Молка Лазарева.

Космос ведьме не игрушка



скачать книгу бесплатно

– Эм… Роб, – обратилась я к роботу. – А кто такие трэйсеры?

– Незарегистрированные пиратские организации, – тут же ответил он. – Эти, – кивнул в сторону экранов, на которых маячили небольшие корабли, – ко всему прочему еще и на голову больные.

– Почему? – озадачилась я.

– Потому что ни один незарегистрированный пиратский корабль не станет нападать на военный крейсер, – пробурчала Альмин.

– А что, бывают зарегистрированные?

– А то! – и столько в этом голосе было возмущения, столько негодования. Дальше Яга говорила только на инопланетном и явно матерном.

– Некоторые считают их услуги выгодными, – объяснил за Альмин Роб.

Прежде чем я решила задать очередной вопрос, на экранах появились моськи Таниса и Дэина.

– Как слышно, кэп? – пропыхтел эльф, видимо, постукивая по камере, ибо при каждом его щелчке картинка ходуном ходила.

– Слышимость отличная, начинайте бомбардировку вражеских кораблей! – приказал Рид.

На экранах помимо лиц ребят показалась и общая картина. Одноместные катера, напоминающие закрытые летающие тарелочки, быстро и плавно гонялись по открытому космосу за несколькими кораблями побольше и даже преуспевали в этом нелегком деле. Один им удалось взорвать почти сразу, а другие пока что удачно уворачивались.

– Это беспилотники, – отчитался Дэин.

– Моя бабка рэйдами лучше управляет, чем эти идиоты-трэйсеры, – фыркнула Яга, злорадствуя.

Воображение показало мне четкое изображение скрюченной Бабы-Яги в возрасте, с большой бородавкой на носу и горбом-грибком, а в руках у нее пульт управления катером. И если у нее характер такой же, как у Альмин, я очень рада видеть Ягу-младшую своим союзником.

– Видимо, кто-то из новеньких, – резюмировал Рид.

– Это объясняет, почему по нам палить начали, а не бежать во временные переходы, – подтвердил мысли кэпа киборг.

– А может, просто бесстрашные попались? – поинтересовался Танис.

– Пленных не берем? – от холодного голоса Дэина меня бросило в озноб.

– Не выходите за рамки без приказа, – тут же предупредил Рид. – Астэрия, хакни их систему!

– Уже, – отозвался ленивый голосок.

– Управление на себя, – продолжил отдавать приказы капитан.

– Сопротивляются, – пробурчала недовольная кораблиха.

– Да ломай ты их уже, крейсерша ленивая! – рявкнула Альмин, грохнув кулаком по панелям. – И на кой дхар вы ей обновления сейчас запустили? – заорала Яга в мониторы, где мелькали лица Таниса и Дэина. – Она же полудохлая!

Ребята не выглядели слишком напуганными криками Яги, но и радоваться было особо нечему. Альмин все равно навешает по прибытии.

– А это и не они, – встрял в переговоры Рид. – Обновления запустил я, придя к выводу, что у Астэрии в последнее время слишком агрессивное поведение, поэтому легкая коррекция мозгов ей не помешает!

Кэп не выглядел виноватым: запуская апгрейд системы, он явно не рассчитывал, что какие-то безумные пираты-камикадзе решат так стремительно штурмовать военный галактический крейсер.

Да уж, видать, крепко я ранимую Астэрию обидела, раз она так мозги Риду прополоскала.

– Эм, – я вторично подала голос, привлекая к себе внимание. – Меня тут догадка посетила.

А если они не просто так нападают? Должна же быть у них цель?

– Конечно, она у них есть, – откликнулся Роб. Сейчас он, словно в компьютерной стрелялке, уничтожал из корабельных орудий мелкий юркий корвет. – Великая цель – сдохнуть от моей прославленной железной руки!

Я скептически скривила губы. Не знаю, чем там прославилась рука этого робота, но говорила я сейчас не об этом.

– Они ведь преступники. Сами говорите – наемные. Значит, их наняли. Логично?

В ответ промолчали, но и возражать не стали, поэтому я продолжила:

– И в трюме у вас сейчас преступники. Целая банда из всяких Колобковичей и иже с ними. Так, может, эти трейсеры – их отряд спасения?

После моих слов Рид резко отвлекся от мониторов и развернулся на кресле в мою сторону.

– Лена, – как всегда успокаивающе начал он. – Мы на одном из самых безопасных кораблей во всей вселенной. Даже если бы мы в ответ не начали палить, эти идиоты могли бы еще сотню лет нас таранить своими железобетонными лбами, и у них ничего бы не вышло. Вот смотри, – он указал на нужный экран. – Все уже почти закончилось.

И действительно, Астэрию больше не сотрясали страшные удары, а на мониторе радостно мелькали две зеленые точки – корабли-рэйды Дэина и Таниса. Вокруг них все было усеяно полем обломков – хоть конструктор собирай.

– Как-то слишком легко, – не соглашалась я. – Тем более Дэин сам сказал, что там одни беспилотники. Ну вот какой смысл кому-то просто так убить о вас десяток кораблей? Больше похоже на отвлекающий маневр!

– Господи-и-и! – протянула Альмин, не отвлекаясь от процесса добивания последнего кораблика. – Кэп, да отведи ее в трюм, покажи, что там все в порядке и все преступники сидят по камерам. А то она не заткнется и будет нам мозг выносить не хуже Астэрии. Этой гуманоидке точно систему обновить не получится!

– Да, идите, – подтвердил Роб. – Мы тут и без вас справимся!

Рид сдался.

– Не самое подходящее время для экскурсии в тюрьму, – пробурчал он. – Но раз вы настаиваете!

Вот и нетушки. Я-то как раз не настаивала.

– Не-не-не, – замотала я головой. – А если я права и там реально вражеский десант? Что тогда? Да и не пойду я босиком никуда.

– Я же говорю, мозг вынесет, – подливала масла в огонь киборгша за пультом. – Давайте ее реально в открытый космос вышвырнем. Зато тихо будет на корабле, как и прежде!

От злости я даже зубами заскрежетала. Я ее выгораживаю, про ванную кэпу ничего не говорю, а она меня в космос выкинуть советует! Ну не предательница ли?

– Ведьма! Вот теперь точно можешь забыть о половине моих деньжат с продажи кровати, – прошипела я, будучи уверенной, что Яга даже мой шепот способна услышать.

Ее живая сторона лица побагровела, но в присутствии кэпа на дальнейшую конфронтацию она не решилась.

– Ну так ты пойдешь в трюм убеждаться, что нас никто не штурмует? – Рид уже освободил меня от всех смирительных ремней и теперь ожидал решения.

– А вот и пойду, – решительно вставая босиком на пол, выдала я.

В конце-то концов, что я как трусишка-зайка серенький? Я русская женщина, про нас еще Некрасов написал – коня на скаку остановит и всаднику морду набьет!

– Веди! – гордо вздернув нос, выпалила я. – Даже если с вашими зэками все в порядке, то там еще моя кровать стоит. Хоть подушку заберу!

На этот раз даже коридоры крейсера разглядеть удалось. Рид шел чуть впереди, обычным спокойным шагом, а я семенила позади, шлепая босыми пятками по квадратным плиткам.

– Мне кажется или на корабле теплее стало? – заводя разговор на невинную тему, поинтересовалась я. Ноги больше не мерзли, как раз наоборот, в толстой байке, «подаренной» кэпом, становилось жарко.

– Не кажется. После боя корабельные пушки перегреты, поэтому система терморегуляции распределяет эту энергию по крейсеру.

– Хм. Выходит, и в космических боях есть плюсы, – отпустила я легкомысленное замечание.

– Если выживешь, то вполне, – самым елейным тоном проговорил кэп. – Ладно, раз мы уже ходим по кораблю, заодно убьем двух зайцев – расскажу тебе о том, где что находится.

Я пожала плечами. Валяй, мол.

– Сейчас мы с тобой движемся по центральному коридору. Здесь расположены входы во все бытовые помещения корабля. Вот кают-компания, – он кивнул в сторону прозрачной двери, за которой угадывалось некое подобие гостиной – диван, столы, большой экран на стене. – Вот это столовая и кухня, – продолжал Рид, проходя мимо следующего отсека. – За поворотом медицинский блок. Там ты уже была.

«И больше туда не вернусь! – мысленно добавила я. – Еще одну встречу с невменяемым лабораторным креслом-стилистом я не переживу».

– А сейчас мы спустимся на уровень ниже, – предупредил Рид.

Он подошел к незаметной с первого взгляда двери и нажал кнопку на панели возле нее. Створки призывно разъехались, приглашая в кабину лифта.

– Это служебный перемещатель, – пояснил кэп. – Здесь всего три кнопки с уровнями корабля. Первый включает в себя трюм и тюремные камеры. Второй выходит к центральному коридору, а на третьем расположены каюты персонала.

Мне оставалось лишь понимающе покивать головой. Тут бы даже ребенок разобрался.

Хода движения в перемещателе не ощущалось, словно мы и не двигались никуда.

– Приехали. – Рид вежливо пропустил меня вперед. – Сейчас сама убедишься, что здесь все тихо!

С опаской высунула голову из дверей, посмотрела направо, налево. Внешне реально все было тихо, как в склепе. Серенькие мрачные стены, сотни трубок, закутанных в изолирующий материал, мерное жужжание каких-то приборов и датчиков и огромное пространство, заваленное всевозможными ящиками, грузами и непонятным хламом. Клетками с заключенными тут даже и не пахло.

– Э-эм, ну и где? – протянула я разочарованно. Если на трюм в моем представлении это походило вполне, то на тюрьму ни капельки.

– Что где? – не догнал Рид.

– Заключенные где? – уточнила я, выбираясь из перемещателя.

Здесь было прохладнее, чем наверху, но одновременно и любопытнее. По крайней мере, озираться и осторожно тыкать во все пальчиком мне нравилось больше.

– В тюрьме, – в сотый раз сказал Рид. – Это же очевидно, или ты думала, мы их тут на прогулки выпускаем?

– Вовсе не думала! – Я показательно уткнула руки в бока. – Но где решетки? Клетки? Сигнализация? Средства охраны?

Кэп закатил глаза.

– Серьезно? Леночка, в каком веке застряла ваша планета? Какие еще решетки? – Он взял меня за руку и повел в дальний угол склада. – Сейчас все намного проще.

Мы дошли до невзрачного черного ящика, метр на метр, не больше. Я бы на такой даже внимания не обратила. Рид нажал на выехавшей панели несколько кнопок, и куб сменил цвет с непроглядно-черного на кристально-прозрачный.

От увиденного я отшатнулась.

Внутри рядами расположились маленькие капсулы, в которых, если присмотреться, и находились мои обидчики. В круглой явно Колобкович, а в той, что побольше, – главный начальник съемочной площадки. Выглядели похитители, мягко скажем, неживыми.

– Фу! Гадость какая! – Меня от такого зрелища едва не стошнило. – Что это такое? И как вы их туда запихнули вообще?

– Мобильная криотюрьма с эффектом магического уменьшения. Применяется на военных кораблях крейсерского типа, – заученно оттарабанил капитан. – Экономит место при перевозке заключенных, обеспечивает надежную безопасность экипажа, обслуживающего персонала, а также возможных пассажиров.

Меня в очередной раз передернуло от брезгливости. Подумать только! Это ведь меня в такую же грозились затолкать, а потом в бокал к плазмоиду…

Зато теперь для себя я точно решила: на планете к властям не пойду. В лепешку разобьюсь, но ни в какую местную миграционную службу меня даже под страхом смертной казни не загонят.

Я уже хотела запеть Риду свою старую песню о главном, как неожиданно справа что-то громко хлопнуло. Вот только повернуться в сторону звука я не успела, неведомая сила подхватила мою тушку и небрежно швырнула в ближайшую стену. Больно ударившись затылком о твердую поверхность, я уже не совсем понимала, что происходит, сознание мутнело. Перед тем как глаза окончательно закрылись, успела разглядеть начинающийся пожар и одинокого кэпа, замершего перед пятью огромными фигурами, размахивающими по сторонам тентаклями и крушащими все подряд.

«Это конец», – пронеслась напоследок «оптимистичная» мысль, и я провалилась в обморок.

* * *

Приходить в себя было мучительно больно, как будто тело по частям собирала. Руки чувствовала, ноги тоже, ребра вроде не сломаны, хотя и болят не по-человечески, голова раскалывается. Глаза открывала медленно и с опаской, боялась того, что, возможно, увижу. Взгляд сфокусировался тоже не сразу – все очертания плыли, двоились, некоторые даже троились. Зато нос, не пострадавший от удара, работал на все сто процентов и заставлял кривиться от запаха гари, витавшего в воздухе. Сложив кучу факторов, я пришла к выводу, что у меня легкое сотрясение.

Когда взгляд сфокусировался на окружающей обстановке и картинка собралась воедино, даже умудрилась ей обрадоваться. Я по-прежнему находилась на крейсере, все на том же складе. Вокруг, правда, полный трэш. Дымились какие-то коробки, тлели ящики, но успешно сработавшая система пожаротушения заливала все пушистой пеной, гася пожар в зачатке. Никаких устрашающих инопланетян с щупальцами вокруг не наблюдалось, так же как и Рида.

– Есть кто живой? – тихонечко позвала я, пытаясь подняться на ноги.

Игнор в ответ, только пожарная пена лопается пузырями.

С горем пополам я все же умудрилась встать и, держась за стены, медленно двинулась на поиски спасения.

Наверное, самым умным в этом случае было бы пойти к перемещателю, но моя стукнутая голова решила, что бродить по трюму будет гораздо продуктивнее, и, как оказалось, была права. Через десять шагов, в том месте, где раньше стоял куб с заключенными, я наткнулась на распластанного по полу Рида. Его поза была, мягко скажем, неестественной, изломанной, словно его смяли как тряпичную куклу и бросили здесь умирать.

Мое сердце сжалось от жуткого зрелища, подкосившиеся ноги заставили упасть на колени перед мужчиной.

– Э-эй! – в панике заголосила я. – Ты не можешь умереть тут!

Пугливыми движениями принялась прощупывать пульс кэпа сначала на запястьях, потом на шее. Только не было его там. Полная тишина. А вот лужа расплывающейся голубой жидкости под затылком Рида одновременно напугала и заставила разум мыслить в другом ключе.

– Голубая кровь, – пришла я к выводу. – Ты же инопланетянин, а значит, и кровообращение у тебя может быть другим.

Искать пульс повторно я не стала, решила прислушаться к дыханию. Оно, слава богу, обнаружилось. Еле слышное, тихое, но в наличии.

Мне оставалось только облегченно выдохнуть и думать теперь над спасением не только своей шкурки, но еще и кэповской. Кем бы ни были те жуткие осьминоги-переростки, они свое успешно получили и свалили – криотюрьма исчезла.

– Гарантирует, говоришь, безопасность персонала и пассажиров, – саркастично язвила я. – Ну-ну! Заметно! Обалдеть, обезопасились!

Неизвестно, понимал ли Рид мои слова, но едва слышный стон выдал, что он в сознании. Мое сердце в очередной раз болезненно сжалось.

– Эй! Астэрия! АЛЬМИН! – заорала я во все горло. – Отзовитесь, чтоб вам пусто было! Вас тут обнесли и кэпа помяли!

В подтверждение Рид издал еще один жалобный стон и даже пошевелиться попытался. Вот только где там! Медиком я не была, но, имея специальность, близкую к биологии и анатомии, прекрасно видела: у мужчины переломаны как минимум ребра, как максимум позвоночник.

– Дэин, Танис! – продолжала вопить я. – Помогите!

И снова тишина… В голову полезли страшные мысли: а вдруг не только кэпа поломали на корабле, вдруг остальной экипаж тоже в отключке?

– Мрак, – только и осталось пролепетать. – Что мне делать?

– М-м-м, – в очередной раз подал голос кэп.

– Вот что «м-м-м», а? Делать-то что?

– М-м-е-ед-бло-о-ок, – прохрипел он.

Сознание рывками возвращалось к мужчине, но болевой шок от переломов заставлял вновь уходить в небытие.

– Медблок? Ты предлагаешь оттащить тебя в медблок?!

Разумеется, Рид ничего не ответил, на этот раз его вырубило уже окончательно, а дыхание стало еще слабее.

– Черт! Черт!! ЧЕРТ!!! – выругалась я, чувствуя себя полевой медсестрой. Даже в самых смелых мыслях не представляла, как можно перетащить эту орясину на уровень выше.

Я оценивающе оглядела лежащего мужчину и безнадежно прикинула его примерный вес. Килограмм сто – сто двадцать чистого тестостерона и мускулов. Это было даже не смешно, я уже начинала ощущать себя муравьем при одной мысли, что кэпа мне придется поднять!

– Так, спокойнее, – начала успокаивать себя. – Во Вторую мировую и не таких с поля боя выволакивали, значит, и я смогу!

Шансы перетянуть Рида были, но исключительно если волоком и рывками, а это с его сломанными костями было чревато и смещениями или еще хуже – летальным исходом. Но идеи у меня нашлись.

Свою кровать в трюме я обнаружила быстро – в одном из дальних углов, отдельно от основной массы груза, именно это ее и спасло от пожара и тушения пеной. Я прощально всхлипнула, когда, стянув с ложа простыню, принялась раздирать ее на длинные полосы. Хлопчатобумажная ткань рвалась отлично, а меня с каждым новым лоскутом все больше душила жаба. Еще бы, сейчас я собственноручно уничтожаю шанс на десять тысяч кредитов!

Также с кровати я стащила мягкий матрас, собираясь использовать в качестве импровизированных носилок. А в трюме очень кстати нашлись непонятные по назначению длинные прочные трубки – вполне сойдут за рейки для накладки шин.

Оставалось самое сложное – сначала как следует зафиксировать все ножки-ручки Рида на месте, а потом затащить его на матрац и там тоже зафиксировать.

Испытание моими перевязочными навыками мужчина выдержал стойко, лишь пару раз жалобно подвывал, когда я по неосторожности причиняла ему особо сильную боль.

– А мне-то каково? – бурчала я, привязывая узлами очередную рейку к бедру несчастного. – Тебе физически больно, а мне душевно. Я ж боюсь постоянно, что ты на моих руках тут откинешься! Так что терпи!

И кэп терпел, ну а что ему еще оставалось.

Даже на матрас я его умудрилась затащить аккуратно и фактически безболезненно. А уж как волокла всю эту конструкцию до перемещателя – сама от себя в шоке. Пыхтела, но упрямо шла вперед. А едва оказалась в центральном коридоре, моей радости вообще предела не было.

Здесь было все так же чистенько и опрятненько, следы боевых действий отсутствовали, что породило во мне миллион сомнений: а дрались ли здесь вообще?

– На помощь! – истерично заголосила я. – Раненые на борту!

– Че орешь, гуманоидка? – раздался ленивый голос кораблихи откуда-то сверху. – Мои слуховые сенсоры не титановые, а твои визги терпеть невозможно!

– Астэрия, слава богу, это ты!

Сил препираться с крейсершей у меня сейчас не было. Да что там, я была счастлива ее слышать, как будто родного человека встретила.

– Ты прикалываешься? – не понимая моей реакции, огрызнулась она и тут же осеклась. Видимо, соизволила посмотреть на меня любимую и на не менее любимого кэпа. – Что произошло?

Теперь ее тон был абсолютно другим: напуганным, встревоженным. Она словно была не в курсе того, что случилось в трюме.

– Это я у тебя должна спросить, банка железная. На нас напали, а ты ни слухом ни духом! У тебя полтрюма сгорело, а заключенных похитили!

– Быть не может! – опять включила «тормоза» Астэрия. – Я внимательно следила за всеми показателями! – и тут же вторично осеклась, чтобы горестно завыть: – О-о-о, мой нижний отсек! Что сотворили эти изверги-и-и?!

Отвечать я не стала, кораблиха впадала в истерику, а у меня на матрасе Рид кровью истекал.

– Позови лучше на помощь! – рыкнула я, упрямо таща «носилки» с кэпом к медблоку.

Тяжело было до ужаса, но куда деваться? Рид не может умереть и оставить меня одну в этой безумной галактике со своими безумными подчиненными. Да я прямо-таки резко ощутила, насколько этот человек мне нужен! И это совсем не оттого, что без него я тут погибнуть могу, сама не знаю, что это за чувство такое, но от одной мысли, что этот демонов капитанишка сейчас умрет, сердце сжималось до боли.

Завидев долгожданный поворот, за которым находился медблок, я из последних сил ускорилась.

– Ну же, Рид, – пропыхтела я. – Еще совсем немного. Не смей умирать!

Подтащив его ближе к лабораторному креслу, начала быстро отвязывать от импровизированных носилок. Я была уверена, что сейчас причинила кэпу немало боли, однако он не издал ни звука. Быстро наклонившись к его лицу, попыталась услышать дыхание. Его не было! Метнулась к груди, прижав ухо, где предположительно должно быть сердце, но и стук отсутствовал! А когда прислонилась к правой стороне – услышала еле заметное сердцебиение.

Черт побери! У этого инопланетянина сердце находилось с правой стороны! Правда, облегчение закончилось быстро, ровно с последним ударом сердца Рида.

– Нет, – пытаясь услышать тот слабый стук, прошептала я. – Нет, нет, нет! – заголосила в ужасе. – Ты не можешь умереть! Эй, Астэрия! АСТЭРИЯ! Чертова консервная банка, живо сюда!

Консервная банка напрочь меня игнорировала. А у меня началась паника. Рид не дышит, сердце не бьется, он умер?!

– РИД! – закричала я, надавив на грудь кэпа.

Массаж сердца никогда не приходилось делать. Надежда была лишь на знания из фильмов, где этот процесс выглядел вполне выполнимым. Пока буду делать ему массаж сердца с искусственным дыханием, в мозг будет поступать достаточно кислорода, а значит, кэпа можно спасти.

– Да где ж вас всех черти носят?! – сквозь слезы звала я.

Секунды шли слишком быстро, минуты бежали как песок сквозь пальцы, но никто не приходил, а времени больше не осталось!

Я знала, что от моей сердечно-легочной реанимации толку будет немного, но все равно пыталась.

– Так не пойдет! Я не дам тебе умереть!

Подскочив к креслу, попыталась найти кнопку, которая должна была опустить эту лабораторную махину ниже. Кнопки я нашла, и много. Вот только на них были непонятные каракули!

Заорав от бешенства в голос, подхватила Рида под руки, усадила, а после рывком поставила на ноги, облокотив на кресло. Простояв секунды три, он начал заваливаться. Пришлось снова хватать под руки и заталкивать в кресло. Получилось с попытки шестой, при этом спину ломило так, будто я громадный сейф на десятый этаж тащила.

– Что делать? – бегая взглядом по всем кнопкам, шептала я. – Креслице, миленькое, прошу, вылечи его! – вежливо попросила я, даже погладила по белоснежной кожаной обивке. И неважно, что выгляжу как идиотка, тут каждая вторая техника с интеллектом. Может, и эта такая же? – Ну же! Вылечи кэпа, прошу тебя! Он мне нужен, мне без него совсем никак, – всхлипывала из последних сил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7