Монахиня Ефимия (Пащенко).

Свой человек на небесах



скачать книгу бесплатно

Лишь в этот миг Нина Сергеевна осознала всю безрассудность своего похода на кладбище. И зачем ее только понесло сюда?! Захотелось поиграть в Шерлока Холмса? И вот теперь к ней, похоже, приближается ее Мориарти[6]6
  Профессор Мориарти – персонаж из рассказов А. Конан Дойля о Шерлоке Холмсе – «Наполеон преступного мира».


[Закрыть]
. Сомнительное утешение – погибнуть от руки того же человека, что некогда убил отца Илию. Но она не хочет умирать! Господи! Господи!

От страха Нина не могла даже молиться. Прислонившись к могильному кресту, она смотрела на приближающегося человека… И непременно упала бы на землю, если бы Павел Иванович не успел подхватить ее.

– Что с Вами, коллега? – доносился до Нины его встревоженный голос. – Вы слышите меня? Что с Вами?

– Все… – еле слышно прошептала она и попыталась улыбнуться, – хорошо…

– Но почему Вы пошли сюда? – настаивал главный врач, тряхнув ее за плечи, чтобы привести в чувство. – Зачем?

Как же он переживал за нее! Нине стало совестно перед заботливым Павлом Ивановичем. Ведь это из-за нее он сейчас так волнуется! И она поспешила успокоить его:

– Я искала…

– Что? – нетерпеливо переспросил Павел Иванович, и голос его зазвучал жестко и требовательно. – Что Вы искали?

– Могилу… – честно призналась Нина.

– Чью могилу? – Похоже, ответ Нины не успокоил, а еще более встревожил Павла Ивановича.

– Могилу одного священника. – Нина уже достаточно пришла в себя, чтобы пуститься в более пространные объяснения. – Помните, мы с Вами на чердаке нашли копию его свидетельства о смерти. – Его звали отец Илия Малкин. Там было написано, что его убили. Вот я и хочу выяснить, правда ли это и кто его убил. Поэтому я и искала его могилу, – уверенно заключила она.

– Но зачем Вам это нужно? – недоуменно воскликнул главный врач. – Кто он Вам? Чужой человек!

– Нет, – ответила Нина. – Он мне не чужой. Мы с ним одной веры.

– Что?! – изумился Павел Иванович. – Неужели?

– Да, я православная, – подтвердила Нина.

– Вот оно как… – казалось, ее ответ заставил Павла Ивановича призадуматься. – Что ж…

Обратно они шли молча. Нина размышляла о том, что делать дальше. Похоже, ее поиски зашли в тупик. Храм, где служил Илия, сгорел. Могила его не сохранилась. А из людей, знавших покойного священника, ей пока что удалось найти лишь одну-единственную старуху. Да и то сумасшедшую. Буква его убила… Это такой же бред, как и ее россказни о ведьме-отравительнице и ее пособнике-нечистом… И все-таки почему поход Нины на кладбище так встревожил Павла Ивановича?

Впрочем, девушке не пришлось долго размышлять на этот счет. Ибо впереди ее ждала встреча с очередными, куда более зловещими тайнами…

* * *

Едва они переступили порог больницы, как в дальнем конце коридора показалась Елена Васильевна.

Судя по тому, что полная и неуклюжая медсестра с несвойственной для нее быстротой устремилась им навстречу, за время отсутствия Нины здесь успело произойти что-то чрезвычайное.

Павел Иванович шагнул к ней, и медсестра что-то вполголоса затараторила ему на ухо, злобно и подозрительно косясь на девушку, с недоумением взиравшую на эту загадочную сцену. Когда она смолкла, главный врач так же вполголоса, но весьма лаконично ответил ей. Как видно, он дал медсестре какое-то распоряжение. Потому что Елена Васильевна тотчас же отправилась в обратном направлении и скрылась за одной из дверей. Точнее, за дверью палаты номер шесть…

– Что такое? – встревоженно спросила Нина, подходя к Павлу Ивановичу. – Что-то случилось?

– Ничего особенного, – ответил главный врач. – Умерла старуха из шестой палаты. Та, что с метастазом в позвоночник. Что ж, как говорится, ожидаемая смерть. Отмучилась…

Павел Иванович старался говорить спокойно. Однако было очевидно – на самом деле он крайне взволнован. Уж слишком бледным сейчас было его лицо, а короткие волосатые пальцы нервно теребили полу куртки. Неужели главный врач так тяжело переживает смерть каждого своего пациента? Как же он сострадателен…

Однако в этот миг до Нины донесся властный голос Павла Ивановича:

– Идите к себе, коллега. Отдохните. Все необходимое я сделаю сам. Спокойной ночи!

И Нина в очередной раз умилилась предупредительности своего старшего коллеги. Павел Иванович понимает, что после происшествия на кладбище, девушка едва держится на ногах от усталости. И потому хочет избавить ее от тягостного зрелища, которое сейчас предстоит ему самому. Он прав – сегодняшний день был слишком богат на события. Пора отдохнуть!

Нина не знала, что совсем скоро ей будет уже не до отдыха…

* * *

Надо сказать, что она не сразу заметила неладное. Возможно, потому, что за день ее комната успела остыть и снова стала холодной и сырой. Поэтому первым делом Нина затопила печку. А потом долго сидела возле нее, любуясь пляской огня и прихлебывая из эмалированной дорожной кружки горячий чай. Лишь после этого она подошла к столу, где лежали ее книги. И отшатнулась – Нового Завета как не бывало! А ведь эта книга всегда находилась здесь… Или Нина ненароком положила ее в другое место?

Девушка перерыла сумку, осмотрела подоконник, едва не смахнув с него иконы. Потом заглянула под подушку, под стол, под кровать. Напрасно! Книга бесследно исчезла. Причем из запертой комнаты, ключ от которой все это время находился у Нины в кармане. Странно…

Впрочем, ничего странного тут нет – просто, пока ее здесь не было, какой-то человек тайком пробрался сюда, открыл дверь запасным ключом и украл книгу. Что ж, личность вора установить нетрудно. Это Елена Васильевна. Ведь именно от нее Нина получила ключ от своей комнаты. Значит, запасной ключ – тоже у нее. И эта интриганка решила не ограничиваться слежкой за Ниной и шантажом, а досадить мнимой сопернице еще сильнее – украсть у нее Новый Завет. Поди докажи, что это ее рук дело! Ведь не пойман – не вор!

Хотя, судя по предыдущим выходкам медсестры, она – женщина неумная и недалекая. А потому наверняка спрятала покражу где-то поблизости. Судя по всему, в своем письменном столе. Он стоит в кабинете, где хранятся лекарства. Дверь в него всегда открыта. Конечно, нехорошо тайком рыться в чужом столе. Ведь это почти то же самое, что воровать… И как только Нина вернется в Михайловск, она на первой же исповеди покается в том, что совершила столь неблаговидный поступок. Однако это было необходимо для того, чтобы обличить воровку. Да и книги жаль. Отец Алексий поймет Нину и отпустит ей этот грех. А Бог простит – ведь она действовала из благих побуждений. Разве это не так?

Теперь остается дождаться ночи. Вечером персонал больницы разойдется по домам. А пациенты улягутся спать. Тогда никто не помешает Нине спуститься вниз и заняться поисками украденной книги. Она не намерена пасовать перед медсестрой-интриганкой! Она выведет эту стерву на чистую воду!

* * *

Сидя на кровати, Нина чутко вслушивалась в звуки, доносившиеся снизу: шаги, голоса, хлопанье дверей. Наконец все стихло. Нина посмотрела на часы: было около одиннадцати вечера. Однако на всякий случай девушка решила подождать до полуночи. Как говорится – береженого Бог бережет.

Едва часовая и минутная стрелки ее часов сошлись на цифре 12, Нина на цыпочках прокралась к двери и осторожно приоткрыла ее… Но тут же испуганно захлопнула вновь: по полу, возле самого порога, с противным писком прошмыгнула подозрительная хвостатая тень… Некоторое время Нина не решалась снова выглянуть в темный коридор. Пока, наконец, не успокоила себя: ведь это четвероногое существо само ее боится! Набравшись храбрости, девушка чуть-чуть приоткрыла дверь, потом смело распахнула ее настежь: на сей раз коридор был пуст. Теперь нужно пройти по нему до самой лестницы, ведущей вниз, и спуститься по ней в больничный коридор. Но как она отыщет дорогу в темноте? Разумеется, можно оставить эту дверь открытой – вон как светло сейчас в коридоре! Но что, если в то время, когда Нина будет заниматься поисками украденной книги, к ней в комнату в поисках съестного проберется мышь или (бр-р…) крыса? Нет, лучше не рисковать и идти на ощупь. Конечно, это страшновато. Но ведь в коридоре – ни души. В это время все обитатели больницы мирно спят и видят сны. Лишь ей одной сейчас не до сна…

Перекрестившись, Нина вышла за дверь и прикрыла ее. Некоторое время она стояла, раздумывая, не оставить ли на всякий случай хоть крохотную щелку? Все-таки ей будет не так страшно идти… Однако кого ей бояться? Кроме нее, здесь нет ни души. Успокоив себя этим, Нина решительно закрыла дверь и осторожно, ощупывая руками стены, а ногами – половицы, двинулась вперед в кромешной темноте.

Шаг, другой… Вот под ее ногой предательски скрипнула половица. И сердце Нины испуганно забилось – Господи, спаси и сохрани! Вот ее рука напоролась на торчащую из стены острую щепку. Но Нина не почувствовала боли – она радовалась тому, что преодолела уже половину пути.

Протянув вперед руку, девушка нащупала лестничные перила. Потом осторожно спустила вниз одну ногу, потом другую… Медленно, но верно, она сходила с шаткой лестницы, пока не преодолела и эту часть пути. Вот протянутая рука Нины коснулась дверной ручки – и перед ней открылся больничный коридор, освещенный одной-единственной лампочкой, да и то в противоположном конце, рядом с уборной. Однако сейчас он показался девушке едва ли не дворцовым залом, осиянным ослепительным блеском множества хрустальных люстр.

Нина прислушалась. Вокруг царила тишина, изредка нарушаемая лишь приглушенными звуками чьего-то раскатистого храпа. Стараясь ступать как можно тише, она подошла к кабинету Елены Васильевны. К счастью, дверь, как всегда, была не заперта. И глазам Нины предстал белеющий в темноте ряд шкафов, а за ними, в углу на стене – темное пятно сейфа. А вот и письменный стол…

Нина зажгла свет, и, опустившись на колени, начала один за другим выдвигать ящики стола и выкладывать на пол свои находки: папки, школьные тетрадки с засаленными обложками, газетный фунтик, из которого на пол посыпались черные подсолнечные семечки, несколько леденцовых карамелек, пузырек с мастикой, шариковые ручки со стерженьками и без оных, ластик, от времени затвердевший до каменной плотности, скрепки, кнопки, резинки… Вдобавок, из недр стола выбежало несколько тараканов, явно напуганных столь внезапным и дерзким вторжением постороннего в их исконные владения. Теперь в столе не осталось почти ничего. Лишь в углу самого верхнего из ящиков поблескивала пачка перевязанных черной резинкой блистеров с темно-коричневыми горошинами внутри. Взяв ее в руки, Нина прочла надпись на серебристой фольге: «Аминазин».

Это же сильнодействующее средство! Тогда с какой стати оно находится здесь, а не в сейфе? Вдобавок, судя по цифрам на блистерах, препарат просрочен почти на год. В таком случае, почему его не выбросят? Мало того – один из блистеров почти пуст, из другого вынуто несколько таблеток. А вот еще находка – пустой блистер из-под аминазина в урне, рядом со столом Елены Васильевны… Похоже, что просроченный сильнодействующий препарат оказался здесь не случайно. Им регулярно пользуются… Но с какой целью?

В этот миг у Нины мороз пробежал по коже. Ей вспомнились откровения старухи из палаты номер шесть: «Говорила я ей: не пей ты этих черных горошин»… Выходит, ее соседка Машка умерла не своей смертью. Она была медленно, но верно отравлена аминазином. И этот препарат ей давала… нетрудно догадаться, кого старуха называла метким словом «ведьма». А она-то считала Елену Васильевну всего-навсего воровкой! В то время как она еще и убийца!

Что же делать? Разумеется, прежде всего, ей нужно рассказать о своей находке главному врачу. Павел Иванович должен узнать, что Елена Васильевна – преступница! Конечно, столь страшная новость будет потрясением для этого доброго, интеллигентного человека. Но, как сказал кто-то из святых, молчание здесь неуместно. Оно лишь умножит грех и пагубу[7]7
  Перифраз слов Святителя Филиппа, Митрополита Московского.


[Закрыть]
.

Господи, помоги!

* * *

Нина не спала всю ночь, раздумывая, как рассказать Павлу Ивановичу о своей ночной находке, чтобы не возбудить подозрений у Елены Васильевны. Разумеется, их беседа должна произойти наедине. И как можно раньше, прежде чем медсестра обнаружит пропажу аминазина. Ведь вся пачка просроченного лекарства, а также найденный в урне пустой блистер сейчас лежат у Нины в кармане. Неоспоримая улика против убийцы в белом халате…

Но где же ей удастся поговорить с Павлом Ивановичем без свидетелей? Конечно, в амбулатории. Ведь теперь главный врач ведет там прием. Вдобавок, он приглашал Нину посетить амбулаторию. Теперь у нее есть повод для этого.

Только бы медсестра не заподозрила неладного!

* * *

…Павел Иванович сидел за столом у окна амбулатории и быстро писал что-то на листе белой бумаги. Серебристая перьевая ручка в его руке ласточкой перелетала со строки на строку, оставляя за собой черный чернильный след – главный врач по старинке писал чернилами. Рядом громоздилась внушительная стопка амбулаторных карт различной толщины с цветными корешками: как видно, сегодня на прием собиралось прийти много пациентов.

Заметив Нину, Павел Иванович прервал свое занятие, отложил в сторону наполовину исписанный бумажный листок, зачем-то повернув его чистой стороной вверх, и приветствовал ее:

– Доброе утро, коллега! Решили наведаться ко мне в гости? – в мягком голосе главного врача слышались игривые нотки. Судя по лучезарной улыбке на лице Павла Ивановича, сегодня он был в самом благостном расположении духа. Как же Нине было совестно, что сейчас она испортит ему настроение! – Раненько же Вы! Да что с Вами, коллега? На Вас лица нет! Что случилось?

Нина Сергеевна молча протянула ему свою находку. Павел Иванович удивленно уставился на пачку таблеток в ее руке:

– Что это такое? Где Вы это взяли? – дрогнувшим голосом спросил он. Похоже, находка Нины не на шутку встревожила главного врача. Еще бы! Ведь ему невдомек о проделках медсестры. Какое же потрясение ждет Павла Ивановича, когда он узнает, что рядом с ним работает убийца!

– Я нашла это в столе у Елены Васильевны, – ответила Нина. Ей было стыдно признаваться в столь неблаговидном поступке, и потому она поспешила оправдаться. – Видите ли, Павел Иванович, вчера у меня пропал… пропала одна книга… Я стала искать ее… и нашла эти таблетки.

– Странно… – похоже, Павел Иванович уже начал приходить в себя. – Ведь мы уже давно не заказывали аминазин… Так Вы говорите, что нашли его в столе у Елены Васильевны? Что ж, тогда понятно. – Он попытался улыбнуться. – Елена Васильевна у нас женщина бережливая, этакая Коробочка в белом халате. Вот она и пожалела выбрасывать просроченное лекарство, припрятала его у себя в столе, сама не зная зачем, а потом забыла о нем. Что ж, в таком случае я сам его выброшу…

Пристально глядя Нине в глаза, он потянулся рукой к пачке блистеров…

– Подождите! – воскликнула девушка. – Мне кажется, что… что… – Нина пыталась подобрать слова так, чтобы хоть немного смягчить страшную правду, которую сейчас ей придется поведать ничего не подозревающему Павлу Ивановичу. – Мне кажется, что эти таблетки оказались в ее столе не случайно. Елена Сергеевна ими пользуется.

– Не может быть! – охнул Павел Иванович. – Полноте, коллега, что за чушь вы несете! С какой стати она может ими пользоваться?

И тут Нина не выдержала. Торопливо, заикаясь и путая слова от волнения, она принялась рассказывать главному врачу о своем вчерашнем походе в палату номер шесть, о разговоре со старухой, которую поначалу приняла за сумасшедшую. Ведь та уверяла Нину, будто ее соседку Машку травят какими-то черными горошинами. И вот подтверждение тому, что ее слова отнюдь не бред, – найденная Ниной в столе у Елены Сергеевны пачка аминазина! Медсестра исподтишка травит им безнадежно больных старух… она уже отравила одну из них. Но злодейку еще можно… нужно остановить! Иначе она не ограничится одним убийством, а отравит и другую больную! А потом… кто знает, что она еще натворит! Эта женщина способна на любое преступление!

Похоже, пламенная речь Нины убедила Павла Ивановича. Когда девушка смолкла, он долго молчал, явно потрясенный услышанным. А потом тихо произнес:

– Я верю Вам, коллега. Все, что Вы рассказали, слишком похоже на правду. Теперь я понимаю, почему Вы… Однако будьте осторожны. Постарайтесь не подавать виду, что Вам что-либо известно. Не выдавайте себя. И сами не предпринимайте никаких действий. Положитесь во всем на меня. Кажется, я знаю, что нужно делать… А теперь возвращайтесь назад, коллега, проводите обход, держитесь как ни в чем не бывало. Главное – никакой самодеятельности. Этим Вы окажете мне неоценимую помощь. Вечером мы обсудим план наших совместных действий. До встречи!

Главный врач улыбнулся Нине. И его улыбка вселила в девушку уверенность – ей и впрямь следует во всем положиться на Павла Ивановича.

* * *

Нина Сергеевна долго и обстоятельно проводила обход. Потом столь же долго делала записи в историях болезни. Затем отправилась на кухню и пообедала в обществе безмолвной Зои Ивановны, глядевшей на нее с нескрываемой скорбью. Похоже, она ничем не выдала себя. И слава Богу, что так.

Пару раз за этот день девушка видела Елену Васильевну. Она украдкой косилась на медсестру – уж не заметила ли та следы ночного обыска в своем столе? Однако Елена Васильевна с самым безмятежным видом разносила по палатам таблетки, а потом что-то писала, сидя за столом в своем кабинете. Похоже, она не подозревала, что ее разоблачили. И Нина от души радовалась тому, что сумела так ловко провести преступницу.

Но что же задумал Павел Иванович? Впрочем, вечером Нина узнает об этом. Пока же должно последовать его совету и не предпринимать никаких самостоятельных действий. Ведь он сказал, что это будет наилучшая помощь с ее стороны…

Весь вечер Нина ждала прихода Павла Ивановича. Однако он так не явился. Уж не случилось ли с ним что-нибудь?

Нина гнала от себя мысли, одну страшнее другой. И обвиняла себя в том, что подтолкнула к гибели этого доброго, кристально честного человека.

* * *

Каково же было ее удивление, когда на другое утро, спустившись вниз, она обнаружила Павла Ивановича в его кабинете! Главный врач стоял у окна и, глядя на улицу, дробно барабанил по подоконнику своими короткими, проворными пальцами. Экое легкомыслие – заниматься детской игрой вместо того, чтобы думать, как обезвредить преступницу! Впрочем, это не удивительно. Ведь столь честный человек, как Павел Иванович, не искушен в делах подобного рода. Важнее другое – опасения Нины не оправдались. Павел Иванович цел и невредим. Слава Богу!

Главный врач стоял к Нине спиной. Однако едва девушка переступила порог его кабинета, как он прервал свою игру, резко повернулся к ней и одарил гостью приветливой улыбкой:

– Доброе утро, коллега! Простите, что не сдержал обещания…

Нина опасливо покосилась в сторону коридора: как же он неосторожен! Ведь медсестра может подслушать их разговор. И тогда не миновать беды…

Словно угадав, о чем сейчас подумалось девушке, главный врач произнес:

– Не беспокойтесь, коллега. Елена Васильевна вернется только завтра. Вчера вечером она отпросилась у меня по каким-то срочным делам в Михайловск. Не удивляйтесь, что я отпустил ее. Ведь поступи я иначе, она бы наверняка заподозрила неладное. А, как Вы вчера верно подметили, такие люди ради собственной выгоды или безопасности способны на что угодно… Теперь о деле. Сразу после нашего с Вами разговора я принял все надлежащие меры. И поэтому решил не беспокоить Вас понапрасну: все уже сделано. Думаю, результата следует ожидать через пару-тройку дней. А пока наберемся терпения и будем ждать. Однако продолжайте соблюдать меры предосторожности: не делайте ничего, способного возбудить ее подозрение. И, главное, никаких самостоятельных действий. Вы мне это обещаете, коллега?

Нина кивнула. Павлу Ивановичу можно доверять… Но что же за меры он предпринял? Тайна, да и только: прямо как в каком-нибудь романе или детективе! Вот и верь после этого, что лишь писатели для пущей увлекательности своих книжек придумывают всякие захватывающие небылицы!

* * *

Павел Иванович не ошибся – на следующий день, в субботу, Елена Васильевна снова появилась на работе. Похоже, медсестра не подозревала, что над ее головой уже сгустились грозные тучи, и справедливая кара вот-вот настигнет злодейку!

Именно поэтому дальнейшие события оказались для Нины полной неожиданностью.

* * *

В понедельник на рассвете, когда Нина, стоя перед иконами, читала по молитвослову утреннее правило, в дверь ее комнаты постучали.

– Это я, коллега! – послышался снаружи голос Павла Ивановича. – У меня для Вас срочная новость. Откройте!

Нина подбежала к двери и распахнула ее. Сейчас главный врач скажет ей, что в результате предпринятых им мер…

Однако почему Павел Иванович смотрит на нее так сурово? Что случилось?

– Вас срочно вызывают в Михайловск, – сказал главный врач. Судя по всему, ему было неприятно сообщать Нине эту новость, поэтому он старался не глядеть девушке в глаза. – Вчера вечером мне позвонили из гордзрава и сообщили об этом. Но я решил не беспокоить вас до утра. Ближайший автобус до Михайловска отправится через полтора часа. Вы успеете собрать вещи…

– Зачем? – удивилась Нина. – Разве я не вернусь сюда?

– Судя по всему – нет, – уклончиво ответил Павел Иванович.

– Но почему? – недоумевала Нина. – Что случилось?

– Сам не знаю, – пожал плечами главный врач. – Видимо, они намерены прислать сюда постоянного специалиста. – Поверьте, мне очень жаль расставаться с Вами. Вы мне очень помогли. Надеюсь, мы сохраним друг о друге наилучшие воспоминания. Прощайте, коллега!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное