Морин Чайлд.

Правила соблазнения



скачать книгу бесплатно

Gilded Secrets © 2012 by Harlequin Books S.A.

«Правила соблазнения» © «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

* * *

Глава 1

Задумчиво разглядывая внушительное здание,

Ванс Ваверли замер перед ним. За последние полторы сотни лет его пару раз обновляли, но его сердце осталось прежним.

Улыбнувшись, Ванс еще раз скользнул взглядом по «счастливой» семиэтажке, стриженым кипарисам и молчаливому швейцару у входа. Кованые решетки и серый камень придавали зданию величие, а над двойной дверью висела табличка с одним-единственным словом: «Ваверли».

Как всегда, при одной мысли о главном детище прадеда, Виндхэма Ваверли, в Вансе проснулась законная гордость. Давно умерший пращур навеки обессмертил свое имя, создав всемирно известный аукцион.

Сам же Ванс принадлежал к последним представителям рода и считал, что поддержание престижа этого предприятия – его первостепенная задача. Являясь главой совета директоров, он непосредственно участвовал во всей деятельности аукциона, начиная от выпуска каталогов и заканчивая непосредственной охотой на предметы, достойные выставляться у Ваверли.

И этот дом был ему домом куда в большей степени, чем роскошная квартира с видом на Гудзон. Там он лишь спал, а здесь протекала его настоящая жизнь.

– Здорово, дружище! – раздалось у Ванса из-за спины. – Так и будешь столбом стоять?

Обернувшись, он увидел грузчика с заваленной коробками тележкой и отступил в сторону, давая нахалу дорогу.

– И почему все считают себя королем дороги? – бросил напоследок грузчик и скрылся внутри здания.

– Обожаю Нью-Йорк, – усмехнулся Ванс.

– Доброе утро.

Снова обернувшись, Ванс увидел сводного брата.

В Нью-Йорк Рорк заглядывал редко, да и сейчас приехал лишь на встречу с информатором. Такой же высокий, как и сам Ванс, за метр восемьдесят, в остальном же они мало друг на друга по ходили – темные волосы, зеленые глаза… Да и неудивительно. Общим у них был лишь умерший пять лет назад отец, Эдвард Ваверли. И о существовании Рорка Ванс узнал только после смерти родителя.

За последние пять лет им удалось создать прочную дружескую связь, и Ванс искренне этому радовался, но при этом Рорк неизменно требовал, чтобы их родство оставалось в тайне, потому что так и не нашел неоспоримых доказательств тому, что Эдвард Ваверли действительно был его отцом. Но и того, что было, хватило, чтобы обеспечить его безоговорочную преданность аукциону. Все же доказательство родства сводилось к одному-единственному письму, что Эдвард приложил к завещанию.

– Спасибо, что нашел на меня время, – улыбнулся Ванс и кивнул вместо приветствия.

– Надеюсь, у тебя что-нибудь важное, – заметил Рорк, следуя за Вансом к ближайшему кафе. – Я поздно лег и еще не проснулся.

Темные очки, потрепанная кожаная куртка, футболка, джинсы, ботинки… На несколько секунд Ванс даже позавидовал брату.

Сам бы он тоже предпочел ходить в джинсах и футболке, но на аукционе все ждали от него костюма и галстука. А Ванс всегда и всюду поступал правильно.

– Важное, – кивнул Ванс, устраиваясь за столиком под полосатым зонтом. – Скорее всего.

– Уже интересно. – Они разом осушили по первой чашке кофе и продиктовали официантке заказ. – Рассказывай.

Собираясь с мыслями, Ванс покрутил в пальцах чашку свеженалитого кофе, пристально вглядываясь в темную жидкость. Обычно сплетни и слухи его не интересовали, да и самих сплетников он на дух не переносил, но когда речь шла о «Ваверли», он не имел права рисковать.

– Ты что-нибудь слышал про Анну?

– Анну Ричардсон? Нашего генерального директора?

– Да, про нее. – Можно подумать, у них есть еще знакомые Анны.

Сняв очки, Рорк аккуратно уложил их на столик и быстро огляделся по сторонам.

– И что же я должен был о ней слышать?

– Если точнее, о ней и Далтоне Ротшильде. Ну ты же знаешь, о том, который является главой аукциона «Ротшильд». О нашем главном конкуренте.

Пару секунд Рорк молча разглядывал Ванса, а потом медленно покачал головой:

– Не может быть.

– Я тоже не хочу в это верить.

Генеральный директор аукциона, Анна Ричардсон, отлично исполняла свою работу. Умная и способная, она пробилась наверх с самой заурядной должности и стала самым молодым руководителем аукциона подобного размаха и уровня.

Откинувшись на спинку стула, Рорк снова покачал головой:

– Что ты слышал?

– Поздно вечером мне позвонила Трейси и сообщила название завтрашней статьи в «Посте».

– Трейси. – Рорк нахмурился, а затем кивнул: – Трейси Беннет. Журналистка, с которой ты встречался в прошлом году.

– Да. Она говорит, что эта история станет главной новостью дня.

– Какая история?

– Такая, что у Анны роман с Далтоном.

– Анна слишком умна, чтобы попасться на его уловки.

Ванс бы тоже с радостью отмел это предположение, но, как показывает практика, люди на каждом шагу совершают глупости, объясняя ошибки «любовью», но на самом деле они просто используют ее в качестве отговорки, чтобы делать то, что им на самом деле хочется.

– Согласен, но если между ними все же что-то есть…

Рорк присвистнул:

– А даже если и так, мы-то что можем сделать?

– Не много. Я поговорю с Анной и предупрежу о статье.

– И?

– И, – продолжал Ванс, пристально разглядывая брата, – я хочу, чтобы ты внимательно прислушивался и смотрел по сторонам. Анне я доверяю, а вот Далтону нет. Он всегда хотел вывести нас из игры. И, раз купить он нас не в состоянии, похоже, он решил найти другой способ. – Глотнув кофе, Ванс прищурился. – Но мы этого не допустим.


– Доброе утро, мистер Ваверли. Кофе и повестка дня уже вас ждут. И еще! Вчера, уже после того, как вы ушли, вам прислали приглашение на вечеринку к сенатору Крейну.

Остановившись на пороге кабинета, Ванс посмотрел на новую помощницу, Шарлотту Поттер, крошечную фигуристую блондинку с длинными волнистыми волосами, собранными на затылке в хвост. Живые голубые глаза, пухлые губы, а сама она, казалось, ни на минуту не замолкала и всегда что-то делала.

Нанял он ее исключительно в качестве одолжения одному из отошедших от дел членов совета директоров, привязавшегося к своей бывшей помощнице. Пока что она проработала на него всего неделю, но Ванс уже ясно видел, что сработаться они не сумеют.

Слишком уж она молодая, слишком хорошенькая, слишком… Отвернувшись, она нагнулась, чтобы достать приглашение из нижнего ящика, и Ванс лишь головой покачал, не в силах отвести глаз с обтянутой черными брюками аппетитной попки. Все в ней слишком.

Выпрямившись, Шарлотта протянула ему конверт. Наверное, стоит перевести ее в другой отдел, раз уже нельзя уволить за то, что она служит постоянным отвлечением его мыслей.

Пусть это и не слишком политкорректно, но Ванс предпочитал, чтобы его непосредственными помощниками были либо мужчины, либо почтенные матроны в возрасте.

Его последняя секретарша, Клэр, ушла на пенсию в шестьдесят пять, а до этого всегда спокойно и скрупулезно выполняла свои обязанности, поддерживая идеальный порядок на рабочем месте. Даже ручки у нее всегда лежали строго на своих местах, и Ванс всегда твердо знал, что во всем может на нее рассчитывать.

Шарлотта же… Слегка нахмурившись, он разглядывал горшок с фикусом в углу, папоротники у окна и темно-пурпурные африканские фиалки посреди рабочего стола. Так же на столе красовались фотографии в рамочках, хотя Ванс к ним особо и не приглядывался.

Ручки Шарлотта ставила в кружку, стилизованную под шлем клуба американского футбола «Нью-Йорк джетс», а рядом с телефоном красовалась мисочка с цветными карамельками. Не стоило ему на нее соглашаться. К тому же, как говаривал отец, за добро всегда приходится платить, и, похоже, не ошибался.

Лишние отвлечения на работе ему не нужны были даже в лучшие времена, а теперь, когда над ними нависла тень Ротшильда, тем более. И если это делает его шовинистом, пусть так.

Являясь одним из последних представителей семейства Ваверли, он предпочитал посвящать все рабочее время родному аукциону, а молодая хорошенькая девушка под боком сильно мешала концентрации.

– Спасибо, Шарлотта. До заседания совета ни с кем меня не соединяй.

– Хорошо, и зовите меня просто Шарли.

Обернувшись через плечо, Ванс едва не ослеп от лучезарной улыбки помощницы. Вернувшись к столу, она принялась проглядывать почту, а длинная прядь упала с плеча ей на грудь, и внутри Ванса сразу же что-то болезненно сжалось. Как не противно это сознавать, но на эту женщину при всем желании просто невозможно не обращать внимания.

Облокотившись о дверной проем, Ванс глотнул сваренного Шарлоттой кофе и только сейчас заметил, что она, как и всю прошлую неделю, что-то тихонько напевает, безбожно перевирая мотив и фальшивя.

Ванс устало покачал головой. Ему нужно сделать пару звонков в лондонский филиал и проверить, как там идут дела, он все еще не может выкинуть из головы слухи об Анне, да к тому же совсем не в настроении для заседания совета директоров.

Резко поднявшись, Шарлотта вскинула руку к груди, словно пыталась удержать выскочившее сердце, а потом коротко рассмеялась и покачала го ловой:

– Вы меня до смерти напугали, думала, вы уже давно в кабинет ушли.

Именно это ему и следовало сделать. А вместо этого он снова «отвлекся». И это плохо. Мысленно нахмурившись, Ванс спросил:

– Ты напечатала повестку дня? Я хочу внести пару дополнений до заседания.

– Разумеется. – Вытащив одну из папок, она протянула ее Вансу. – Также я составила список частных коллекций, что ожидаются в ближайшие пару недель.

Открыв папку, Ванс глянул на аккуратно отпечатанную повестку и собственные замечания, вставленные жирным шрифтом. Лениво пролистав следовавшие за повесткой страницы, Ванс остановился на последней.

– Что это?

– Это? – Шарлотта улыбнулась. – Макет следующего каталога выглядел слишком перегруженным, и я вынесла пару картинок отдельно, так что…

Глядя на ее работу, Ванс невольно признал, что так действительно стало гораздо лучше. Теперь каждая ваза эпохи династии Мин красовалась в ярком освещении на приглушенном фоне, вместо того чтобы всем вместе толпиться в одной секции, где при всем желании невозможно было разглядеть их красоту.

– Я знаю, что мне не следовало, но…

– Ты отлично поработала. – Закрыв папку, Ванс посмотрел в ясные голубые глаза.

– Серьезно? – Шарлотта так и просияла. – Спасибо. Я немножко переживала, взяв на себя смелость все это сделать, но работа для меня очень важна, и я стараюсь изо всех сил.

Глядя в широко распахнутые глаза, полные рвения и задора, Ванс испытал непривычное чувство вины. Она же вся так и дрожит от восторга и восхищается новой работой. А он еще жалеет, что вообще ее взял…

Так может, все-таки дать ей шанс? Нужно только перестать воспринимать ее как женщину.

Но стоило ему только вскользь пробежаться взглядом по аппетитным формам, как он сразу же выкинул эту мысль из головы.

Зазвонил телефон, и Шарлотта мгновенно сняла трубку:

– Офис Ванса Ваверли.

Какой же у нее все-таки соблазнительный вкрадчивый голосок… Или это просто так кажется?

– Подождите, пожалуйста, – попросила она, нажала на кнопку и повернулась к Вансу: – Это Дерек Стоун из лондонского офиса.

– Отлично. – Наконец-то он может оставить Шарлотту и вернуться к работе. Взяв папку, он прошел к себе в кабинет. – Переведи его на меня, а на все остальные отвечай сама.

– Хорошо, мистер Ваверли.

Закрыв за собой дверь, Ванс сразу же прошел к столу. Отполированный до блеска деревянный пол, картины на стенах цвета слоновой кости, диван у стены, окно от пола до потолка с видом на Мэдисон-авеню и ни на секунду не замирающий Манхэттен… Сняв трубку, Ванс уселся спиной к шикарному виду:

– Дерек, рад тебя слышать.


Чувствуя себя полностью опустошенной, Шарли наконец-то выдохнула и едва ли не ползком вернулась к столу, надеясь, что Ванс Ваверли так и не заметил, как она нервничает в его присутствии.

– И как ему только удается так приятно пахнуть? – выдохнула она едва слышно, устроившись на стуле и облокотившись о стол. Уткнув лицо в ладони, она приказала себе собраться.

Вот только упрямые гормоны совершенно не хотели ей повиноваться и продолжали восторженную пляску, как и всегда после встречи с Вансом Ваверли. Чертовски унизительно. Да и вообще, почему ее так тянет к начальнику, которого боится едва ли не половина сотрудников?

Но что есть, то есть. Высокий, широкоплечий, темноволосый… В карих глазах порой сверкали золотые искорки, но губы почти никогда не складывались в улыбку. Вся его жизнь вертелась вокруг работы, и Шарли не могла отделаться от мысли, что он неустанно к ней приглядывается, выискивая малейший предлог, чтобы ее уволить.

Но она этого не допустит.

Работа для нее важнее всего. Бросив взгляд на одну из фотографий в рамочке, она невольно улыбнулась. Важнее всего, кроме малыша. Но в любом случае такой шанс, как место личной помощницы главы совета директоров, выпадает лишь раз в жизни, и она его не упустит.

Глубоко выпрямившись, Шарли кивнула, расправила плечи и снова посмотрела на снимок сына, Джейка, в очередной раз напомнив себе, что, хоть ее и взяли сюда лишь по просьбе старого друга, она вполне обладает нужной квалификацией, чтобы отлично выполнять возложенные на нее обязанности. И она и дальше останется приветливой оптимисткой. Чего бы ей это ни стоило.

Зазвонил телефон, и она мигом подняла трубку:

– Приемная Ванса Ваверли.

– Как успехи? – спросил знакомый женский голос.

Шарли украдкой глянула на закрытую дверь начальника:

– Пока неплохо.

– А как он отнесся к твоей идее с каталогом?

– Ты была права. – Она буквально видела, как сидящая в бухгалтерии подруга улыбается. Шарли играла с каталогом в тайне ото всех, и именно Кэти настояла, чтобы она все-таки показала свои наработки Вансу. – Сказал, что я отлично поработала.

– Видишь? Я же говорила. – Шарли слышала, как во время разговора подруга с невероятной скоростью что-то печатает. – Ни секунды не сомневалась, что ему понравится. Он достаточно умен, чтобы оценить тебя по заслугам.

– Ну не знаю, всю неделю он за мной наблюдает с таким видом, словно ждет не дождется, когда я наконец совершу ошибку, – задумчиво протянула Шарли, разглядывая улыбку сына.

– Может, он просто тобой любуется.

– Не думаю. – Правда, от одной этой мысли по всему телу пробежала приятная волна дрожи, но она мысленно облила себя холодной водой. Она пришла сюда не за свиданиями, а для того, чтобы создать себе с сыном лучшую жизнь. И новая работа с отличной зарплатой была весьма существенной частью грандиозного плана. Осталось лишь убедить начальника в собственной незаменимости.

– Ты давно в зеркало смотрелась? – усмехнулась Кэти. – Поверь, играй я за другую сборную, не устояла бы.

Шарли невольно рассмеялась. У подруги было столько мужчин, что у нее едва хватало времени на саму себя. Но в чем-то она точно права. Большинство людей видели лишь светлые волосы, огромные голубые глаза и пышную грудь, которой позавидовала бы любая Барби, и мгновенно записывали ее в категорию безмозглых красоток. И большую часть жизни Шарли упрямо доказывала окружающим, что они ошибаются.

А в тот единственный раз, когда она пошла на поводу у сердца…

– Он не такой, – возразила Шарли и снова глянула на закрытую дверь Ванса.

– Дорогая, все мужчины «такие».

Шарли чуть понизила голос:

– Он нанял меня лишь в качестве одолжения Квентину.

– Ну и что? Кому до этого дело? Не важно, как ты сюда попала, важно лишь то, что теперь ты здесь. И уже успела доказать, что по праву заняла это место и идеально ему соответствуешь.

– Спасибо. А теперь мне нужно идеально разложить папки. Потом поговорим.

Все еще продолжая улыбаться, Шарли повесила трубку.

Глава 2

Два часа спустя Ванс отбросил смятую газету, почти мгновенно обуздав вспышку ярости. Как Трейси и обещала, на двадцать шестой странице красовалась история возможного романа между Анной Ричардсон и Далтоном Ротшильдом. Как же хочется верить, что крошечная колонка среди бесконечной рекламы останется незамеченной…

Но глупо надеяться на чудо. Нет ничего слаще скандала, и о них будут говорить еще не одну неделю. И что еще хуже, он никак не мог выкинуть из головы мысли о тайном сговоре. Потому что если за всем этим действительно что-то есть, то их ждет официальное расследование, существенные траты, а возможно даже и смерть «Ваверли».

Вытащив из кармана мобильник, Ванс набрал номер.

– Черт возьми, Трейси.

– Ванс, это не моя вина, – спокойно заметила журналистка. – Редактор получил информацию, и мы пустили ее в ход. Но я, по крайней мере, тебя предупредила.

– Можно подумать, мне это сильно помогло. – Она действительно вчера ему звонила, но, похоже, лишь для того, чтобы он чуть дольше помучился, изводя себя сомнениями.

Поднявшись, Ванс задумчиво разглядывал раскинувшийся под ним город. Жара, неторопливые туристы, стремительно идущие по своим делам местные…

– У вас есть какие-нибудь доказательства?

– Ты же знаешь, что я не могу отвечать на такие вопросы.

– Ладно. Но если у вас появится еще схожая информация, сообщишь мне о ней до того, как она пойдет в печать?

– Ничего не обещаю, – огрызнулась Трейси. – Знакомые слова? – спросила она напоследок и повесила трубку.

Даже понимая, что она не обязана ничего ему рассказывать, Ванс все равно вздрогнул. Год назад Трейси провела в его кровати пару месяцев, а потом он объявил, что все кончено, напомнив, что в начале романа он честно предупреждал, что «ничего не обещает».

Эти слова он говорил каждой женщине, вступавшей с ним в связь. Он не искал длительных отношений. Для этого он слишком хорошо помнил, что сотворила с отцом смерть матери и старшей сестры, от него осталась лишь пустая оболочка. И раз любовь обладает над людьми такой властью, у Ванса не было ни малейшего желания с ней связываться. Ну а собственная семья? Как-то его к этому не тянуло, а раз жену он заводить не намерен, к чему притворяться и врать? Разве не лучше с самого начала быть с женщиной честным?

Покачав головой, Ванс отогнал докучливые мысли, не имевшие ни малейшего отношения к делу.

Засунув руки в карманы, он снова покачал головой. «Ваверли» – это все, что у него есть, и он ни за что не допустит краха аукциона. Его семья создала это дело, и он, как один из последних представителей рода, обязан его спасти.

Резко развернувшись, он позвонил Шарли по интеркому:

– Ты не могла бы ко мне зайти?

Пару секунд спустя помощница замерла на пороге кабинета. Длинные светлые волосы свободно падали ей на плечи, а огромные голубые глаза сосредоточились на его лице. Как обычно, Ванс почувствовал, как по всему телу пробежала волна жара, но сразу же взял себя в руки.

– Что-то не так?

– Можно и так сказать. – Он указал ей на диван. – Садись.

Ощутимо напрягшись, она молча села.

– Расслабься, – сказал он, усаживаясь на противоположный конец дивана. – Я не собираюсь тебя увольнять.

Чуть слышно выдохнув, Шарлотта улыбнулась.

– Приятно это слышать. Что я могу сделать?

Сцепив руки на коленях, Ванс посмотрел в огромные голубые глаза.

– Расскажи все, что в последнее время слышала про Анну Ричардсон.

– Извините?

– Я хочу знать, говорят ли что-нибудь про нее, – пояснил он сухо. – Наверняка ты же слышала про статью.

Она на секунду отвела взгляд.

– Последние полчаса телефон ни на минуту не замолкал. Все хотят с вами поговорить.

– Понятно. И кто же это конкретно?

– У меня на столе целая стопка сообщений, но в основном звонили члены совета директоров и журналисты. А еще репортеры с делового канала хотят взять интервью.

Откинувшись на спинку дивана, Ванс покачал головой:

– И это только начало. – Он просто обязан поговорить с Анной, разобраться, что происходит, и выработать правильную линию защиты. Он снова сосредоточился на Шарли.

– Я знаю, что сотрудники все это обсуждают. Что ты слышала?

Она немного нахмурилась:

– Я не прислушиваюсь к сплетням.

– И это хорошо, но прямо сейчас я должен знать, что говорят наши сотрудники.

Глубоко вдохнув, она явно решала, стоит ли ему отвечать. Вансу мгновенно захотелось сменить форму вопроса на приказ, но он быстро передумал. Так он лишь заставит ее насторожиться и тщательнее выбирать слова, а ему нужно получить всю возможную информацию.

Закусив губу, Шарли все же ответила:

– Люди волнуются. Боятся, что аукцион закроют, и они лишатся работы. Если честно, я и сама немного переживаю. В статье упоминается о возможности тайного сговора и…

– Я помню.

– А что говорит сама мисс Ричардсон?

Ванс нахмурился:

– Я с ней этого еще не обсуждал. Я узнал о статье чуть раньше выхода газеты, но уже ничего не успел сделать, и, полагаю, она станет основной темой обсуждения на заседании.

– А, по-вашему, что за всем этим стоит? – спросила Шарли, и Ванс вдруг понял, что, спросив ее мнение, сам дал ей право задавать такие вопросы.

Всего неделю назад она бы не осмелилась задать ему этот вопрос. Как же неуловимо все успело измениться за столь короткий срок… И, как ни странно, его это устраивало. Из нее вышел отличный слушатель, а ему нужно было поговорить с кем-то, кто мог бы понять всю сложность положения, но при этом не был кровно заинтересован в результате.

– Не знаю. – Это признание далось ему совсем не просто. Ванс никогда не любил состояние неведения и не привык блуждать в темноте, предпочитая все и всегда знать наперед. Но сейчас ему не на что было рассчитывать, кроме инстинктов. – Анна мне нравится и всегда казалась умной честной женщиной. Она отлично потрудилась на благо «Ваверли»…

– Но?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное