Моника Мерфи.

Три нарушенные клятвы



скачать книгу бесплатно

До прошлой ночи.

Я все проигрываю в голове тот поцелуй – короткий, но великолепный. Знаю, что хочу больше. Хочу сплестись с ней языками, узнать, какие звуки она издает, когда возбуждена. Хочу видеть ее обнаженную, гладкую, золотистую кожу, длинные, красивые ноги, запутавшиеся в простынях. Хочу глотать ее стоны и заполнять тело, сделать своей.

Тяжело сглотнув, иду к холодильнику и беру бутылку воды, срывая крышку, я делаю быстрый глоток и хлопаю дверью так сильно, что внутри гремят бутылки пива. Бью ладонью по выключателю на стене, выходя из кухни в направлении к спальне.

Разочарование струится по венам, отчего я впадаю в бешенство – пожалуй, это самая бессмысленная эмоция после ревности. Почему я всегда отказываю себе? Да, мне не следует заводить роман с Джен; она слишком хороша для меня. Ее брат был моим лучшим другом, а я так подвел его, а потом отправил навстречу смерти, хотя должен был идти вместе с ним.

Обещать Дэнни, что я всегда буду заботиться о Джен, было легко, но выполнить это обещание оказалось гораздо сложнее. Она сбежала. Боже, я нашел ее только через год – она жила в машине на стоянке «Золотоискателей» и танцевала стриптиз в этом захудалом клубе.

В таком положении я и обнаружил ее: отчаявшуюся, голодную и готовую бежать и от меня. Я догнал ее и заставил себя выслушать, затем посадил в машину и забрал домой. Никогда не забуду, как она выглядела – словно дикий зверек, попавший в капкан и лихорадочно ищущий способ вырваться.

Мы были друзьями. Вместе выросли, и всегда были близки. Дэнни никогда не дразнил меня дружбой со своей сестрой, которую я очень ценил, потому что между нами было что-то особенное.

Мы мало разговариваем. А еще я чувствую, что она что-то скрывает от меня, я не могу понять, что именно. Обнаружить ее танцующей стриптиз – уже плохо. Что еще она может скрывать?

Кто знает? Она со мной не откровенничала.

И вот наконец я сделал что-то правильное: не повел себя как эгоистичный придурок, и дал Джен возможность, которую она заслуживает. Не могу мешать ей делать то, что она хочет, это было бы нечестно. Если она хочет уйти и попытаться найти нечто новое, я должен помочь. Ее родители точно бы ее не поддержали. Они слишком погрязли в собственных проблемах, и на Джен их уже не хватало. Самая очевидная причина – смерть сына. Она так повлияла на них, что чуть не разрушила их брак.

Да. И вообще я не должен обсуждать такие вещи – не мое это дело.

Войдя в спальню, я методично начинаю раздеваться, оставляя за собой дорожку из одежды на пути в ванную. Включаю душ и становлюсь под ледяную струю, стиснув от холода зубы. Вода словно смывает с меня все дурное, и я какое-то время стою под струей, очищая голову и избавляясь от мыслей.

Наконец я делаю воду теплее, тру себя мочалкой, потом смываю мыльную пену. Затем, словно безответно влюбленный мальчишка, я мастурбирую, думая о Джен, представляя ее со мной в душе, и как ее мыльная, гладкая, шелковая кожа блестит от воды.

Она прикасается ко мне, опускаясь передо мной на колени, ее руки скользят по моей коже. Я чувствую ее дыхание над головкой моего твердого члена перед тем, как она берет меня глубоко в рот…

Тяжело дыша, я опираюсь на гладкую стену, мои мышцы дрожат от отголосков оргазма, я закрываю глаза и прижимаюсь щекой к плитке. Хочу, чтобы она была со мной, голая и страстная под струями воды, стоя на коленях, как я и представлял себе, готовая взять меня.

Как раз перед тем, как я схватил бы ее за плечи, поднял на руки, прижал к стене, и трахал бы до беспамятства. Это то, чего я действительно хочу.

Но вместо этого я один. Как обычно.


– Дэнни! Черт возьми, где ты? – Я иду через лес, выкрикивая его имя снова и снова.

Он смеется. Я его слышу. Быть может, он залез на дерево, висит на ветке и наблюдает, как я ищу его везде, подсмеиваясь над тем, как я растерян. Или, может быть, он прячется как раз за кустом на следующей тропинке. Никак не могу понять, где он, но единственное, что я знаю – это то, что могу слышать его.

– Дэнни! Клянусь богом, я надеру тебе задницу, если ты сейчас же не покажешь мне свою рожу! – кричу я, останавливаясь посредине тропинки. Солнце палит нещадно, я провожу рукой по взмокшим от пота волосам. Вдали, приводя меня в бешенство, раздается его смех, я пинаю камень от злости, что он продолжает так себя вести.

Я устал от его игр. Все, что я хочу сделать, это поговорить с ним. Увидеть его. Обругать его. Посмеяться вместе с ним.

Как в старые добрые времена.

– Пошел ты, Уайлдер. Приди и найди меня! – Он подзадоривает меня, как будто мы играем в какие-то извращенные прятки, и я уже на последнем издыхании. Не обращая внимания ни на жару, ни на тропинку, которая сужается и становится все более каменистой и коварной, я спотыкаюсь и слышу его насмешливый хохот. Вот осел.

– Не сомневайся, иди на голос, – призывает Дэнни. – Не будь слабаком!

Его слова разозлили меня, и я увеличиваю темп, решив наконец поймать его и поколотить.

– Да пошел ты, Кейд, – бормочу я, а он хохочет еще громче.

– Ты не поймаешь меня. Я всегда был сильнее и лучше тебя, – насмехается он.

Неправда.

– Быстрее тебя, – продолжает Дэнни. – В школе я был лучше в любом виде спорта. Мне доставались самые красивые девчонки. Ты всегда был вторым, Уайлдер. Черт, даже твой старик не находил времени, чтобы побыть с тобой. Хотя он вообще никогда этого не делал, так ведь?

– Будь ТЫ проклят! – Я перехожу на бег, несмотря на жару, усталость и пот, застилающий глаза. Я вытираю его тыльной стороной ладони и чуть поодаль вижу Дэнни. Вот он стоит: руки на бедрах, на лице самодовольная улыбочка.

Я хочу стереть эту ухмылку сильным ударом в челюсть.

Крепко, до боли сжав кулаки, я мчусь на него, готовый протянуть руку и схватить Дэнни за плечо, но следующее, что понимаю: он лежит на земле. Его застывшее тело распростерто на спине, а широко распахнутые темно-карие глаза безжизненно смотрят на меня.

– Нет. – Стон срывается с губ, я падаю на колени и обнимаю холодное тело – чертовски ледяное, окоченевшее, притягиваю его ближе, прижимаю голову к груди и утыкаюсь лицом ему в макушку.

– Только не умирай сейчас на моих руках, кретин.

Нет ответа.

Слезы текут по щекам, я трясу головой.

– Я не дам тебе умереть. – Я сжимаю его так крепко, что он не смог бы дышать, а потом отталкиваю его от себя и в ужасе смотрю на его лицо и на то, как тело падает на землю с глухим стуком.

Глаза его исчезли, сменились пустыми, холодными, черными провалами. Он больше не Дэнни. Он труп. Скелет. Его тело, одежда, чертова кожа… исчезли.

Черт.

Я резко выдыхаю и вскакиваю на ноги, в панике оглядываясь вокруг. Я заблудился, и если не найду дорогу назад, то скоро буду мертв, как Дэнни.

– Я должен выбраться отсюда, – бормочу я, пытаясь разглядеть собственные следы. Но ничего не выходит. Я продолжаю идти, но с каждым шагом плутаю все больше, пока не делаю круг и не оказываюсь снова рядом с Дэнни, белесым скелетом, который лежит посредине каменистой тропы. Чертов скелет садится, вперев в меня свои черные глазницы. Он поднимает руку, указав на меня, и говорит.

– Ты повинен в моей смерти. Надеюсь, ты гордишься этим. – Звучит его бесстрастный голос.

Я снова всхлипываю и падаю на колени. Черт, нет, я не горжусь. Если бы я мог поменяться с ним местами, то сделал бы это. Не раздумывая. Он не заслуживал смерти. Все любили Дэнни, а меня просто терпели – все, кроме Дэнни.

Лучше бы я умер вместо него.

– Колин. – Мягкий, нежный голос проникает сквозь туман наваждения, и я плотно сжимаю губы, сдерживая крик.

– Колин, проснись. У тебя дурной сон.

Это не сон. Я сталкиваюсь с этой уродливой реальностью каждый день. Я разочаровал всех в своей жизни.

Всех.

– Пожалуйста, Колин.

Мое тело трясется. Ее тонкие руки касаются меня, пытаясь успокоить. Они гладит мои плечи, прежде чем снова встряхнуть, на сей раз сильнее. Понятия не имел, что она такая сильная. Морально она может выдержать все что угодно. Я восхищаюсь этой девушкой.

Я люблю ее.

Люблю?

Может быть, я сплю…


Открыв глаза, я вижу ее. Надо мной лицо Джен: тонкие брови нахмурены, большие карие глаза полны беспокойства. Улыбка облегчения появляется на губах, и она прикасается к моей щеке тонкими пальцами.

– Проснулся. – Голос настолько нежен, что я едва могу разобрать слова, и мне интересно, она специально так говорит, чтобы не напугать меня спросонок.

Глядя на нее, я упиваюсь этими красивыми, знакомыми чертами. Мягкий свет в глазах, ее прикосновение ко мне заставляют осознать, что она нужна мне. Хочу, чтобы она снова открылась мне, делилась со мной своими надеждами, мечтами и проблемами. Хочу помочь ей, и чтобы она помогла мне.

Между нами есть нечто большее, чем просто дружба или общая история. Она для меня – весь мир.

От осознания этого у меня перехватило дыхание.

Я зажмуриваюсь, затем снова открываю глаза – медленно, пытаясь сфокусироваться на ней. Мышцы свело, все тело напряжено, она скользит пальцами по моим волосам, ее нежное прикосновение вызывает легкое покалывание на коже.

Моей совершенно открытой коже, потому что я голый, как и в тот день, когда появился на свет.

Глава 5

Джен

Он дрожит в моих руках, его голубые глаза остекленели, с болью и страданием он смотрит на меня. Подчиняясь порыву, я заключаю его в тесные объятия, и сжимаю так крепко, что боюсь, никогда не отпущу.

Его сны приходят все чаще, и я волнуюсь. Они выматывают его. Говорят, что время лечит боль, а не усугубляет ее.

Время не залечило мои раны, почему же я жду, что с Колином будет иначе?

Перевернувшись на спину, я тяну Колина за собой, его голова прижалась к моему плечу, волосы щекочут кожу. Он обнял меня, положив руку мне на грудь и сжав своей большой ладонью мое плечо. Я не противлюсь этой тяжести. Я ощущаю его твердое, живое тело, и мне кажется таким естественным, что он лежит на мне. Он по-прежнему дрожит, хотя дыхание выравнивается, я вновь осторожно касаюсь пальцами его шелковистых, мягких волос в надежде успокоить.

– Поговоришь со мной об этом? – Я каждый раз задаю ему этот вопрос.

И каждый раз он не отвечает. Тем не менее, я должна попробовать.

Я снова и снова зарываюсь пальцами в его волосы, закрывая глаза, когда он прижимается ближе, и наши ноги переплетаются. Я чувствую его разгоряченную кожу, волосы на ногах щекочут мои ноги, и он невероятно возбужден…

И я ощущаю это, потому что он голый.

Я резко открываю глаза и смотрю в потолок. Я была в его кровати бессчетное количество раз, но на нем всегда было, по крайней мере, нижнее белье. Но не сегодня. Я чувствую каждый миллиметр его обнаженной кожи. Возбуждение разливается по венам, скапливаясь между ног; я сжимаю губы, потому что соблазн прильнуть к нему настолько силен, что я вынуждена напомнить себе, что не могу этого сделать.

Ладно, могла бы. Но я не собираюсь играть с огнем.

– Я бежал за Дэнни, – произносит Колин наконец, его голос так тих, что мне приходится напрягаться, чтобы услышать его. Я потрясена тем, что он заговорил. Это происходит впервые. – Именно так всегда начинаются мои сны.

Я тихонько жду – страшно произнести хоть слово и спугнуть эту откровенность. И в то же время я боюсь молчать тоже.

– Сценарий может меняться, но я всегда гоняюсь за ним. Ищу его. В большинстве случаев не нахожу, но когда мне это удается… – Он вздрагивает, – как правило, все становится еще хуже.

– В этом сне ты нашел его? – Я хочу и в то же время не хочу услышать ответ. Мне тоже снился Дэнни. Некоторые сны были грустные, другие – счастливые, но я всегда просыпалась с болью в сердце, ведь мне так сильно его не хватает. Мои сны больше похожи на воспоминания о нашем прошлом, чем на ужасные кошмары.

– Нашел. – Его глубокий голос так мрачен, что этот звук медленно разбивает мое сердце.

Колин всегда разбивает мне сердце. Он может улыбаться и смеяться, шутить и флиртовать на работе, но это лишь маска. Только здесь, дома, посреди ночи, он настоящий – мучается от боли, страдания и безнадежного, парализующего чувства вины.

Хотела бы я забрать часть его страданий, но у меня есть своя собственная боль, с которой мне нужно справиться. Если бы меня не волновало, что он возненавидит меня, то призналась бы ему о своих поступках: как легко я продавала себя мужчинам. Мой постыдный секрет опустошил бы его. Он думает, что все дело лишь в огромном чувстве вины… Моя же практически душит меня.

Колин молчит, я тоже. Мы спокойно лежим вместе довольно долго, его дыхание замедляется, и я знаю его достаточно хорошо, чтобы понять, что он заснул.

Хотела бы и я заснуть, но не могу, потом что я в плену его сильных рук, и его большое, горячее тело прижимается ко мне. Голова полна мыслей и вопросов, навеянных с тем, что он только что рассказал. Я знала Колина столько лет, но во многом он по-прежнему загадка для меня.

Смотрю в потолок, мучительно осознавая, что он настолько близко, что наши тела практически сплелись в одно. После поцелуя прошлой ночью не могу избавиться от желания его повторить. Идти дальше: продолжать интимное сближение.

Возможность целовать Колина и решиться с ним на большее помешала бы мне оставить его. Я вроде бы совсем не глупа, но вот сердце таким не назовешь, а уж тело и подавно. Оно предаст меня в одно мгновение. Знаю, я просто зациклилась на нем. Между нами даже ничего не произошло, но я буквально жажду его. Хочу узнать его, прикоснуться к нему, провести руками, губами и языком по всей его коже.

Я бы не назвала себя сексуально раскрепощенной. И уж конечно я не закомплексованная девственница, но ни один парень никогда не переворачивал весь мой мир, и у меня не перехватывало дыхание. Я росла вместе с братом и его лучшим другом, чрезмерно опекающими меня, и когда я вошла в подростковый возраст, мальчишки обычно держались от меня подальше, и я не могла винить их за это. Хотя когда я стала старше, те же парни стали ухаживать за мной, ведь Дэнни и Колин уже окончили старшую школу, и я встречалась с несколькими. Впервые у меня был секс с моим первым настоящим бойфрендом на выпускном вечере в старших классах.

Это был плохой опыт, по крайней мере для меня, и вскоре после этого с Дагом Эвансом я рассталась. Потом в середине лета после окончания школы он уехал в колледж, и я больше его не видела и ничего не слышала о нем.

У меня был еще один парень, с которым я встречалась долгое время, но мы расстались сразу после смерти Дэнни. Он не смог вынести печаль моей утраты, и я не виню его за это. На его месте я поступила бы так же. Потом у меня была связь с несколькими парнями, но ничего серьезного – а то, что случилось в «Золотоискателях», не считается.

Но, скажем так, ни один мужчина никогда не сводил меня с ума. Единственный парень, который заставляет меня хотеть этого, лежит здесь со мной, спит на моем плече, вцепившись в меня как в спасательный круг.

Он опустошает меня, и он даже не знает об этом.

Это абсолютная, изысканная пытка. Мне нужно выбраться из постели, прежде чем я совершу глупость. Медленно я стараюсь освободиться от его объятий, но Колин не отпускает, его пальцы сжимают мое плечо, а тело, кажется, становится тяжелее, потому что он практически навалился на меня. Я думала, Колин спит, но он лишь притворялся.

– Не уходи, – шепчет он мне в шею. Я чувствую, как движутся его губы, их влажное тепло на коже заставляет меня дрожать. – Останься со мной.

Его слова, тон голоса парализуют меня, и я продолжаю лежать без движения. Я хочу большего, но боюсь, что он снова оттолкнет меня, как сделал это вчера вечером. Раньше я притворялась перед Фэйбл – черт, да я притворялась и перед самой собой, – но то, что вчера он просто молча оставил меня, причинило мне безумную боль. Как и то, что он никогда не признавал, что между нами что-то есть.

Я совершенно сбита с толку.

Это убивает меня.

– Колин… – Я замолкаю, когда он прикасается к моей щеке, пальцы двигаются нежно, прослеживая линию подбородка, а затем двигаются к горлу. Его рука полностью охватывает его, не оказывая ни малейшего давления, и волна возбуждения разливается по мне от его властного прикосновения.

Он скользит рукой вниз, останавливаясь, когда широкая ладонь касается моей груди, его пальцы нежно поглаживают ключицу. Я не могу выдавить ни звука – из груди вырывается слабый стон.

– Ты хочешь этого. Я чувствую, как забилось твое сердце. – Его губы касаются моей шеи, обжигая кожу горячим дыханием. – Ты приходишь ко мне каждую ночь, всегда готовая помочь и не прося ничего взамен. Почему, Джен?

– Ты мой друг. – Дрожащий вздох покидает меня. – Не могу видеть твои страдания.

Колин молчит, касаясь носом моей кожи, глубоко дышит, как будто пытается вдохнуть меня. Я совершенно потрясена его действиями. Мне нравится это, к чему лгать, но это немного пугает.

Не хочу питать ложные надежды.

– Это единственная причина? Я просто твой друг, и ты не хочешь видеть моих страданий? – Его голос звучит недоверчиво, хотя это понятно: после всего того, что я наговорила ему прошлой ночью, когда сказала, что хочу его.

Да. Он знает, я по уши во лжи.

– Я… Я не знаю. – Боже, не смогу я признаться ему в своих чувствах, чтобы потом мои слова не вернулись мне обратно.

Еще раз.

Он двигается так быстро; я задыхаюсь, потрясенно обнаружив, что он уже надо мной, его лицо близко, рука захватывает шею. Его глаза практически светятся, пока он осматривает меня.

– Какого черта мы делаем?

Такой дерзкий вопрос еще больше ошеломляет. Понятия не имею, что ответить, и закрываю глаза, когда он прижимается ко мне лбом. Не могу смотреть на него. То, что я чувствую сейчас, слишком … сильно.

Колин Уайлдер воплощает в себе слишком много.

Он пододвигается еще ближе, так что наши губы почти соприкасаются.

– Понятия не имею, – шепчу я, касаясь губами его губ. Его рот накрывает мой, и он целует меня. Мягкие, пьянящие поцелуи, от которых кружится голова, мои губы раскрываются от каждого его движения, не могу сдержать стон, когда он захватывает мою нижнюю губу и втягивает.

Так хорошо чувствовать его на себе, узнать его на вкус, он движется, и его эрекция задевает самую сокровенную точку. Мы идеально совпадаем; он мог бы сдвинуть в сторону мои трусики и оказаться внутри меня в несколько секунд.

Я хочу этого. Хочу так сильно, что тело звенит от напряжения, и я чувствую, что в любой момент могу разлететься на миллион маленьких кусочков.

Где-то поблизости раздается звонок, я открываю глаза и вижу Колина, который смотрит на меня вопросительным взглядом. Меньше всего я хочу, чтобы он остановился – на звонок можно ответить и позже.

Но потом я понимаю, что это звонит мой сотовый, который остался у меня в комнате. Мы слышим его через тонкую стенку. На меня обрушивается волна разочарования, которое также вспыхивает и в прекрасных глазах Колина.

Проклятье! Надо же было этому чертову телефону зазвонить в тот момент, когда обнаженный Колин распростерт на мне. Это специальная мелодия, выбранная мною для мамы, которая никогда не звонит мне – особенно посреди ночи. По крайней мере, она уже давно этого не делала. Внезапно меня охватывает острое чувство дежавю, отчего у меня перехватывает дыхание.

– Я должна ответить, – Я упираюсь в его широкую грудь, но его не так-то легко сдвинуть. – Это моя мама.

Колин соскакивает с меня, словно ошпаренный, и я слезаю с кровати, направляясь к себе, но опаздываю. Сразу же набираю ее номер, сердце лихорадочно бьется, в голове шумит, беспокойство гложет меня изнутри.

– Это ты, – невнятно бормочет мама.

– Мама, что случилось? – Вцепившись в телефон, чувствую, как меня охватывает страх, и я совсем не хочу знать, что случилось, может быть, что-то с папой. Собственно, мне больше не о ком беспокоиться в нашей семье. И мы только начали налаживать отношения с мамой, хотя это было непросто. После того, как я, ничего не сказав, сбежала, а затем Колин нашел меня, я чувствовала себя виноватой, и поэтому мне было сложно с ними говорить.

Я до сих пор помню тот вечер побега. Я планировала его нескольких недель. Собрала немного денег, продав кое-какие вещи. Я никому не сказала о своих намерениях, да и некому было обо мне волноваться, тогда у меня совсем не было друзей.

Вечер был холодный, и мои родители пребывали в том же состоянии, что и всегда. Пили, спорили и плакали – снова и снова – из-за Дэнни. Я лежала на кровати, зажав руками уши и сильно зажмурив глаза, словно так я могла заглушить печаль.

Побег дался мне нелегко, но на тот момент это был единственно правильный выход. Я не отвечала на звонки и мамины сообщения, а затем сменила номер телефона. Я не дала им возможности найти меня, но в конце концов им это удалось. Думаю, один из школьных друзей Дэнни увидел меня в клубе.

Это был кошмар!

Родители по-прежнему поглощены трауром по Дэнни, и моя жизнь их совсем не заботит, а ведь я могла бы много чего им рассказать – страшные, ужасные вещи, но я знаю, они не станут слушать. О, они делают вид, что слушают меня, но на самом деле не слышат. К тому же, мои родители – не любители поговорить. Папа слишком много работает, а мама… Не знаю, что она делает, но подозреваю, что слишком много пьет, пытаясь утопить свое горе.

Не знаю, как ей помочь. Да я и не хочу. Это крайне эгоистично с моей стороны думать так, но ничего не могу с собой поделать.

– Белинда Ламберт позвонила мне, – говорит мама. – Ты помнишь Паркера Ламберта? Он на год моложе Дэнни и тоже закончил вашу школу.

Нахмурившись, я пытаюсь вспомнить этого Паркера, но не могу. Порой все ребята, с которыми я училась, превращаются в одно размытое пятно. Я ходила в школу почти с одними и теми же детьми, от детского сада до выпускного класса. Забавно, что все они сейчас просто калейдоскоп лиц, и ни одно не могу выделить.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное