Мовла Гайраханов.

Когда рушится небо. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

© Мовла Сатаевич Гайраханов, 2017


ISBN 978-5-4485-6792-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Это книга – плод размышлений о жизни и смерти, о дружбе и предательстве, о милосердии и жестокости. Каждый человек, познавший жизнь, познает смерть. Каждому из нас предписана своя мера счастья и своя чаша страданий. Очарованный дружбой будет удручен предательством, познавший счастье, изведает горе.

Какое же качество важно сохранять в любой ситуации?

Важно оставаться Человеком, Существом разумным, стойким и милосердным.

Это книга посвящается моим родителям, которые всегда стремились облегчить мою чашу невзгод и страданий. Все мои накопления – духовные и материальные – это результат их труда, их усилий.

Моя мама рано покинула этот бренный мир, наполнив до краев мою чашу горестей. Все что я могу сделать для нее – молиться за ее душу и посвятить эти строки ей.

Когда рушится небо

Сколько бы я ни прожил на этой земле, у меня никогда не будет мамы. Никогда я не смогу вернуться в прошлое, чтобы исправить свои ошибки.

Никогда я не смогу совершить того, чего я бы хотел совершить. Я не смогу прижаться к своей маме, сказать ей несколько ласковых слов, вобрать в себя ее боль, показать свою любовь к ней.

А ведь когда-то я мог это сделать, просто мне было некогда, было много других, как мне казалось, более важных дел.

Мне некогда было навестить маму, некогда было ей позвонить. Она пыталась достучаться до меня, ее душа чувствовала мою боль, она всегда знала, в какой помощи я нуждаюсь, и делала все, что в ее силах, чтобы эту помощь мне оказать.

Мне казалось, что так будет всегда.

Когда стало очевидным, что ее земной путь пришел к концу, мама с глубокой грустью промолвила: Кто будет беспокоиться о тебе? Кто будет за тебя молиться Всевышнему Аллаху? Нет в этом мире другой опоры для тебя, кроме Аллаха.

Я ответил маме, что лучшей опоры не будет ни у кого, достаточно Аллаха, Он лучший Покровитель.

И только теперь я понял, никто в этом мире так искренне за меня не будет молиться Всемогущему Аллаху, как моя мама. Именно это она хотела до меня донести в последние дни своей жизни.

Говорят, когда уходит мать, на человека обрушивается небо, и в мире не остается самой сильной защиты для человека – молитвы матери.

На меня обрушилось небо, и я никогда не смогу исправить тех ошибок, которые когда-то совершил. Сегодня много молодых людей идет по пути, который приведет их к раскаянию, когда нельзя будет ничего исправить.

Люди ищут богатств, чинов и славы, но все это вместе взятое не вернет мамы.

Золотые одежды не сделают тело нетленным, а лишь вызовут зависть людей, и их желание принизить тебя, и тогда придется бороться за свое право носить эти одежды.

Чины и власть – словно миражи, останутся в прошлом, и низвергнется тело, облаченное властью, в пасть земли, чтобы стать законной добычей презренных червей.

Кто может гордиться своим настоящим, если будущее холеных тел и высушенных нищетой одинаково?

Чего я искал в этом мире, не имея возможности сказать ласкового слова матери?

Когда мама болела, я говорил ей, что все больные люди, которые переносят свои болезни со смирением и терпением, являются гостями Всевышнего Аллаха.

Если Аллах, снимет их боль, они очистятся и от грехов, а если заберет их, то без бремени грехов.

Моя мама говорила всем посетителям, пришедшим навестить ее, что ее сын сказал о том, что она находится в милости Аллаха, которую он оказывает только тем рабам, которых любит.

Мама хотела показать людям, что ее сын заботится о ней, а когда ее не стало, я понял, как много я для нее не сделал.

На похоронах один мудрый старец сказал: боль от ухода матери со временем только возрастает. В тот день я подумал, неужели боль от утраты может быть большей, чем в данный момент. Со временем я понял, чего хотел сказать старик. С каждым днем память уводит тебя в прошлое, и ты видишь то, чего не замечал, когда мама была жива. Даже мелкая обида, нанесенная тобою ей, ложится тяжким бременем на раскаявшуюся душу. Увы, исправить уже ничего нельзя.

Выражая соболезнование, один мой знакомый сказал, как хорошо, что второй раз такого дня для тебя уже не будет.

Я у него спросил: ты похоронил свою мать?

– Он ответил утвердительно.

Тем, у кого матери живы, предстоит пройти это тяжкое испытание. Небо обрушится на них, и в душе возникнут непреходящие тоска и боль, которые будут возрастать, если есть обиды, нанесенные матери.

Матери простят своих детей, но сможет ли человек сам простить себя?

Мать лежала неподвижно несколько дней. Тяжелая болезнь забирала последние силы, и я не мог смотреть на ее муки, не мог заходить в комнату, где она лежала. Сердце разрывалось от бессилия, и только молитвы помогали сохранять терпение.

В предрассветный час пятницы, когда зазвучал призыв муэдзина к утренней молитве, ангел смерти пришел забрать ее душу. Я держал ее в объятиях и рыдал, рыдал, как беззащитный ребенок, понимая, какую утрату несу в этом мире. Последним усилием мать положила свою руку мне на спину. Мама ласково погладила меня своей рукой, я это почувствовал. Несколько часов, как душа выходила из тела, и не должно было остаться никаких сил, но покидая этот мир, мать обняла меня. Она ушла из этого мира под заунывное пение молитвы «Ясин».

Мы с товарища сделали намаз в два «ракаата», и это дало силу, чтобы проводить ее в последний путь.

В этом мире нет ничего вечного, мы все бренные путники, бредущие по стезе греха. Я благодарен Всевышнему Аллаху за то, что Он дал мне познать материнскую ласку.

Истинная цена этого блага, увы, зачастую, познается только тогда, когда лишаешься его.

Очищение души

Я обнимал холодный камень на могиле матери и горячие слезы катились из глаз. Кто мог бы мне в этот момент предложить что-либо иное, кроме слез и молитв?

Нет больше на этом свете человека, который был бы готов отдать за меня свою жизнь, впитать мою боль в себя, простить не прощаемое, любить бескорыстно, каким бы я ни был – сильным, слабым, больным, безумным.

Никогда этот мир не услышит моего искреннего смеха, слишком тонка здесь грань между бытием и небытием. Много лет мои нервы были скручены, как стальные пружины. Я имел право бояться, но не имел права показывать свой страх, много лет жизнь проходила на грани. Оступиться – значит уйти навсегда, потеряться в вечности Вселенной. Каждое слово, каждый взгляд, каждый шаг имели свою цену.

Когда все трудности оказались позади, когда не стало риска и поводов для страха, стальные пружины нервов стали стремительно раскручиваться. Внутри вен текла уже не кровь, а бурлил огонь, всепожирающий и безжалостный. Мысли неслись, словно бешеные кони, им всегда не хватало простора, они были направлены на одну цель, а когда ее не стало, мысли ринулись вразброд, не разбирая дорог.

Твое прошлое, как стена защищает от реалий жизни, но эта преграда не вечна, она рухнет под напором бытия, и заставит вновь скручиваться нервы в стальные пружины.

А пока твоя слабость делит людей на тех, кто готов тебя удержать на ногах, и тех, кто стремится растоптать грязными подошвами своих сапог. Меня не удивляет предательство друзей, меня удивляет их верность.

Вся наша жизнь – борьба. Самая трудная – борьба с собой, со своими слабостями и страстями, завистью и алчностью, ленью и словоблудием.

Ты изменился и ослаб, и изменился мир вокруг тебя. Твое пространство ссужается под напором слов – злых, колких, безжалостных. Твой мир, завоеванный огромным трудом, и годами упорной борьбы быстро наполняется теми, кто ищет своего места под солнцем, ищет любыми путями и средствами.

Выжить – значит вновь собрать волю в кулак, подчинить свои мысли себе. Ты понимаешь, ЧТО нужно делать, но ты не можешь ЭТОГО делать. Все рушится вокруг тебя, мир предстает в своем истинном цвете, все мнимое и наносное, показные чувства уходят прочь, обнажая подлинную сущность вещей и событий. Ты способен лишь созерцать и презирать лицемерие, свое и чужое.

Однако это хороший урок. Жизнь не обходится без падений, и если рядом нет верных друзей, ты можешь уже не подняться. Сегодня ты только споткнулся, и притворные улыбки превратились в хищный оскал.

Даже ослабленный рассудок понимает, что было в твоей жизни что-то неправильное, раз оказалось рядом мало людей, готовых понять, помочь, простить, и много тех, кто готов оклеветать, продать? предать.

Я обнимаю хладный камень на могиле матери. Сельское кладбище – это единственное место, где твоя изнеможённая душа отдыхает. Здесь забывается все – бессонные ночи, смятения души, тщеславные мечты и призрачные надежды. Ты слышишь только плач своего сердца и видишь свое реальное будущее.

Мир живет своей жизнью, он не терпит слабости, в нем мало сострадания и любви. Я принес свою боль матери, и она впитала его в себя. Я чувствовал, как ее душа взывала к Всевышнему, как она металась и молила за меня…


Темная синева вечера накрывает белый свет. Сельский муэдзин призывает правоверных к вечерней молитве. Я покидаю кладбище и иду в темноту наступающей ночи. Я верю, что не одинок, и знаю, у Кого просить помощи.

Есть в этом мире Опора, за которую ты можешь держаться всегда, несмотря на свои грехи, слабости и падения. Это твой Создатель, Творец Вселенной, Который принимает покаяние.

О Аллах, даруй душе моей благочестие и очисти ее, ведь Ты – Лучший из очищающих ее, Ты – ее Покровитель и Владыка! О Аллах, поистине, я прибегаю к твоей защите от бесполезного знания, и от сердца, не проявляющего смирения, и от души, которая не может насытиться, и от мольбы, которой не внемлют…

Беседа ручья

Ручеек бежал по камням, неся свои воды в объятия быстрой горной речушки. Сотни лет он выполнял свою миссию, весело журча, радуясь возможности подпитывать сильную реку своей маленькой силой. Не станет ручья, и перестанет речка быть сильной. Не донесет она свои воды до большой реки и перестанет великая река быть таковой. Впадет она в море, а там не будет хватать чистой прозрачной воды горного ручья.

Каждая душа на этот свет появляется такой же чистой, как воды ручья, но не каждая находит смысла своего бытия. Испоганится душа злыми помыслами и деяниями, и омрачится мир. Ненависть и жестокость начинают жить в людских сердцах. И становятся сердца тяжелее камня, которого пробивают прозрачные воды ручья.

Откуда приходят наши души? Куда они уходят? В чем смысл жизни? Эти вопросы волнуют все человечество, однако не все находят на них ответы. А горный ручей точно знает свое предназначение, радуется этому и радует всех, кто соприкасается с ним. Можно сколь угодно много пить из ручейка, ее щедрость не знает границ, приятная влага питает силой гор всякого путника.

Вдали от человеческого жилья и людских глаз я внимал безмолвной беседе ручейка. Крона огромного дуба закрывала меня своей тенью от солнца, готового согреть все живое в объятиях своих лучей. С каждой минутой я понимал все больше и больше суетность своей жизни, видел ошибки, за которые было стыдно перед прозрачными водами ручья, зелеными листьями дуба, копошащими в траве муравьями. Я принадлежал к самым разумным существам природы, однако не мог найти простую истину своего бытия, известную даже простому муравью.

Старики говорили, что слова иногда ранят сильнее кинжала. Рану от стального булата можно излечить, а сказанное слово обратно не вернешь. Сколько их сказано бездумно и бессмысленно? Злые мысли становятся причиной обидных слов, обидные слова становятся поводом для злых дел. Неужели я покину этот мир, так и не став хозяином своих мыслей?

Мои предки говорили, что обижаются только рабы, настоящие мужчины выше обид. Если придет вражда, то пусть она будет с достойными людьми, умереть от их рук не стыдно. Победа над подлым врагом не приносит славы, а смерть от них – чести. Неужели я останусь частью мира, где обиды и сплетни находят благоприятную почву?

Говорят, что твои добрые и плохие дела возвращаются к тебе, а куда девается зло, сотворенное с твоего равнодушного молчания? Неужели я покину этот мир, так и не возвысив свою справедливость над своим малодушием?

Этот мир делится на богатых и бедных. Неужели я останусь частью толпы, внимающей речам первых и глухим к заботам вторых?

Бегущие волны ручья рассказали мне многое о смысле жизни. Мне было стыдно перед травой, служившей мне мягким ковром, которая также внимала речам ручейка. Она намного слабее меня, но никогда не изменяла законам добра и справедливости. Солнце незаметно подошло к закату, прохладный вечерний ветер подул с вершины горы. Нужно было уходить в долину, где виднелись дома людей. Горная тропинка вела меня туда, где я жил и совершал поступки, за которые меня укорял ручей, который лучше меня знал, в чем смысл моей жизни. Скоро солнце скроется за горной вершиной, и луна осветит мне дорогу к дому, далекие звезды будут весело подмигивать одинокому путнику. Я шел и благодарил их всех за заботу и внимание. Они понимали, что я возвращаюсь в мир, который сошел с ума.

Были люди

В далеком 44 году, в лютую зиму, весь вайнахский род оказался в ссылке, в стылой казахской степи. Разбросанный по кишлакам и аулам, народ боролся за свое выживание, несмотря на холод, голод, притеснения со стороны властей. Клеймо предателей освобождало совесть людей, становившихся очевидцами великой трагедии маленького народа. Они почитали чужое горе воздаянием за якобы совершенные преступления. И только тех, кого подвергли жестокому наказанию, не понимали за что такая кара. А в это время из воюющей армии отправляли в ссылку чеченцев и ингушей, и понимали их собратья по оружию, что вершится большая несправедливость, и унижена наветом и клеветой отчаянная храбрость, и растоптано боевое братство. Где-то командиры спасали своих бойцов от ссылки, а где-то солдаты отдавали свои продукты тем, кто уходил в незаслуженную каторгу, несмотря на пролитую за Родину кровь и завоеванные боевые награды.

Уходили солдаты в тыл, созерцая недавние поля битв, вспоминая погибших товарищей, уходили навстречу неведомой судьбе.

Казахстан большой, и трудно было в степном краю солдату найти своих родственников. Однако народная молва лучше всякой почты. С рюкзаком, набитым продуктами, искал свою семью один молодой солдат-чеченец. И однажды в сумерки добрался он до кишлака, где жил его дядя. В убогой хижине, где были из мебели лишь нары, стол и один стул, да дымила железная печка, обитал высланный старик. Комендатура не разрешала ему воссоединиться с семьей, и вынужден был тот коротать свои дни в одиночестве. Когда вечером постучал в дверь его племянник, не было для старика большей радости. Не принято у чеченцев демонстрировать свои чувства даже близким людям, однако не смог старик не обнять племянника, и заискрились его глаза, когда увидел боевые награды на груди желанного и неожиданного гостя. Знал он, что не было предательства, воевали сыны достойно. Просто зло в очередной раз восторжествовало, как бывало не раз, и как бывает всегда, истина победит ложь, да не суждено ему будет увидеть те времена.

Глиняный пол веял холодом, через щели гуляли сквозняки, и пищей даже не пахло в доме. Понял солдат, через какие испытания проходит старик, выложил все свои припасы на стол. Слишком долгий и тяжелый путь он проделал, чтобы добраться до своей семьи. Отец и мать, с многочисленной детворой жили в соседнем селе, уже завтра он доберется до них, забрав с собой старика, и несмотря ни на что, будет рад увидеть тех, с кем и не надеялся встретиться. Однако сморил солдата быстрый сон, укрылся он шинелью и крепко уснул на нарах. А старик остался сидеть на стуле, перед накрытым едой столом.

Утренняя стужа застудила комнату, печка давно перестала гореть, и холодное железо покрылось инеем. Привычен был солдат спать в окопах, в густой жиже грязи под дождем, и в холодную зиму, под завывание вьюги. Иногда сон бывает сильнее холода и голода, он не нуждается в белых простынях и широких кроватях. Достаточно бугорка земли, чтобы положить голову и щели, чтобы укрыться от ветра, и в этом все счастье солдатского сна. Порой снаряды разрывают вокруг тебя землю, и враг ждет момента, чтобы ударить наверняка и уничтожить тебя, а крепкий сон восстановил силы, и способен ты постоять за себя и за тех, кто в одном окопе с тобой.

Когда-то это было незыблемой истиной, сейчас и окопы, и атаки остались только во сне, и разорванная плоть боевых товарищей, и покрытые пеленой смерти глаза врагов живут уже только в твоем сознании, и будоражат его. Вот и сейчас в сознание ворвался бой, уже однажды пережитый, но оттого не менее страшный. Сердце бешено тикало, однако сознание вернулось в реальность, война осталась позади, а впереди ждет неизведанность ссыльной жизни.

Сквозь сумерки раннего утра увидел солдат, что сидит старик на стуле, закинув правую ногу на левую. Так редко делают чеченцы, только в том случае, когда хотят продемонстрировать свое благополучие и довольство жизнью. Устыдился он своей слабости, заставил старика всю ночь просидеть на стуле, вскочил с деревянных нар и замер на месте. Слишком много раз встречался он в этой жизни со смертью, чтобы не распознать ее. Прислонившись всем телом к спинке стула, старик встретил свою голодную смерть, встретил лицом к лицу, гордо закинув правую ногу на левую. Он хотел продемонстрировать ей свое благополучие и довольство прожитой жизнью. А на столе в это время лежали нетронутые продукты. Зная цену продуктам, старик решил сохранить еду для семьи брата, и даже умирая от голода, не притронулся к куску хлеба, который помог бы сохранить ему жизнь. За такие подвиги не дают наград, да и какая награда соразмерна такому деянию? Они хранятся в памяти народа и служат примером для подражания. Безвестный старик, чье имя кануло в вечность, но через годы пронесла память людская историю о терпеливом мужестве. Послушаешь такие истории, и забьется трепетно сердце, восхищаясь поступками людей, наделенных высокой честью.

Были люди, и есть примеры, как жить и как умирать.

Взгляд на мир

Жизнь проходит. И всегда чего-то не хватает, вместе с тобой живет ощущение недоделанного. Хотя, нравится тебе это или нет, мир меняется, с тобой или без тебя, он будет другим. Можно плыть по течению, воспринимать все перемены без волнений и стрессов, и это называется философский взгляд на события.

Взгляд на окружающуюся действительность через призму личного опыта часто все ставит на свои места. Высокопарным словам нет доверия, слова, как бы они не звучали, всегда привязаны к биографиям тех, кто их произносит. Но это, увы, понимают далеко не все.

С каждым днем жизнь сокращается на день. Когда закончится твоя мысль и остановится твое дыхание, о чем придется сожалеть душе, в ее новой и неизведанной вечности?

Очень долго приходилось искать себя в этом мире. И сколько их, ошибок юности, о которых можно только сожалеть и раскаиваться. Но ведь именно они давали возможность искать и находить, сравнивать и выбирать. Теперь точно знаю, что мне дорого в этом мире, и к чему я отношусь с презрением и ненавистью.

Мне всегда не хватает искренней молитвы, со слезами на глазах, с глубокой скорбью в душе обо всех притесняемых и гонимых, униженных и оскорбленных, невинно гибнувших в пекле развязанных войн, за всех сирых и убогих, голодных и неодетых.

Мне не хватает честности в отношении себя и других. Как сложно говорить правду даже себе, ведь есть тысячи отговорок, сто тысяч причин, чтобы оправдывать себя и не прощать других.

Рука дающего всегда выше руки берущего. Мои предки учили не протягивать руки. Терпеть, даже если цена вопроса твоя жизнь. Моя Вера требует всегда видеть нуждающихся, быть вместе с ними и помогать, чтобы приблизиться к Творцу. Но если помогаю, чтобы продемонстрировать людям свою щедрость, то лишаюсь блага своего Господа. Как тонка грань между благим и показным! Только твое намерение становится мерилом твоих дел.

Жизнь научила прощать, прощать, так как и в твоей жизни есть поступки и дела, нуждающиеся в прощении. Никогда нельзя думать, что я так не сделаю, со мной такое не произойдет. Твое будущее закрыто завесой тайны. Никто не знает, что может произойти через год или через минуту. Если есть страх, нужно обращаться с молитвой к Тому, Кто все ведает, и все знает наперед. Он поможет, а если суждено пройти через испытание, даст сил перетерпеть и укрепить свой дух.

Какие поступки вызывают чувство омерзения?

Доносы, сплетни и клевета! История человечества богата и обильна ими. Строить свое благополучие на этом поприще – удел избранных негодяев. О чем сожалею и не приемлю философского взгляда? Сожалею, что вынужден прикрывать свой страх перед ними завесой холодной вежливости, дабы их жало не коснулось меня. А сколько раз кусали! Чего только не выдумывали!

Они слащавы и гибки перед сильными мира сего и жестоки в отношении слабых. Все считают, что они умеют жить, их ум хитер, а значит тонок. В действительности, у этих людей просто нет нравственных барьеров, нет моральных преград на их пути к власти и богатству. И они готовы предавать тех, кому еще вчера льстили и угождали. Этим людям нельзя показывать свою слабость, как только они ее почувствуют, они вцепятся в руку, бросающую им кость, чтобы угодить другому, более сильному. Они даже не способны, как собаки, привязываться к хозяину, их философия проста – хозяин тот, кто лучше кормит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное