Моника Маккарти.

Плененный любовью



скачать книгу бесплатно

Кейт пораженно вздохнула, заморгала. Почувствовала, как задрожали колени – и не от голода или измождения.

От этого лица. Самого прекрасного, которое ей доводилось видеть. Солнечный свет озарял его словно нимб, окутывая светло-каштановые волосы золотым блеском. Нос был прямым и резким, челюсть решительной, с небольшой ямочкой и не слишком квадратной, скулы резными и высокими, а его рот… рот был широким и полным соблазна. Глаза были светлыми – она не могла рассмотреть, голубыми или зелеными – глубоко посаженными под бровями, изогнутыми, как крылья ворона. Этот мужчина был идеален.

Господи боже, это не человек, а ангел!

А это означает…

«Я попала в рай».

Такой была последняя мысль Кейт, а после земля ушла у нее из-под ног.


– Она жива?

Низкий голос вернул Кейт в сознание. Она почувствовала, что парит в воздухе. Нет, что ее несут. Ее держали мужские руки. Сильные и надежные руки.

Он положил ее на землю. Слабое тепло его дыхания заставило Кейт распахнуть глаза.

Их взгляды встретились: ее и ангела.

– Ага. – Негромко сказал он, смахнув прядь спутанных волос с ее лба. – Она жива.

Доброта его голоса заставила сердце сжаться от эмоций. Кейт открыла рот, чтобы заговорить, но смогла только облизнуть пересохшие губы. В следующее мгновение к ее рту был поднесен мех, и первые драгоценные капли воды скользнули к иссохшему горлу. Кейт пила нетерпеливо, жадно, пока ангел бормотал, чтобы она не спешила или ей станет плохо.

Когда через минуту он убрал мех, она тщетно попыталась слабыми руками выхватить его обратно, но ангел прижал ее к своей груди, и божественное лицо его оказалось так близко. Зеленые. Его глаза были зелеными и обрамленными самыми роскошными густыми ресницами, которые ей доводилось видеть. Нечестно – даже для ангела.

«Жива?» Осознав его слова, Кейт нахмурилась.

– Но вы же ангел.

Сзади послышался звук, похожий на резкий смешок.

– У Ястреба появился повод для шуточек.

Ее ангел бросил сердитый взгляд в направлении говорившего человека, но с ней заговорил тихо и нежно:

– Ты жива, дитя. И в безопасности.

Воспоминания о произошедшем заставили Кейт вцепиться в него с вновь воскресшим ужасом. Прижавшись к его облаченной в кожу груди – очень твердой и широкой груди, – она огляделась, впервые увидев троих мужчин, стоявших рядом.

Кейт вздохнула и сжалась от страха: эти мужчины были огромными, облаченными в черные кожаные доспехи со стальными пластинами и в темные шлемы с наносниками (шлем ее спасителя лежал на земле рядом с ней, догадалась она), высоченными, крепкими воинами, и их внешний вид заставил ее задрожать. Хорошо, что Кейт не увидела их первыми, иначе решила бы, что умерла и попала гораздо южнее рая.

Кто они такие? Не англичане, поняла она по мягкому произношению своего спасителя. Она оглядела их снова и увидела темные накидки на их плечах. Горцы. Но на чьей они стороне? Горные кланы сражались на обеих сторонах: некоторые за Брюса, а некоторые, как Макдугаллы, против него, становясь вынужденными союзниками английского короля Эдуарда, самопровозглашенного Молота Шотландцев.

Вдруг эти люди с англичанами?

Спаситель, казалось, почувствовал ее страх.

– Все хорошо, малышка, мы не враги.

Король Роберт послал нас на помощь, когда узнал, что англичане ополчились на вашу деревню за доброе отношение к его людям.

Помощь? Кейт сжала рот. Это из-за Брюса они оказались в таком положении. Это он во всем виноват.

Но будущий король Шотландии не совсем оставил их, поэтому и прислал сюда этих воинов. Однако это совсем не утешало, ведь люди Брюса пришли слишком поздно.

И их всего четверо! Сердце Кейт снова учащенно забилось, застучало в груди как барабан.

– Что, если они вернутся?

– Кто? – спросил он. – Кто это сделал, дитя?

По щекам заструились слезы, и из легких вырвался горький всхлип.

– Английские солдаты из замка. Люди графа Харфорда. Они…

Кейт зарыдала сильнее, вспомнив, что они натворили. Спаситель крепче прижал ее к груди, успокаивая добрыми словами, обещаниями, что все будет в порядке.

Но ничего уже не будет в порядке, никогда не будет. Ее матерь умерла, и у Кейт никого не осталось. Бессознательно ее пальцы сильнее вцепились в стальные мускулы руки «ангела». Кроме этого человека, который выглядит как ангел посланный Господом спасти ее от верной гибели, у Кейт никого нет. Пока он ее обнимает, у нее есть он. И Кейт не хотела его отпускать.


Грегор думал ему понадобится Робби Бойд (или, по крайней мере, сила его нескольких соратников-стражей), чтобы оторвать пальцы чертовой девчонки от свой руки, но со временем кроха так ослабла от рыданий, что отключилась, позволив ему помочь остальным завершить мрачное задание.

Но он внимательно следил за ней, после того как оставил завернутой в свой плащ возле лошадей. Малышка прошла через ад, он нашел ее, спас и чувствовал за нее странную ответственность. Странную потому, что это было совершенно незнакомое ощущение – чувствовать себя ответственным за женщину, пусть даже ребенка.

Но когда Грегор думал о том, через что девочке пришлось пройти, в нем пробуждался инстинкт защитника – инстинкт, о существовании которого он даже не знал.

Господи помилуй, сколько времени она провела в этой дьявольской яме? Четыре дня? Пять? Она чуть не умерла – и все еще могла умереть. Так долго без воды и пищи…

Грегор поморщился. Взрослому мужчине было бы тяжело пережить такое, не то что девчонке без лишнего мяса на костях. Ободранные от попыток выбраться наружу пальцы были свидетельством ее мучений и отчаянного желания спастись.

Он думал, что уже насмотрелся на все несправедливости, на которые способны англичане. Но кто может сотворить подобное с ребенком? Такая жестокость походила на суровую месть.

Грегор почти ничего не знал о девчонках, но у него было два младших брата, и этой малышке не могло быть больше двенадцати. Еще даже не девушка, совсем ребенок. Угол его рта изогнулся, когда он вспомнил штаны, которые с удивлением обнаружил под ее юбками, когда поднял девочку на плечо, чтобы вытащить из колодца.

Она почти ничего не весила, практически кожа да кости. Хрупкая, но с удивительной силой в тощих конечностях. Да, девчонка была бойцом, если уж смогла пережить такое.

Тишину нарушил Маклин, задав всех волнующий вопрос:

– Что мы будем с ней делать? Мы не можем забрать ее в лагерь. Это слишком опасно.

И это еще мягко сказано. Гвардия вернулась в Шотландию меньше месяца назад, после того как полгода скрывалась на Западных островах. Армия Брюса выиграла лишь одну маленькую битву против англичан в Тамбени, и шотландцы снова были вынужденны бежать. После катастрофы у Лох-Райан, где погибли две трети всех людей Брюса, в армии осталось менее четырехсот человек.

Многим могло показаться, что война проиграна. Но те, кто так считал, просто не знали Роберта Брюса. Грегор будет бороться рядом с ним сколько потребуется, даже если они вдвоем останутся в живых.

– Она смогла рассказать что-нибудь полезное? – спросил Маклауд.

Грегор покачал головой.

– Ничего, о чем бы мы сами не догадались. Это были люди Харфорда. – Хотя Лохмабен был частью наследственных земель Брюса поместий Аннандейл, замок снова очутился в руках англичан, после того как был отвоеван Брюсом в прошлом году. Король Эдуард отдал его сэру Хамфри Де Богуну, лорду Харфорду, и граф с графиней (одной из дочерей короля Эдуарда) не так давно прибыли занять его. – Девчонка сильно потрясена, даже не смогла сказать, как ее зовут. Только все рыдала, что они убили ее мать и теперь она совсем одна.

Ламонт поморщился.

– Она видела смерть матери.

Грегор мрачно обернулся к нему.

– Да, похоже на то.

– Бедный ребенок, – сказал Маклин. – Она слишком молода, чтобы видеть такое.

На лице Маклауда появилось странное выражение. Грегору понадобилось лишь мгновение, чтобы понять, что это сострадание.

– Мне было десять, может, всего на пару лет меньше, чем ей, когда я стал свидетелем изнасилования и убийства своей матери. Я до сих пор помню каждую проклятую секунду.

Никто ни произнес не слова. Очевидно, Грегор был не единственный, кого поразили страдания малышки, они проникли под каменную броню одного из самых грозных воинов в Шотландии, а может, и на всем белом свете. До того как Маклауд женился в прошлом году на Кристине Фрейзер, Грегор понятия не имел, что Вождь Хайлендской гвардии способен улыбаться.

– Может, у нее поблизости есть родственники? – спросил Ламонт.

– Нет! – Раздался голос девчонки, и в следующее мгновение она кинулась к Грегору. Ее холодные окровавленные пальцы снова вцепились в его руку, сжимая еще сильнее, если такое было возможно. – Пожалуйста, не оставляйте меня здесь! Они найдут меня и убьют!

– Тише, – успокоил он, погладив ее по голове. – Никто не собирается тебя здесь оставлять. Но, может, есть место, куда тебя можно отвезти? Тетя? Дядя?

Она яростно затрясла головой.

– Нет у меня никого. Мама – моя единственная семья.

Грегор не стал ее поправлять.

– Как насчет твоего отца?

Ее лицо помрачнело.

– Он умер. – По ее тону Грегор понял, что воспоминания были не из приятных. – У Метвена.

Одно из многих несчастий, выпавших на долю Брюса и его людей в прошлом году.

– Как тебя зовут, малышка?

Она помедлила.

– Катерина.

– А как дальше?

Снова пауза.

– Киркпатрик.

Достаточно обыкновенное имя для клана в этих краях.

– А братья или сестры у тебя есть, Катерина? – Когда ее лицо почернело от горя, Грегор понял, что зря задал этот вопрос.

– Мама была на восьмом месяце беременности. Он… обижал ее. Я должна была попытаться его остановить.

Догадавшись, как именно «обижали» ее мать, Грегор почувствовал закипающую внутри ярость. Больные ублюдки! Он обхватил девочку крепче, хотя понимал, что никак не сможет унять ее боль.

– Я ударила его тяпкой, но промахнулась, и тогда он… – В огромных карих глазах, выделявшихся на худом бледном лице, заблестели слезы. Она была симпатичной малышкой (даже под слоем грязи), с широким ртом, слегка вздернутым носом, острым подбородком, темными волосами и глазами. – Он убил ее. Это моя вина. Он убил ее из-за меня.

Голос Грегора стал жестким, он потряс девочку за плечи, заставляя слушать себя.

– Это не твоя вина! – сказал он не терпящим возражений голосом, совсем как Маклауд говорил с Маклином и Ламонтом. – Ты сражалась и дала ей шанс, которого никто в деревне больше не дал.

– Но я оказалась недостаточно сильной.

– Ты оказалась достаточно сильной, чтобы попытаться, и именно это имеет значение. Битва заключается не только в физической силе. Быстрота и понимание, куда нанести удар, могут компенсировать силу мускулов.

Она посмотрела на него скептически.

– Но я девушка.

Грегор недоверчиво поддел:

– Должно быть, штаны ввели меня в заблуждение.

Ее щеки стали огненно-пунцовыми.

– Я просто ношу их иногда, чтобы было проще передвигаться. – Она помедлила и взглянула на него. – Вы действительно думаете, что я могу научиться защищать себя?

Он кивнул, угадав направление ее мыслей: чтобы не позволить сделать с собой то, что сделали с ее матерью.

– Я в этом уверен.

Темные брови сошлись на переносице, и рот крепко сжался в странно яростном выражении.

– Тогда я всему научусь. Вы меня научите?

Вот черт. Грегор обернулся к своим спутникам за помощью, но они одарили его взглядами, говорившими, что он сам в это впутался.

– Пожалуйста, – просила Катерина. – Возьмите меня с собой! Мне больше некуда пойти.

Она смотрела на Грегора с такой надеждой во взгляде, что ему инстинктивно захотелось отвернуться. Никому не стоит возлагать на него свои надежды.

Должно же быть место, куда можно отвезти эту девочку. Может, церковь? Или, возможно, приют для найденышей в Дамрис?

Но что-то в нем восставало против этой идеи. Что с ней станет? Кто защитит юную девочку? И что произойдет, когда она перестанет быть столь юной?

«Тебя это не касается. Это не твоя ответственность».

Грегор скривился. Это, конечно, так, но он не мог заставить себя отвернуться. Что бы там не говорил Маклауд, все они несли часть ответственности за эту малышку и остальных жителей деревни.

Грегор еще подумает, куда может ее отвезти. Куда-то, где о ней позаботятся, где ее полюбят. Его мать всегда мечтала о дочери. С тех пор как погиб его отец и двое старших братьев, она осталась совершенно одинокой. Он знал, что его добросердечная мать только посмотрит на девочку, услышит ее историю и тут же растает.

– Пожалуйста, – произнесла малышка с таким отчаянием, что у Грегора защемило сердце.

И хотя все инстинкты кричали, что он совершает ошибку, Грегор не внял предупреждению.

– Мой дом находится в Роро, недалеко от Лох-Тей в горах. Можешь остаться там с моей матерью, если хочешь. Там ты будешь в безопасности.

Одного взгляда на ее лице – смеси восхищения и любви – было достаточно, чтобы он тут же пожалел о любом порыве, заставившем его сделать это предложение. Но было слишком поздно.

– Вы это серьезно? Вы заберете меня с собой? – Катерина прижалась к груди спасителя и обхватила его руками. – Спасибо, спасибо, спасибо!

Черт подери, что он такое натворил?

Грегор посмотрел поверх темной головы, едва доходившей ему до середины груди, и увидел, как за ними наблюдают его друзья, с трудом сдерживая смех, даже Маклауд.

– Разбивает сердца повсюду, куда бы ни направился, – сказал Маклин Ламонту со смехом. – Похоже, ты одержал очередную победу, Макгрегор. Хотя эта слишком молода даже для тебя. Полагаю, это проклятие смазливого лица.

– Пошел ты… – Помня о девчонке, Грегор проглотил окончание своего обычного ответа и просто одарил Маклина убийственным взглядом. Это было вовсе не смешно. Особенно учитывая, что, как подозревал Грегор, это могло оказаться правдой.

И во что он впутался?

Глава 1

6 декабря 1312 года Замок Бервик, Английские топи

«Со мной все в порядке».

Грегор натянул тетиву и отпустил ее. Один выстрел. Одна смерть. Он не промахнется.

Не промахнулся. Солдат застыл, парализованный шоком, когда стрела Грегора пронзила узкую полосу кожи между его глаз – одно из немногих мест, незащищенных кольчугой и стальным круглым шлемом, который предпочитали солдаты. Старый норманнский шлем с наносником, который носили хайлендские гвардейцы, сослужил бы ему лучшую службу. Но даже со столь близкого расстояния – Грегор был не более чем в тридцати ярдах – попадание в такую крошечную цель требовало навыка. Навыка, которым обладал только лучший лучник в Шотландии.

Спустя мгновение облаченное в кольчугу тело англичанина свалилось на землю как срубленное дерево. Прежде чем он коснулся поверхности земли, на бастионе появилась следующая цель. Грегор быстро прицелился и выстрелил. Он не отвлекался на раздумье, его движения были ловкими и отточенными, как у хорошо настроенного военного оружия. Но за холодным, непринужденным выражением его лица скрывались напряженная сосредоточенность и концентрация. Все рассчитывают на него, но под напряжением Грегор Макгрегор работает лучше всего.

Обычно.

И снова второй солдат упал, когда стрела нашла свою цель.

Практически за семь лет, проведенных Грегором среди элитной Хайлендской гвардии Брюса, не нашлось больше никого, кто справлялся бы с устранением ключевых мишеней перед наступлением лучше него. Мишеней. Именно так и следует о них думать. Это всего лишь препятствия между Грегором и его целью, которые должны быть устранены. А за последние семь лет препятствий было предостаточно.

У шотландцев имелись достижения – реальные достижения, – и победа над англичанами, которую большинство считали недостижимой, становилась на дюйм реальнее. Со времен возвращения в Шотландию с Западных островов, куда Брюсу и его людям пришлось бежать шесть лет назад, король делал постоянные успехи в войне за свободу своего королевства. Он победил собственных крестьян, чтобы овладеть контролем над севером, Робби Бойд вместе с Джеймсом Дугласом и Томасом Рэндольфом крепко держали в руках беззаконный приграничный регион, а отдаленное бывшее кельтское королевство Голуэй почти пало перед единственным выжившим братом короля Эдвардом Брюсом.

На шотландских землях оставались только отдельные английские гарнизоны, и один за другим они тоже уступали Брюсу. Но ни один из них не был так важен, как замок Бервик. Неприступный бастион, занимаемый то шотландцами, то англичанами, за годы войны настрадался более чем достаточно и во время предыдущей кампании служил штаб-квартирой английского короля. Его захват приблизит шотландцев на один шаг – один огромный шаг – к победе. Но без осадных орудий Брюсу и его воинам приходилось прибегать к более изобретательным методам. Таким, как абордажные крючья и веревочные лестницы, которые соратники Грегора собирались закинуть наверх, как только он очистит стены от врагов.

Грегор вглядывался в темноту, внимательно осматривая стену, его пульс был медленным и ровным. Эту секцию стены патрулировали трое солдат. Куда подевался третий?

Наконец! Когда солдат появился из тени помещения для охраны, Грегор мгновенно пустил стрелу. Тот упал на землю прежде, чем успел понять, что произошло.

Раз, два, три – и все готово. Цели устранены.

Грегор никогда не промахивался и именно поэтому был так ценен. Хайлендская гвардия действовала скрытно и не могла рисковать отклонившейся стрелой или несмертельным ранением, иначе у врага появится шанс поднять тревогу. Успех Брюса зависит от внезапности. А Грегор сделает все, что потребуется, чтобы увидеть, как Брюс навсегда воцарится на шотландском троне.

Только на этот раз он промазал. Грегор нервно подавил ругательство. Третья стрела попала солдату в глаз, а не между ними. Для всех остальных это может и не имеет значения – смерть есть смерть – но не для него. Для него это был промах.

И это не в первый раз. За последние несколько недель – даже месяцев – Грегор не раз отклонялся на дюйм.

«Ничего страшного, – убеждал он себя. – Просто неудачный период. Это со всеми случается».

Со всеми, кроме него. Грегор не может позволить себе промах. Слишком многое зависит от этого. Король рассчитывает на него. И крошечные просчеты беспокоили стрелка больше, чем он желал признавать.

Грегор бросил взгляд на стену, прежде чем рукой подать сигнал остальным, что путь свободен. Оставив свои позиции в тени речного берега, пятеро мужчин прокрались к Белой стене. Хайлендская гвардия – ударный отряд. Люди, выбранные лично Брюсом, чтобы первыми перебраться через стену, открыть ворота изнутри и впустить остальных воинов. В дополнение к Грегору и его соратникам Страннику Артуру Кэмпбеллу, Змею Лахлану Макруайри и Ястребу Эрику Максорли Брюс оказал честь захватить замок Бервик Черному Джеймсу Дугласу.

Это была самая смелая – и опасная – на сегодняшний день попытка захватить замок хитростью. Две каменные сторожевые башни на берегу реки Твид были связаны с основными укреплениями на холме крутой извилистой стеной с подходящим названием «Сломанная шея». Так что стена и нижние башни были только первым испытанием, затем им придется забраться на «Сломанную шею» и захватить верхнюю сторожевую башню, прежде чем англичане поймут, что происходит.

Их задачу сильно облегчит использование остроумной лестницы. Сэр Джеймс Дуглас или сэр Томас Рэндольф (добродушное соперничество между этими двумя за звание самого доверенного рыцаря короля уже стало легендой, и они часто оспаривали заслуги последней эскапады) придумал оснастить железными абордажными крючьями веревочную лестницу с деревянными ступеньками. Она была достаточно легкой, чтобы ее можно было нести вдвоем, и ее было гораздо легче спрятать, чем обычные деревянные лестницы, используемые для преодоления стен. Это будет их первая попытка использовать такое приспособление.

Грегор осматривал нависающее укрепление на предмет появления новых солдат, пока Кэмпбелл и Максорли, у которого, как у моряка, было предостаточно опыта обращения с крючьями, забрасывали крючья через стену и закрепляли лестницу. Со своими сверхъестественными способностями свирепого вождя с Островов исчезать и появляться из тени Макруайри пойдет первым, затем Грегор найдет позицию на стене, чтобы следить за периметром и при необходимости избавляться от нежданных проблем, пока остальные будут взбираться по лестнице.

Наблюдение было второй задачей Грегора. Его долг – устранять препятствия.

Первая часть миссии прошла гладко – слишком гладко, – что всегда заставляло Грегора нервничать. Он был на слишком многих заданиях и знал: что-нибудь всегда идет не так.

Но лестницы сработали лучше, чем они могли рассчитывать. Не прошло и пяти минут, как Грегор занял позицию на стене, откуда мог видеть обе сторожевые башни, а остальные воины преодолели стену и приземлились рядом с ним. В легком кожаном облачении, зачерненных шлемах с наносниками и вымазанной сажей кожей они растворились в безлунной ночи. Осмотрев периметр еще раз, Грегор махнул рукой.

Мужчины рассредоточились. Макруайри и Максорли направились к помещению охраны, ведущему на «Сломанную шею», а Дуглас и Кэмпбелл двинулись вниз по лестнице к нижней башне, чтобы открыть ворота для вылазки к морю, где остальные воины – пятьдесят человек, учитывая размеры Бервика, – должны их ждать.

Грегор не отрывал взгляд от стены, готовый при необходимости пустить новую стрелу, зная, что несколько следующих минут будут самыми опасными. Если их обнаружат сейчас, пятеро воинов окажутся крайне уязвимыми: посреди замка, где некуда бежать, окруженные двумя башнями спящих солдат. Необходимо было действовать тихо, пока башни не будут захвачены, а ворота – открыты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное