Морвейн Ветер.

Хроники пяти королевств: Избранница древнего



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Трудно быть эльфом

Дверь за спиной захлопнулась с глухим стуком, неприятно скрипнув напоследок. Я огляделась по сторонам и невольно опустила руки на бёдра в поисках оружия. Конечно, напрасно. Лук пришлось бросить ещё в самом начале, когда на меня навалились четверо вурдалаков. Меч служил до последнего, но и его в конце концов выбили из рук. Я надеялась припрятать нож, но грязная тварь, назвавшая себя капитаном носферату, облапала мне задницу так, будто я была трактирной девкой. В итоге всё, что мне осталось – шпилька для волос. Тоже неплохая штука, если знать, куда её всадить.

Вот только шпилька была одна, а немытых рож передо мной – пять. И хотя я не слишком ценила их боевые таланты, они явно тоже не видели во мне бойца. Смертная шваль. Пожалуй, лишь за одно я сказала бы вампирам спасибо – они основательно проредили поголовье этих приматов. Я окинула оценивающим взглядом нары. Интересно, какие нужно выбрать, чтобы воняло поменьше да поближе к двери? Примерившись, остановила свой взгляд на верхних, откуда уже свисала пара немытых мозолистых ног.

– Доброго дня, – улыбнулась я и шагнула вперёд.

Трое заключённых, сидевших внизу, улыбнулись кривозубыми ухмылками. Тот, чьи ноги мешали мне отдохнуть, не шевельнулся. Сделав ещё шаг, я рванула вниз правую пятку и услышала в ответ неразборчивый вопль. Заключённый явно успел за что-то уцепиться, и мне пришлось рвануть сильней. Заминка сыграла против меня, и двое других вскочили, намереваясь подтвердить моё невысокое мнение о людях.

Я убрала руку – сначала за спину, а потом резко выбросила вперёд, целясь в нос тому, что стоял подальше. Ни один из громил явно не ожидал такого поворота, потому что блок поставил тот, что был ближе, а моя жертва с воем осела на пол. Не давая верзиле встать, я закрепила результат двумя ударами – коленом под дых и локтем по загривку, прежде чем переключилась на второго.

Этот явно подрастерял пыл. Он двигался медленно и неуклюже, будто подставлялся под мои неторопливые удары – и вскоре отправился вслед за товарищем в нокаут. Добравшись, наконец, до своей цели, я стащила-таки вниз свою основную помеху и одним прыжком, лишь слегка опершись о полку руками, запрыгнула на его место.

На всякий случай подтянула ноги, скрестила их перед собой, принимая позу медитирующего монаха, и дружелюбно улыбнулась.

– Вы же не против?

Желающих возразить не нашлось. Лишь тот, что сам не решился вступить в бой, сплюнув на пол, проворчал:

– Остроухая сучка.

– Тариэль, если не трудно.

Человек не ответил. Я пододвинулась глубже и прислонилась спиной к стене. Воняло отвратно. Даже здесь. Не то чтобы я собиралась остаться тут надолго… Я оглядела стены в поисках слабых мест, но ничего не нашла.

– Вас тут выпускают погулять? – спросила я, не обращаясь ни к кому конкретно.

Ответом мне послужил многоголосый гогот. Какое-то время никто не отвечал, но, так и не дождавшись от меня ответной реакции, один из заключённых в конце концов все же заговорил:

– Ты что, не знаешь, куда попала, ушастая?

– Мне забыли выделить гида, – я повернулась в сторону говорившего.

Тот криво усмехнулся и отвесил шутовской поклон.

– Добро пожаловать в святая святых Западной провинции, ваше высочество Тариэль, в шахты эридиума его императорского величества Цепеша.

Не хочу вас расстроить, но для вас, благородных дам, тут одна работёнка, – он сделал руками и бёдрами оскорбительный жест, который поддержали ещё одним взрывом многоголосого гогота. – Мордой вниз. Ну, или в живот. Как пойдёт.

Я отвернулась, решив не обращать внимания на клоунаду. Слезать вниз и зазря тратить силы не хотелось – пусть варятся в своём дерьме, у меня хватает проблем без них. Значит, эридиум… Эридиум – это не очень хорошо. Уродец прав, эльфийке древней крови тут не место. Кристаллы эридиума подчистую высасывают магию из тех, кто ей наделён. Не хотелось бы состариться за какой-нибудь десяток лет. Тем более вот так, попавшись в случайной схватке на дороге. Или не случайной?

Я помотала головой. Выяснять, кто подстроил нападение, было делом бестолковым. Первая обязанность заключённого – бежать. А подумать можно и потом. Я снова приняла позу для медитации, но теперь уже для того, чтобы в самом деле сосредоточиться на токах энергии вокруг. Говорят, в нас, потомках Эвелины Бессердечной, течёт кровь демонов. По крайней мере, чувствительность к магии у нас куда выше, чем в других домах. Вот и выйдет мне это боком… Впрочем, не суть.

Я попыталась представить то место, где находилась, с высоты птичьего полёта. Муравейник. По всему выходило, что выбраться отсюда слёту не выйдет – три поста охраны, девять патрулей. Коридор извилистый, у самой тюрьмы не меньше пяти этажей, уходящих под землю. Сколько же кристаллов они добывают тут в год, имея такой запас рабочей силы?

Эридиум… Всё же странно, что столько охраны согнали сюда ради простых каторжников. Впрочем, ресурс и правда важный. Надо думать, у кровососов на него большие планы. Я безрадостно усмехнулась. Готовятся к войне. Да было бы с кем воевать… Если уж и мы, и солнечные посыпались как карточный домик, то вряд ли они найдут противников по силам. Впрочем, об этом думать я тоже не хотела.

Потянувшись, взбила подушку, сунула её себе под ухо, отвернулась к стене и почти сразу уснула. Разбудил меня мерный звук ударов и тихое попискивание. Эти уроды что, поймали и мучают мышь? Переложив подушку поверх головы, я попыталась уснуть ещё раз. Писк не стихал. Напротив, он стал громче и протяжнее.

Дьявол.

Отложив подушку в сторону, я свесила ноги вниз и вгляделась в полумрак. Чьё-то худое тело скорчилось в углу. Руки неизвестного были выставлены перед собой. Один из верзил избивал его методичными ударами кулака через раз прилетавшими то по корпусу, то по лицу. Ещё один держал несчастного за волосы – наверное, что б удобней было шпынять. Оставшийся без дела стоял в стороне, привалившись к двери и наблюдал – наверное, скучал.

– Потише можно? – кажется, мой голос прозвучал излишне мрачно.

Вся компания обернулась ко мне. Тот, что оказался не у дел, облизнулся. Вот дрянь. Это, собственно, главная причина, по которой я не люблю людей. Эльфы красивы. Кто бы спорил. Но почему-то у этих недоумков сложилось мнение, что все мы поголовно мечтаем с ними переспать, да ещё и приходим в восторг от их потных «мужественных» тел. Тот, что продолжал развлекаться с сокамерником, нанёс последний удар и с удовлетворением вздохнул. Выворачивая лицо, жертва тоже смотрела на меня – с опаской и недоверием. Надо же, совсем мальчишка. Теперь я увидела, что он весьма молод даже по человеческим меркам. Наверняка особого опыта в стычках с такими ублюдками у него нет, вот и дал слабину. А впрочем, может это так сказать… по обоюдному согласию? Мало ли за что они его? Так стоит ли мне лезть в чужие проблемы?

– Спать хочу, – пояснила я примирительно, собираясь уже вернуться в горизонтальное положение, но видимо мои соседям не хватало разнообразия в развлечениях.

– А поучаствовать не хочешь?

– Тебе, зубы повышибать? – я бросила на бандита любопытный взгляд. Первый акт знакомства он явно пропустил. – Нет, спасибо. И так на лицо страшен как чёрт.

Верзила явно опешил от такой откровенности, но лишь на секунду. Применив уже знакомый мне приём, он попытался ухватить меня за ногу и стащить на пол. Вывернув щиколотку из-под его рук, я мягко спрыгнула вниз и заняла боевую стойку. Остальные вмешиваться не спешили – видимо, ума у них поприбавилось. Бандит замахнулся, прицелившись мне в корпус. Забавно, решил не портить трофей? Я скользнула вбок и нанесла симметричный удар ему под ребро. Била я наверняка слабее, чем могла получить от него. Всё же я девушка, да к тому же эльф. Так что для устойчивого результата пришлось повторить удар, а когда он остался стоять, и не думая страдать от боли, я решила забыть о правилах боя.

Он снова прицелился, я пригнулась, уходя от удара, и быстрым движением схватила его за слабое место. Бандит взвыл и приподнялся на цыпочки, когда я потянула его драгоценности вверх. Я подтолкнула его, прижимая спиной к стене, и потянула ещё, нежно шепнув в закушенные губы:

– А это весело. Дай приласкаю…

Искажённой болью мордой я наслаждалась ещё с полминуты, прежде чем выпустить его, напоследок приложив сразу двумя сложенными вместе руками в челюсть. Он, наконец, рухнул, скорее всего, потеряв запал на остаток ночи. Я зевнула.

– Так что… Продолжим веселье, или по койкам?

Сокамерники мои явно поостыли. Игрушку свою они бросили лежать в углу, а сами разбрелись по свободным местам. Мелкий всхлипнул и с возрастающим опасением покосился на меня. Я шагнула к нему, сама не знаю зачем, и он, резко перевернувшись на спину, забился в дальний угол.

– Смешной, – сообщила я тихо, стараясь не привлекать внимания шпаны. – И что я одна страшнее их пятерых?

Несчастный всхлипнул и торопливо кивнул. Я пожала плечами.

– Думала тебя подлечить, но как знаешь.

Отвернувшись, я снова запрыгнула на свою койку и заснула почти так же легко, как и в первый раз. И опять разбудил меня тихий писк. Эта мышь начинала меня раздражать. Развернувшись, я натолкнулась на тоскливый и пронзительный взгляд, внимательно следивший за каждым моим движением.

– Что? – прошептала я одними губами, стараясь никого не разбудить.

Мальчишка вздрогнул, на миг вжался в стену, а потом резко вскочил и подлетел к моей полке.

– Я согласен, – быстро зашептал он. – Я буду твоим. Ты сильная. Ты не будешь отдавать меня другим?

– Что? – повторила я, на сей раз искренне ошалев.

– Твоим… – повторил он, робея так же стремительно. – Ты… ты не хочешь? Ты лучшего мальчика для битья здесь не найдёшь, клянусь.

Наверняка я не выглядела сильной, хлопая глазами, как идиотка.

– На кой ты мне сдался? – сформулировала я наконец свою мысль.

Мальчишка покраснел.

– Всем нужно… Ну… – он растерялся и наконец закончил: – пар выпускать.

– Спасибо обойдусь… – выдавила я и замолчала. Ну да, без этого я всяко обойдусь. И всё же… Вряд ли мне теперь поможет кто-то из этих горилл. – Слушай, – я села, скрестив ноги, и рывком втянула мальчишку к себе на койку. – Тебе просто нужна защита, так?

Он торопливо закивал.

– Без эм… талантов твоих я обойдусь. Тихо! – перекрыла я начавшийся было поток слов. – Покажешь мне тут всё. Будешь со мной ходить повсюду и рассказывать про всех, – мальчишка торопливо закивал, похоже, сильно обрадованный своим повышением до шестёрки. – А если повезёт – заберу тебя с собой. Когда буду уходить.

Вот теперь глаза его заблестели по-настоящему.

– А не обманешь?

– Терять тебе нечего, – напомнила я, и мальчишка снова закивал.

– Ну и хорошо. Топай спать. Силы нам пригодятся.

Мальчишка мешкал.

– Ну, что ещё?

– Г-госпожа…

– Тариэль, – повторила я устало.

– Тариэль… Я Шин.

Я кивнула, подтверждая, что услышала.

– Г-госпожа… Я боюсь… Они ведь не знают… Ну, если я спущусь.

Я устало опустилась на бок и притянула его к себе.

– Чтоб ни звука, – бросила я, укладывая его у самой стены, и снова уснула. Теперь уже до самого утра.

Глава 2. Суета вокруг сапог

Проснулась я от того, что у меня мёрзли ноги. Шёл уже девятый день моего заключения. Ничего необычного не происходило. Шин показал мне рудники, объяснив, что самое лучшее место – на погрузке руды. Через руки грузчиков проходил весь эридиум, добытый в шахтах, и заметная часть его оседала в их карманах. В отличие от рабочих, они не торчали всю смену на солнце, и им прощались мелкие недостачи – ещё одна доля кристаллов уходила конвою. Однако мне это место не подходило никак. Во-первых, работа на погрузке требовала большой физической силы. Во-вторых, здесь в самом деле за день проходило столько эридиума, сколько ни один эльф не видел за всю свою жизнь. Вряд ли меня хватило бы больше чем на год такой каторги.

Чуть лучше дело обстояло с добытчиками. Эти набирали за день тележку и остаток времени курили завезённые контрабандой дурманящие травы. На травы, впрочем, приходилось добывать руду отдельно – опять же, чтобы оплатить поставку охране и тем, кто работал на разгрузке. И снова выходило, что самое сочное место именно там.

Шин был изрядно расстроен, когда узнал, что я собираюсь работать в столовой. Ну, да. Вонь там стояла страшная. Местная похлёбка больше походила на помои – да ими и была, как мне кажется. Объедки со столов охраны. Зато здесь не было перегрузок – ни магических, ни физических. Я отлично видела всех, кто обитал в нашем муравейнике – столовая была одна на все пять этажей, и к тому же я получала возможность разобраться, кто здесь кто.

Разочарование мальчишки меня задело мало. По большому счёту он свою часть сделки выполнил, и мог катиться на все четыре стороны. Однако Шин, конечно же, катиться не захотел. Так что я решила ещё раз воспользоваться его зависимостью и обязала отмывать лицо, шею и уши каждый день – очень уж нехорошо пропахла моя постель в первую же ночь. А спать его пришлось брать к себе и в последующие дни. Необходимость этого я поняла, когда, проснувшись следующей ночью, застала ещё одну «любовную» сцену.

Вепрь – как выяснилось, так звали самого отчаянного из парней, деливших со мной кров – пытался взять реванш ещё дважды. Один раз он поставил мне неприятнейший и довольно болезненный синяк. К моему удивлению, стоило ему заехать мне по лицу, как из-за двери показалась стража, и нас растащили по углам. Обоих лишили похлёбки и пригрозили железным ящиком.

Что такое железный ящик, я поняла ещё не скоро, и, к счастью, не на своей шкуре. Эта коробка с тяжёлым навесным замком стояла посреди шахты и вовсе не выглядела угрожающе, пока в один прекрасный день я не увидела заключённого, которого вытаскивали оттуда после заката. Плечи и ноги его были покрыты ожогами, покраснела даже кожа на пятках. Ящик раскалялся за день так, что превращался в духовую печь для поросят.

Больше Вепрь ко мне не подходил – до этого самого девятого дня, когда я проснулась и обнаружила, что на мне нет сапог. Сапоги были хорошие. Их шили в доме Волка в те дни, когда наши мастера ещё делали доспехи для эльфов, а не для захватчиков. Я проносила их не один год – и проносила бы ещё столько же, если бы не это неприятное недоразумение под названием эридиумные рудники. Да, я всё ещё верила, что не останусь здесь надолго.

Сев на нарах, я посмотрела вниз и, как и следовало ожидать, увидела свои сапоги на толстых и вонючих ногах Вепря. Ссориться с ним не хотелось. Кто знает, когда охрана снова выпрыгнет на нас, как чёртик из коробочки? И всё же, спустившись вниз и пошевелив пальцами, чтобы привыкнуть к ледяному полу, я осторожно постучала Вепрю по плечу. Вепрь не двигался. Я постучала ещё раз, уже сильнее, и позвала.

– Эй…

Снова никакой реакции. Тогда я попросту села у его ног и стала стаскивать сапоги. Вепрь проснулся мгновенно. Схватив за шиворот, он прижал меня к стене с неожиданной прытью, так что из лёгких вышибло весь воздух.

– Чтоб тебя крысы съели… – выдохнула я.

Вепрь основательно встряхнул меня и приблизил небритую морду к моему лицу.

– Ты что это задумала, вислоухая?

Интересно, почему люди так завидуют нашим ушам? Может, они думают, что большие уши – признак большого… хм… ума? Вряд ли.

– Сапоги отдай, – выдохнула я, тщетно пытаясь высвободиться из стальной хватки.

Вепрь неприятно ухмыльнулся.

– Возьми, – предложил он, выпуская меня.

Я ещё не поняла подвоха, но чувствовала, что он есть.

– Только без своих дружков из охраны, а, ушастая?

– Ты это о чём? – потирая горло одной рукой, другую я на всякий случай выставила перед собой, ожидая удара.

– Ты меня поняла, – Вепрь снова усмехнулся. – Стоило мне прижать одну бессмертную, как тут же прибежали ещё трое.

Я нахмурилась, пытаясь уловить ход его безумной мысли. Он что, решил, что я заодно с упырями?

– Сапоги отдай, – повторила я упрямо, не желая слушать продолжение этого бреда.

– Сегодня. После работы, – сообщил Вепрь. – И приятеля своего можешь взять.

Я покосилась туда, где в уголке мирно посапывал Шин. Он-то мне зачем…

– Где? – уточнила я.

– За складом. Позовёшь охрану… Будешь крысой. Это по-сучьи, поняла, ушастая? И быть тебе сучкой, пока не помрёшь. Для всех нас.

Я поморщилась. Это была далеко не первая угроза, но пока что я не видела никого, кто мог бы её осуществить. Сколько вообще нужно провести в этой дыре, чтобы так опуститься? Этого я тоже понять не могла.


***

И вот когда рабочий день подходил к концу, и я уже домывала последние миски, в дверях кухни показался Шин. Мальчишка был всклокочен и возбужден.

– Ну, – произнесла я, откладывая в сторону последнюю миску.

– Вас ждут, госпожа.

Я поморщилась. Это человеческое обращение мне не нравилось. Не очень-то хочется быть госпожой одного единственного малолетнего оборванца.

– Их много.

Я повела плечом. Много их уже было, и никаких особых талантов они не показали.

– Иди в бараки, – бросила я, вытирая руки и направляясь к выходу.

– Но…

– Иди, – повторила я и наградила мальчишку испепеляющим взглядом. Шин вжался в угол и затих.

Размяв плечи, я вышла на улицу. Солнце уже почти зашло, оставив лишь розовую полоску на небе над кромками гор. До склада идти было минут пять, и когда я оказалась у нужного поворота, сумрак окончательно накрыл утлые домишки нашего посёлка. Я завернула за угол и остановилась, невольно присвистнув. Много? Очень интересное и точное описание. Всего их было десятка два. Вепрь с друзьями, всего человек семь, стояли напротив. Ещё одна такая же компания поджидала меня справа. Остальные расположились по краям тупичка – должно быть, обычные зрители.

– Так хочется поиметь эльфийку? – спросила я с искренним удивлением.

– Ты нарушаешь правила, – сообщил верзила со шрамом, стоявший справа от меня.

Я подняла бровь и посмотрела на него.

– У вас тут есть правила?

– Да. Правило первое. Мы с моим братом делаем всё, что хотим.

Ага, брат. Просто замечательно. Впору позавидовать такой верности семейным ценностям. Я ещё раз окинула взглядом место нашей встречи. Вариант был безнадёжный.

– Может, по одному? – предложила я на всякий случай, и в ответ услышала хохот. – Ну, или, я вызову на бой вожаков? По правилам чести.

Ещё один взрыв хохота. Я попятилась, понимая, что меня сейчас будут бить. Ожидания мои оправдались в первый раз за день – тяжёлая дубина одного из громил врезалась мне пониже спины. Я едва не рухнула на землю, в последний момент успев развернуться и рвануть оружие на себя, но тщетно. Силы не хватило.

Следующий удар повалил меня лицом вниз, и я лишь старательно сжимала руками рёбра и прятала пальцы от ударов тяжёлых сапог. Моих, в том числе. Глаза наполнило кровавое марево, и я уже думала, что боль так и не стихнет, когда крики громил сменились более высокими голосами носферату. Сквозь алый туман я с трудом могла разглядеть свалку. Видела только, как покатился по земле брат Вепря, сжимая пальцами правой руки обрубок левой. Как двое громил набросились на одного охранника, и как тот, свернув одному из них шею, приник губами к ещё горячей артерии.

Потом наступила тьма.

В себя я пришла в лечебнице. Попыталась шевельнуться и обнаружила, что всё моё тело покрыто бинтами. Теперь уже на мне не было не только сапог, но и верной кожаной куртки, пережившей со мной не одну зиму. Шин сидел напротив, скрестив руки на коленках, низко наклонившись и вглядываясь в моё лицо.

– Жива! – выдохнул он.

– Ага, – я ещё раз повела плечом. Да, шахты делали своё дело, и раны заживали отвратительно. – Что произошло?

– Охрана, – выдохнул мальчишка. Глаза его непривычно сверкали. – Ворвались и разделались со всеми.

– Да… – протянула я. Внезапно вспомнилось предостережение Вепря. Но я-то охрану не звала, как и в прошлый раз. – А что с…

Шин помрачнел даже раньше, чем я успела назвать имя.

– В ящике, – сказал он тихо, будто читал поминальную тризну. – А Быку отрубили руку.

Я кивнула, вспомнив метания второго бугая.

– Ну и хорошо, – сказала я, но почему-то Шин посмотрел на меня как на ненормальную.

– Его же выпустят, – сказал он таким голосом, будто разговаривал с полной дурочкой. Я с недоумением смотрела на него. – Вепря выпустят, – повторил он, – и он тебе за брата голову оторвёт.

Я откинулась назад, расслабляя ноющую спину. Шин был прав, если подумать. Вепрь и так обозлился настолько, что позвал всех, кого мог. Думаю, он хотел лишь проучить меня, но теперь просто избить меня будет мало. Он не успокоится, пока не выполнит обещание.

– Не показывай, что поправилась, – посоветовал Шин. – Тогда тебя не отправят работать.

Я лишь повела плечом. План мне не нравился. Чем дольше я сидела в лазарете, тем сильнее становилось влияние эридиума. А вот я к побегу не приближалась ни на шаг.

– Посмотрим, – ответила я уклончиво. – Тебе работать не надо?

Шин мялся.

– Боишься? – спросила я, и он кивнул.

В первый раз за всё время здесь мне стало его жаль. Наверное, потому, что я понимала – деваться ему сейчас некуда. Здесь его рано или поздно достанет охрана, там – ребята Вепря.

– Ты выбрал не ту госпожу, – сказала я, прикрывая глаза. Почему-то было стыдно за неоправданное доверие.

– Ту, – сказал он тихо. – Всё-таки вы ни разу не обидели меня…

Он не договорил.

– Я пойду, – закончил Шин ещё тише, и мне оставалось только кивнуть.


***

В барак я вернулась через три дня. Не вставая с койки, Вепрь проводил меня взглядом, полным ненависти. Однако всю ночь ко мне никто не приближался. Спокойно прошло и утро. Лишь по дороге к столовой мне всё время казалось, что за мной следят. Эта смутная тревога не оставляла меня весь оставшийся день. Когда я вышла из кухни и направилась к бочкам с водой, чтобы, как обычно, ополоснуть лицо, ощущение только усилилось. Стоило мне наклониться и зачерпнуть полную горсть воды, как что-то сухое и колючее накрыло меня с головой. Я дернулась, вырываясь, но лишь почувствовала на запястье чью-то холодную руку. Лицо моё оказалось прижато к краю бочки, и я уже задержала дыхание, приготовившись к тому, что меня будут топить, когда неизвестный сильнее выкрутил мне руку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5