Морин Чайлд.

Две недели на любовь:



скачать книгу бесплатно

Billionaire’s Bargain © 2018 by Maureen Child

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

– Пятьдесят тысяч долларов – и ребенок ваш.

Подавив приступ гнева, Адам Куинн посмотрел на стоящую перед ним женщину. Ким Тресслер было около тридцати. Ее волосы цвета платины были модно подстрижены, и заостренные пряди озорно торчали в разные стороны. На ней было черное обтягивающее платье, не оставляющее пространства для воображения. Ее подведенные голубые глаза смотрели на Адама с прищуром, а губы были накрашены алой помадой.

Адам изо всех сил старался не смотреть на малыша, которого она держала на руках. Это был сын его покойного брата. Ему нужно было сосредоточиться на сделке с Ким Тресслер. Ему будет сложно это сделать, если он начнет разглядывать сына Девона.

Адам привык иметь дело с разного рода противниками. Будучи владельцем одной из крупнейших в стране строительных компаний, он постоянно сталкивался с разными типами людей. И он всегда находил способ победить. Впрочем, эта сделка была никак не связана с бизнесом. Она касалась его семьи, и это задевало его за живое.

Заглянув в документ с результатами анализа ДНК, который лежал на его рабочем столе, Адам убедился, что Ким не лжет и что отец ребенка действительно Девон Куинн.

Адам продолжил просматривать документ, хотя мысленно признал, что в анализе ДНК не было необходимости. Мальчик очень похож на Девона, и Адам ни за что не оставит ребенка с его матерью. Черт побери, он не доверил бы этой женщине даже собаку. Ким холодная и корыстолюбивая. Выбор Девона нисколько не удивил Адама. Его покойный брат не разбирался в женщинах. Он всегда выбирал для себя расчетливых стерв.

Сиенна Уэст, бывшая жена Девона, была единственным исключением.

Внутри у Адама что-то щелкнуло, и он тут же прогнал мысли о Сиенне и сосредоточился на происходящем.

– Пятьдесят тысяч, – повторил он, встретившись взглядом с Ким.

– По-моему, это справедливо. – Она небрежно пожала плечами. Малыш захныкал, и тогда она принялась яростно его трясти, при этом с интересом изучая интерьер кабинета Адама. Должно быть, она прикидывала в уме, что сколько стоит.

Большую часть кабинета занимал массивный стол красного дерева. Из огромных окон открывался вид на Тихий океан с яхтами, лодками и серфингистами на досках, движущимися по поверхности воды. На серых стенах висели рамки с фотографиями самых известных проектов компании, на полу лежали бордовые ковры. Адам много трудился, чтобы вывести компанию на ее нынешний уровень, и мог себе позволить услуги лучших дизайнеров интерьера.

Когда малыш вместо того, чтобы успокоиться, захныкал громче, Ким переключила внимание на Адама и сказала:

– Послушайте, это сын Девона. Он пообещал заботиться обо мне и о ребенке. Это он настоял на том, чтобы у нас был ребенок. Теперь, когда Девон мертв, все это уже не имеет смысла.

Моя карьера пошла в гору, и мне некогда заниматься ребенком. Мне он не нужен. Но, поскольку он сын Девона, полагаю, он нужен вам.

«У нее напрочь отсутствует материнский инстинкт», – подумал Адам, которому стало жаль малыша. Он никак не мог понять, что его брат нашел в этой женщине. Девон всегда был легкомысленным, но почему он выбрал на роль матери своего ребенка такую алчную бездушную женщину? Адама возмущало, что ей нет никакого дела до памяти Девона и что она хочет продать собственного ребенка.

Адам тяжело сглотнул. Его младший брат, каким бы он ни был, заслуживал лучшего отношения к себе. Жаль, что он не успел понять, что за человек Ким Тресслер. Девон знал, что станет отцом, но не оставил завещания и не позаботился о будущем своего ребенка. Разумеется, Девон не думал, что так скоро уйдет из жизни.

Это произошло чуть более шести месяцев назад у южного берега Франции. Яхта, на которой находился Девон, попала в страшную аварию во время гонки, устроенной Девоном и его друзьями ради развлечения. Адам до сих пор ощущал боль утраты, хотя в последний раз они с братом разговаривали за год до смерти Девона.

– У него есть имя?

Говоря о своем сыне, Ким всякий раз употребляла слово «ребенок», и Адам нисколько не удивился бы, если бы она не удосужилась дать ему имя.

– Конечно есть. Его зовут Джек.

Так же, как отца Адама и Девона.

Адам не знал, должен он растрогаться или разозлиться. Девон давно отдалился от семьи и назвал своего сына еще до его рождения в честь их с Адамом отца, который давно умер.

«Сейчас не время для рефлексии», – мысленно предупредил себя Адам.

– Почему вы так долго тянули с этим визитом? – спросил он, откинувшись на спинку кресла.

– Я была занята. – Ким поправила волосы и поморщилась, когда малыш ударил ее ладошкой по щеке. – Пока не утихла шумиха вокруг смерти Девона, я поучаствовала в съемках нескольких рекламных роликов во Франции.

Ким извлекла выгоду из своих отношений с Девоном. Очевидно, ребенок мешал ей делать карьеру. Внутри у Адама все закипело от ярости, но он не мог себе позволить выпустить ее наружу. Он не хотел давать этой алчной ни цента, но в то же время не мог оставить с ней беззащитного ребенка.

Вздохнув, Ким постучала по полу мыском босоножки на высоком каблуке.

– Вы мне заплатите, или я…

– Что? – Резко поднявшись, Адам оперся обеими руками о стол и встретился с ней взглядом. Он собирался поставить ее на место. Напомнить ей, что это он здесь главный. Это она пришла к нему, а не наоборот. У него перед ней огромное преимущество, и они оба это знают. – Что вы сделаете в противном случае, мисс Тресслер? Поместите его в сиротский приют? Попытаетесь продать его кому-то еще?

Ее глаза яростно засверкали, но ей хватило ума промолчать.

– Мы оба знаем, что вы не сделаете ни то ни другое. Потому что я обращусь к нужным людям, и они сделают так, что вас больше никто не будет приглашать на съемки.

Ее глаза сузились, дыхание стало частым и поверхностным.

– Вы хотите денег, и вы их получите.

Адаму вдруг стало противно оттого, что она прикасается к ребенку Девона. Обойдя стол, он взял у нее ребенка и прижал его к себе. Малыш уставился на него расширившимися глазами. Очевидно, он испугался, и это было неудивительно. Его привезли на другой конец земного шара и отдали незнакомому человеку. К удивлению Адама, ребенок не закричал. Черт побери, Адаму самому хотелось кричать. Он никогда прежде не имел дела с маленькими детьми. Отныне все изменится.

– Хорошо. Тогда давайте завершим сделку, и я пойду.

Адам смерил ее холодным взглядом, затем нажал кнопку внутренней связи на стационарном телефоне.

– Кевин, – обратился он к своему помощнику. – Пригласи сюда юристов. Мне нужно, чтобы они срочно составили договор.

– Сейчас сделаю, – ответил Кевин.

– Юристов? – Дугообразные брови Ким взметнулись.

– Вы думали, что я дам вам пятьдесят тысяч, не получив гарантию того, что вы не придете снова ко мне за деньгами?

Адаму был знаком такой тип женщин. Когда Девон был жив, Адаму часто приходилось откупаться от женщин, которых бросал его младший брат. Сиенна Уэст и в этом случае была исключением. Когда они с Девоном развелись, она, несмотря на все уговоры Адама, отказалась от денежной компенсации.

– Что, если я не подпишу договор? – спросила Ким.

– Подпишете, – уверенно произнес Адам. – Вы слишком сильно хотите денег, чтобы от них отказаться. Предупреждаю вас, если вы попытаетесь пересмотреть условия договора, я обращусь в суд и выиграю. Я могу себе позволить судиться с вами в течение долгих лет. Вы разоритесь на адвоката и судебные издержки. Вы меня поняли?

Ее губы дернулись, словно она хотела ему возразить. Но ей снова хватило ума сдержаться и кивнуть в ответ.

Адам посмотрел на малыша и подумал, что ему делать дальше. Он ничего не знал о детях. Рядом с ним не было никого, кто смог бы ему помочь. Его отец умер, а мать жила во Флориде со своим новым бойфрендом. К тому же она совершенно не годилась на роль заботливой бабушки.

Ему придется нанять няню. Но до тех пор…

Снова нажав на кнопку двусторонней связи, он сказал в трубку:

– Кевин, зайди, пожалуйста.

Через несколько секунд в кабинет вошел Кевин Джеймсон. Это был высокий пепельный блондин. Его голубой шелковый галстук был того же оттенка, что и его глаза. Холодно посмотрев на Ким, он подошел к Адаму:

– Чем я могу быть полезен?

Адам тут же передал ему ребенка и с трудом сдержал вздох облегчения. При других обстоятельствах он посмеялся бы над испуганным выражением лица Кевина, но Адам подозревал, что минуту назад сам выглядел точно так же.

– Позаботься о нем, пока мы с Ким улаживаем вопрос.

– Я? – Кевин держал ребенка так, словно тот был динамитной шашкой с горящим фитилем.

– Да. Все необходимое находится вот здесь. – Адам указал ему на сумку, стоящую на стуле: – Спасибо, Кевин.

В следующий момент в кабинет вошли двое юристов, и Адам переключил внимание на них. Кевин молча удалился с ребенком, но Адам не сомневался, что позже его помощник выскажет ему все. Они с Кевином были соседями по комнате, когда учились в колледже, и с тех пор поддерживали дружеские отношения.

Когда дверь закрылась, Адам посмотрел на Ким и произнес:

– Значит так. Я заплачу вам один раз, а вы навсегда откажетесь от своих родительских прав. Мы договорились?

Ким не выглядела довольной. Наверное, она думала, что сможет приходить еще не раз и вымогать у него деньги. Но Адам не настолько глуп, чтобы это допустить.

– Договорились, – ответила Ким, понимая, что у нее нет другого выбора.

Адам кивнул:

– Джентльмены, можете приступать к работе. Мне нужен документ, согласно которому все права на сына Девона перейдут ко мне. Этот документ должен быть принят любым судом.

Глаза Ким снова сузились.

– Вы хотите зафиксировать нашу договоренность на бумаге? Вам недостаточно моих устных заверений?

– Вы продаете своего сына, – напомнил ей Адам. – Как я могу вам доверять?


Час спустя Ким Тресслер ушла, а Кевин вернулся в кабинет Адама.

– Ты долго думал, прежде чем отдать мне ребенка? – спросил Кевин своего босса.

– Так и знал, что ты возмутишься, – ответил Адам, потягивая кофе и жалея, что это не скотч. – Ты все слышал, правда? Уверен, ты стоял под дверью и подслушивал, до того как вошел в кабинет.

– Да, черт побери, я все слышал. – Кевин сделал глоток кофе. – Я понял, что дело серьезное, сразу, как только она появилась здесь с ребенком. – Он покачал головой: – Малыш копия своего отца. Девон всегда выбирал паршивых женщин, но эта по праву заслужила первое место в их рейтинге.

– Если за продажу собственных детей присуждали бы первое место, она бы его точно заняла.

– В такие дни, как этот, я рад тому, что я гей, – сказал Кевин.

Адам улыбнулся, затем огляделся по сторонам:

– Где ребенок?

Кевин запрокинул голову и закрыл глаза.

– Я попросил Кару им заняться. У нее трое детей, и я подумал, что она справится с ним, как никто другой.

– Тебе повезло, что она согласилась.

– Да. – Открыв один глаз, Кевин посмотрел на Адама: – Я заметил, что ты тоже не горел желанием с ним нянчиться.

– Я ничего не знаю о маленьких детях.

– Думаешь, я что-то о них знаю? Я послал Тедди из бухгалтерии купить подгузники и детское питание.

Адам нахмурился:

– Малышу нужна няня.

– На меня даже не смотри.

– Боже упаси. Этот малыш не сделал мне ничего плохого.

– Как смешно. – Сделав еще глоток кофе, Кевин вздохнул: – Ты хочешь, чтобы я обратился в агентство по подбору домашнего персонала?

Адам доверял Кевину и не сомневался, что тот способен провести собеседования и выбрать лучшую кандидатку на место няни. Все же Адам считал, что должен решить этот вопрос сам.

– Я сам об этом позабочусь. Но мне нужен кто-то уже сегодня.

– Ты вряд ли сможешь так быстро кого-то найти.

– Как насчет твоей матери? – спросил Адам, которому внезапно пришла в голову блестящая идея. Мать Кевина уже много лет относилась к Адаму как к члену семьи. Она была доброй, веселой и радушной и души не чаяла в своих внуках, которых ей подарила сестра Кевина Нора. – Думаешь, она согласилась бы первое время мне помогать?

– Согласилась бы. Больше всего на свете Анна Джеймсон любит детей, но, к несчастью для тебя, она отправилась в круиз вдоль берегов Аляски, который ты ей подарил на день рождения.

– Вот черт. Я совсем забыл, – пробурчал Адам.

– Вчера она прислала мне видео, – сказал Кевин. – Они с тетей Норин весело проводят время. Мама купила нам с Ником шубы.

– Шубы? Мы живем в Южной Калифорнии. Кевин пожал плечами:

– Маме, похоже, все равно. Да, она велела мне поблагодарить тебя еще раз.

– Мне было приятно сделать ей подарок. Твоя сестра живет в Сан-Диего, поэтому ее я попросить не могу.

– У Норы трое детей, так что, если ты подкинешь ей четвертого, она, возможно, этого даже не заметит.

– Итак, кого еще мы знаем?

– Много кого. – Кевин снова пожал плечами. – Но никому из них я не доверил бы ребенка. Разве что Нику, но об этом даже не заикайся.

Ник, его партнер по однополому браку, любил детей. У него было множество племянников и племянниц. Это были дети его сестер, брата и Норы.

– Ну пожалуйста. Это ненадолго. Только до тех пор, пока я не найду няню.

– Ни за что. – Кевин решительно покачал головой. – Ник все еще пытается уговорить меня усыновить ребенка, а я пока к этому не готов.

– Хорошо, – ответил Адам.

Но хорошим во всей этой ситуации было лишь то, что он спас своего племянника от женщины, которая его не заслуживала. Он не знает ни одного человека, который мог бы присматривать за малышом первое время. Не просить же ему об этом свою бывшую жену. Одна лишь мысль об этом была нелепой. Триша репортер на телевидении и знает о маленьких детях не больше, чем он. Сейчас она работает в Сиэтле, который находится на большом расстоянии до Калифорнии. Кроме того, они не разговаривали с тех пор, как развелись пять с лишним лет назад.

Поставив чашку на стол, Адам запустил пальцы в волосы и подумал о том, как он одинок. Большинство его знакомых – это люди, с которыми его связывают деловые отношения. У него нет времени обзаводиться друзьями. По сути Кевин, Ник и Анна – это его единственные друзья.

– Как насчет Делорес? – спросил Кевин.

Адам покачал головой:

– Она домработница, а не няня.

– Но она могла бы несколько дней…

– Возможно, но завтра она улетает к своей сестре в Огайо.

– Вот черт.

– Сейчас начало лета, и люди уезжают в отпуска.

Какая ирония! Единственные люди, которые могли бы ему помочь, недоступны, потому что он сам купил им билеты. Похоже, весь мир сговорился против него. Но должен же быть кто-то.

Вдруг ему в голову пришла интересная мысль, и он начал ее обдумывать.

– О чем ты думаешь? – спросил его Кевин.

– Что, если мне обратиться к Сиенне?

Лицо его друга вытянулось от удивления.

– Ты хочешь, чтобы бывшая жена Девона заботилась о ребенке Девона и другой женщины?

– В моих мыслях это не выглядело так ужасно, – нахмурившись, пробормотал Адам.

– Адам, она ушла от Девона, потому что он не хотел иметь детей.

– Это была лишь одна из причин.

– Согласен. – Поднявшись, Кевин посмотрел на своего друга: – Девон вел себя по отношению к ней как последний мерзавец. Неужели у тебя хватит наглости попросить ее позаботиться о его ребенке?

– Это будет строго деловое предложение.

– Тогда другое дело. Она сразу бросится тебе на выручку.

Проигнорировав сарказм, прозвучавший в тоне Кевина, Адам подошел к окну с видом на океан. Кевин был прав, но это не имело значения, потому что, кроме Сиенны, других вариантов у Адама не осталось.

Из воды выпрыгнуло несколько дельфинов. Ветер надувал красные паруса маленькой яхты. Серфингисты катались на ярких досках по волнам.

– Она единственная, кто может мне помочь, – сказал Адам.

Кевин подошел к нему и встал рядом с ним у окна.

– Я нисколько не сомневаюсь в том, что она способна позаботиться о ребенке, но зачем ей это нужно? Когда она разводилась с Девоном, она не захотела брать у него деньги. Почему ты думаешь, что она возьмет их у тебя?

Адам посмотрел на своего друга:

– Потому что я не оставлю ей выбора.

Сиенна Уэст осторожно поправила крошечные ручки голой новорожденной девочки, сделала шаг назад и сфотографировала ее. Освещение было идеальным. Бледно-желтое одеяльце под малышкой подчеркивало медный оттенок ее нежной кожи. Белые маргаритки, рассыпанные вокруг нее, делали ее похожей на сказочное существо, задремавшее на цветочном лугу.

Сиенна быстро сделала еще несколько снимков, затем ее помощница Терри подошла к малышке и положила маргаритку ей на ушко. Сиенна сфотографировала девочку еще несколько раз, затем села на стул и начала просматривать снимки на экране цифровой фотокамеры. Те, что хорошо получились, она отредактирует, а оставшиеся удалит. Она была довольна проделанной работой.

– Думаю, этого достаточно, – сказала она родителям, которые сидели рядом и наблюдали за ее работой.

– Фотографии получатся красивые. – Молодая мать поспешила к спящей малышке и взяла ее на руки.

– Иначе и быть не может, – ответила Сиенна. – У вас красивая дочурка.

– Это правда, – согласился отец малышки, подойдя к жене и проведя пальцем по щеке ребенка.

Этот трогательный момент был достоин того, чтобы его запечатлеть. Лица обоих родителей выражали любовь и умиление. Сиенна быстро взяла фотоаппарат и принялась снимать счастливую семью. Эта пара не заказывала семейный снимок, но Сиенна сделает им подарок от фирмы. Если они ей разрешат, она разместит этот снимок в рекламном разделе своего веб-сайта.

– Примерно через неделю все фотографии будут обработаны. Терри сейчас даст вам код доступа к вашему личному кабинету на моем сайте. Все, что вам будет нужно сделать, – это выбрать фотографии для печати, – сказала Сиенна, поднявшись.

Поцеловав малышку, ее мать тихо рассмеялась:

– Наверное, это будет самая трудная задача.

– Обычно так и есть, – ответила Терри. – Пожалуйста, пойдемте со мной. Вы оденете Кензи, а я запишу для вас код.

Терри прекрасно ладила с клиентами. Будучи матерью четверых детей и бабушкой шестерых внуков, она знала, как успокоить малышей, которые зачастую вели себя беспокойно в незнакомой обстановке. Взяв Терри на работу, Сиенна приняла правильное решение.

Вынув карту памяти из фотоаппарата, она вставила ее в разъем на ноутбуке и, создав папку под названием «Джонсоны», скопировала в нее файлы. Когда фотографии загрузились, она принялась их рассматривать, удаляя неудачные.

Ей очень понравились последние снимки, которые не были постановочными. Она видела любовь в глазах матери, которая прижимала к своей груди спящую малышку. Ее тронуло то, как большие сильные пальцы мужчины выглядели на фоне нежной щечки младенца. Поза отца семейства говорила о том, что он готов любой ценой защищать свою жену и ребенка.

Сердце Сиенны болезненно сжалось. Когда-то она сама мечтала о детях. О крепкой семье с любимым мужчиной, который будет смотреть на нее так, словно для него на свете нет никого и ничего дороже ее. Несколько лет назад ей казалось, что она была близка к осуществлению своей мечты, но жестоко ошиблась.

Девон Куинн, которого она сначала приняла за мужчину из ее девичьих грез, оказался безалаберным эгоистом, не способным построить серьезные отношения. Девон пленил ее своей красотой, веселым нравом и озорной улыбкой, обещавшей приключения. Но она видела только то, что хотела видеть, и ей не понадобилось много времени, чтобы понять, что брак с Девоном был ужасной ошибкой. Сейчас она была в разводе и зарабатывала себе на жизнь, фотографируя чужих детей.

«Хватит, Сиенна», – мысленно приказала она себе, тряхнув головой.

Обычно она не позволяла себе упиваться своим несчастьем. Она была из тех, кто делает вывод из прошлых ошибок, чтобы их не повторить, и полностью концентрируется на настоящем.

– Сиенна?

Она посмотрела на Терри:

– У Джонсонов есть ко мне какие-то вопросы?

– Нет, – ответила пожилая женщина. – Они заплатили и ушли. Но к тебе тут еще кое-кто пришел.

У Терри был смущенный вид, и Сиенна подумала с удивлением, кто мог стать причиной ее неловкости.

– Кто? – спросила она.

– Я.

Услышав глубокий, низкий голос, донесшийся сзади, Терри вздрогнула. Медленно поднявшись, Сиенна повернулась и уставилась на мужчину, стоящего позади ее помощницы. Она сразу узнала его голос, несмотря на то что они не виделись два года.

В этом голосе, как и прежде, слышались властные нотки. Его обладатель привык, чтобы другие внимательно его слушали и подчинялись ему.

Сиенна, которая всегда ему перечила, была исключением. Все же когда она встретилась взглядом с этим человеком, ее бросило в жар.

Это был Адам Куинн, брат ее бывшего мужа. Глядя сейчас на Адама, она подумала о том, как они с Девоном похожи внешне. Но сейчас она видела гораздо больше, чем раньше. Например, темно-карие глаза Адама смотрели прямо на нее. Его взгляд не блуждал по комнате, в отличие от взгляда Девона, который словно искал более интересного собеседника.

Губы Адама обычно были сжаты в тонкую линию. Он редко улыбался и казался мрачным. Но очаровательная улыбка Девона, как выяснилось со временем, была нацелена на то, чтобы обманывать и соблазнять.

В отличие от волос Девона темные волосы Адама не вились и были подстрижены короче, но это лишь подчеркивало его мужественность. Девон мог похвастать бронзовым загаром благодаря тому, что много времени проводил на дорогих яхтах и на горнолыжных склонах. Кожа Адама была светлее, поскольку он уделял больше времени работе, чем развлечениям.

Он был на пару дюймов выше Девона. На Адаме был элегантный темно-синий костюм-тройка, но даже в нем он больше походил на пирата, чем на бизнесмена. Всем своим видом он давал понять, что любому, кто встанет у него на пути, не поздоровится.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3