Моника Мерфи.

Три нарушенные клятвы



скачать книгу бесплатно

– Что, черт возьми, только что произошло?

Приподнявшись, я убираю волосы с лица, вздрагивая, когда пальцы касаются повязки.

– Не прикидывайся, что не понимаешь.

Он опускает взгляд, замечая очевидную эрекцию, и издает один из тех мужских стонов разочарования, которые так хорошо ему удаются.

– Скажи, что мы не занимались…

– Не волнуйся. – Я поднимаюсь с кровати, изо всех сил стараясь выглядеть достойно, стоя перед ним, при этом зная, что потерпела неудачу, плюс ко всему на мне лишь прозрачный топ и маленькие трусики. Мне следовало бы смутиться, но к черту все.

– Ничего не было. Как будто сам не знаешь. – Целуясь, мы даже не использовали языки, а мне отчаянно хочется узнать его вкус, чтобы понять, так ли мы подходим друг другу, как я на то надеюсь.

Меня накрывает волна разочарования вперемешку с изрядной порцией раздражения. Этот разговор о том, что мы чуть было не сделали, слишком болезненный для меня.

– Почему ты в моей постели? – Его взгляд скользит по мне, упиваясь мной, а его прекрасные голубые глаза горят возбуждением.

– Почему я всегда в твоей постели? Зачем, по-твоему, я прихожу к тебе среди ночи по меньшей мере четырежды в неделю и ложусь под одеяло? Если ты сделаешь вид, что не понимаешь, что происходит, клянусь богом, Колин, я надеру тебе задницу.

Он нервно смеется – вот болван.

– Знаешь, а ты выглядишь соблазнительной, когда злишься.

– Я не шучу. – Сделав глубокий вдох, я убеждаю себя успокоиться. Он ведет себя как обычно. Притворяется, что ничего серьезного не случилось и что даже не представляет, что на самом деле произошло.

Лжец. А что, если он просто разыгрывает меня все это время.

– Знаю, что не шутишь. – Его слова только подталкиваются меня наконец объяснить ему, что именно происходит.

Так что я пользуюсь моментом.

– Знаешь, мы ведь никогда не говорим об этом. – Я делаю шаг вперед, совсем забыв, что почти раздета, настолько я поглощена своим гневом. – О том, что происходит между нами ночью, и о том, что возникло и продолжает развиваться, с тех пор как я переехала к тебе.

Он отступает, выражение лица становится настороженным.

– Что ты имеешь в виду?

– Не делай вид, что не знаешь. – Я делаю еще один шаг вперед, ощущая искушающее тепло, исходящее от его тела. Несмотря на гнев и разочарование, я все еще хочу его, и это приводит меня в бешенство. – Твои кошмары, и то, что я прихожу к тебе и держу тебя в объятиях, пытаясь успокоить. Что тебе снится, Колин?

– Не помню, – машинально произносит он.

Но мы оба знаем.

– Ты видишь сны о моем брате. – Еще один шаг, и я беру его за руку и сжимаю. – Прошло уже почти два года. Ты должен позволить Дэнни уйти.

Он отдергивает руку.

– Не хочу говорить об этом.

– Мы должны. Это как огромная стена, разделяющая нас. И каждый раз, когда я пытаюсь преодолеть ее, ты отталкиваешь меня. – Я придвигаюсь к нему поближе, еще не знаю, что сделаю потом, но он хватает меня первым.

Оборачивая большие, теплые руки вокруг моей талии, Колин чуть отодвигает меня, будто ему невмоготу, если я стою слишком близко.

– Я не стану делать это, Джен. Не сейчас. – Но выражение его лица ясно говорит: никогда.

Это стало последней каплей. С меня довольно.

– Вот почему я здесь не останусь. Место, сама ситуация, это ненормально. О, и наши так называемые отношения? Совершенно ненормальные. Я не хочу наблюдать, как ты делаешь вид, что ничего не происходит, хотя это неправда. Я не собираюсь быть единственным игроком на поле. – Развернувшись, я иду к двери, молясь, что он догонит и схватит, а потом зацелует до бесчувствия.

Или, по крайней мере, крикнет мне, чтобы я остановилась и выслушала его объяснения. Хочу заглянуть ему в душу, в сердце. Стальные стены, которые он выстроил вокруг себя, абсолютно непроницаемы, и я хочу быть единственной, кто их разрушит.

Но он ничего не делает. Абсолютно ничего. Просто отпускает меня, как обычно, не говоря ни слова.

Поэтому я ухожу, не оглянувшись. Мне потребовались все мои силы, чтобы не оглянуться.

Когда я наконец оказываюсь в своей комнате с распахнутыми окнами, впускающими чудесный холодный ночной воздух, и за надежно запертой дверью, я кидаюсь на кровать и плачу. Сильные, болезненные рыдания сотрясают мое тело, пока я прячу лицо в подушку, чтобы заглушить их. Уйти от него – это правильное решение, единственно правильное. Эта круговерть под названием «Колин и я» не имеет смысла. Мои рыдания из-за него так же бессмысленны.

Когда последний всхлип вырывается из моей груди, я благодарна прохладному ветру, который осушает слезы на щеках. И еще больше я благодарна сну, который медленно, но сладко принимает меня в свои объятия.

Колин

Я позволил ей уйти и даже не попытался остановить ее. Что, черт возьми, со мной не так? Мне двадцать четыре года, а я веду себя как ребенок. Для меня она – весь мир, а я раз за разом теряю ее. Все делаю вид, что происходящее между нами нереально. Я говорю себе, что это ради ее же блага. Не хочу причинить ей боль.

Бред. Скорее не хочу причинить боль себе. Когда речь шла о бизнесе, я никогда не боялся рисковать, но сейчас речь идет о моей личной жизни.

Забудьте.

Я опускаюсь на кровать: голова моя опущена, локти упираются в колени. Возбуждение давно прошло, сменившись раскаянием, которое сжимает горло и уже грозит удушьем. Она права. Я солгал. Я точно знал, что произошло между нами. Каким прекрасным было это ощущение, как удивительна она была на вкус, и как отзывчиво было ее тело в те несколько секунд, что я прикасался к ней.

Как полный кретин, я оттолкнул ее, притворившись, что не понимал, что происходит, и фактически отгородился от нее в последний раз. Она вышла из комнаты, ни разу не обернувшись, дьявольски горяча в этих задравшихся трусиках, так что была видна ее крепкая попка, и в тоненькой прозрачной майке, позволившей мне разглядеть цвет и размер ее сосков до того, как она отвернулась. Темно-розовые и крошечные.

– Черт. – Я ерошу руками волосы снова и снова, превращая свою голову в какое-то гнездо. Сегодняшний сон не был таким уж плохим. Дэнни звал меня в лес так, как когда мы были детьми. Я погнался за ним и, как обычно, в конце концов потерял его.

И когда понял, что он исчез и больше не вернется, я запаниковал. За несколько лет этот сон приобрел различные варианты развития событий. Мы могли быть маленькими детьми, школьниками или уже такими, какими виделись в последний раз, но заканчивался сон всегда одинаково.

Я теряю его и не могу найти. И, поскольку я ищу везде, то медленно понимаю: он никогда не вернется – Дэнни мертв.

С тех пор, как Джен переехала ко мне, она стала для меня опорой; не задавая вопросов, она приходила ко мне, предлагая поддержку, и я всегда принимал ее, упиваясь этим, а потом делал вид, что ничего не произошло.

Но так больше нельзя. Я должен перестать вести себя как последний трус и поговорить с ней, пока я не потерял ее навсегда.

Встав, я решительно направился к Джен. Я помнил, что на мне одни только трусы. Не самый лучший наряд для серьезного разговора, и ладно. Если мне повезет, возможно, она пригласит меня в свою постель, и мы продолжим с того момента, где остановились.

Именно так.

Ее дверь заперта, но в верхней части дверного косяка у меня припрятан ключ. Я тянусь туда, почувствовав пальцами холодный металл, нахожу, вставляю в замок и поворачиваю до щелчка пружины. Тихонько проскальзываю внутрь, стараясь, не напугать ее, ни, того хуже, разбудить, если она спит.

Очень надеюсь, что она не спит.

Но это не так, и я разочарован. Я приближаюсь к кровати и вижу, что она лежит лицом к окну, укутавшись по самые плечи, глаза закрыты, а губы поджаты. Не раздумывая, как можно осторожней, я сажусь на край кровати, мечтая снова ощутить тепло ее тела. Потянувшись, я дотрагиваюсь до ее волос, позволяя темно-коричневым прядям струиться по пальцам. Она моя полная противоположность. У нее темные волосы, у меня – светлые, ее глаза шоколадно-карие, мои – светло-голубые, это так притягательно для моей извращенной натуры.

Я ее не заслуживаю. И отталкиваю, потому что знаю, что так будет лучше. Но что будет, если мы просто попробуем? Только раз? Я покажу ей, как сильно я хочу ее…

Джен со вздохом переворачивается на спину, и я, убрав руку и затаив дыхание, жду ее пробуждения.

Но она не просыпается.

Повинуясь своему влечению, я ложусь рядом с ней поверх одеяла, обняв ее за талию и притягивая к себе. Закрывая глаза, я прижимаюсь щекой к ее макушке, вдыхая ее аромат и упиваясь его сладостью. Просто быть рядом с ней – достаточно, чтобы успокоить мое бешено бьющееся сердце, мои взбудораженные нервы.

После своих ночных кошмаров я всегда просыпаюсь, задыхаясь от ужаса, а ее противостояние меня и вовсе напугало, и теперь мне снова хотелось сделать вид, что ничего не было.

Но сейчас, когда мы лежим вместе и я прижимаю ее к себе, ко мне возвращается ощущение покоя. Джен прижимается ближе, положив голову мне на плечо, а ее губы почти касаются моей шеи. Ее дыхание струится по моей коже, вызывая волну мурашек, а затем ее влажные и теплые губы раскрываются.

– Ты не будешь отрицать, что на этот раз мы вместе в постели, – говорит девушка тихим сексуальным шепотом, который мгновенно возбуждает меня.

Черт. Я крепко хватаю ее, смещая ее тело так, что она оказывается подо мной, раздвигаю ее бедра, возвращаясь в исходную позицию – именно так все было до того, как я все испортил.

На этот раз я этого не сделаю.

Глава 4

Джен

– …и вот что вышло. Я сказала это, и он запрыгнул на меня, словно собирался, ну, знаешь, овладеть мной или что-то в этом роде. По меньшей мере, поцеловать меня. Но он этого не сделал. Он посмотрел на меня, будто у меня выросло три головы, а потом слез с меня.

– Нет!

– Да, – качаю я головой, окунаясь в свою жалкую историю. Но, по крайней мере, я рассказываю ее Фэйбл, которая меня понимает. Кто-нибудь другой, вероятно, просто бы посмеялся. – А перед тем как уйти, он сказал… – Останавливаюсь, чтобы вздохнуть, и понижаю голос, изображая Колина: – «Ты права. Я больше не могу это отрицать». Потом наклонился, поцеловал меня в макушку и вышел из комнаты.

Фэйбл смотрит на меня, широко распахнув свои зеленые глаза и раскрыв в недоумении рот. В любой другой день я бы точно расхохоталась над этой картиной. Вероятно, когда-нибудь мы обязательно похихикаем над этим, потому что и в самом деле прошлая ночь была абсурдной. Нереальной.

Но сейчас мне не смешно. Да и Фэйбл тоже. Она знает, насколько Колин важен для меня. Как меня тянет к нему, хотя я и сопротивляюсь этому влечению, как могу. Она понимает, ведь у нее тоже были сложности с Дрю, и они как-то сумели выбраться на другую – счастливую – сторону.

Я готова принять, что у меня с Колином так не получится.

– Стало быть, он просто слинял. Лежал прямо на тебе в постели и ничего не сделал, – наконец комментирует Фэйбл. – Но признал, что он не может это отрицать? И что ты думаешь обо всем этом?

Пожав плечами, я разглядываю стол. Мы в квартире Фэйбл и Дрю, но Дрю нет дома. Он на футбольной тренировке, и ее брат, Оуэн, тоже тренируется с младшим составом университетской команды. Идет по стопам парня своей сестры: очень мило, что тут скажешь.

– И ты позволила ему просто уйти и ничего не сказала. Просто дала ему уйти. – Фэйбл не на шутку озадачена. Резонно, ведь, честно говоря, я сама сбита с толку.

И вне себя. Я абсолютно выбита из колеи.

– Что я могла ему сказать? «Эй, может, все же останешься и мы, наконец, сделаем это?» Глупость какая-то. – Я все смотрю на стол: он маленький, темный и идеальный. На нем нет ни единой царапины и даже пылинки. Похоже, совсем новый. Помню, как Фэйбл рассказывала мне, что они с Дрю ходили по мебельным магазинам.

– На твоем месте я бы крикнула что-то вроде «Не думаю, что ты когда-нибудь снова окажешься в моей постели, придурок. Не с таким дерьмовым поведением». Я имею в виду, парень должен знать свое место. Он не может просто использовать тебя, а потом бросить. Вот урод! – Меня всегда восхищало то, как Фэйбл может поставить на место. Жаль, я не смогла бы закричать на Колина и сказать ему, что на самом деле он заставляет меня чувствовать.

И какую боль причинил мне его мнимый отказ прошлой ночью. И что на самом деле он вовсе не использовал меня так, как мне порой втайне этого хочется. Я прихожу к нему в кровать по доброй воле, потому что мне невыносимо слышать его страдания и крики. Иногда он произносит имя моего брата, а иногда – мое.

Его боль разбивает мне сердце. Боль, которую он скрывает при свете дня. Он все же признал, что между нами кое-что есть, и это зажгло во мне искру надежды, но то, что он снова ушел, потушило этот слабый огонек.

Хотя я сама поступаю так же. Прячу свою боль и свою тайну, потому что так проще. Тем не менее, это не означает, что я понимаю, что заставляет его вести себя так же.

– Я сказала ему все как есть: я увольняюсь и уезжаю из города. Он не хочет, чтобы я уходила, но так и не сказал, почему именно, поэтому… оставаться здесь нет смысла.

Наконец, я поднимаю голову и встречаюсь взглядом с Фэйбл. Она выглядит разочарованной, и меня это расстраивает. Я уже столько раз делала это – разочаровывала близких мне людей. Я не хотела, просто так получалось.

– Не хочу, чтобы ты уезжала, и Дрю не хочет. – Голос Фэйбл звучит мягко и нежно. Я знаю, что она пытается сделать. – Мы будем скучать по тебе; ты прекрасно знаешь, я не говорю подобных слов всем подряд. Ты моя первая настоящая подруга. Дрю шутит, что ты хорошо на меня влияешь, и он готов заплатить большие деньги, чтобы удержать тебя.

Мое сердце сжимается от слов Фэйбл и от того, как она пытается перевести в шутку наш серьезный разговор. Она тоже моя первая настоящая подруга. У меня всегда был брат и, конечно, Колин. Но подружки? Нет. Пока я не переехала сюда и не встретила Фэйбл, и мы не привязались друг к другу.

– Тебе хорошо: ты выросла здесь, и Дрю должен закончить университет. И, конечно, у тебя есть Оуэн, – говорю я.

Вопрос, что произойдет, если Дрю пригласят играть в НФЛ – он настолько хорош, что его не могут не заметить. А я знаю, Фэйбл не хочет уезжать из-за Оуэна, но в ближайшее время ей придется сделать выбор. И я ей не завидую.

– Меня здесь ничего не держит – разве ты не видишь? – продолжаю я. – Ни корней, ни связей. Я не хочу сказать, что ты ничего не значишь для меня, но… я не могу остаться здесь навсегда. – Сглатываю комок в горле, злясь на себя за это. Я не могу озвучить настоящую причину, которая не дает мне остаться: ведь я боюсь, что прошлое догонит меня, и я не знаю, как смогу все объяснить. И кое-кто не хочет признать, что между нами могло бы быть нечто красивое и удивительное; если бы он только открыл правде глаза – и свое закрытое, стальное сердце, – то понял бы это.

– Мужчины – придурки, – раздраженно бросает Фэйбл, и я прыскаю от смеха. Она улыбается в ответ, и я знаю, что именно этого она и добивалась.

– Разумеется, – соглашаюсь я. – За исключением твоего.

– О, пожалуйста. Дрю так далек от совершенства. И, кстати, по большей части он ведет себя как болван. И да, я присматриваю за ним. – На ее щеках вспыхивает слабый румянец, и меня накрывает волна сумасшедшей ревности, в чем я не хочу признаваться даже самой себе.

Я люблю свою подругу. Я рада, что она встретила милого, прекрасного парня, который больше всего на свете хочет заботиться о ней. Как бы мне хотелось, чтобы Колин чувствовал то же самое. Его не волнует моя забота о нем, но мне-то он нужен не только ради работы и крыши над головой.

Тьфу. Фэйбл права: мужчины придурки.

– Может быть, тебе следует проявить инициативу, – внезапно выдает Фэйбл, отвлекая меня от собственных мыслей.

– Серьезно? – Не знаю, хватит ли мне смелости, чтобы просто… наброситься на него, даже несмотря на то, что я действительно хочу его. Я знаю, что всегда буду любить Колина. И хотя я готова сбежать от него и его щедрости, я совсем не готова рискнуть в плане соблазнения. От того, какое направление принял наш разговор, мне становится неловко.

Что делать, если он отвергнет меня? Не знаю, смогу ли смириться с этим.

– Да, черт, я серьезно. Для тебя лучше вернуться со щитом, чем… на щите. – И Фэйбл взрывается смехом. Фраза звучит настолько по-дурацки, что я тоже не могу удержаться. И покатываюсь от хохота вместе с ней.

Вот в таком настроении нас застал ее младший брат Оуэн несколько минут спустя, мы обе хохотали во все горло, сидя за столом и обмениваясь двусмысленными выражениями: одно грязней другого. Я просто отвечала на предложение Фэйбл, когда Оуэн подошел к столу. Парень выглядел шокированным.

Мы одновременно замолчали, глядя на него снизу вверх в тихом ужасе.

Оуэн морщится и трясет головой.

– Даже знать не хочу, о чем это вы! – И уходит на кухню.

А мы с Фэйбл снова начинаем хихикать. Искоса наблюдая за парнем, я удивляюсь, насколько взрослым он кажется. Ему всего-то четырнадцать, первый год старшей школы, но он уже такой высокий и широкоплечий. Еще немного, и девушки начнут сходить от него с ума.

– Твой брат будет просто неотразим, – качаю головой я.

Фэйбл вздыхает, с беспокойством поглядывая на Оуэна.

– Он уже такой. Он же играет в юношеской сборной университета, и женского внимания получает предостаточно. Мне это не нравится.

Подруга включила режим старшей сестры, и мне это нравится. Она так яростно защищает брата, что мне не хотелось бы оказаться у нее на пути.

– Держи себя в руках, – сразу предупреждаю я Фэйбл, которая уставилась прямо на меня и пышет негодованием.

– Ничто не сможет защитить его от всех этих… дьяволиц. – Я была готова снова расхохотаться, но сдержалась. Фэйбл выглядит прямо-таки устрашающе. – Я серьезно, Джен. Они рыщут вокруг него, как течные сучки.

– Я все слышал! – кричит Оуэн из маленькой кухни.

– Я на это и рассчитывала! – кричит в ответ Фэйбл. Она наклоняется через стол и понижает голос. – Я начала занимать сексом слишком рано, понимаешь? Мысль о том, что и Оуэн начнет заниматься этим… пугает меня. Хочу, чтобы он оставался ребенком как можно дольше.

Как донести до нее, что Оуэн уже давно не ребенок? Думаю, Фэйбл это знает, просто не хочет признавать. Всего несколько месяцев назад она жаловалась мне, что обнаружила очередной пакетик с травкой в кармане его джинсов. Впрочем, мне кажется, что он уже этим не балуется, будучи в футбольной команде и следуя по стопам Дрю.

– Он такой высокий, – говорю я, желая сменить тему, но моя попытка слишком очевидна. Я совсем не хочу говорить о сексе и наркотиках в связи с Оуэном.

– Почти такой же высокий, как Дрю. – Фэйбл закатывает глаза, но задумчивое выражение лица выдает ее. – Я такая коротышка. Мне не выстоять против этих двоих. – Подруге нравится, когда они все вместе – как семья. Двое самых важных мужчин в ее жизни теперь крепко связаны друг с другом.

Меня накрывает новая волна ревности, но я подавляю ее, радостно улыбаясь Фэйбл.

– Вы трое, словно маленькая счастливая семья.

Она просто светится от моих слов.

– На самом деле я никогда не была частью счастливой семьи, – тихо признается Фэйбл.

А вот я была. И я скучаю по этому.

Сильно.

Колин

Ее не было сегодня вечером, и я ужасно скучал. Знаю, это звучит жалко, но каждую неделю я стараюсь совместить наши смены, убеждая себя, что делаю это, только чтобы подвозить ее на работу и не беспокоиться о том, как она будет добираться домой, ведь машины у нее нет. Хотя она же не моя подопечная.

На самом деле, я просто хочу проводить с ней как можно больше времени.

Но сегодня не вышло. Нужно обеспечить больше персонала в ресторане на завтрашнем мероприятии, так что мне пришлось дать ей не ту смену, что обычно.

Вечером я составил расписание на следующие две недели так, что мы будем работать вместе каждый вечер. Я должен взять все возможное, учитывая, что она уходит. Навсегда. Она злится на меня, и я не могу ее винить. Прошлой ночью я был именно там, где я хотел: в ее постели, сжимая ее полуобнаженное, теплое и мягкое тело. Ее глаза и лицо светились надеждой и желанием, но вид распростертой Джен, как самого совершенного из подношений, совершенно выбил меня из колеи.

Поэтому я пробормотал какое-то дурацкое оправдание и ушел.

Неудивительно, что она поставила на мне крест. На ее месте я поступил бы так же.

Я рано ушел с работы, потому что больше не мог там находиться, и к тому же в ресторане было не так много народа. Вечером в среду в зале всегда пустовато. Студенты делают вид, что раз в неделю они учатся усерднее, чем обычно. Хотя только начало семестра, и, вероятно, большинство из них так и делает. Начало года всегда наполнено хорошими намерениями, но потом все идет кувырком. Кроме того, в городе проводится туча мероприятий, собирающих толпы молодежи, как, например, крупная вечеринка «Ненасытный Четверг», которая задает старт на все выходные. Перед ней стоит хорошенько отдохнуть, учитывая напряженный ритм второй половины недели.

Войдя в дом, я вижу, что свет горит только в кухне – тусклая лампа над раковиной. В доме тихо, телевизор не включен, я беспомощно озираюсь, понимая, что Джен здесь нет. Иначе я бы сразу это ощутил: уловил бы запах, почувствовал бы ее.

Я бешено на нее реагирую, хотя и не уверен, что ей об этом известно. Я все еще обдумываю ее вчерашние слова о том, что она хочет меня. Правда ли это? Знаю, между нами что-то есть, некая химия, которая вспыхивает каждый раз, когда мы оказываемся рядом, но я всегда полагал, что это игра в одни ворота, так как она никогда не проявляла себя. Ни разу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное