Монахиня Таисия.

Русские святые



скачать книгу бесплатно

За это время на Руси свершилось пророческое предсказание апостола: был построен город Киев, Русь приняла святое Крещение, в 1086 г. в Киеве при князе Всеволоде Ярославиче была заложена церковь во имя св. апостола Андрея Первозванного.

СВЯТЫЕ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ ПЕРВОУЧИТЕЛИ И ПРОСВЕТИТЕЛИ СЛАВЯНСКИЕ КИРИЛЛ († 869) И МЕФОДИЙ († 885)

Память их празднуется 11 мая в честь освящения славянского языка Евангелием, 14 февр. память св. Кирилла в день преставления, 6 апр. память св. Мефодия в день преставления



Родные братья Кирилл и Мефодий происходили из благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни. Они были детьми воеводы, родом болгарского славянина. Св. Мефодий был старшим из семи братьев, св. Константин, в иночестве Кирилл, – младшим.

Св. Мефодий был сначала в военном звании и правил подчиненным Византийской империи славянским княжеством, по-видимому Болгарским, что дало ему возможность научиться славянскому языку. Пробыв там около 10 лет, св. Мефодий принял затем монашество в одном из монастырей на горе Олимп (Малая Азия). Св. Константин с малых лет отличался умственными способностями и учился вместе с малолетним императором Михаилом у лучших учителей Константинополя, в том числе у Фотия, впоследствии Патриарха Константинопольского. Св. Константин в совершенстве постиг все науки своего времени и многие языки, особенно прилежно он изучал творения святителя Григория Богослова. За свой ум и выдающиеся познания св. Константин был прозван Философом.

По окончании учения св. Константин принял сан и был назначен хранителем патриаршей библиотеки при храме Святой Софии, но вскоре покинул столицу и тайно ушел в монастырь. Разысканный там и возвращенный в Константинополь, он был определен учителем философии в Высшую константинопольскую школу. Мудрость и сила веры еще совсем молодого Константина были столь велики, что ему удалось победить в прениях вождя еретиков-иконоборцев Анния. После этой победы Константин был послан императором на диспут для прений о Святой Троице с сарацинами и также одержал победу. Вскоре Константин удалился к своему брату Мефодию на Олимп, где проводил время в непрестанной молитве и чтении творений святых отцов.

Однажды император вызвал святых братьев из монастыря и отправил их к хазарам для евангельской проповеди. На пути они остановились на некоторое время в городе Херсонесе (Корсуни), где готовились к благовестию. Там святые братья чудесным образом обрели мощи священномученика Климента, Папы Римского. Там же, в Херсонесе, св. Константин нашел Евангелие и Псалтирь, написанные «русскими буквами», и человека, говорящего по-русски, и стал учиться у этого человека читать и говорить на его языке.

Затем святые братья отправились к хазарам, где одержали победу в прениях с иудеями и мусульманами, проповедуя евангельское учение. На пути домой братья снова посетили Херсонес и, взяв там мощи св.

Климента, вернулись в Константинополь. Св. Константин остался в столице, а св. Мефодий получил игуменство в небольшом монастыре Полихрон, недалеко от горы Олимп, где он подвизался прежде.

Вскоре пришли к императору послы от моравского князя Ростислава, притесняемого немецкими епископами, с просьбой прислать в Моравию учителей, которые могли бы проповедовать на родном для славян языке. Император призвал к себе Константина и сказал ему: «Необходимо тебе идти туда, ибо лучше тебя никто этого не выполнит». Св. Константин с постом и молитвой приступил к новому подвигу. С помощью своего брата Мефодия и учеников Горазда, Климента, Саввы, Наума и Ангеляра он составил славянскую азбуку и перевел на славянский язык книги, без которых не могло совершаться богослужение: Евангелие, Апостол, Псалтирь и избранные службы. Это было в 863 г.

Завершив перевод, святые братья отправились в Моравию, где были приняты с великой честью, и стали учить богослужению на славянском языке. Это вызвало злобу немецких епископов, совершавших в моравских церквах богослужение на латинском языке, и они восстали против святых братьев, утверждая, что богослужение может совершаться лишь на одном из трех языков: еврейском, греческом или латинском. Св. Константин отвечал им: «Вы признаете лишь три языка, достойные того, чтобы славить на них Бога. Но Давид глаголет: „Всякое дыхание да славит Господа!“ Господь пришел спасти все народы, и все народы должны славословить Господа на своих языках». Немецкие епископы были посрамлены, но озлобились еще больше и подали жалобу в Рим. Святые братья были призваны в Рим для решения этого вопроса. Взяв с собой мощи св. Климента, Папы Римского, свв. Константин и Мефодий отправились в Рим. Узнав о том, что святые братья несут с собой святые мощи, Папа Римский Адриан с клиром вышел им навстречу. Братья были встречены с почетом, Папа Римский утвердил богослужение на славянском языке, а переведенные братьями книги приказал положить для освящения в римских церквах и совершать литургию на славянском языке.

Находясь в Риме, св. Константин занемог и, в чудесном видении извещенный Господом о приближении кончины, принял схиму с именем Кирилл. Через 50 дней после принятия схимы, 14 февраля 869 г., равноапостольный Кирилл преставился в возрасте сорока двух лет. Отходя к Богу, св. Кирилл заповедал брату своему св. Мефодию продолжать их общее дело – просвещение славянских народов светом истинной веры. Св. Мефодий просил Папу Римского разрешить увезти тело брата для погребения в родной земле, но Папа приказал положить мощи св. Кирилла в церкви Святого Климента, где от них стали совершаться чудеса.

После кончины св. Кирилла Папа, следуя просьбе славянского князя Коцела, послал св. Мефодия в Паннонию, рукоположив его в архиепископа Моравии и Паннонии, на древний престол св. апостола Андроника. В Паннонии св. Мефодий вместе со своими учениками продолжал распространять богослужение, письменность и книги на славянском языке. Это снова вызвало ярость немецких епископов. Они добились ареста и суда над святителем Мефодием, который был сослан в заточение в Швабию, где в течение двух с половиной лет претерпел многие страдания. Освобожденный по приказанию Папы Римского Иоанна VIII и восстановленный в правах архиепископа, св. Мефодий продолжил евангельскую проповедь среди славян и крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу, а также одного из польских князей. В третий раз немецкие епископы возвели гонение на святителя за непринятие римского учения об исхождении Святого Духа от Отца и от Сына. Святитель Мефодий был вызван в Рим и доказал перед Папой, что сохраняет в чистоте православное учение, и был снова возвращен в столицу Моравии – Велеград.

Там в последние годы своей жизни святитель Мефодий с помощью двух учеников-священников перевел на славянский язык весь Ветхий Завет, кроме Маккавейских книг, а также Номоканон (Правила святых отцов) и святоотеческие книги (Патерик).

Предчувствуя приближение кончины, св. Мефодий указал на одного из своих учеников – Горазда – как на своего достойного преемника. Святитель предсказал день своей смерти и скончался 6 апреля 885 г. в возрасте около шестидесяти лет. Отпевание святителя было совершено на трех языках: славянском, греческом и латинском; погребен святитель был в соборной церкви Велеграда.

К лику святых равноапостольные Кирилл и Мефодий причислены в древности. В Русской Православной Церкви память святых равноапостольных просветителей славян чествуется с XI в.

Жития святых первоучителей словенских были составлены их учениками в XI в. Наиболее полным жизнеописанием святых являются пространные, или так называемые Паннонские, жития. С этими текстами наши предки были знакомы со времен распространения христианства на Руси. Торжественное празднование памяти свв. первосвятителей равноапостольных Кирилла и Мефодия было установлено в Русской Церкви в 1863 г.


Сии жития отечественных святых заключают в себе неисчерпаемый источник примеров христианских добродетелей, и мы надеемся, что православные русские люди будут ими назидаться и украшать свою жизнь.

Да благословит Господь, чтобы эта книга была принята и прочитана с искренним чувством любви и благоговения к нашим родным святым, которые являются молитвенниками и заступниками у престола Божия за страждущую землю Русскую и за наш род.

Все святые, в земле Российской просиявшие, молите Бога о нас!

МЕСЯЦЕСЛОВ ЯНВАРЯ

2(15)

Преподобный Серафим, Саровский чудотворец († 1833)

Преподобный Сильвестр Печерский (XII в.)

Праведная Иулиания Лазаревская († 1604)

6(19)

Преподобный Пахомий, Кенский чудотворец († 1525)

8(21)

Преподобный Григорий, Печерский чудотворец († 1093)

Священномученик Исидор пресвитер и иже с ним 72 мученика Юрьевских († 1472)

9(22)

Святитель Филипп, митрополит Московский († 1569)

Преподобный Антоний Краснохолмский († 1481)

Преподобный Антоний Черноезерский (XVI в.)

Святитель Иоанн, епископ Ростовский († 1213)

18(31)

Преподобный Афанасий Сяндемский († 1550)

Праведный Афанасий Наволоцкий (XVI–XVII вв.)

19(1)

Преподобный Макарий Печерский (XII в.)

Блаженный Феодор Новгородский, Христа ради юродивый († 1392)

20 (2)

Преподобный Евфимий Сянжемский († 1470)

Преподобный Евфимий Архангелогородский (XVI в.)

21 (3)

Преподобный Максим Грек († 1556)

22 (4)

Преподобный Анастасий Печерский (XII в.)

Преподобный Макарий Жабынский, Белевский чудотворец († 1623)

23 (5)

Преподобный Геннадий Костромской († 1565)

Собор Костромских святых

24(6)

Блаженная Ксения Петербургская (XVIII в.)

Мученик Иоанн Казанский († 1529)

25 (7)

Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий († 1918)

Святитель Моисей, архиепископ Новгородский († 1362) Новомученики и исповедники Российские (XX в.)

28 (10)

Преподобный Ефрем Печерский, епископ Переяславский († ок. 1098)

Преподобный Ефрем Новоторжский († 1053)

Святой Георгий Угрин, брат прп. Ефрема Новоторжского († 1015)

Преподобный Феодосий Тотемский († 1568)

29(11)

Святитель Лаврентий, затворник Печерский, епископ Туровский († 1194)

Святители Герасим, Питирим и Иона, епископы Пермские (XV в.)

31 (13)

Святитель Никита, затворник Печерский, епископ Новгородский († 1108)

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ, САРОВСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ († 1833)

Память его празднуется 2 янв. в день преставления, 19 июля в день обретения мощей



Прп. Серафим, в миру Прохор Мошнин, родился 19 июля 1759 г. в Курске. Отец его, Исидор, занимался подрядами и строил храмы. Он умер, когда Прохору было три года. Мать его, Агафия, пользовалась общим уважением за свое благочестие и добрые дела. Сына своего она прежде всего приучила к молитве и посещению Божиих храмов; грамоте он начал обучаться по Часослову и Псалтири. С раннего детства над ним начал проявляться Покров Божий: семи лет он упал с колокольни, но остался невредим; десяти лет он тяжко заболел. Тогда впервые явилась ему Пресвятая Богородица и обещала вскоре опять посетить и исцелить его. После этого в город принесли из Коренной пустыни икону Знамения Божией Матери. Стояла холодная, ненастная осень, и крестный ход вынужден был из-за грязи пройти через двор Мошниных; больной мальчик приложился к иконе и получил исцеление.

Окончив учение, Прохор вынужден был помогать старшему брату Алексею, который торговал железным товаром. Теперь он не имел уже более возможности, как в детстве, ежедневно бывать у Божественной литургии.

Тогда он стал подниматься до зари к утрене; свободное же время он посвящал чтению духовных книг; слушать его собирались его сверстники, которых привлекал к себе чистый юноша горением своего духа. Более всего он любил уединение и безмолвие; в это время он был в общении с одним чтимым в городе юродивым, прозревшим в юном Прохоре будущего угодника Божия. Семнадцати лет, имея на груди материнское благословение – железный крест, с которым он не расставался до смерти, – Прохор пошел на богомолье в Киев. Там великая раба Божия Дария, в мужской Китаевой пустыни известная под именем затворника Досифея, направила его в Саровскую пустынь (Тамбовской губ.).

Прохор провел еще год под материнским кровом, и девятнадцати лет от роду, в самый канун обительского праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы – под звон колоколов, призывавших ко всенощной, – он вступил на поприще своего подвига. Строитель, иеромонах Пахомий – мудрый старец высокой жизни, – отдал его под надзор казначея о. Иосифа. Исполняя у него обязанности келейника, Прохор проходил послушания в хлебной, просфорной, столярной и наконец за высокую жизнь был сделан пономарем. Любовь к уединению сказалась в нем с самого начала его монастырской жизни, и старец благословил его удаляться в свободное время на безмолвие в лес. На послушаниях в келье, за рукоделием, он творил непрестанную Иисусову молитву. Пищу он принимал раз в день, а в среды и пятницы не вкушал ничего. Во время новоначалия ему приходилось бороться с духом уныния. «Болезнь сия, – говорил он впоследствии, по своему опыту, – врачуется молитвой, воздержанием, посильным рукоделием, чтением Слова Божия и терпением».

В 1780 г. Прохор тяжко заболел; через три года явилась ему Пресвятая Богородица со свв. апостолами Петром и Иоанном и, указав на него перстом, сказала: «Сей нашего рода», причем положила на голову его руку, и сейчас же в боку его образовалось отверстие, из которого стал течь гной. Когда на месте кельи Прохора стали воздвигать больничную церковь во имя Преображения Господня, с приделом во имя прпп. Зосимы и Савватия Соловецких, то настоятель, ничего не знавший о чудесном явлении, бывшем Прохору, и исцелении его, назначил его сборщиком. Молодой послушник уже тогда обладал даром прозорливости. Посетив родной город Курск, где он не застал уже мать свою в живых, он предсказал брату своему, что как только тот услышит о его смерти, то и сам должен готовиться к преставлению, что и сбылось в 1833 г. На обратном пути он в одном месте в Муромских лесах воздвиг крест и предсказал, что здесь будет женская обитель – ею стала Дальне-Давыдов-ская пустынь (1858).

18 августа 1788 г. Прохор был пострижен в мантию с наречением ему имени Серафим, в знак его пламенного горения к Богу, и через год был посвящен в сан иеродиакона. Тогда он усилил свои подвиги; проводя ночь перед служением без сна, он после литургии старался как можно долее оставаться в храме, убирая по послушанию алтарь и ризницу. Он жалел, что не может, подобно бесплотным силам, без сна непрерывно служить Богу. Часто созерцал он ангелов, служащих и воспевающих Богу, в виде молниеносных юношей в белых златотканых одеждах. Пение их нельзя было уподобить никакой земной мелодии. «И бысть сердце мое яко восктаяй», – говорил он впоследствии, вспоминая об этих небесных явлениях, и не помнил он тогда, от неизреченной радости, ничего. Однажды в Страстной Четверг, после малого входа, изображающего вход священнослужителей как бы в самое Небо, когда предстоятель в тайной молитве просит Господа: «Сотвори со входом нашим входу быти святых ангел, сослужащих нам и сославословящих Твою благость», а певчие готовятся воспевать Трисвятую ангельскую песнь, о. Серафим, как служащий иеродиакон, возгласил: «Господи, спаси благочестивыя и услыши ны» – и навел на предстоящих орарем со словами: «И во веки веков», – внезапно озарил его сверху необыкновенный свет, как бы солнечный. Подняв взор, о. Серафим узрел в этом сиянии Господа нашего Иисуса Христа, в Его земном образе, окруженным, как роем пчел, Небесными Силами: ангелами, архангелами, херувимами, серафимами. Он шел от западных врат по воздуху, остановился против амвона, воздвиг руки Свои и благословил служащих и молящихся. Затем Он вступил в местный Свой образ в иконостасе. Видение окончилось. Отец Серафим изменился лицом и не мог ни сойти с места, ни произнести слова. Два иеродиакона ввели его в алтарь, но и там он оставался около двух часов неподвижным; лицо его покрывал то яркий румянец, то необыкновенная белизна. Наконец, придя в себя, он с детской доверчивостью поведал старцам о своем видении.

После этого он еще более погрузился в безмолвие. Лишь к утру возвращался он в монастырь, проводя каждую ночь в лесу, в устроенной для него пустынной келье. Когда в том же году, 2 сентября, о. Серафим был рукоположен в сан иеромонаха, скончался о. Пахомий и перед кончиной благословил его на подвиг пустынножительства. Благословил его и новый настоятель – о. Исаия. Тогда о. Серафим оставил монастырь. Он поселился в 5–6 верстах от него, в дремучем лесу на возвышенности, на берегу реки Саровки. Келья его состояла из одной комнаты с печкой. Рядом с ней он устроил огород и пчельник, обнес все оградой и назвал свой скит Горой Афонской, а другим уединенным местам давал евангельские имена: Иерусалим, Голгофа, Поток Кедронский и т. п., причем, посещая их, читал там соответствующие места из Священного Писания. Он носил белое полукафтанье, камилавку, кожаные чулки, лапти и рукавицы. На груди его висел железный крест, а за плечами сумка со Святым Евангелием. Летом он готовил дрова на зиму, возделывал огород и собирал для удобрения мох в болоте. Причем входил туда полуобнаженным, отдавая тело свое на съедение комарам. «Страсти, – говорил он впоследствии, – истребляются страданиями или произвольными, или посылаемыми Промыслом».

Трудясь, он пел священные песнопения в честь Пресвятой Богородицы, как, например, ирмос 3-й песни воскресного канона 5-го гласа: «Водрузивый на ничесомже землю повелением Твоим…» Иногда он так погружался в богомыслие, что орудия падали из рук его, и он весь умом переходил на Небо. Случайно видевшие его в такие минуты, не смея нарушить его внутренней благодатной тишины, незаметно удалялись. В каждом предмете он видел сокровенный духовный смысл и от него переходил к созерцанию Божественных Таин. Так, сделав три обрубка дерева, он размышлял о Пресвятой Троице. Он читал ежедневно Святое Евангелие и Апостол, а также святоотеческие творения: Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Иоанна Златоустого и других. «Душу надо снабдевать Словом Божиим, – говорил он, – ибо Слово Божие есть хлеб ангельский, им же питаются уши, Бога алчущия. Всего же более должно упражняться в чтении Нового Завета и Псалтири. От чтения Священного Писания бывает просвещение в разуме, который от того изменяется изменением Божественным. Надобно так обучить себя, чтобы ум как бы плавал в Законе Божием, по руководству которого должно устроять и жизнь свою. Очень полезно заниматься чтением Слова Божия и, в уединении, прочитать всю Библию разумно. За одно такое упражнение Господь не оставит человека Своею милостию, но исполнит дара разумения».

Кроме этого великого дара, Господь ниспослал преподобному мир душевный и дар сердечного умиления, от которого человек, по его же признанию, согревается весь и исполняется духовных сил, услаждающих ум и сердце паче всякого слова. Молитвенное правило совершал он по чину пустынножительства, то есть вычитывая весь круг суточного богослужения – полунощницу, утреню, часы, вечерню и повечерие, сверх того клал сряду по тысяче поклонов и исполнял большое монашеское правило. Он доходил до самой высокой на земле степени молитвенного созерцания, когда мысли нерассеянны, а ум соединяется с сердцем, согретым теплотой духовной и в котором воссияет свет Христов, исполняя мира и радости всего внутреннего человека. В кануны воскресных и праздничных дней преподобный приходил ко всенощной в монастырь, причащался Святых Таин за ранней литургией в самый праздник, принимал братию и, взяв хлеба на неделю, возвращался в пустынь. Этим хлебом он делился с посещавшими его зверями и птицами. Часто приходил к нему огромный медведь, которого видели некоторые посетители святого старца. Он слушался преподобного и ел из его рук. Впоследствии преподобный отказался от хлеба и в течение трех лет питался травой снитью, которую собирал и сушил сам.

Первую седмицу Великого поста старец проводил в монастыре, говел и причащался Святых Таин. Часто посещали его в его пустыни братия ради душевной пользы, особенно живший недалеко от него пустынник схимонах Марк. Но посещениями мирян старец тяготился и раз попросил строителя о. Исаию благословить, чтобы женщинам вход в его пустынь был возбранен. Настоятель благословил, и на другой же день, в знамение воли Божией, сучья огромных деревьев так завалили тропинку, что доступа к подвижнику больше никому не было. Тогда против него ополчились бесы: то в виде скопища народного, то в виде диких зверей, которые с диким воем пытались ворваться к нему; то появлялись они пред ним в виде разных страшилищ. «Они гнусны, – ответил впоследствии старец на вопрос одного мирянина о бесах. – Как на свет ангела нам грешным нельзя взглянуть, так и бесов видеть ужасно, потому что они гнусны». Но все эти страхования, сопровождавшиеся иногда и телесными страданиями, старец побеждал теплой молитвой и силой Святого Креста.

Тогда преподобный принял на себя подвиг столпничества, о котором в монастыре никто не знал. Лишь при конце жизни своей поведал он о нем некоторым из братий: в течение тысячи ночей молился он, стоя на коленях на высоком гранитном камне, лежавшем неподалеку от его кельи, мытаревою молитвой: «Боже, милостив буди мне грешному» (Лк. 18,13). Днем он также молился на небольшом камне, который он перенес в свою келью. Силы его были страшно изнурены; раны, которые он получил на ногах, не заживали до самой его смерти. По собственным словам подвижника, если бы его в это время не укрепляла благодать Божия, то сил человеческих не хватило бы на этот подвиг. «Когда в сердце умиление, то и Бог бывает с нами», – добавил преподобный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18