Морвейн Ветер.

Остров драконов. Загадка платины. Том 2



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Сандро рывком вывалился из сна. Он тяжело дышал. Чёрные волосы ночью выбились из-под удерживавшего их шнурка и теперь трепетали на ветру. Холод стоял такой, что коченели руки, но пламя, наполнившее его сон, заставляло сердце колотиться сильней.

Сандро осмотрелся по сторонам. Сны, повторявшиеся каждую ночь, порой заставляли его думать, что время вовсе не идёт. Но, оглядевшись, он каждый раз видел новые места и так мог убедиться, что всё-таки движется вперёд.

«Ты должен её найти, – высокий женский голос звенел в сознании, как наяву, – это станет твоей расплатой за невыполненный договор».

Сандро ударил кулаком по земле.

«Как будто ты, проклятая жрица, вправе требовать с меня плату. Как будто не ты сама виновница того, что произошло».

Однако жрица, если и была ещё жива, никогда ему не отвечала.

С тех пор, как пал Глен-Дрэгон, Сандро больше ни разу не видел этого нечеловеческого существа, пожертвовавшего собственным миром ради ненависти. Не видел наяву – а во сне та приходила едва ли не каждую ночь, настойчиво требуя выплатить несуществующий долг.

И в конце концов Сандро сдался – хоть и не любил отступать. Хоть выбраться с рудников Короля-Дракона и было нелегко. Но он надеялся, что, если выполнит эту миссию, голос умолкнет. Оставит его в покое и вернёт утраченную свободу.

«Свобода живёт в голове, – думал Сандро с тоской, поднимаясь на ноги и собирая пожитки в мешок. – Как это смешно. Даже теперь, без кандалов и цепи, я всё равно чувствую себя рабом».

Сандро повёл рассечённым ударом кнута плечом, разминая затёкшие мышцы. Свежие шрамы отозвались мгновенными вспышками боли, а боль принесла злость.

«Я найду и твою принцессу, и тебя. И когда ты попадёшь в мои руки, проклятая жрица, смерть в пламени падающих островов покажется тебе мечтой».

До города оставался день пути.


Жрица отыскала его в одном из трактиров Старого Мира – так называли этот край все, кто помнил Арканум до падения островов. То была цветущая земля, в которой каждый странник мог отыскать дороги себе по вкусу.

Теперь всё изменилось. Тринадцать лет Сандро видел только темницы, каменные стены и скалистые рудники. Он тешил себя надеждой, что за пределами его тюрьмы продолжает теплиться жизнь, но теперь, вырвавшись, видел, что надежда была тщетной – раны пожарищ уже заросли, но на их месте поселились отчуждение и страх. Там, где раньше пролегали торговые пути, дороги поросли травой. Где вздымались богатые города – остались лишь руины да деревушки.

Мир, в котором Сандро родился и вырос, умер за одну ночь. И он знал, что сам был тому виной.

Иногда он пытался оправдывать себя, убеждать, что это Гареон и его жрица отдали приказ, – но в глубине души знал: не будь его, Сандро, ничего бы не произошло.

Гареон призвал его к себе и, впервые с тех самых пор, как Сандро оказался при его дворе, не отдал приказ, а задал вопрос.

– Хочешь ли ты быть свободным? – спросил он.

Сандро знал, что словам лорда верить нельзя.

Знал, что, даже если Гареон освободит его от бремени клятв, в этом мире не будет для него места. Он сможет стать бродягой и изгнанником, не более того.

И всё же сладкое слово «свобода» пьянило, как крепкое вино. Сандро хотел её, жаждал, сколько себя помнил. И теперь оно мёдом пролилось в его уши.

– Что я должен для тебя сделать? – спросил он.

И Гареон сказал.

«Убить дракона».

Из уст лорда это звучало, как сущая ерунда. Но Сандро уже тогда был опытен в боях с магическими существами и хорошо знал, насколько невозможно то задание, которое хочет дать ему господин. Дело не в чешуе, которую не берёт самый жаркий огонь, не в магии, против которой у Сандро было своё колдовство. Не в крыльях и не в зубах, а в том, что драконы жили на небесах.

Он долго думал – почти минуту – прежде чем дать ответ:

– Если ты придумаешь способ, как мне добраться до драконьих островов – я сделаю, то, о чём ты просишь.

И Гареон придумал. Он призвал жреца, у которого был план. В магии, о которой говорил жрец, Сандро не понимал почти ничего. Понял он одно: ему помогут пробраться во дворец. Всё остальное он должен сделать сам. Пройти мимо охраны. Добраться до покоев принца. Нанести удар.

«Убить дракона», – повторял он про себя. Сердце его полнилось гордостью от того, что он станет первым из людей, кто сможет похвалиться таким подвигом.

– Но сердце его ты должен доставить мне, – добавил лорд.

Однако это было уже сущей ерундой – если бы Сандро удалось задуманное, он мог бы принести что угодно. Хоть сердце, хоть коготь, хоть рога. Даже когда Сандро узнал, зачем именно нужно лорду это сердце – это его не удивило. Драконом мечтал стать любой. В том числе и он сам.

Мысль оставить сердце себе, получить силу и магию вместо свободы, посетила его. И Сандро продолжал думать о том, что ему совсем не обязательно возвращаться к лорду, когда поднимался в небо по колдовской лестнице, спущенной специально для него сверху. Когда проходил сквозь магические барьеры, укрывшие драконьи города.

Магия укутала его плащом тени, и так Сандро удалось миновать внешнюю охрану дворца.

Стражи, стоявшие под окнами принца, заметили неладное, но, казалось, их куда больше интересовало то, что происходило внутри. Коснувшись магического контура, Сандро заставил его исчезнуть и проскользнул внутрь.

Очень скоро Сандро понял, почему стражи не обратили на него внимания. Оказавшись в спальне, он увидел две фигуры, сплетённые в танце страсти. Одно, женское хрупкое тело, распласталось под другим, сильным мужским, с белыми как снег волосами.

Сандро уже примерился, собираясь одним движением перерезать горло того, кто был сверху – когда тот выдохнул громким шёпотом:

– Моя принцесса…

– Не останавливайся, – ответила приказом другая.

Стройные лодыжки с силой сдавили мускулистые бёдра любовника, заставляя того протяжно застонать и войти ещё глубже.

С удвоенной силой мощный мужчина принялся за дело. Мерными размашистыми рывками он вбивался в любовницу. Голова принцессы откинулась назад, серебряные волосы свешивались с края кровати, а взгляд был устремлён в потолок.

Нет, Сандро видел подобную сцену не в первый раз. В трактирах и кабаках он наблюдал и женщин, и мужчин, услаждавших господ.

Не поразила его и красота принцессы – люди бывали не менее красивы, если уметь рассмотреть. Он замер, понимая, что не может нанести удар сейчас, и стал ждать.

Всё кончилось. Мужчина поднялся на ноги и отошёл к окну. Коснулся лбом магического поля, перекрывавшего его.

– Ты не можешь меня оставить, Сильвена, – тихо сказал он. И в голосе его была такая боль, как если бы грудь его разомкнули ножом.

Та, кого он назвал Сильвеной, села на кровати. Подтянула колени к груди и опустила лоб на скрещенные руки.

– Я боюсь, Давен, – тихо сказала она.

Мужчина медленно повернул голову.

– Чего? Я никому не позволю коснуться тебя.

Сильвена отвернулась. Теперь она смотрела в темноту – прямо туда, где затаился Сандро.

– Я боюсь, что ты умрёшь вместе со мной, – прошептала она.

Сандро смотрел в глаза принцессы и понимал, что не сможет её убить. Что плата, которую требует Гареон, не принадлежит ему, и он не может купить за эту цену ни свободу, ни власть.

Он развернулся и, по-прежнему оставаясь в тени, приоткрыл дверь.

Сразу четыре взгляда устремились на него – два смотрели в спину из спальни, два принадлежали стражам, стоящим на посту.

Сандро понял, что раскрыт. Молниеносно вынув клинок, он нанёс удар и тут же – ещё один. Из горла стража хлынула кровь. Второй осел на пол, зажимая рану в груди.

«Они ведь тоже драконы, – пронеслось в голове. – Почему лорду нужна именно принцесса?» Но, как бы то ни было, у него уже не оставалось времени вырезать сердца. Охранные поля звенели, как взбесившиеся колокола, и Сандро рванулся вперёд, думая только о том, чтобы успеть покинуть дворец.

Жрицу он увидел у самого спуска вниз. Это была не та, которая говорила с ним при дворе Гареона – и всё же это была жрица. Чёрные волосы развевались на ветру, вместе с ними трепетал белоснежный плащ.

– Где?! – потребовала она ответа, и глаза её горели нечеловеческим огнём.

– Не смог. – Сандро попытался обойти её и ступить на лестницу, но жрица не собиралась ему этого позволить.

Магический барьер перекрыл спуск. Сзади грохотал топот десятков ног, а жрица стояла напротив, готовая бросить новое заклятье и убить врага.

– Моему лорду нужно сердце дракона, – сказал Сандро. Он не двигался с места и не касался оружия, давая жрице последний шанс. —Полагаю, сойдёт и твоё.

Жрица воздела руку, и язычки пламени сорвались с её пальцев, но раньше, чем они достигли цели, маленькая металлическая звёздочка промелькнула в воздухе, отразив лучи небесных звёзд, и из горла драконицы хлынула кровь.

Сандро шагнул вперёд, на ходу доставая нож, чтобы вырезать сердце, – но топот ног был уже совсем близко. Сандро успел лишь одним ударом вскрыть грудь жрицы, когда увидел преследователей в десятке шагов от себя.

И в то же мгновение полыхнуло пламя. Раздался грохот. Земля под ногами накренилась и стала проседать.

Оставив нож в груди жрицы, он бросился вниз по ступеням винтовой лестницы. «Не удалось», – билось в голове.


Дворец горел и вместе с островом летел вниз. Пламя и дым накрыли сад, деревья пылали.

Давен почти нагнал убийцу, но теперь ему стало всё равно. Он метнулся обратно, думая только о том, как успеть вернуться, закрыть принцессу собой.

Он пробивался сквозь пламя, и плиты потолка обрушивались у него за спиной. Пол проседал, узоры трескались, мраморные глыбы громоздились одна на другую, превращаясь в непроходимые завалы.

Последняя плита рухнула у него перед носом, когда до двери спальни оставалось всего два десятка шагов.

– Нет… – выдохнул Давен. Он видел, как складывается карточным домиком потолок, рушится вниз. Призвал силу Змея, в надежде, что форма дракона поможет ему сдвинуть пудовые глыбы, но магия не откликнулась. —Нет… – выдохнул Давен и рванулся вперёд, силясь поднять гранитные плиты человеческими руками – и не смог.

Город пылал. Острова летели вниз. И никто из тех, кто покинул дворец в эту ночь, не знал, почему это произошло.


Давен распахнул глаза. Он тяжело дышал, сердце билось как бешеное. Снов о той ночи, когда пал Глен-Дрэгон, он не видел уже давно. До сих пор.

Давен повернулся набок – он нуждался в подтверждении того, что Сильвена не осталась там, в огне, что она снова рядом и уже никогда не уйдёт.

Страж испустил облегчённый вздох. Принцесса в самом деле лежала возле него, повернувшись спиной. Сердце замедляло бег, и теперь воин видел, как подрагивают веки Сильвены во сне, как сжимаются кулаки. А затем в наступившей тишине раздался негромкий всхлип.

Давен замер и рывком метнулся к принцессе. Обнял, прижал к себе.

– Силь… – выдохнул он, зарываясь носом в мягкие волосы. Закрыл глаза, вдыхая запахи осени. Принцесса замерла в его руках натянутой струной. – Силь, ты не спишь… – Давен сквозь волосы запечатлел на виске любимой жадный поцелуй.

Сильвена медленно покачала головой. Она чувствовала, как сердце размеренно и сильно бьётся в груди воина, прижатой к её спине.

– Силь, с тобой всё хорошо?

Силвена кивнула. Говорить она не могла. Давен замолк, навис над ней, безмолвно вглядываясь в лицо, и Сильвена сквозь закрытые веки чувствовала этот взгляд.

– Давен, я не хочу об этом говорить.

Страж не шевельнулся. Рука его продолжала удерживать принцессу за плечо, прижимать к себе.

– Ты не можешь уснуть? – уже тише и спокойней спросил он.

Сильвена не ответила, но Давен понял и так.

– Что тревожит тебя во сне, любовь моя?

Сильвена сжала кулак.

– Я же сказала, – повторила она, силясь скрыть напряжение, – я не хочу об этом говорить.

– Опять?

Сердце кольнула боль. Принцесса тихонько зарычала и села, резко высвобождаясь из обнимавших её рук.

– Давен, это не касается тебя. И драконов вообще. Это… – она запнулась и замолкла. А потом продолжила совсем тихо: – Это из тех лет… на земле.

Мгновение Страж молчал, а затем руки его снова оплели плечи возлюбленной.

– Силь, я уже говорил: ничего подобного никогда больше с тобой не произойдет, – мягко произнёс он.

«Только не пытайся больше уйти от меня», – хотел было добавить Давен, но вовремя заставил себя замолчать.

– Это уже было, Давен, – тихо сказала Сильвена, накрывая руку воина своей, – и этого не изменить.

Она надолго замолкла, вжимаясь щекой в подставленное плечо.

– С каждой ночью всё холодней, – наконец сказала она. – Не отпускай меня. В твоих руках я смогу уснуть.

– Осталось совсем чуть-чуть, – Давен запечатлел на виске любимой ещё один поцелуй. – До города всего день пути.

Глава 2

– Если ты даже правил жалкого человеческого Круга Друидов соблюсти не сумела, то как ты вообще можешь называть себя колдуньей?

– Ха-ха, Каена, как он тебя уел!

– Ты бы хоть помолчал! – Каена зыркнула на Джудаса из-под длинных ресниц. Уже не первый час она пыталась дать тому понять, что его участие в разговоре не требуется, но Джудас продолжал плестись рядом до самого входа в посёлок, а потом и по улицам до дверей таверны – как будто опасался приближаться к Давену на расстояние вытянутой руки. Весь обратный путь Каена держалась рядом с Айрелом, Джудас норовил приклеиться то к ним, то к Варне, чем последней успел безмерно надоесть. Однако стоило ему переместиться ближе к друидессе и жрецу, как Варна начинала скучать, потому что Давен явно не был настроен на разговоры. Он ни на шаг не отступал от своей вновь обретённой принцессы. Разве что ручки ей не целовал прямо на ходу. И взглядом указывал любому, кто пытался подойти, границу, которую не стоит пересекать.

– Что такое правила? – задала Каена риторический вопрос. —Правила устанавливаются для того, чтобы направить несведущих, научить их не приносить вреда себе и другим. Правила устаревают в тот же миг, когда превращаются в закон.

– Ты кощунствуешь! – попытался оборвать её Айрел. – Традиции – наш единственный ориентир в мире бурных потрясений и холодных ветров!..

– …Я уж не говорю о том, – продолжала Каена, не обращая внимания на его слова, – что никогда не называла себя колдуньей. Да, я порой использую приёмы, которые за неимением благосклонности, исходящей от окружающего нас мира, используют и разного рода колдуны. Но сила моя – в единении с лесом, небом и ручьями…

– И болотами, полными мертвецов, – вклинился Джудас.

Каена зыркнула на него, одним взглядом передавая сигнал: «Заткнись».

– Ты еретичка, – убеждённо заключил Айрел. – Ты поклоняешься языческим духам, в то время как только Первородный дракон…

– Вы пройдёте в двери или нет? – Варна подтолкнула его в плечо, и Айрел выбитой пробкой влетел в главный зал таверны.

Варна последовала за ним, отошла в сторону, давая дорогу спутникам, и принялась оглядываться вокруг.

Джудас сразу же направился к стойке, но Варна перехватила его за плечо и покачала головой.

Каена тоже отошла с дороги, а Сильвена замерла в дверях, не в силах сделать последний шаг.

– Что? – Давен остановился у неё за спиной и тронул за руку.

Принцесса зажмурилась и покачала головой.

– Не могу… – прошептала она. – Давен, я была здесь… была столько раз…

Давен понял. Сквозь зубы испустил шумный вздох.

– Никто не видел твоего лица, – тихо сказал он. – Ведь так?

Сильвена медленно кивнула.

– Мне запрещено показываться без покрывала в таких местах…

– Уже нет. Теперь ты со мной. Ты же понимаешь это, Силь?

Сильвена заставила себя кивнуть ещё раз, но вперёд так и не шагнула.

– Мы закажем комнату и сразу же поднимемся наверх, хорошо?

Уже спокойнее Силь кивнула в третий раз.

– Идём, – Давену жутко хотелось обнять её, но он решил не привлекать внимания к происходящему.

Наконец весь отряд поместился в обеденном зале, и, привычно игнорируя любопытные взгляды, Давен направился к стойке.

– Нам две… нет, три комнаты, – сказал он. – Пока достаточно ключей от одной, но самой хорошей. С кроватью на двоих. И ужин на всех. Мы со спутницей поедим наверху.

– Двенадцать монет, – трактирщик с любопытством оглядывал отряд, раздумывая, не накинуть ли ещё. – Идёте из драконьих руин?

Давен промолчал, зато Джудас протолкнулся вперёд.

– Да если бы там что-то оставалось, благородный господин, – со вздохом сказал он. – Представьте: неделя пути – а нашли только стены. Кто-то успел обчис… обследовать это местечко раньше нас.

В глазах трактирщика доверия не прибавилось.

– Ну ладно, – всё-таки сказал он и повторил: – двенадцать монет.

Произошла ещё одна заминка. Джудас посмотрел на Давена. Все остальные посмотрели на Джудаса.

– Что? – спросил тот.

Варна погладила молот. Каена опустила руку другу на плечо.

– Ты же хочешь спать в тепле?

– И что с того?

– Доставай кошелёк, – голос Варны, прозвучавший у самого уха, нёс в себе отчётливую угрозу.

– Это грабёж, – без особой надежды возмутился Джудас.

– Кошелёк, – повторил Давен и хлопнул ладонью по столу, демонстрируя, куда следует высыпать двенадцать серебряных.

Со вздохом Джудас запустил руку в кошель и выгреб оттуда горсть монет. Вместе с ними за пальцы зацепилось ожерелье из драконьих зубов, но прежде, чем оно оказалось на виду, Айрел перехватил запястье Джудаса. Давен тоже увидел, что Джудас держит в руке.

– Откуда это? – как мог тихо спросил он.

Трактирщик старательно делал вид, что не слышит разговора.

– Да… с первых… в смысле, в первом сундуке нашёл. Помнишь – в том, на перевале в горах…

Давен медленно кивнул и обменялся взглядами с Айрелом.

– Ты думаешь о том же, о чём и я, жрец?

– Что там? – Сильвена попыталась заглянуть Давену за плечо, но ожерелье уже нырнуло обратно в кошель.

– Потом разберёмся, а? – предложил Джудас и кивнул на трактирщика. – Человек ждёт.

Наконец монеты перекочевали к хозяину под стойку, путники уселись за стол около очага и стали ждать, когда им принесут обед, а Давен с Сильвеной, как и было уговорено, поднялись к себе. Принцесса вошла в комнату, Давен – следом за ней и тут же запер дверь у них за спиной.

– Что произошло внизу? – спросила Сильвена, но в унисон с её словами прозвучал другой вопрос:

– Здесь ты тоже была? – Голос Давена напряжённо звенел.

Оба замолкли, глядя друг на друга. Комната, где они оказались, в самом деле была просторной и довольно-таки дорогой. Она предназначалась для обычных путников, может быть, для купцов. Широкую кровать, стоявшую в центре, украшали резные деревянные столбики, и над ней нависал полог – не из самой дорогой, но всё же достаточно плотной ткани. Были тут и небольшой стол у камина, и пара удобных стульев с подлокотниками, и даже шкаф.

– Прости, – первым сказал Давен, – я не хотел напоминать…

Сильвена сделала глубокий вздох.

– Я не была в этой комнате и на этой кровати, – медленно произнесла она. – Состоятельные клиенты на самом деле не очень выгодны, потому что после них тело долго приходит в тонус. А те, что победнее, пользуют свой… товар под лестницей или в другом закутке. Если и в комнатах – то не в таких.

Давен и хотел бы вздохнуть с облегчением, но слова Сильвены отозвались болезненным уколом в груди.

– И тебя? – спросил он.

– И меня, – подтвердила Сильвена. – Я же была такой рабыней, которую продают… за несколько монет. – Она помолчала и добавила: – Ты это знал. С первого дня. – И она отвела взгляд.

Давен шагнул к ней и, стиснув в объятиях, прижал к груди.

– Знал, – тихо сказал он, зарываясь носом в волосы возлюбленной. —Я ни в чём не упрекаю тебя и не хотел оскорбить. Я просто… представить не могу… что кто-то ещё касался тебя. Мне страшно подумать, что вот на этой кровати, может быть… Сильвена, я бы не смог в ней спать.

– Я знаю, – Сильвена оплела руками его шею, прижалась виском к щеке и замолкла.

– Я хочу увести тебя так далеко отсюда, чтобы ты никогда больше не встретила никого из них.

– Но это не поможет, – принцесса запрокинула голову назад, с грустью всматриваясь в его лицо. – Это было, и того, что было, уже не изменить. Лучше сделай так, чтобы я не вспоминала. Чтобы в моих мыслях остался только ты.

– Как?.. – выдохнул Давен, крепче сжимая пальцы на её спине.

– Я не знаю… – Сильвена отвела взгляд.

Давен секунду молчал, глядя на неё, а потом отступил на два шага назад.

– Раздевайся, – жёстко приказал он.

В глазах Сильвены на мгновение загорелся огонёк возмущения, а затем его сменила томная нега.

Принцесса подняла руки к вороту плаща и, отстегнув фибулу, позволила ему сползти по плечам на пол.

Попыталась справиться с пряжкой на ремне, удерживавшем безрукавку, но с непривычки не смогла и опустила взгляд.

– Смотри на меня, – голос Давена леденящим пламенем пробежал по венам, и Сильвена вскинула глаза в инстинктивной потребности выполнить приказ.

Ощущение было странным. Оно ничуть не походило на то, что испытывала Сильвена, когда приказы отдавал Вермандо. Ей показалось, что Давен вообще не использует амулет, и всё же голос его имел колдовское воздействие.

Сильвена никогда не испытывала склонности к подчинению. Она любила управлять. Ей нравилось, что Давен, как бы ни пытался отстоять свои границы, всегда оказывался покорен ей, всегда исполнял любой её каприз.

Но такой Давен заводил её ещё сильней. Принцесса смотрела в холодные, как два драгоценных камня, зелёные глаза и чувствовала, как от их колкого взгляда разгорается пламя внизу живота.

Жилетка осела на пол. Штаны последовали за ней. Потом Сильвена распустила шнуровку у горла и потянула рубаху через голову.

Когда она оказалась полностью обнажена, по телу пробежался холодный ветерок. Но Сильвена стояла, не двигаясь, позволяя Давену скользить взглядом по своему телу. Исследовать его и присваивать себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3