Морвейн Ветер.

Невеста певчего смерти



скачать книгу бесплатно

– Может, соизволишь просветить меня относительно того, что я могу, а что нет?

– Почему я должен тратить на это время?

Элиана заставила себя улыбнуться.

– Потому что я твоя супруга. А ты, полагаю, моя защита и опора. Если я натворю глупостей, то разве не пострадает вся твоя семья?

– Пожалуй, да, – Раманга усмехнулся и только теперь отпустил плечо эльфийки. – Можешь пойти в библиотеку и поискать там книгу «Обряды и законы блага в семье». Как раз будет чем заняться до вечера. А ночью тебе предстоит поговорить с Данагом. Мои аргументы его не слишком-то убедили.

– С Данагом… – протянула Элиана задумчиво. – Прежде чем прийти к тебе, я хорошо подготовилась. А с ним мне предстоит говорить, изучив только ваши семейные порядки?

Раманга потянулся.

– Тебе не нужно ничего знать, – сказал он, поразмыслив, – просто докажи Данагу, что ваше королевство опасно, как доказала это мне.

– Не думаю, что это поможет. Впрочем… – Элиана бросила на наместника косой взгляд, – наверное, это моя забота.

Она встала.

– Так ты разрешаешь мне пройтись?

– Только в пределах дома. И не заговаривай ни с кем. Особенно с Ивон.

Элиана рассеянно кивнула и начала одеваться.

– Стой, – остановил её Раманга. – Ты же не собираешься ходить в этом?

Рука Элианы замерла на рукаве рубашки.

– Собиралась.

– Надо мной будут смеяться. У тебя что, нет с собой ничего более пристойного?

Элиана пожала плечами.

– Мы же не на светском рауте, полагаю…

– Полагать – не твоё дело. Найди служанку и скажи, что я приказал тебя переодеть.

Элиана поджала губы.

– Хорошо, – сказала она мрачно. С каждой минутой супружество радовало её всё меньше.

Стараясь не хлопнуть слишком сильно, она прикрыла за собой дверь и отправилась на поиски библиотеки. Рекомендованную ей книгу Элиана обнаружила легко, но открыть её так и не успела. На глаза ей попалось кое-что более интересное – пухлый и потрёпанный томик «Новейшей истории Империи». Отсюда она могла бы почерпнуть что-нибудь полезнее о том, кто есть кто при дворе, но стоило Элиане потянуться за книгой, как дверь открылась.

На пороге стояла уже знакомая светловолосая вампирша. Выглядела она основательно не выспавшейся, но довольной.

– Элиана, – Ивон соблазнительно улыбнулась. Познакомиться они успели накануне.

– Ивон, – Элиана легко поклонилась по обычаю своего народа.

И не думая отвечать на жест, Ивон опустилась в одно из кресел и потянулась ещё раз.

– Ещё не привыкла к нашему режиму? – спросила вампирша, выхватывая из-под носа Элианы заметный фолиант. – А это что? Ты же не рассчитываешь найти здесь что-то интересное?

– Нет, – Элиана села напротив, – я заметила её случайно. Раманга прислал меня почитать вот это.

Элиана протянула вампирше другую книгу. Та взяла её двумя пальцами, как ядовитую гадюку, чуть повертела и отложила в сторону.

– Всегда знала, что он ненормальный, – Ивон заметила вопросительный взгляд эльфийки и продолжила: – Ну, знаешь, он не очень современен.

Все эти брачные оковы и всё такое.

– Хочешь сказать, в других семьях супруга не обязана стоять в присутствии мужа и молчать, пока не получит приказ говорить?

– В его… что? – Ивон хихикнула и спрятала улыбку в шелковом носовом платке. – Ну, как тебе сказать. Все семьи разные. Мой сир, например, вообще не интересуется тем, что творят её подопечные. У Данага всё и вовсе очень сложно.

– Значит, никаких правил нет?

– Почему же, правило есть. Оно одно: сир всегда прав. И если твой сир считает, что ты должна молчать в его присутствии…. – Ивон развела руками, – тебе не повезло. Но ведь ты ещё не обращена, – Ивон хитро улыбнулась, – и тебе вовсе не обязательно оставаться в семье Раманги.

– Не обязательно… – Элиана попыталась осмыслить услышанное. – Полагаю, что выбора у меня всё же нет. А что насчёт супругов? – попыталась она перевести разговор на более интересную для себя тему.

– А что с ними?

– Каков ранг супруги в семье?

– Весьма неплох. Обращённые первого звена, затем супруги… Супруги не могут приказывать обращённым, но, как правило, и им отдаёт приказания только сир и его дети. Затем идут миньоны сира… Никто из детей не в праве прикасаться к ним без разрешения. А вообще всё бывает по-разному. Очень много значит поколение… И просто воля сира.

– Воля сира… А что насчёт Раманги? Ты что-нибудь знаешь о нём?

Ивон усмехнулась.

– Ну, он дикарь. Считает, что все, кто входит в его семью – принадлежат ему. Супруги, дети… не имеет значения. Даже детей он заставляет прислуживать себе. В дом его трудно попасть, так что всё это лишь слухи, но его супруги редко появляются в свете.

– Супруги, – повторила Элиана. Это множественное число по-прежнему тревожило её больше всего. Как подчинить себе того, кто всегда может просто уйти в другую постель? Она опять посмотрела на Ивон. – Спасибо.

– Всегда рада, – Ивон обворожительно улыбнулась. – Полагаю, теперь тебе не придётся читать эту отвратительную книгу?

Элиана снова посмотрела на фолиант. Она отлично понимала, к чему клонит Ивон, но если бы она и забыла о распоряжениях Раманги, оставался ночной разговор, к которому следовало подготовиться. Элиана снова посмотрела на Ивон. Наверняка она знала о Данаге куда больше, чем написано в книгах.

– Ты хочешь что-то мне предложить?

– Ну, город я тебе показать не могу. А вот дом вполне могла бы.

Ивон протянула руку, предлагая Элиане вложить в неё свою ладонь. Поколебавшись, эльфийка кивнула и встала, руки, впрочем, не протянув.

– С удовольствием, – сказала она.

Ивон оказалась отличным проводником. Она показала эльфийке тенистый парк за дворцом, где вполне могли гулять днём даже вампиры, особое внимания постоянно уделяя укромным местам – беседкам, небольшим тайным проходам в шпалерах и прохладным гротам, которые были раскиданы меж деревьев тут и там.

Когда наступил час обеда, Ивон обедала с ней вдвоём. Стол был накрыт на веранде, смотревшей на реку, под просторным тентом, позволявшим Ивон не страдать от жары.

Сам стол покрывала расшитая шёлковая скатерть. Она была уставлена множеством костяных блюд тончайшей работы, даже ложки были разукрашены драгоценными камнями.

Во время обеда они говорили мало, а когда вышли из-за стола – снова направились в сад. Расположились ещё на одной террасе, много ближе к реке, но тоже спрятанной в тени листвы. Ивон приказала принести кальян и обеспечить их всем остальным, так что скоро миньоны принесли фрукты и шербет в золотых кубках с крышками, украшенными бриллиантами.

Элиана пробовала это лакомство в первый раз, и оно весьма её увлекло.

Они курили, пили кофе и смотрели, как колышутся ветви цветущих деревьев.

Несколько миньонов танцевали для них под звуки медных кастаньет, другие пели. Те, в чьи обязанности входило сопровождать господ стоя, уже падали от усталости – лица их ясно говорили о том, что они проводили ночи без сна, но никто не высказывал жалоб: видимо, опасаясь гнева госпожи.

Затем Ивон приказала принести две шкатулки, из которых каждая была в три фута длиной.

– Теперь, – сказала она с улыбкой, – будем выбирать камни.

Обе шкатулки оказались до краёв наполнены бриллиантами, изумрудами и рубинами. Некоторые из камней были настолько большими, что, как предполагала Элиана, в королевстве Солнца не имели бы цены.

Ивон продемонстрировала все до одного, а затем сделала вид, что собирается закрыть шкатулки – но тут же будто бы опомнилась.

– Я дам тебе маленький подарок, – произнесла она, – здесь есть два кольца, и одно из них, безусловно, предназначено для тебя.

Элиана с сомнением смотрела на драгоценности.

– Не думаю, что это хорошая мысль, – сказала она и, поднявшись, подошла к парапету, с высоты которого виднелись река и зелёные горы далеко-далеко, на другом краю пустыни

– Смотри, – сказала Ивон и скользнула за спину Элиане.


Элиана поёжилась, ощутив у самого уха горячее дыхание. Раманга был не таким. Абсолютно внезапно принцесса поняла, что в наместнике не раздражают те вещи, которые от других своих вынужденных партнёров она терпит с трудом. И никакая обходительность не могла бы сделать прикосновения Ивон приятнее. Она оставалась лишь чужой женщиной, а Элиана не любила, когда к ней прикасались чужие.

– Видишь, отсюда видно ваш лес, – прошептала вампирша тем временем в самое её ухо. – Я очень люблю эльфов и часто прихожу сюда.

Элиана осторожно высвободилась из оказавшихся у неё на плечах рук.

– Я рада, что встретила в чужих краях того, кто сочувствует нам.

Она опять поморщилась, поняв, что благодарность вышла слишком уж формальной. Ивон улыбнулась одним краем рта.

– А я рада, что увидела в наших краях благородную представительницу этой древней расы. Ты столько могла бы рассказать мне… Если бы не Раманга.

Элиана растянула губы в улыбке.

– Безусловно. Уверена, когда-нибудь мне представится такая возможность.

– Надеюсь, – Ивон будто бы случайно коснулась её руки. – Ты не против, если я повышу свои шансы на новую встречу?

Элиана пожала плечами. Секунда – и на пальце её оказалось кольцо. Элиана дёрнулась, пытаясь вырвать руку из пальцев Ивон, но та перехватила её запястье другой рукой.

– Не бойся, не обручальное, – усмехнулась вампирша, – просто маленькая магическая игрушка.

Элиана всё же вырвала руку, но кольцо не сняла, прислушиваясь к ощущениям. В синем камне в серебряной оправе и правда пульсировала незнакомая магия.

– Это всего лишь слюда, но в ней – капля моей крови. Разбей его, если захочешь меня позвать.

Элиана облизнула губы.

– А запах? – спросила она, и Ивон понимающе кивнула.

– Ревнивый супруг… Никакого запаха, моя принцесса.

– Благодарю, – сухо сказала Элиана и спрятала руку за спину. Она посмотрела на небо. – Близится вечер. Время здесь летит незаметно.

– Я тебя провожу, – Ивон опустила руку ей на плечо, и обе двинулись к дворцу лабиринтом аллей.


ГЛАВА 8. Полёт

Раманга проснулся, когда солнце уже садилось. Что делать дальше, он пока не решил. Следовало бы явиться к императору для доклада, но, не получив согласия Данага на окончание войны, он этого делать не хотел. Искупавшись и одевшись, он отправился на поиски хозяев и ужина. По дороге в гостиную он заглянул в библиотеку и был неприятно удивлён, обнаружив, что Элианы там нет. Напряжение возросло, когда эльфийка не обнаружилась ни в одной из комнат. Раманга уже забыл об ужине, полностью сосредоточившись на поисках вновь приобретенной супруги, когда из окна одной из гостиных увидел парочку, бредущую вдоль аллеи. Рука вампирши всё ещё лежала на плече принцессы, а другая чуть придерживала её руку.

Раманга глухо зарычал. Ивон никогда не понимала, что чужое брать нельзя. Бросив короткий взгляд на выход в коридор и решив, что искать дверь слишком долго, наместник одним ударом выбил стекло и выпрыгнул во двор.

Ивон и Элиана обернулись. Расстояние до них было ярдов двести, но Раманга двигался быстро. Как и Ивон, он был безоружен, но схватить противницу за горло оказалось неожиданно легко. Ивон взлетела в воздух как пушинка и успела лишь глухо пискнуть, когда раздался грохот, и в землю около Раманги врезалась молния. Предупредительный выстрел заставил его лишь сильнее сжать горло соблазнительницы. Холодное «Раманга», прозвучавшее из-за спины, тоже не подействовало. Ещё одна молния сверкнула в воздухе, и Элиана едва успела воздеть руку, оттягивая удар на себя. Защитный амулет, спрятанный под рубашкой, с треском лопнул. Элиана оглянулась на Рамангу, пытаясь понять, что творит наместник. Даже не зная местных обычаев, она догадывалась, что ни один хозяин не будет рад, если в его доме начнётся драка. Данаг стоял в десятке шагов, сверкая на всех троих синими глазами, и ему явно было всё равно, кто зачинщик.

– Раманга, – повторила принцесса, как могла спокойно, и положила руку поверх пальцев наместника, сжимавших горло вампирши. Наградой ей стал яростный взгляд.

– Отпусти Ивон, если не хочешь превратиться в прах, – Данаг уже занёс руку для новой атаки, и Элиана мысленно приготовилась проститься ещё с одним амулетом.

– Это недоразумение, – сказала она, поднимая перед собой руки в успокаивающем жесте, – прошу простить моего супруга.

Ещё один яростный взгляд, короткий рык – и Раманга в самом деле отпустил Ивон, но лишь для того, чтобы приподнять за грудки уже Элиану

– Мне уже и с женщинами общаться нельзя? – возмущенно поинтересовалась Элиана.

– Как ты смеешь?! – прошипел он.

– Смею, – Элиана по одному отцепляла пальцы от ворота своей походной рубашки. – Сейчас весь наш брак потеряет смысл, потому что ты разругаешься со своими союзниками.

– Это всё, что тебя волнует?

– Само собой! – Элиана наконец освободилась и одёрнула одежду.


Ивон уже ретировалась на другую сторону поляны и нервно разминала горло. Драться она, кажется, не собиралась – в отличие от своего друга. Элиана метнула ещё один короткий взгляд на Рамангу и осторожно шагнула вперёд. Все распоряжения Раманги летели в преисподнюю, но сейчас он не выглядел авторитетом.

– Это моя ошибка, – сказала Элиана ровно, – я не знаю ваших обычаев и попросила Ивон ознакомить меня с ними. Ивон как раз показывала мне, как не должна поступать достойная супруга, когда Раманга заметил нас и вышел поздороваться.

Секунду Данаг смотрел на эльфийку, потом опустил руку и коротко хохотнул.

– Ивон? – он снова хохотнул. – Показывала обычаи?

Элиана скромно потупилась и сложила руки на животе. Она прислушалась к эмоциям вампиров. Данаг успокоился так же быстро, как и разозлился. Ивон, кажется, даже не успела испугаться. И только Раманга продолжал клокотать яростью.

Данаг шагнул вперёд и требовательно произнёс:

– Раманга?

Оглянувшись на Рамангу, Элиана увидела, что тот сжал зубы.

– Эта эльфийка так важна для тебя, что ты готов был поссориться со мной?

Раманга молчал. Данаг усмехнулся.

– Забирай ее, и катитесь к дьяволу. Я скажу, что война должна быть окончена.

Элиана вздохнула с облегчением, но напрасно. Рука Раманги легла ей на плечо и грубо поволокла прочь. Всю дорогу до посадочной площадки Раманга не произнёс ни звука.

– Залезай, – было его первое слово, когда оба приблизились к виверне.

– Я уже сказала, у меня свой…

Договорить Элиана не успела. Раманга вскочил в седло сам и за шкирку, как нашкодившего котенка, вздернул туда же эльфийку, так что та оказалась прижата животом к шее виверны. Элиана хотела было возмутиться, но лапы виверны оттолкнулись от земли, и принцесса поняла, что дёргаться уже бесполезно. Дворец и парк стремительно уходили вниз, и ей оставалось лишь крепче сжимать шкуру животного и надеяться, что рука Раманги, лежащая поперёк её спины, не даст ей упасть.


ГЛАВА 9. Гарем

Город Раманги, Шейс Марак, напротив, демонстрировал великолепие, охольство и блеск. Он расположился между широкой Джавангой На Ды и горами и раскинулся на большой площади в форме полумесяца. Главная улица, идущая вдоль Джаванги На Ды, прорезала весь город от края до края и пересекала улицы, спускающиеся к набережной, базару и мраморному карьеру. Дворец наместника, храм, ратуша, богатые магазины и резиденции гильдий ремесленников располагались в самом центре города. По бокам улиц неприметные жилища обывателей соседствовали с пышными особняками, в которых жили богатые торговцы. Значительные земельные площади как за заборами этих особняков, так и на муниципальной территории занимали парки и сады. Работники карьеров и мастерских и служки храмов селились в стороне, в постройках за оградой. Огромный ансамбль строений, выросший вокруг маленького села Мадир Наав, был посвящен Идущему В Лунном Свете. Аллея мантикор вела от него к городу. Вокруг всей этой красоты возвышались стены из дробленного камня с большим количеством богато декорированных мраморных проходов, с воротами из кедров из Великого Леса, с бронзовыми накладными орнаментами и статуями над сводом. Если на город нападали враги, ворота закрывались, а если никакой угрозы не было, то в любое время суток можно было использовать их для прохода в и из города. Внутри же практически всё место между стенами и храмом было занято домами, магазинчиками и хозяйственными постройками. Всюду зелень пальм и пряные запахи трав создавали атмосферу сада. Стада, принадлежащие Раманге, паслись на лугах.

По обеим сторонам аллеи Мантикор и на набережной расположились вперемешку здания администрации и дворцы. Все приближенные к наместнику хотели иметь собственный дворец, и все они были весьма честолюбивы. На протяжении правления трех династий город ширился и строился, и неказистые домишки бедняков оказывались в соседстве с этими дворцами. Напротив Мадир Наава на противоположном берегу Джаванги На Ды стоял еще один город, Содвар, или, скорее, не город, а нагромождение отдельных мемориалов с жилищами служителей и складскими помещениями, обнесенных так же своей стеной. Эта высокая стена никому не давала рассмотреть, что происходило внутри. Только виднелись над ней стеллы и головы гигантских статуй. Колоссы кольцом обступали древний храм.


Лодка паромщика причаливала к нижним ступеням длинной широкой лестницы, и путник или пилигрим, покидая ее, шел мимо стражей в дозорных башнях, через проход в защитной стене и оказывался перед воротами внутренней, высокой стены из обожженного кирпича. Ворота эти были скопированы с тех, что вели к фортам Гленаргоста. Плиты с барельефами на стенах превозносили могущество наместника. Поперечные балки подпирали головы извечных врагов Империи – эльфов пяти племён. И любого, проходившего сквозь эти ворота, посещало мрачное предчувствие чего-то нехорошего. На верхних стенах сюжеты фресок были куда более радостными: например, Раманга среди цветов и фонтанов, окруженный улыбающейся свитой, гладит по голове нежную девушку.


И, несмотря на кажущуюся мемориальность места и окружение храмов, весь этот комплекс на самом деле был крепостью на случай мятежа. Здесь между высоких стен стояли лучники, и по дозорным маршрутам ходили патрули. Сам же дворец и гарем стояли в отдалении, дальше, в самом центре территории крепости.

За подсиленными воротами шел выход на огромную площадь, где и находились основной древний храм, дворец, гарем, дома прислуги и огороды, и вокруг всего этого шла третья стена, к которой прилегали небольшие дома с общими стенами. Здесь ютились жрецы храма и мастеровые, в чьих услугах мог нуждаться наместник, когда он посещал свой город-дворец на берегу Джаванги На Ды с супругами и свитой.

Таков был укреплённый дворец Раманги, наместника Юго-Восточной провинции в землях Империи Бладрэйх. И такими же были все тридцать два имперских города по течению Джаванги На Ды. Везде царствовал весьма легкомысленный беспорядок архитектурных изысков, сверкающих дворцов и полуразвалившихся хижин. Вся элита Провинции приезжала время от времени повеселиться в городе наместника. Звуки мандолин и арф, песни и приятные разговоры слышались в покоях наместника с заката до рассвета. А когда празднества подходили к концу, через укреплённые ворота тянулись лишь стада и караваны с рабами – эльфами и изредка людьми, – несшие тюки с товарами и провизией. Солдаты, писари, строители, плотники и другие рабочие расходились по казармам, мастерским и складам. Да ещё кадеты и ученики ремесленников приходили сюда за ежедневной порцией муштры и розог.


Промелькнули мимо городские площади, базар, храмы и дворцы знати с обнесёнными высокой стеной гаремами.


Гарем Раманги был похож на волшебный купол, будто сотканный из невесомых полотнищ нарядной ткани, и казалось, что он парит над внутренним городом.

Никаких контактов с теми, кто не жил в его стенах, не то что не было – они просто даже не предполагались, хотя обеспечение гарема и зависело от тех, кто не имел туда доступа.

Наместник здесь находился словно в Эдеме, а красота его супруг была настолько сказочной, что любой, кто мог видеть их, содрогался от мысли, какими же были первозданные светлые боги, если такие совершенные создания ступали по земле, представляя собой лишь слабый отблеск изначальной красоты.

Ни один звук не проникал в этот час из покрытого тайной чертога, а внутри тосковали и изнывали от скуки…

Все эти сокровища были навсегда потеряны для внешнего мира – все они должны были остаться здесь до конца дней, не увиденные никем, кроме наместника, не удостоившиеся пера живописца и не нашедшие свою любовь.

Раманга собирал в свой букет лучшие цветы, срывал самые совершенные плоды с ветвей деревьев красоты, удостаивал взглядом только самые идеальные тела, на которые никогда больше не посмел глянуть никто иной. Приводил в свой загон не знающих себе равных красавиц, чья жизнь от момента перешагивания порога гарема до самого конца проходила под надзором евнухов среди блистающей изоляции богатых палат, куда никогда не заходил ни один мужчина, кроме наместника, и под покровом запретов и ограничений, правил и подавления даже неясных желаний.


Полёт занял около получаса, но когда виверна приземлилась, у Элианы основательно ныла спина. Кровь прилила к голове, и она плохо соображала, так что приказы Раманги выполняла беспрекословно. Впрочем, особым вниманием её вампир не удостоил: едва путники пересекли двор и оказались во дворце, отличавшемся от дворца Данага лишь расцветкой настенной обивки, эльфийка оказалась на попечении Тахира, а Раманга отправился отдыхать – вампир всё ещё был в ярости.

Элиана постепенно приходила в себя. Всё, чего она успела добиться, стремительно рушилось, но принцесса по опыту знала, что вспыльчивые люди часто отходчивы – так же легко гаснут, как и загораются, и изо всех сил старалась не воспринимать произошедшее всерьёз. Получалось плохо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении