Морвейн Ветер.

Невеста певчего смерти



скачать книгу бесплатно


ГЛАВА 3. Новый дом и новые правила

В день же свадьбы Элиану нарядили и привели к Говорящему от имени Идущего В Звездном Свете – согласно традиции она должна была получить благословение отца, однако короля не было рядом, и потому благословение было получено из чужих рук. Один из генералов надел на неё драгоценный пояс. Затем мать должна была дополнить этот наряд цветами и бриллиантами – но и матери не было рядом с ней, и потому Элиану украшали всё те же девушки из сопровождения Раманги.

Никогда ещё Элиана не чувствовала себя такой одинокой, бесполезной и беспомощной, как теперь. Она покидала свою семью навсегда – но в этот день её семьи уже не было с ней.

На какое-то время её снова передали в руки служанок и наложниц.

Девушки из гарема Раманги, завернувшись в свои белые плащи, оставлявшие открытыми лишь сверкающие глаза, подведённые сурьмой, окружили Элиану. Та была одета так же, и все гости отправились провожать её до дома жениха.

Пока солнце медленно опускалось за вершины разрушенных башен захваченного города, Элиана стояла у окна в покоях Раманги и смотрела в сторону своей родины. Она не жалела о своём выборе. Жизнь шла своим чередом. Где-то теряешь, где-то находишь – любила она повторять. И пока что она сама не понимала – нашла или потеряла. Конечно, находиться здесь, среди руин едва захваченного противником города, и ждать своей судьбы, не смея опуститься на кресло, было унизительно. Но, с другой стороны, она знала, что её свобода стала ценой самой великой сделки за последние пять сотен лет.

Один эльфийский народ уже склонился перед вампирами. Ещё два позорно бежали. Аман-Ту вполне могли исчезнуть, как и они. Лишь случайная удача помогла им избавиться от передовой волны нападавших… Впрочем, не такая уж случайная. Совет Хранителей был собран слишком близко от зоны боевых действий. Сама Элиана не успела на встречу, но знала по рассказам других, что решение вмешаться в сражение было принято единогласно. Никому не пришло в голову отступить и спрятать самую большую ценность Солнечного народа – самих Хранителей. Если бы они погибли, войну можно было бы считать законченной. Но расчет оказался верным. Вампиры боялись солнца. Даже самые простые заклятия, вызывающие свет, били по ним сильнее огненных шаров. Открытие давало солнечным надежду… Но не сейчас. Быть может, через пятьдесят лет, когда им удастся воспитать и обучить новых хранителей. Пока же их было слишком мало, чтобы воевать.

Так что сегодняшняя сделка, с какой стороны ни взгляни, была более чем выгодной. Тем более, что Элиана всё ещё не считала себя «супругой». Противостояние только начиналось, и принцесса не планировала сдаваться без боя.

– Красиво?

Элиана вздрогнула, когда руки Раманги легли ей на плечи.

– Что может быть красивого в развалинах? – спросила она напрямую.

Оглянувшись, Элиана заметила, что Раманга поднял бровь.

– Мощь, – сказал он и хищно оскалился.

– Мощь? – Элиана тоже подняла бровь. – Мощь – это деревья, что тянутся к самому солнцу.

Нефритовые шпили выше самых высоких гор. Поля, цветущие даже зимой – это мощь.

Раманга отступил назад и опустился в кресло.

– Выжженные поля, – ответил он, – тела непокорных, ковром покрывающие землю. Самые высокие стены, разрушенные моими катапультами.

Элиана покачала головой.

– Что в этом за радость?

Раманга пожал плечами.

– Радость знать, что все ваши слабые народы покорны мне.

– Радость править обнищавшими и голодными.

– Скучный разговор.

– Согласна.

Оба усмехнулись, продолжая изучающе смотреть друг на друга.

– Расскажи что-то более интересное. Нет, постой, – Раманга прервался, услышав стук в дверь.

Дубовое полотно отодвинулось в сторону, и в комнату вошли трое: две девушки и один юноша, все трое – люди, но все – в одеждах Бладрэйха. Сопровождал их уже знакомый Элиане седой вампир.

– Её, – Раманга указал на блондинку в красивом зелёном платье с открытым горлом. – И что-то моей супруге.

Тахир и двое не понравившихся Раманге невольников кивнули и покинули комнату. Девушка осталась. Она осторожно опустилась на колени между широко расставленных ног Раманги и наклонилась, будто предлагая ему прикоснуться к своей шее.

– Неудобно, – бросил наместник, – сколько раз тебе говорить, Сана?

Не дожидаясь реакции, он с силой потянул девушку вверх, усаживая к себе на колени и, быстро впившись зубами ей в шею, сделал несколько глотков.

Элиана поёжилась.

– Почему не рассказываешь? – спросил Раманга, отрываясь от трапезы.

– Ты не сказал, что будет тебе интересно.

Стоять Элиане порядком надоело, но она помнила предупреждение Тахира и собиралась до конца соблюдать чужой этикет.

Раманга задумался. Рука его легла на обнажённое плечо девушки, лаская нежную кожу. Язык коснулся ранки и чуть пощекотал. Эта часть зрелища была завораживающей, тем более, что кровь уже перестала идти, а ласка явно доставляла «еде» немалое удовольствие – розовые губки приоткрылись, выпуская на волю сладкий стон.

– Расскажи мне о вашей магии, – сказал Раманга наконец, и Элиана едва сдержала улыбку. Вампир знал, о чём спрашивать. Но и она имела представление о том, что надо отвечать, не рискуя сболтнуть лишнего.

– Её дают нам Оракулы, – Элиана внимательно следила, как зубы Раманги снова впиваются в женское тело, и невольно представила на месте девушки себя. Почему вампир делал разницу между супругой и… Элиана не вспомнила подходящего слова, а Раманга уже снова обратил на нее выжидающий взгляд, так что принцесса поспешно продолжила: – Просто, в отличие от лесных эльфов, мы не разучились понимать их язык. Наша магия куда сильнее, потому что мы слышим духов. Слышим мир. Слышим каждое живое существо вокруг.

– Ты слышишь мои мысли? – спросил Раманга, снова отрываясь от еды. Элиана заметила, что пьёт он медленно, растягивая удовольствие, иначе тело девушки давно бы опустело.

– Нет, мысли я не слышу, – Элиана улыбнулась. Ей было что добавить, но продолжать она не стала. Ведь Раманга не спросил, слышит ли она чувства.

Наконец Раманга отпустил девушку и, шлёпнув её по пышной юбке, подтолкнул прочь.

– Скажи Тахиру, пусть поторопится.

Сана кивнула. На ногах она стояла не очень уверенно, но явно пострадала не слишком сильно. Едва дверь за ней закрылась, Раманга опять повернулся к Элиане.

– Это не интересно, – сказал он, – ты говоришь много того, что мне никогда не понадобится. Завтра утром Тахир даст тебе бумагу и чернила, запиши всё это, я прочитаю потом.

– Записать всё, что я знаю о магии солнца? – Элиана усмехнулась. – Работа на века, наместник. Ведь я и изучала её века.

– Запиши мне основное. А я скажу тебе, о чём хочу знать подробнее.

Элиана кивнула, превращая это движение в насмешливый поклон.

– Тогда о чём ты хочешь говорить сейчас, наместник? – улыбка не сходила с губ принцессы.

– Сейчас я не хочу говорить, – Раманга встал, – я хочу, чтобы ты разделась.

Элиана повела плечами. Распоряжение звучало грубовато, и она замешкалась, но Раманга не собирался ждать.

Он встал, рванул в сторону покрывало, скрывавшее лицо, и замер: его супруга выглядела юной и вся будто сверкала торжественным огнём. Она походила на солнце, отражённое в золотой глади зеркала, и глаза её были ярче небесных огней.

Раманга отступил на шаг, опалённый этим светом.

Элиана положила руку на ворот мантии, которую надел на неё Тахир, и начала расстёгивать крючок за крючком. Она не торопилась, тем более что и сам Раманга едва начал справляться с завязками. Когда тяжёлая ткань упала на пол, открывая взгляду вампира обнажённое тело, Элиана картинно потянулась, подражая дикой рыси, и, покачивая бёдрами, подошла к наместнику. Наблюдать за вампиром было забавно.

Принцесса потёрлась о бедро Раманги, часть которого всё ещё скрывала плотная кожа доспеха.

– Я тебе помогу? – спросила она, и тонкие пальцы легли на завязки, с которыми тот никак не мог справиться.

Руки Элианы, привыкшие к тонкой работе, легко освободили тело вампира и тут же огладили, изучая каждую клеточку. Сползли на живот и ниже… А следом скользнула и сама Элиана. Раманга с любопытством следил за происходящим.

– Ты думаешь меня поразить? – спросил он, едва заметно толкаясь внутрь приоткрытого рта.

– Я думаю заработать право на ласку.

Элиана улыбнулась. То, что нравилось вампиру, оказалось удивительно легко найти. Элиана собиралась продолжить игру, но руки вампира резко рванули её и уронили на кровать на спину.

– Заслужила, – сказал Раманга, – можешь начинать.

На секунду Элиану охватило смущение, но она стремительно взяла себя в руки. Она раздвинула бёдра и, просунув между них руку, огладила себя.

– Мне нужно ароматическое масло, – сказала она, – так тебе будет приятнее.

Элиана тут же обнаружила, что на подушку рядом с ней упал плотно закупоренный флакон. Смазав пальцы, она снова очертила ими круг и начала медленно проникать внутрь. Несколько минут Раманга внимательно следил, как исчезают внутри изящного тела такие же изящные пальцы. Элиана без одежды выглядела как молодая ива – гибкая и стройная. Бёдра её были узкими, но линии их оставались мягкими, не переходя в угловатость. И хотя она служила солнцу, светило не успело окрасить её кожу в коричневый цвет, лишь легко тронув лучами.

У Раманги было много любовниц. В том числе – одновременно. Но это лакомство он хотел съесть как ни одно другое. А ведь оно не сразу привлекло его внимание. Сейчас запах Элианы дурманил, но всё же Раманга чувствовал, что к обычным смесям Тахира примешивалось что-то ещё, более тонкое и живое, ранимое и навевавшее воспоминания о жизни до смерти. Раманга присел рядом, коснулся кончиками пальцев её тела. Затем, повинуясь секундному желанию, прошёлся языком по груди принцессы. Тело Элианы отзывалось легко и свободно, без той скованности, что обычно он видел в первую брачную ночь.

– Я попробую, – сказал Раманга, ещё раз поцеловал девушку, но теперь уже в плечо. – Боишься? – спросил он.

– Нет, – соврала Элиана.

Раманга опустился на кровать рядом с эльфийкой и усадил её верхом на себя. Внимательно вгляделся в прозрачное, будто у призрака, лицо.

– Давай, – вампир огладил бёдра новоявленной супруги.

Элиана кивнула.

– Спасибо.

На лице её мелькнула улыбка, но довольно слабая. Приподнявшись, она начала медленно опускаться. Сделать всё самой было легче. Так оставалась хоть слабая тень ощущения, что это всё ещё она играет с противником, а не тот забавляется с ней.

Опустившись до конца, Элиана плотно прижалась к Раманге и закрыла глаза, привыкая. Руки вампира скользнули по её телу. Они неожиданно легко находили нужные точки и, хотя не задерживались нигде в отдельности, всюду успевали добиться сладкой дрожи. Раманга отлично знал, что делать. Элиана поняла это довольно быстро. Впрочем, страх постепенно уходил. Принцесса крепко сжала ногами вампира и качнулась в сторону, падая на кровать и роняя на себя наместника.

Раманга крепко выругался, скорее от неожиданности, чем от чего-то ещё, но успел опереться руками о постель с двух сторон от эльфийки и не упасть. Он медленно вышел из нее почти до конца и вошёл по новой одним рывком, вырывая из груди Элианы выдох. Впрочем, страсти в нём не было, и Раманга быстро это понял. Он сделал круговое движение нижней половиной тела и плотнее вошёл в предоставленное ему лоно. Ноги Элианы раздались, но Раманга тут же подхватил одной рукой её бедро и приказал:

– Не отпускай! – щиколотки эльфийки тут же сомкнулись у него за спиной.

Раманга сделал ещё несколько движений, покачивая бёдрами в разных направлениях, пока не почувствовал, что тело эльфийки сжалось сильнее, а глаза широко распахнулись. Раманга усмехнулся. Запомнив нужное направление, он стал ускорять темп, с каждым ударом вырывая из горла Элианы новый стон. Опустившись к горлу эльфийки, поймал губами нежную кожу, а затем скользнул вбок и облизнул бьющуюся над ключицей венку. Элиана непроизвольно вцепилась в плечи наместника, ожидая, что в горло ей вот-вот вопьются клыки, но ничего не произошло.

– Не бойся, – шепнул Раманга, приближая губы к её уху, – когда я захочу этого, я скажу.

Элиана чуть расслабилась, но теперь, получив повод, прошлась руками по бокам вампира.

– Тебе нравится? – спросил Раманга, сильнее входя в тело девушки.

– Да, – выдохнула Элиана и поняла, что впервые в жизни это не ложь.

Тело её охватил странный жар, эпицентр которого находился где-то там, где раньше было лишь равнодушие.

– Чего ты хочешь? – Раманга ухватил зубами мочку её уха и потянул на себя.

Элиана прикрыла глаза, полностью погружаясь в ощущения.

– Тебя, – выдохнула она.

– Не может быть, – Раманга улыбнулся и прошёлся поцелуями вдоль шеи эльфийки. – Хочешь мне принадлежать, солнечная принцесса?

Элиана распахнула глаза. Раманга ощутил, как изменились её прикосновения – из ласковых и любопытных они стали механическими и равнодушными. Наместник тут же проклял свою маленькую выходку. Он опустил одну руку на промежность эльфийки и, желая загладить недавнюю вину, принялся старательно ласкать её. Тело Элианы выгнулось, и она почти закричала.

Высвободившись, Раманга упал спиной на подушки рядом с эльфийкой. Он тяжело дышал, но всё же покосился на посла. Грудь эльфийки тоже часто вздымалась, но лицо оставалось холодным. Слегка придя в себя, она приподнялась на локте и спросила:

– Следует ли мне согревать твою постель до утра, или я могу идти?

– Иди, – нехотя согласился Раманга. Элиана встала, подхватила мантию и накинула её на плечи. Раманга заметил, что одевается она куда быстрее, чем раздевалась.

– Постой, – остановил он супругу у самой двери, – если на этом наш союз заключён, я раздам распоряжения, и вечером мы вылетим в Риману. Там мы встретимся со вторым командующим, и тебе придётся убедить и его.

Элиана сверкнула глазами.

– Полагаю, вы и сами не захотите спать со мной по очереди.

– Нет… Не захотим. Он в этом плане очень чистоплотен. Но тебе придётся быть весьма красноречивой.

Элиана кивнула, заставляя себя успокоиться.

– Тогда, с твоего позволения, я тоже закончу дела.

– Конечно. Пока мы не в землях Бладрэйха, можешь передвигаться свободно.

– А после?

– А после – поговорим отдельно. Спокойной ночи, супруга.

В последнем слове не было издёвки, но Элиана поёжилась, услышав его.

– И тебе, – не оборачиваясь, она вышла и направилась к себе.


ГЛАВА 4. Виверна и грифон

«Дочь моя, твой выбор делает тебе честь. Мне было горько расставаться с тобой, как было бы горько терять любого из своих детей. Знай, что ты спасла и свой народ, и свою семью. Мы будем просить Оракулов, чтобы путь твой не был слишком тяжёл. Все мы знаем, что если кто-то и справится с ним, то только ты».

Пальцы Элианы сжались на письме. Дальше читать не хотелось. Все деловые письма она разослала, оставалось одно – письмо отцу. Почему-то на него не хватало слов, как не хватало их никогда. Куда проще было говорить с презирающими эльфов правителями вражеских стран, чем с этим седым и мудрым старейшиной. Казалось бы, сама Элиана прожила на свете больше, чем выпадает на долю многих, и всё же за столько лет её отношения с отцом ничуть не изменились.


Стук в дверь прервал её размышления, и Элиана поспешно спрятала письмо за пазуху.

– Ты готова? – Раманга стоял на пороге в уже знакомом Элиане доспехе.

Он окинул эльфийку внимательным взглядом – сегодня посол выглядела иначе. Это бросалось в глаза. Длинные волосы, давеча уложенные в сложную причёску, теперь были заплетены в простую тугую косу, достававшую эльфийке до пояса. Никаких заколок и украшений, что так любила эльфийская знать – только шёлковая лента зелёного цвета, завязанная неброским узлом. От мантии Элиана избавилась, едва осталась одна, и теперь на ней был привычный самой эльфийке удобный дорожный костюм. Сейчас она казалась ещё более неброской, чем на аудиенции. Казалось, оставь Элиану в лесу – и не найдёшь среди деревьев. Чуткий нюх вампира уловил букет запахов куда более свежих и приятных, чем ночью. Даже не думая сдерживаться, он подошёл и уткнулся носом в шею своей супруги, вдыхая и изучая незнакомый аромат. Он чуть отвёл в сторону волосы эльфийки, чтобы добраться до источника запаха, и случайно коснулся носом маленькой ямочки за ухом.

– Что ты делаешь? – спросила Элиана.

Горячее дыхание у самой шеи непривычно возбуждало. В голове промелькнул всплеск ощущений, посетивших её вчера ночью, и Элиане захотелось податься навстречу.

– Проверяю, – дыхание скользнуло чуть вбок, – изучаю, – Раманга лизнул ароматную кожу и поморщился, ощутив горечь на языке. Вампир резко отстранился, сбрасывая наваждение. – Чтобы отныне и всегда пахла только так.

Элиана подняла брови и усмехнулась.

– Скажи это своему слуге. Если думаешь, что мне нравится то, чем он меня натёр, то ты крупно ошибаешься.

Раманга взялся двумя пальцами за подбородок Элианы, вызывая инстинктивное желание вырваться, которое эльфийка старательно подавила.

– Тахир – не слуга. Но я скажу.

Пальцы резко исчезли, и Раманга отступил.

– Пошли, войска ждут, – сказал он.


Каждый поход начинался со смотра войск. В первых рядах армии Певчего Смерти, отступавшей от границ Солнечного Королевства, летели отряды всадников на вивернах. Следом шествовали чистокровные носферату и когорты пехоты, наёмники, формирования лучников и саперов, катапульты и тараны, повозки и телеги поддержки. И, наконец, арьергард. В самом хвосте двигалась бесконечная вереница цивильных, то, что обычно называлось обозом – чернорабочие, наложницы и другой обслуживающий контингент, как для часов отдыха и досуга, так и для работы. Элиана, прищурившись, внимательно смотрела на неторопливо проплывавшие в небе стройные ряды виверн. Силу и непобедимость этих отрядов не могли объяснить ни природные характеристики их животных, ни их дисциплина, ни даже огонь упоения битвой, горящий в самом полководце. Эти полки были сформированы из аристократов Бладрэйха, закованных в тяжёлую броню. Такой же бронёй были покрыты и тела их виверн – обыкновенно считавшиеся непригодными для того, чтобы нести большой груз. Это была элита. Точёные шеи всадников виднелись над широкими спинами животных и их когтистыми лапами. Солнечные эльфы не пользовались ни сёдлами, ни стременами. Они вообще не использовали виверн, предпочитая собственный путь. Упряжь же всадников Раманги была богато украшена, спины их покрывали чапраки и шкуры животных – гепардов и пантер. Сами всадники носили панцири, были вооружены короткими мечами, копьями, короткими пиками и дротиками и прикрывались среднего размера сердцевидными щитами. На самом Раманге, стоявшем рядом с эльфийкой, был панцирь, изготовленный из кованной стали и украшенный изображением звериной головы. Аги, командовавшие полками, их авангард, первый вступающий в бой, красовались в доспехах из металлических и кожаных пластин. За спинами их стлались темно-красные плащи. Первый из десяти аджаков под командованием Махкама являлся личной гвардией Раманги. Он сам шёл в бой в его голове.


– Их отнимают у родителей ещё мальчиками.

Элиана вздрогнула, услышав голос Раманги совсем рядом, а тот тем временем продолжал, глядя на плывущий мимо них отряд всадников:

– Помещают в особые училища, где из них делают свирепых воинов, и затем обращают. Не имевшие семей и ни к чему не привязанные, они становятся опорой трона в моей стране.

– Но теперь считаться с ними вынужден даже ты.

– Да… это так, – Раманга помолчал, прежде чем продолжить, – они живут в особых кварталах, и горе, если случится среди них бунт – погромы и пожары будет не остановить.


Раманга повернулся к Элиане.

– Моя виверна ранена. Она не сможет поднять нас обоих. Ты поедешь в седле с одним из моих воинов.

– С одним из воинов? – растерянно повторила Элиана. Она прекрасно представляла, как тесно в одном седле вдвоём, и, строго говоря, предпочла бы не делить седло даже и с «супругом». – У меня свой транспорт, с твоего позволения.

Раманга поднял брови.

– Нам нужно быть в Римане сегодня. Ни один конь не сможет донести тебя вовремя.

– Конь? – Элиана фыркнула и вышла в коридор, вынуждая Рамангу следовать за собой. – Кто говорил о коне?

Миновав короткий коридор, Элиана вышла на улицу, где уже лежала, прижав к выжженной земле брюхо, виверна наместника. Сложив пальцы у губ, принцесса оглушительно свистнула. Вдалеке послышались ржание и недовольные крики солдатни. Секунда – и, ударив когтистой лапой о землю, рядом с послом приземлился грифон. Не оборачиваясь, Элиана скосила любопытный взгляд на наместника. Раманга почесал подбородок.

– Скорость? – спросил он.

– От побережья до Солнечного города – за два часа.

Раманга ещё раз почесал подбородок.

– И много их у вас?

Элиана холодно улыбнулась и повернулась к своему скакуну, любовно огладив его шею.

– Достаточно.

– Он разумен?

– Как верный пёс. Так что, если надумаешь причинить мне вред – он найдёт тебя даже раньше, чем стрелы моего брата.

Поймав завистливый взгляд Раманги, Элиана продолжила:

– Грифоны – яростные, величественные воздушные охотники, они создают гнёзда в удалённых уголках мира и иногда забредают даже в Фэйри-Тир – страну фей. Существует много разновидностей грифонов – но у всех оперённые крылья, острый клюв, передние лапы с когтями и задняя часть дикого зверя. Яйца их стоят очень дорого, именно потому что из грифона можно сделать скакуна. Грифона трудно приручить, но мы управляем ими при помощи магии.

Элиана не стала рассказывать, как обычно начинают грифоны сражение – взлетая в воздух и используя громовой бросок, пикируют на врагов, после чего когтями рвут их на куски. Как всадник взлетает, делает круг и пикирует опять. «Незачем ему об этом знать», – подумала она.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении