеть для сегодняшнего вечера. Думая о Си и о том, как же теперь Нель вернётся домой, я стала немного переживать. Что же теперь с ним будет за бегство, и какие запреты наложат на этот раз?

При свете фонарей я чётко могла разглядеть черты лица любимого. В эту минуту в Houston я была самым счастливым человеком. В глубине души мне так хотелось пригласить его к себе на пару часиков. И тогда Нель протянул мне свои наушники и выбрал из Play-листа красивую песню «It’s Not Goodbye”из моего любимого фильма «Sweet November».

Впервые мы поцеловались…

Два года ожидания и вечная ответственность чувствовалась в его губах…

В тот миг я была в замечательном сне, из которого совсем не хотелось возвращаться…

Из дневника Неля

«Я люблю тебя» – самое замечательное выражение на свете, полное счастья и непередаваемых чувств. Любовь – это когда тебя ни с кем не сравнивают, потому что точно знают, что лучше тебя нет, и не может быть. Сколько часов мы прогуляли с Евой по городу – не помню. Могу только сказать, что, подходя к университету Rays, услышали доносившиеся оттуда звуки сирены кораблей. Мысленно я пытался соединить слова в предложения, которые не мог произнести. Как только хотел сказать о том, как сильно я её люблю, она прижалась ко мне тихо и безмолвно. И в этот миг я забыл все придуманные красивые речи.

Мне казалось, что не хватит времени любить Еву. Сейчас оно не ждало нас и пролетало мгновенно. Я чувствовал это. Каждый из нас думал о своём, пытаясь растянуть минуты счастья. Я погрузился в какой-то сон, где Ева пришла ко мне, покинув всех и, крепко обняв, говорила, что никогда не уйдёт. Так хотелось, чтобы всё это длилось вечно. Я готов отдать жизнь за неё, быть рядом и делать её счастливой каждый миг.

Вдруг я очнулся от чарующих меня грёз. Внимательно заглянув в необыкновенно красивые глаза любимой, погладил её волосы, вдохнул её аромат и поцеловал.

– Дорогая, как же я счастлив, что ты есть, – прошептал я еле слышным голосом.

Обняв меня своими тёплыми нежными руками, немного задумалась, а потом несколько раз повторила:

– Я люблю тебя, Нель.

В этот миг мне хотелось написать ей стихотворение, но я не умел. Хотя никогда и не пытался попробовать – мне казалось, что это недосягаемая способность, талант.

Не знаю, как вдруг вспомнилась фраза (я часто любил просматривать книги технического направления):

– Главное не резонанс, а создающая его сила, – произнёс я вслух.

– Ваууу, звучит заманчиво, – улыбнувшись, поддержала меня Ева.

О Боже, как же она пленительно смеялась. Я не мог сдержаться и не стал скрывать своего восхищения. В тот миг в глубине души мы оба думали об одном и том же и, крепко обнявшись, затерялись в наших чувствах.


ЭТО БЫЛ ДОЛГИЙ ПОЦЕЛУЙ…


В школе все учителя всегда много меня хвалили: способный, талантливый, воспитанный и многое в этом роде. И чаще всех это делала Ева. Сейчас, находясь бок о бок с ней, я готов был совершить любое безумие. Я был по уши в неё влюблен.

– Знаешь, Ева, каждый день я всё больше по тебе скучаю.

– Нель, больше никогда не говори мне «скучаю», просто всегда будь рядом, – положив голову мне на плечо, произнесла она. – Ты посмотрел фильм?

– «50 первых встреч»?

Она была настолько спокойна около меня, что думаю, могла бы засыпать вопросами даже по химии. Ей нравилось рассказывать мне о своих любимых занятиях. В такие моменты я, замерев, любил внимательно её слушать. Ева могла так интересно описать известные города, находящиеся там рестораны, национальную кухню, любимые фильмы, книги, песни. Она даже привила мне любовь к кофе, хотя я с детства его почти не пил. В необычных фильмах разбиралась довольно хорошо и часто советовала и мне посмотреть что-то.

– Долго думаешь, а надо было посмотреть, – сказала она.

– Смотрел, – улыбнулся я. – Ева, как же тебе удаётся находить столь интересные картины. Я поражён.

– Это маленький секрет, – произнесла она. – Люси или Генри? Кто стал твоим любимым героем?

– Оба, но больше всего Генри.

– Почему?

– Не знаю, много общего, – добавил я. – Генри непрерывно борется за лучшее, и в этом велика роль катализатора – Люси.

– Уверен?

– Да, точно. Если бы Люси не потеряла память во время автокатастрофы, то любовь Генри не усилилась так сильно. Ева, в жизни ведь так же – преграды сплачивают нас и заставляют ценить каждый проведённый вместе миг.

– Нель, ты рассуждаешь, как философ, – произнесла Ева.

Слабый ветерок трепал её каштановые волосы, как будто дети раскидывали их как игрушки, то на плечи, то окутывали шею. Сейчас в её облике царила непорочность, а в загадочных глазах скрывалась тайна. Нам хотелось непрерывно говорить, как бы восполняя все годы молчания. Закрыв глаза, она медленно начала своё повествование…

Нель, будь всегда рядом. Я посвятила тебе каждую грань своей бескрайней любви. Ты должен жить, любить и быть любимым. Моя единственная надежда, которую я буду беречь до последнего вздоха – это ты. Моей безграничной любви хватит, чтобы влюбляться вновь и вновь. Нель, любить надо всем сердцем и душой… Порой без слов – тихо и безмолвно…

– Знаешь, сколько я перечитала разных книг по психологии, чтобы понять, почему люди не понимают меня. Читала долгие годы. Как же часто мне приходилось видеть, как не умеющие понять себя и найти в обществе своё призвание, дают советы о покое в душе, об успехах на работе и правильном подходе к любви. И абсолютно ничего не изменилось за годы, проведённые в школе, в университете и в путешествиях. Экзамены, ожидания, фальшивые улыбки и оценки. Но я всегда старалась понять людей, изучить их психологию, попытаться помочь в трудную минуту. К сожалению, теория и практика не всегда соответствуют друг другу так, как мы читаем со страниц красиво оформленных книг. Какой психолог или написанная им книга советуют нам молчать, когда слова льются рекой или рассказывать о переживаемых невзгодах, когда хочется остаться наедине с самим с собой и помолчать? Знаешь, почему они не могут это объяснить? Потому что, не зная корней ростка, невозможно определить всю силу будущего растения. А большинство из них всё описанное в своих книгах придумали, не испытав этого чувства в своей жизни. Они не представляют, что такое любить и быть любимыми вне зависимости от возраста и места проживания. Нель, а про нас совсем забыли написать? Конечно! Мы не являемся героями «правильных» книг. Наверно, я сильно осудила их… Всё на свете устроено не так, как порой нам хочется…

Трепетные речи Евы заставили меня растеряться. Я пытался собраться. Почему она так думает? Сейчас же мы счастливы… Не так ли? Разве стоит говорить о плохом?! Обняв её плечи, прижал к себе, но тут же понял, что могу расстроить таким движением и, не задумываясь, поаплодировал:

– Как же замечательно ты сказала! Как в настоящем фильме!

Кажется, мне удалось разогнать тучи. Она слегка улыбнулась. Я чувствовал себя как режиссёр на премьере нового фильма. Смотря на Еву, я понимал, что являлся причиной такого проникновенного монолога.

– Сейчас обязательно надо послушать это, – добавил я, чтобы поскорее разрядить воцарившуюся напряжённую обстановку. Протянув ей наушники, попросил послушать одну из моих любимых мелодий «As time goes by».

– Ооо, Casablanca! – услышав первые ноты, воскликнула она.

Я знал, что она любит этот фильм. Посмотрев на меня нежным взглядом, она прижалась к моей щеке.

– Поцелуй меня, Нель, – произнесла она тихим голосом.

Сейчас наши мечты летали где-то далеко, может быть, на севере Африки в тихом уголке, где никто не смог бы нарушить минуты нашего счастья. И только мысленно Ева повторяла эти слова «знаю, что никогда не смогу тебя покинуть».

Я был уверен…

Из дневника Евы

Однажды одна пожилая учительница из той школы, в которой я проходила практику, после пережитой глубокой депрессии неожиданно пришла ко мне. Она всё ещё не смирилась со смертью мужа, хотя прошло уже более двух лет. Как же я могла ей помочь? Что следовало сказать? В тот момент я могла только вспомнить слова и страшный диагноз обследовавшего меня в Амстердаме врача, когда мне было всего лишь 17 лет. Но, быстро взяв себя в руки, решила спросить у женщины:

– А что если бы вы умерли раньше вашего мужа, и ему пришлось бы жить воспоминаниями о вас?

– Нет! – воскликнула она. – Это было бы невыносимо для него. Он ужасно страдал бы!

– Значит, вы избавили его и от этих мучений, – тихо продолжила я, – и теперь вам надо жить, чтобы его душа обрела покой на небесах.

Молча пожав мне руку, женщина вышла из моего класса. И с того самого дня я уяснила для себя одно правило – нельзя терзать себя вопросами «Почему? Что бы произошло, если бы успела вовремя? Как повернуть время вспять и изменить ход событий?». Надо уметь вовремя принять реальность, какой бы жестокой она не была порой…

Мелодия Theo Angelopoulos «Eternity and a Day» заполняла царившую пустоту моей комнаты. Был тяжёлый и невыносимо скучный субботний день. А мысли всё ещё остались во вчерашнем дне – в пятнице, проведённой с Нелем. Мы заслужили всё, что вчера пережили вместе. Но как только я вспоминала о Неле, мне становилось страшно: может, всё это было неправильно? Мысли о его горячих поцелуях, нежных объятиях вновь заставляли забыть обо всём плохом на свете. Со вчерашнего дня я не получала от него никаких вестей. Наверно, так будет продолжаться ещё несколько дней. Скорее всего он наказан, и Рай изолировал его от внешнего мира. Жестокий человек!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3