Морвейн Ветер.

Невеста певчего смерти



скачать книгу бесплатно

ГЛАВА 1. Письмо и посох

Элиана стояла посреди зала, отделанного дымчатым кварцем. Руки её были скромно сложены на животе, волосы цвета спелого ореха заплетены в традиционную причёску побеждённых – раскиданные по плечам косы, украшенные одними лишь блеклыми камешками, какие можно найти на любой дороге. Взгляд Хранительницы Памяти и младшей дочери Говорящего с Солнцами был опущен, но серые, как грозовое небо, глаза то и дело стреляли из-под прикрытых век в сторону наместника юго-восточной провинции Империи крови – медленно, но неуклонно разраставшейся во всех направлениях Империи Бладрэйх.

Наместник Раманга – или Певчий Смерти, как называли его древнейшие из вампиров, сидел на мраморном троне, отделанном хризопразом, и привычно скучал.

Трон накрывал балдахин, поддерживаемый позолоченными деревянными колоннами. Справа и слева от порога стояли на часах пажи, точно так же, как перед кожаным пологом палатки стояли на страже гетайры. Огромный тяжёлый занавес, поднимавшийся при помощи канатов, разделял шатёр на две части: в задней располагалась спальня.

В передней проходили попойки, трапезы и приёмы и могло поместиться до сотни человек.

Шатёр наполняли терпкие пряные запахи, столь любимые жителями востока. По сторонам стояла плетёная мебель, укрытая драгоценными тканями, а пол устилали мягкие ковры. На разбросанных тут и там сундуках, инкрустированных золотом, стояли кувшины с вином, вазы и блюда, изготовленные жителями покорённого города.

Война против эльфов оказалась на удивление короткой и не слишком увлекательной. Лесные эльфы, с их философией любви ко всему живому и аскетизмом в магии, даже не пытались ему противостоять. Те из них, кто не принял предложение Императора, ушли дальше в леса и рассеялись в чащобах. Лунные, которых так опасалась Ламия на последнем совете, оказались ещё более неорганизованы. Они били в спину друг другу и больше занимались семейными разборками, чем войной с общим врагом. Пожалуй, даже от дроу было бы больше вреда – если бы они не попрятались под землю как последние трусы. Основные надежды Раманга возлагал на солнечных, ведь по преданиям они сохранили связь с духами, но не отреклись от древних знаний. И вот теперь, спустя каких-то несколько месяцев войны, младшая принцесса Танай-Ран стояла перед Рамангой и ожидала очереди на приём, будто последняя крестьянка, пришедшая просить о милости.

Глаза Раманги то и дело обращались в сторону принцессы. Выбор был интересным.

Из всех эльфийских народов солнечных реже всего можно было встретить за пределами их королевства. Они не видели интереса ни в бродяжничстве, ни в путешествиях, ни в установлении связей с другими народами. Тем более что могли позволить себе наслаждаться комфортом, изучением и наблюдением, оставаясь под сводами своих спрятанных от мира дворцов.

Единственное, что могло бы заинтересовать их за пределами королевства, были руины древних эльфийских царств.

У Говорящего всего было трое детей – старший, Аман, наверняка предрекался в наследники.

Средняя дочь слыла красивейшей среди женщин востока. Только Эвелина, королева-мать Лунного королевства, могла сравниться с ней в красоте, но и та теперь была мертва. Перед Рамангой же стояла третья, самая младшая из детей. Раманга не мог бы сказать, что эта, третья, некрасива. Все они были будто выточены из мрамора и различались лишь небольшими штрихами, оставленными на их телах волей небесного мастера. Младшая дочь короля солнечных была очень недурна собой, но… Она была какой-то… тусклой. В ней не было того яростного огня, который ожидал увидеть Раманга в глазах побеждённого. Впрочем, в этом имелись и свои плюсы – при взгляде на Элиану глаза Раманги отдыхали от пестроты красок Бладрэйха.

Наместник щёлкнул пальцами, отпуская очередного просителя и наконец получил возможность в открытую посмотреть на гостью. Хотя всё, даже одежда посла, говорили о том, что она лишь проситель, Раманга ощущал едва сдерживаемую мощь, исходившую от невзрачной фигуры. Сила, обильно приправленная скромностью… Редкое сочетание.

Глаза Раманги засветились любопытством, и оно не ускользнуло от внимания Элианы. Эльфийка улыбнулась, старательно пряча улыбку в высокий воротник голубовато-серого плаща.

– Наместник Великой Империи Бладрэйх и славный полководец Раманга, дом Говорящего с Солнцами приветствует тебя.

Раманга никак не отреагировал на лесть. Элиана отметила это на будущее. Люди – будь они хоть бессмертными, хоть неумершими – делились для неё на два вида: те, кто любил слова, и те, кто предпочитал дела. Со вторыми всегда было сложнее, но и к ним Элиана имела подход. Три сотни лет дипломатии от имени дома Говорящего с Солнцами давали о себе знать. На секунду Элиану охватило сожаление о том, что эти времена закончились, но она стремительно отогнала непрошенную мысль.

– Я вас слушаю, – голос Раманги звучал ровно. Певчий ничем не выдавал владевших им мыслей, но Элиана не зря занимала пост первого посла – она знала, что чувствует Раманга, даже сейчас.

– Я пришла предложить тебе мир, великий Раманга. Мир, выгодный обоим нашим народам. Я была вынуждена приехать тайно, потому что ваши пограничные заслоны не пропустили бы меня вместе с сопровождением. Так что не обессудьте – вы, возможно, будете так любезны предоставить мне свиту на время пребывания здесь?

Раманга усмехнулся. Не губами, нет. Его усмешку нельзя было заметить даже в глазах, и всё же Элиана знала, что наместник усмехнулся.

На секунду Элиана запаниковала. Происходило то, чего она опасалась – Солнечных эльфов, былых владык Срединного материка, здесь попросту не принимали всерьёз.

– Вы меня расстроили, посол, – теперь усмешка отразилась и на лице.

Элиана, однако, мгновенно взяла себя в руки, прищурилась и произнесла:

– Мне жаль, что ваш народ так любит войну. Мы предпочитаем мир и готовы просить о нём, если этого требует мудрость.

Раманга разглядывал посла.

– Я выслушаю вас, – сказал он неторопливо, как человек, который хорошо знает границы своей силы, – хоть и не вижу в этом смысла.

– Вы напрасно считаете нашу добрую волю проявлением слабости. О своей ошибке вы можете судить из того письма, которое, очевидно, не успели распечатать сегодня утром.

Раманга нахмурился. Письмо и правда было. Свиток принёс ему ворон, и Раманга с самого утра носил его с собой, не имея свободной минуты, чтобы вскрыть, хоть на донесении и висела печать со знаком Арг – срочно.

– Я подожду, пока вы прочтёте, – Элиана поклонилась и чуть отступила в сторону.

Раманге не нравились неожиданности. Он привык управлять ходом аудиенции, а не отдавать её в руки гостей. И всё же он потянулся к поясу, достал свиток и сломал печать. В чувствительные ноздри вампира тут же ударил запах несвежей крови. Витиеватые буквы, бегущие по пергаменту, выглядели неровными, будто писавший сильно торопился.

«Мой господин, прошу простить, – гласило письмо. – Седьмой корпус разбит. Воины Говорящего падали от наших мечей, как трава под косой, пока не появились их маги. Всего четверо в белых плащах, но их атаки накрывали поле боя целиком. Наши воины не успевали даже бежать. Свет их тисовых посохов прожигает насквозь…»

На этом месте Раманга оторвался от письма и бросил короткий взгляд на грубый деревянный посох Элианы.

«…я вынужден бежать, но лишь для того, чтобы сохранить знания и возможность одержать реванш. Будьте осторо…»

Дальше бумагу украшала обширная клякса красного цвета. Видимо, сохранить знания генералу не удалось. Раманга с сожалением крякнул и подумал: «Мир его праху». Раньше, чем он успел закончить мысль, голос Элианы разорвал тишину:

– Если позволите, я повторю свою просьбу. Я хочу говорить о мире между нашими народами, пока война не погубила всех нас – и всех вас.

Раманга откинулся на спинку трона. Один корпус… В сущности, это не так уж много. Но и четыре мага – вряд ли редкость, раз уж одного из них Говорящий прислал на верную смерть. Не шевельнув ни единым мускулом, вампир бросил косой взгляд на свиту. Не стоило им знать, что он принимает слова Элианы всерьёз. И о том, что написано в письме – тоже не стоило знать.

– Выйдите все, – приказал наместник. Нагнулся и, опершись локтем о колено, всмотрелся в лицо эльфийки. Абсолютный покой. Ни капли злорадства и ни капли торжества.

«Чёрта с два я прочту что-то на этом лице, – подумал Раманга и обнаружил, что губы Элианы дрогнули в улыбке – будто та прочла его мысли. – Магия крови у светлых? Вряд ли. И всё же – интересно».

Советники медленно потянулись прочь, не забывая одаривать изучающими взглядами наместника и его гостью.

– Ну, – сказал Раманга, когда последний из приближённых покинул зал, – я слушаю. Что ты можешь мне предложить кроме мира?

– Я? – Элиана подняла бровь, огляделась в поисках стула. Не нашла ничего похожего и замерла, скрестив руки на груди. Она выжидающе смотрела на недавнего противника.

– Ведь это ты хочешь мира.

– Письмо ты читал. Сам знаешь, что мы лишь предлагаем, просить никто не станет.

Раманга встал. Неторопливо спустившись по невысоким ступенькам, он подошёл к послу и уверенно посмотрел эльфийке в глаза. Скромность светлой как рукой сняло. Она уставилась на вампира так же холодно и равнодушно.

– Я сказала как есть, – произнесла Элиана, не отрывая взгляда от лица наместника, – мы не хотим войны. Но если будет нужно – за этим дело не станет. Я знаю, вы предлагали мир лесным… Так вот, нам нужны другие условия. Мы не будем вам мешать, а вы не будете мешать нам. Твои войска остановятся у границы Великого Леса. Говорящий готов признать за вами права на захваченные земли, но вы выдадите нам пленных… Наших диких соплеменников в том числе.

– Так вы восполните потери. Соберёте новую армию и снова ударите по моим пограничным форпостам.

Элиана мягко улыбнулась.

– Нет. Поэтому я здесь. Говорящий предлагает тебе заложника.

– Заложницу, – Раманга отступил на шаг назад. – У нас это называется иначе.

Элиана подняла бровь.

– Я могу взять тебя в семью. Ты поклянёшься служить мне, а для всех будешь… – Раманга помедлил. Никак не вязался в его голове образ этой уверенной эльфийки с тем, что он собирался произнести, – одной из моих супруг.

Элиана сжала зубы. Об этом её предупреждали.

– Мы говорим о гаранте мира. У супруги иные обязательства.

– Я могу принять тебя в семью на двух основаниях – как супругу или как обращенную. Что ты выбираешь?

Элиана облизнула губы.

– Мне обязательно быть членом семьи?

– Безусловно, – Раманга усмехнулся. – Иначе в империи ты будешь добычей любого, кто тебя пожелает.

– Я могу за себя постоять.

– И поубивать мне ещё пару отрядов? Отличный способ гарантировать мир.

Элиана рассматривала наместника. Без сомнения, Раманга был красив. Чёрные, чуть вьющиеся волосы едва достигали плеч, что для его народа было большой экзотикой.

Они обрамляли крупные мужественные черты, которые вполне могли быть взяты с какой-нибудь старинной монеты. Чувственные губы не позволяли оторвать от них взгляда. Высокие скулы и прямой классический нос – и рот, от вида которого можно всю ночь не заснуть.

Широкую грудь вампира прикрывал доспех из адамантита – боевой, принявший не один удар меча. Сильная шея, перевитые венами мускулистые руки… Рассказы о жестокости Раманги шли далеко впереди него. По слухам, он не щадил ни чужих, ни своих. Позади его отрядов стояли лучники, пускавшие в убегавших стрелы с серебряными наконечниками – быть может, поэтому воины Раманги и прослыли не знающими страха.

«Каков он не на войне?» – промелькнула в голове Элианы короткая мысль.

Слухи рассказывали, что на поле боя Раманга вдохновлял своих соратников отчаянными атаками и агрессивной тактикой. Таланты его были рискованны, но награда за успех всегда оказывалась велика. Его присутствие становилось решающим фактором в самых отчаянных сражениях.

Элиана любила непростые задания. Не отец заставил её прийти сюда – она решила сама.

– Я согласна, наместник, – Элиана улыбнулась, но глаза её оставались ледяными, как северные ливни. – Но условия придётся обсудить.


ГЛАВА 2. Масла и пряности

На утро дорожка к шатру Элианы была усыпана гиацинтами.

По обряду, выбранному Рамангой, просить руки будущей супруги была отправлена делегация, состоявшая из двух его генералов и двух свидетелей из числа офицеров. Раманга снабдил послов дорогими подарками для невесты и её родителей. Задачей их было заручиться официальным согласием принцессы и заключить с её семьёй брачный договор – Элиана, однако, прибыла одна и прибыла как посол, что серьёзно затрудняло процедуру. Раманга не привык обсуждать подобные вопросы с самими невестами. У него уже было три официальных жены и столько же кадин, и никто из них не пытался сватать себя сам.

– Тогда договор от имени невесты должен заключить Говорящий от имени Идущего В Звездном Свете, – сообщил Раманга днём ранее.

Элиана поклонилась. На губах её промелькнула улыбка, а в глазах – опасный огонёк.

– Да позволит мне лев львов говорить.

– Ну же.

– Не мои родители и не моя семья интересуют тебя. Ты вступаешь в брак с островом Солнца, а остров представляю я.

– Не думаю, что это можно объяснить тем, кто служит мне.

– Пусть приходят твои послы. Я с ними поговорю.

Раманга колебался. Ему не хотелось, чтобы невеста, и без того слишком много говорившая в присутствии его и других мужчин, торговалась из-за контракта с его посланцами.

– Тогда детали обсудим сейчас, – сказал он, – во время церемонии ты просто подпишешь договор.

Элиана снова поклонилась и кивнула.


На обсуждение деталей брачного договора ушли без малого три недели – Элиана хотела, чтобы Раманга запомнил эти переговоры навсегда.

– Согласно «Своду нерушимых правил просвещенных», – Элиана довольно быстро выучила название этой книги и оценила степень почтения, которое испытывал Раманга к старинному фолианту, – согласно «Своду нерушимых правил просвещенных» супруга может запретить мужу завести новую наложницу или жену. Соглашаясь жить в доме с другими подвластными тебе, супруга так же имеет право находиться отдельно от других.


Некоторые требования эльфийки забавляли Рамангу. Другие приводили в ярость.


– Я выделю тебе целый флигель, золото моих очей, – обещал он, и не думая шевельнуться и приблизиться к Элиане, метавшейся по шатру из конца в конец.

– И я не собираюсь вместе с рабами изображать трогательные сцены семейного счастья под благосклонным оком супруга.

В улыбке Раманги появлялась злость.

– А вот это решать мне.

– Я посол, а не…

– Ты именно «не»! – Раманга поднялся на ноги и ударил по подлокотнику так, что трон, покачнувшись, загрохотал об пол. – Если я захочу, чтобы ты пела для меня и танцевала – ты будешь танцевать!

Желваки гуляли у Элианы по скулам, но она отлично понимала, что сорвать переговоры не может.

Все слова Раманги о том, как много значит для почтенного мужчины гарем, не трогали её. «Просто прихоть и тщеславие», – твёрдо заявляла она про себя, но предпочитала молчать.

– Но я смогу инициировать развод! – в защитном жесте Элиана воздела свиток с договором перед собой.

– По предоставлении доказательств плохого обращения с тобой! – в глазах Раманги мелькнул насмешливый огонёк.

– При разводе мне будет гарантирована свобода от преследований, а также право унести с собой всё, что я пожелаю из свадебного двора.

– Отныне и во веки веков.

Итак, к концу третьей недели договор был заключён.


И всё же договор от имени Элианы заключал Говорящий от имени Идущего В Звездном Свете – принцессе оставалось лишь скрипеть зубами, сидя за расшитым золотом занавесом, за которым по приказу Раманги её спрятали от послов.

Он долго зачитывал перечень обязательств, затем объявил, что Раманга, сир дома Кармен, желает взять в супруги Элиану из дома Солнца. Элиана отметила про себя этот любопытный нюанс – всё, что она слышала ранее, говорило о том, что Раманга имеет собственный дом – и лишь убедившись, что всё оговоренное соблюдено, трижды ответила из-за занавеси «Да».

Генерал Раманги официально скрепил союз и сделал в особой книге соответствующую запись, под которой обе стороны поставили подписи. Обряд венчания был закончен, а брачный союз обрёл законную силу.


Вереницы украшенных лентами и колокольчиками виверн потянулись низко над землей между шатров. Они везли мебель, посуду и прочие домашние принадлежности, которые составили дары невесте от Раманги. Рабы и слуги несли всевозможные драгоценности и безделушки – чтобы толпы любопытствующих могли оценить щедрость наместника и богатство жениха. Шествие сопровождалось музыкой и песнями. Все, кто имел отношение к церемонии, получали подарки, а зевак осыпали монетами и конфетами.


Вечером накануне свадьбы был устроен приём для приближённых невесты – это называлось «Ночь Хны». Но так как Элиана прибыла в расположение Раманги в одиночестве, ей не с кем было проходить обряд. Несколько девушек-служанок, сопровождавших Рамангу, были выделены ей взамен не существовавших «подруг».

Все они направились в купальню, чудом сохранившуюся в одном из домов, где Элиана была омыта, а затем ногти её, пальцы рук и ног расписали хной.


Попав на попечение евнухов и наложниц, Элиана первым делом лишилась посоха. Расставание далось ей с трудом, но пара припрятанных в складках одежды амулетов скрасила разлуку.


Омовение она также перенесла с поистине королевским достоинством – лишь, приспустив веки, улыбалась, наблюдая, как краснеют и тяжело дышат слуги. Сама по себе процедура была абсурдной, ведь дома её уже умастили самыми лучшими афродизиаками. Успокаивающий запах лаванды, исходивший от её кожи, едва заметно оттенялся ароматом лимона, и Элиана мысленно готовилась вернуть эти оттенки своему телу, едва слуги оставят её в покое. Тяжёлые и пряные запахи, которые использовали вампиры, ей не нравились.

Всю процедуру проводил Тахир, седовласый и немолодой на вид, но вполне ещё мужественный вампир со шрамом через правую щёку. Элиана взяла на заметку, что нужно расспросить его о прошлом, потому что все вампиры, которых видела хранительница до этого, были молоды и безупречно красивы. Тахиру ассистировала девушка, обладавшая подчеркнуто неприметной внешностью – как узнала Элиана позднее, ее звали Хафа. Старик со шрамом и молодая, но страшненькая… Гм… Они что думают, она?.. Элиана усмехнулась.

Всё время, пока проходила подготовка, они молчали, и Элиана, задумавшись, стала воспринимать слуг лишь безмолвными предметами обстановки. И как это иногда с ней бывало в подобном состоянии, заговорила сама с собой вслух:

– Чего мне следует ожидать?

Хафа, как раз натиравшая чем-то правое бедро принцессы, хихикнула, а Тахир, смешивавший очередную резко пахнущую мазь, сказал:

– Сегодня тебя отведут в покои Раманги для знакомства. Он тебя не убьёт, разве что ему захочется оскорбить всех Аман-Ту. В остальном ты принадлежишь ему. Ты будешь выполнять его приказы беспрекословно. В присутствии его ты должна стоять, если он не прикажет иного. Есть – только когда он закончит трапезу. Раздеваться и ложиться под него по его приказу. Ласкать его и ублажать, как он скажет.

Элиана закусила губу. Описание было возбуждающим, хоть и унижало её. Эльфийка не так уж стремилась к подобному вниманию со стороны противоположного пола. Исключение всегда составляла работа – здесь ломаться не приходилось. Говорящий никогда не приказывал, но оба они знали: если Элиане поручено дело, она выполнит его, несмотря ни на что. К тому же Раманга казался весьма интересным… экземпляром. По-другому Элиана не могла бы его назвать. Вампир напоминал ей дикого жеребца, неприрученного, но быстрого и сильного.

– Что ещё мне нужно знать? – спросила Элиана спокойно.


Тахир бросил на неё короткий взгляд и снова отвернулся к своей ступке.

– Этого хватит, – сказал он. – Как использовать тебя – придумает Раманга. Его супруги…

– Супруги? – перебила Элиана, которую неприятно покоробило множественное число.

Тахир усмехнулся и осознанно не стал продолжать начатую фразу.

Элиана много читала о культуре Бладрэйха, но единой картины у неё так и не сложилось. Порой казалось, что каждый здесь живёт так, как хочет. Общим было лишь одно: сильный здесь всегда прав, и только семья сильного в безопасности. Семьи складывались не по роду, как это было у всех известных Элиане эльфийских племён, а по каким-то не совсем понятным системам связей. Ещё более сложной казалась их структура: на первый взгляд она отсутствовала вовсе, но Элиана, со своим опытом изучения чужих культур, не могла не заметить, что иерархия всё же есть. Следы её сквозили во всех историях, которые приносили путешественники из земель врага.

– Увидите сами, – Тахир усмехнулся, и Элиана поёжилась.

– Что ж, посмотрю, – она усмехнулась и протянула вперёд руку, позволяя Хафе закончить растирание. – А что насчёт постели? Ведь, как я знаю, девушка должна прийти уже возбужденной? – ей очень хотелось посмотреть на лицо слуги, когда это будет сказано, но эльфийка получила в ответ лишь ещё один косой взгляд и лёгкую усмешку.

– Господин этого не любит. Ласки надо заслужить.

Элиана вновь зябко поёжилась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении