Морин Чайлд.

Зов наслаждений



скачать книгу бесплатно

Он покачал головой:

– Не думаю, что это сработает.

– Как вы можете знать наперед? Надо попробовать. Может быть, вы окажетесь не правы, – с отчаянной решимостью продолжила она. Ей очень нужна эта работа. Она не позволит ему отобрать ее. Понизив голос, чтобы Холли не услышала, она сказала: – Будьте же верны данному обещанию.

– Я вам ничего не обещал.

– Но вы договорились с Кей.

– Ее здесь нет.

– Поэтому мы здесь, – ухмыльнулась Джой, довольная тем, что поймала его на слове. Она смотрела ему прямо в глаза.

– Интересно, в этом лесу есть феи? – громко спросила Холли.

– Я не знаю, радость моя, – ответила Джой.

– Нет, – коротко бросил Сэм.

Личико Холли скуксилось, и Джой буквально испепелила его взглядом. Он может быть грубым и злым по отношению к ней, но какое он имеет право расстраивать Холли?

– Он имел в виду, что никогда сам их не видел, милая, – ласково сказала Джой.

Улыбка снова осветила лицо девчушки.

– Понятно. Я тоже их не видела, но мамочка говорит, что когда-нибудь я их обязательно встречу.

Джой молча молила, чтобы он снова не разрушил мечту Холли.

– Тогда тебе придется как следует искать их в лесу весь месяц, пока будешь здесь жить, – сказал он, посмотрев на Джой с сожалением во взгляде.

Глава 2

Несколько часов, проведенных за работой в мастерской, не улучшили настроение Сэма. И неудивительно. Как он сможет сосредоточиться, когда перед глазами неотвязно маячили образы Джой Керран и ее дочери?

Ее имя преследовало его, несмотря на отчаянные попытки не думать о ней. Он медленно и методично провел пескоструйкой по поверхности стола, который в настоящий момент мастерил. Ощущение гладкой деревянной поверхности под рукой, как правило, успокаивало его художественную натуру.

Минуло шесть лет с той поры, когда он брал в руки кисть, становился перед девственно-чистым полотном и писал возникающие в воображении картины. У него и сейчас чесались руки, так ему хотелось писать. Он воображал, как пальцы сомкнутся вокруг кисти орехового дерева, и ощущал до боли знакомые запахи скипидара и льняного масла. Но он не будет больше рисовать, хотя желание это никогда его не оставляло.

Тем не менее Сэм не мог просто сидеть в доме и смотреть в окно.

Он начал заниматься столярным делом и резьбой по дереву, чтобы дать хоть какой-то выход своему художественному воображению. В мастерской он изготавливал столы и стулья, небольшие причудливые украшения для лужайки за домом, целиком погружаясь в работу, чтобы ни о чем не думать и не вспоминать.

Сегодня его постоянно отвлекали от работы мысли о женщине в его доме. Женщины давно не задерживались у него больше чем на один вечер. И перспектива лицезреть Джой в течение месяца его не вдохновляла. Но черт бы его побрал, если он видит выход из сложившейся ситуации. Конечно, он может указать им на дверь. И что потом?

Он до сих пор с содроганием вспоминал прошлый декабрь, когда чуть не умер от голода.

Он не хотел повторения ситуации, но сможет ли он вынести присутствие ребенка в доме?

Эта мысль не давала ему покоя. Сэм посмотрел на дом из ближайшего окна. Кухня светилась огнями, и он увидел Джой. Даже ее имя, означающее «радость», противоречило тому, кем он стал. Она была слишком красива, слишком жизнерадостна, слишком соблазнительна.

Это просто ад кромешный. Соблазн, который она представляет, – это лишь одна сторона медали. Как противостоять ему – вот в чем вопрос. Она пробудет здесь целый месяц. Желание забурлило в нем, как только он увидел ее выходящей из машины. Он не мог сопротивляться зову плоти.

Зазвонил мобильный. Взглянув на экран, Сэм увидел, что звонит мать.

– Отлично. Только ее мне не хватало, – пробормотал он.

Сэм подумал было не отвечать. Но Кэтрин Генри настойчивая женщина, будет звонить долго и упорно. Лучше ответить.

– Привет, мам.

– Привет, дорогой. Ты ведь не хотел отвечать, да?

Проницательность матери его удивляла, истинный психиатр.

– Но я же говорю с тобой. Что новенького?

– Кей прислала мне эсэмэску, что уехала в отпуск, – ответила Кэтрин. – Я хотела убедиться, что Джой и Холли благополучно до тебя добрались.

Пескоструйка выпала у Сэма из рук.

– Ты знала об их приезде?

– Естественно, – засмеялась она в трубку. – Кей держит меня в курсе событий, поскольку мой любимый сын решил стать отшельником.

Он глубоко вздохнул, сказав себе, что сердиться на мать бесполезно. С нее все как с гуся вода.

– Ты должна была меня предупредить.

– О Джой? Кей говорит, что она замечательная.

– О ее дочери, – прорычал он, забыв о данном себе обещании оставаться спокойным. Он воспринял как предательство поступок матери, которая должна бы понять его реакцию на присутствие ребенка в доме.

Повисла долгая пауза, прежде чем Кэтрин сказала:

– Дорогой, ты не можешь избегать детей до конца жизни.

Его передернуло от прямоты матери.

– Я этого не говорил.

– А мне не нужны слова. Я знаю, что это тяжело. Но Холли не Илай.

Он вздрогнул, услышав имя, о котором даже думать себе запретил.

Сжав трубку так, что побелели костяшки пальцев, он ответил:

– Да, конечно.

– Ну вот и славно, – деловым тоном продолжила она. – Будь с ней мил и вежлив. Мы с Кей думаем, что вы с Джой поладите.

Сэм оцепенел:

– Да неужели?

– Джой, по рассказам Кей, очень независимая, открытая и дружелюбная женщина. Как раз то, что тебе нужно, дорогой. Она растормошит тебя.

Сэм почувствовал ловушку. В мозгу зажегся красный сигнал опасности. Как же он раньше не догадался? Мать постоянно твердила ему, что пора возродиться к новой жизни.

Она хотела видеть сына счастливым, но не понимала, что он уже утратил счастье раз и навсегда.

– Мне это неинтересно, мама, – осторожно сказал он.

– Конечно, интересно, ты просто пока сам этого не понимаешь, сын, – уверенно ответила она. – Я же не пытаюсь вести вас к алтарю! Но что тебе стоит быть с ней приветливым? Правда, дорогой, ты превращаешься в нелюдимого отшельника. Это вредно для здоровья.

Сэм вздохнул и вся его злость улетучилась. Ему не нравилось, что семья так о нем беспокоится. Да, последние годы выдались тяжелыми для всех. Семья надеялась, что он найдет в себе силы восстановить свою разрушенную жизнь. Но такое не происходит по мановению волшебной палочки.

Лучшее, что он мог предпринять, – это убедить мать оставить его в покое, позволив ему самому разобраться с прошлым. Но шансы мизерные. Мать не отступала. И вот результат: она и Кей решили стать свахами.

Но тот факт, что они решили свести его с Джой, еще ни о чем не говорит. Он не попадется на их удочку. Ему не нужна новая женщина, даже такая красотка с платиновыми волосами и синими глазами.

И уж точно ему не нужен еще один ребенок.

Ему бы только пережить декабрь, и все встанет на свои места. Если между ним и Джой ничего не произойдет, его матушка и Кей откажутся от идеи связать их узами Гименея. Это станет облегчением для всех.

– Сэм? – раздался голос матери. – Ты впал в кому? Нужен врач?

Он рассмеялся. С Кэтрин Генри нужно держать ухо востро.

– Я здесь, мам.

– Хорошо. Сделай мне одолжение, сынок, не спугни Джой. Если уж она согласилась терпеть тебя месяц, стало быть, ей действительно нужна работа.

Обидные слова, но правдивые.

– Спасибо, мама.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Отшельники непривлекательны, Сэм. Они отращивают бороду, перестают мыться и постоянно что-то бормочут себе под нос.

– Невероятно, – пробормотал он и тут же осекся.

– Вот видишь, – сказала мать, – скоро местное население начнет рассказывать детям, что в их краях проживает странный человек, который никогда не выходит из дома.

– Я не странный, – запротестовал он.

– Пока нет, но, если ничего не изменится, ты действительно превратишься в затворника.

Сэм насупился и невидящим взглядом уперся в стену.

– Мам, я знаю, что ты мне добра желаешь.

– Конечно, родной. Тебе нужно…

Он прервал ее на полуслове, иначе поток маминого красноречия не остановить.

– Я уже делаю то, что нужно, мам. В моей жизни достаточно перемен, благодарю.

Кэтрин немного помолчала:

– Знаю, дорогой. Просто хочу, чтобы ты жил нормально.

Интересно, это все матери такие или только его? Кэтрин не видит дальше своего носа. Как, черт возьми, ему продолжать жить, когда он потерял все, что имело для него значение? Он должен все забыть? Притвориться, что ничего не случилось? Каждый день, прожитый впустую, напоминал ему о безвозвратной потере.

Это невозможно объяснить матери. Он навсегда останется один на один с болью утраты.

Терпение Сэма лопнуло.

– О’кей, мам, спасибо за звонок. Мне нужно закончить работу.

– Хорошо, сынок. Подумай над тем, что я тебе сказала.

– Конечно. – Сэм отключился и сунул телефон в карман.

Приближалось время обеда. Разговор с матерью взбудоражил его. Ему не нужна сейчас компания. В конце концов, это его дом, и он ест когда хочет. Сэм взялся за пескоструйку и продолжил работу.

Было совсем поздно, когда он наконец оторвался от работы. На улице темнота, хоть глаз коли, только в кухонном окне светился огонек. Он надеялся, что Джой и Холли давно спят. На какое-то мгновение он почувствовал укол совести за то, что пропустил обед. Но он не просил ее готовить. Он не хотел, чтобы она оставалась в доме. Тем не менее она осталась.

Сэм пообещал себе поговорить с ней завтра и установить правила общения. Она должна понять, что ее взяли заниматься домом, а не им. Кроме готовки для него. И он будет обедать тогда, когда захочет, и в одиночестве. Сейчас ему хотелось принять душ и съесть бутерброд.

Открыв кухонную дверь, он застыл на пороге. Джой сидела за столом с бокалом вина в руке. Повернувшись к нему, она сказала:

– Вы опоздали.

Он снова почувствовал укол совести, но быстро подавил его. Он запер входную дверь.

– Я не слежу за временем каждую секунду.

– Этого и не требуется. Но, если ужин в шесть, неплохо было бы появиться. Не знаю, как принято у других, но я считаю это проявлением элементарной вежливости.

– Да. Но я так увлекся работой, что потерял счет времени. – Вежливая ложь была лучше, чем заявить ей в лоб, что он просто не хотел с ней встречаться за ужином. – Не беспокойтесь, я сам сейчас что-нибудь себе приготовлю на скорую руку.

– Не нужно. – Она встала и подошла к духовке. – Еда еще теплая. Мойте руки и садитесь за стол.

Он хотел было отказаться. Но из духовки доносился такой соблазнительный запах, что он не выдержал. Вымыв руки, он сел за стол напротив нее.

– Хотите бокал вашего вина? Отличный вкус. Приподняв бровь, он усмехнулся:

– Рад, что вам понравилось.

– Люблю посидеть с бокалом вина после трудового дня, перед тем как лечь в постель, – ответила Джой, проигнорировав его тон.

Вряд ли ему стоит думать о постели в ее присутствии. Она рядом и выглядит такой… аппетитной.

– Пожалуй, я выпью пива, – сказал он вслух, отгоняя мысли о постели и Джой.

– Я принесу, – предложила она, поставив перед ним тарелку с пастой в густом мясном соусе.

Аромат блюда едва не свел его с ума.

– Что это?

– Отварные макароны с моцареллой и пармезаном в мясном соусе по рецепту моей бабушки. – Джой взяла из холодильника бутылку пива и вернулась к столу.

– Пахнет потрясающе, – нехотя признал он.

– А на вкус еще лучше, – уверила Джой. – Но не обольщайтесь, я не собираюсь прислуживать вам каждый вечер, подавать пиво и прочее.

Он фыркнул:

– Возьму на заметку.

Попробовав блюдо, Сэм удовлетворенно вздохнул. Какими бы еще талантами ни обладала Джой Керран, но повар она отменный. Он не мог оторваться от пасты. Разговор подождет. Насытившись, Сэм сделал глоток пива.

– Вкусно? – спросила она.

– Да, язык проглотишь, – честно признался он.

Она улыбнулась, и ее лицо засветилось. При взгляде на нее у Сэма перехватило дыхание. Его будто ударило током, так притягательно она выглядела. Но в голове тут же всплыл разговор с матерью. Интересно, а Джой посвящена в их заговор?

Имеет смысл. Молодая хорошенькая женщина. Мать-одиночка. Почему бы не попытаться отхватить богатого мужа?

Он задумчиво посмотрел на нее, не заметив в ее прямом взгляде ни капли коварства. Вероятно, она не подозревает о хитрых планах Кей и его матери. Знает или нет, станет ясно позже, а сейчас надо установить правила. Если уж им предстоит жить под одной крышей весь месяц, лучше знать, чего ждать друг от друга.

– Хорошо, вы остаетесь здесь на месяц.

Она усмехнулась и отпила глоток вина:

– Отличная новость. Спасибо. Но вообще-то я и не думала уезжать.

Развеселившись, он глотнул пива:

– Да что вы говорите? Неужели?

– Да. – Она сердито кивнула. – Да будет вам известно, я довольно упряма, когда чего-то хочу по-настоящему. А мне действительно хотелось пожить здесь месяц.

Он откинулся на стуле. В кухне царил полумрак, лампочки горели лишь над варочной панелью. Тем не менее он видел, как блестят ее платиновые волосы, а синие глаза горят решимостью. Тишина в доме и неяркое освещение создавали за столом почти интимную обстановку. Вот как раз об интиме ему и не хотелось в настоящий момент думать.

– Вы можете себе представить пятилетнюю девочку в замкнутом пространстве гостиничного номера? – Она содрогнулась. – Это кошмар для меня и несправедливо по отношению к Холли. Детям нужен простор, чтобы резвиться и играть.

Он представил. Воображение услужливо подсунуло ему картинку другого ребенка. Вот он носится, смеется, играет, шоколадного цвета глазки блестят…

Сэм так сильно сжал бутылку в руке, что удивился, как она не треснула. Постепенно образ затуманился и исчез. Глубоко вдохнув, Сэм отхлебнул большой глоток, пытаясь найти утешение на дне бутылки.

– Кроме того, – продолжила Джой, не замечая состояния Сэма, – у вас потрясающая кухня.

Девушка окинула восхищенным взглядом просторное помещение: шкафчики и полки светлого дуба, рабочие столы с темно-синей гранитной поверхностью со светлыми вкраплениями. Кухня буквально нашпигована бытовой техникой, двойная мойка из нержавеющей стали. Из всего этого богатства Сэм пользовался лишь холодильником и микроволновкой.

– Готовить на такой кухне – сплошное удовольствие, – Джой снова отпила вина, – у нас дома мы с Холли едва помещаемся на кухне вдвоем. Раковина старая, дверцы шкафов не закрываются до конца, но это арендованная квартира. Когда-нибудь у нас будет собственный дом, конечно, не такой шикарный, как ваш, но с просторной кухней, чтобы Холли могла делать уроки за столом, пока я буду готовить ужин…

Сэм прервал ее мечтания об идеальной кухне будущего.

– О’кей, я вас понял. Вам необходимо временное пристанище, и за такой ужин, как сегодня, я готов вам его предоставить.

Джой рассмеялась.

Он не обратил внимания ни на ее музыкальный смех, ни на блеск ее глаз.

– Договорились. Вы останетесь здесь на месяц.

– Но?.. – спросила она. – Мне послышалось условие в ваших словах.

– Вы правы, – кивнул Сэм. – Ни вы, ни ваша дочь не должны попадаться мне на глаза.

Брови Джой удивленно взметнулись вверх.

– Не любите детей?

– Так и есть, с недавних пор.

– Холли не будет вам мешать, – сказала Джой, отпив вина.

– Хорошо, значит, мы уживемся. – Он прикончил остатки пасты, запил ее пивом и удовлетворенно вздохнул.

– Вы готовите и убираете дом. Я по большей части работаю в мастерской, так что мы практически не будем видеться.

Джой некоторое время пристально его разглядывала, а затем произнесла:

– Вы загадочный человек.

Она снова застала его врасплох. Он практически открытым текстом сказал ей, что не хочет общаться ни с ней, ни с ее дочерью.

– Никакой загадки нет. Я просто предпочитаю уединение.

– Уединяться – это одно, а скрываться от чего-то – совсем другое, – задумчиво произнесла она.

– А кто говорит, что я скрываюсь? – поинтересовался Сэм.

– Кей.

Он закатил глаза. Кей говорила с его матерью, говорила с Джой. Интересно, с кем еще она его обсуждала?

– Кей не все обо мне знает.

– Она знает достаточно, чтобы беспокоиться о вас, – продолжила Джой. – Да будет вам известно, она считает, что вы одиноки, но замкнуты, симпатичны, но скрытны.

Ему вдруг стало неловко под ее пристальным взглядом. Будто она могла проникнуть в его душу и выведать все секреты.

– Она не сказала мне, почему вы уединились здесь в горах.

– И на этом спасибо, – пробормотал он себе под нос, но, вспомнив предупреждение матери о повадках отшельников, нахмурился и сделал глоток пива.

– Местные жители и правда удивляются, почему вы так редко показываетесь в городе. Здесь прекрасно, но разве вы не скучаете по общению с людьми?

– Ни капли, – коротко бросил он в надежде, что она прекратит расспросы.

– Я бы скучала.

– Ничего удивительного, – снова буркнул он и внутренне поморщился. Черт побери, за последние десять минут он сказал больше, чем за весь год. Как ни странно, ему хотелось оправдать свой образ жизни. – Если мне приспичит пообщаться, для этого есть Кей. И в городе я тоже появляюсь время от времени. «Но практически никогда», – добавил он про себя.

Зачем, скажите на милость, ехать во Франклин, чтобы вызывать лишние любопытные взгляды и пересуды, когда можно заказать все необходимое онлайн и получить вечером того же дня? На дворе двадцать первый век. И если человек хочет, чтобы его оставили в покое, жизнь в виртуальной реальности как раз для него.

– Да, вы редкий гость в городе. Прошлым летом обитатели городка делали ставки, покажетесь ли вы во Франклине до осени.

Он в изумлении уставился на Джой:

– Жители на меня спорили?

– Вы удивлены? – Ее мелодичный смех разнесся по кухне. – Франклин – крохотный городишко, затерявшийся в горах, в котором мало что происходит, кроме набегов туристов. Естественно, что жители делают ставки на местного отшельника.

– Мне начинает претить это прозвище. – Сэму и в голову не приходило, что он станет предметом повышенного интереса у местного населения. Не то чтобы он переживал по этому поводу. И что ему теперь делать? Чаще выезжать в город или перестать там появляться вовсе?

– Не нужно сердиться, – покачала она головой. – Могу добавить, что, когда вы в прошлом году заехали в магазин скобяных изделий, чтобы забрать заказанные инструменты, Джим Бауэр выиграл почти двести долларов.

– Счастлив за него, – пробормотал Сэм, не зная, радоваться ему или сердиться. Он приехал в этот маленький городок в поисках одиночества и хотел здесь затеряться, чтобы никому до него не было дела. А теперь узнает, что на него делают ставки.

– Кто такой Джим Бауэр?

– Местный булочник.

– Во Франклине есть булочная?

Джой притворно-огорченно вздохнула и сказала:

– Так печально, что вы об этом узнали только сейчас.

У него вырвался смешок, удививший обоих.

– Вам нужно почаще делать это.

– Что?

– Улыбаться, смеяться. Сотрите с лица высеченное на нем раздраженно-сердитое выражение.

– У вас на все есть точка зрения? – спросил он.

– А у вас разве нет? – парировала она.

– Да, – ответил он.

В данной ситуации ему показалось, что он совершил ошибку, позволив Джой и Холли остаться у него в доме на месяц.

Но будь он проклят, если сейчас признается себе в этом.

Глава 3

Пообщавшись с Сэмом накануне вечером, Джой решила, что его необходимо подтолкнуть, чтобы он начал выбираться из черной дыры одиночества. Она многое про него поняла. За холодной и угрюмой внешностью скрывалась тонкая и ранимая душа.

Она знала, что он специально допоздна задержался в мастерской, чтобы не видеться с ней, поэтому и решила дождаться его на кухне. Джой всегда считала, что лучше все выяснить сразу, чем ходить вокруг да около. Она понимала, что ему не по душе их с Холли присутствие в доме, но была уверена в том, что ему не устоять перед ее кулинарными талантами. Так оно и вышло. Она смирилась с его напускной суровостью. С этим можно жить.

А вот реакция ее тела на Сэма несказанно удивила девушку. Она не испытывала подобного отклика с момента расставания с отцом Холли еще до рождения девочки. Но Джой и не искала чувственных приключений. У нее успешно развивающийся бизнес, чудесная дочурка. Чего еще можно желать?

Тем не менее этот мужчина ее заинтриговал. Она не могла не признаться себе в том, что, сидя с ним вчера в полутемной, почти интимной атмосфере почувствовала то, о чем ей не следовало думать. А какая женщина может устоять перед таким сексапильным красавцем? Да, она не любит сердитых и угрюмых грубиянов. В ее жизни было достаточно «плохих парней», но отголоски старой боли, которую она заметила в его глазах, свидетельствовали о том, что он не всегда был таким.

Интерес к нему возник помимо ее воли. Его внешняя холодная отстраненность раздражала, но затаившиеся в глазах боль и печаль вызывали сочувствие и желание помочь. Это опасные чувства.

– Мамочка, сегодня будет снег? – Голосок Холли вывел Джой из задумчивости.

Подойдя к столу, она чмокнула дочурку в макушку.

– Не думаю, детка. Кушай блинчики. После завтрака мы сходим на озеро.

– Покататься на коньках? – Глазенки Холли заблестели от волнения. Она быстро прожевала кусок блина, готовая бежать на озеро прямо сейчас.

– Сначала посмотрим, достаточно ли крепок лед. – Джой прихватила коньки, когда узнала про озеро. Холли обожала коньки почти так же, как сказочных принцесс.

Согласно кивнув, девочка продолжила завтракать, болтая ножками и мурлыча себе под нос какую-то песенку.

– Привет, Сэм! – радостно воскликнула она. – Мамочка напекла блинов, и мы празднуваем.

– Празднуем, – автоматически поправила Джой, прежде чем взглянуть на появившегося в дверях Сэма. И снова эта эйфория и нервное возбуждение, черт бы их побрал. Такой высокий, темноволосый, в темно-зеленой фланелевой рубашке и потертых джинсах, с тем же интригующе таинственным выражением в глазах цвета кофейных зерен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении