Митчел Гейнор.

Прожорливый ген



скачать книгу бесплатно

Моей матери


Mitchell L. Gaynor, M.D.



THE GENE THERAPY

PLAN

Taking Control of Your Genetic Destiny with Diet and Lifestyle


Перевод с английского Ю. С. Лазаревой, В. И. Матузовой


© 2015 by Mitchell L. Gaynor

© Перевод на русский язык. ОАО «Издательская группа «Прогресс», 2017

© Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

Предисловие

Интегративная медицина постепенно входит во все национальные медицинские учебные заведения, больницы и клиники. Академические программы и ординатура готовят молодых врачей, чтобы ломать стереотипы и выходить за границы методик, по которым мы в западном обществе лечили пациентов на протяжении 75 лет. Интегративная медицина действительно занимается комплексным лечением пациента.

В бытность мою студентом-медиком образование было весьма традиционным – студенты обучались рассматривать сознание и организм обособленно друг от друга. И многое из тогдашнего подхода к обучению отражается в сегодняшней медицинской практике – в частности, мы видим, как растет число узких специалистов и сокращается практика первичной медицинской помощи. Когда я завершал учебу, догматичная медицинская практика была направлена на лечение организма и его органов как отдельных объектов. Я был готов строить карьеру по той же схеме.

Но порой жизнь приносит нам сюрпризы. Мудрость дальновидных докторов – в том числе моего свекра, хирурга-кардиолога и новатора Джеральда Лемола – столкнула меня с накатанной дорожки, и мое сознание открылось для нетрадиционных подходов к лечению. Меня перестало удовлетворять общее направление традиционной медицины, и я стал искать способы лечения, которым не обучали в институте. Не поймите меня неправильно – я всем сердцем верю в силу науки. Но я достаточно долго практиковал и встречал многих пациентов из всех слоев населения, веривших в самые разные методы лечения, и я оценил исключительную ценность интегративной медицины.

По сути, я узнал, насколько важно при оказании помощи пациентам применять самые передовые идеи невзирая на их источники. В качестве главы Института сердца при Нью-Йоркском пресвитерианском госпитале я заинтересован в разработке новейших методов замены сердечных клапанов. Как директор Программы нетрадиционной медицины госпиталя, я поддержал внедрение восточных медицинских практик (йоги и медитации) в процесс реабилитации. Чтобы расширять спектр потенциальных инструментов, необходимо получить полную клиническую картину. Тогда появляется возможность назначать лекарственные средства и процедуры, рекомендовать технику релаксации, физические упражнения и даже диету, которые помогут предотвратить медицинские проблемы и справиться с ними.

Программа, изложенная в этой книге учит и пациентов, и врачей достигать этой всеобъемлющей цели.

Д-р Митчелл Гейнор акцентирует внимание на том, что возможно использовать питание для укрепления здоровья. Но эта книга не просто о здоровой пище – она о том, как перенаправлять энергию, скрытую в еде, на изменение нашей генетической предрасположенности к болезни. Его работа опирается на раздел генетических исследований, называемый экогенетикой.

Экогенетика – развивающаяся область науки, которая применяет философию персонализированной медицины. Используя специальные вещества, она работает с индивидуальным генетическим профилем, провоцирующим диабет, сердечные и онкологические заболевания. Сосредоточив внимание на биоактивных нутриентах (например, апигенин в гранатах, ЭГКГ[1]1
  Эпигаллокатехина галлат (ЕОСО) – вид катехина, которого много в зеленом чае; основное действующее вещество экстракта зеленого чая. Исследуется действие галлата эпигаллокатехина при онкологических заболеваниях, рассеянном склерозе и т. д. Однако данные о его эффектах требуют дополнительной проверки. – Примеч. ред.


[Закрыть]
в зеленом чае, куркумин в карри), врачи смогут рекомендовать пищу, действующую на уровне ДНК, чтобы улучшить ваше здоровье. Причем, если у вас войдет в привычку есть продукты, направленные на экспрессию генов, вы постепенно утратите пристрастие к вредной пище, содержащей высокорафинированные углеводы.

Я встретился с д-ром Гейнором много лет назад, когда его пациент обратился ко мне по поводу операции на сердце. Я растерялся, так как в его медицинской карте имелись данные о метастазах рака, который должен был убить его через несколько месяцев. Пациент улыбнулся и попросил меня взглянуть на дату в карте. Рак был диагностирован у него 5 лет назад! Я узнал, что д-р Гейнор вылечил этого человека, и с тех пор я направляю к нему пациентов со сложными диагнозами, в том числе своих друзей и членов семьи.

Митч – основатель и президент «Gaynor Integrative Oncology». Кроме того, он служит доцентом-клиницистом в Медицинском колледже Вейл Корнелл. Известный специалист в области онкологии и интегративной медицины, Митч Гейнор посвятил свою карьеру комбинированию медицинской практики и апробированной нетрадиционной терапии, чтобы лечить онкологических пациентов. Таким образом, у него есть прекрасная возможность написать книгу о диетологических аспектах профилактики заболеваний.

Успех д-ра Гейнора в качестве уважаемого специалиста в области онкологии частично связан с его способностью лечить человека целостно, путем комбинирования методов аллопатии и альтернативной терапии. В своей книге он предлагает практические советы, рецепты пищевых добавок и свежевыжатых соков, которые легко включить в повседневную жизнь. Эта книга осмысляет эволюцию медицины, показывая, как экогенетическая пища меняет генетическое строение человека. Она предоставляет научные данные для поддержки традиционной практики и альтернативной терапии, что существенно для преодоления границ между восточной и западной медициной. Это решающий шаг в направлении глобализации медицины, которая может использовать одновременно традиционные западные и нетрадиционные альтернативные методики с подтвержденными результатами для комплексного лечения пациента.


Мехмет Оз, доктор медицины,

вице-председатель и профессор кафедры хирургии,

Нью-Йоркский пресвитерианский госпиталь,

Колумбийский университет

Соавтор работы «Ты: инструкция по применению» из серии книг о здоровье

Введение

«Ты – это то, что ты ешь», – всегда говорила мне мама. Но только после того, как я получил медицинское образование и стал специалистом-онкологом, я понял, до какой степени она была права.

Мама стала рассказывать мне о питании и здоровье, когда мне исполнилось 6 лет. У нее только что диагностировали рак груди, и ей хотелось, чтобы я умел о себе позаботиться. Как большинство родителей, она следила, чтобы я не объедался «читос» и картофельными чипсами. Более того, из-за своего диагноза она стала сторонницей метода Аделии Дэвис[2]2
  Аделия Дэвис (1904–1974) – одна из первых исследователей в области нутрициологии в середине XX в. Была сторонницей цельной необработанной пищи. Утверждала, что диетические добавки и другие питательные вещества играют важнейшую роль в поддержании здоровья и предотвращении болезней. Несмотря на популярность, ее подход подвергнут серьезной критике за отсутствие научных подтверждений. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, где предполагается употребление необработанной пищи и витаминных добавок. Она научила меня готовить питательные легкие закуски и смешивать фруктовые и овощные соки, чтобы извлечь максимальную пользу и получить желаемый вкус. Еще она научила меня готовить питательную еду, и, когда ей приходилось подолгу лежать в больнице, именно я готовил обеды для отца и старшего брата.

К несчастью, наши уроки здорового питания закончились со смертью матери. Мне тогда было 9 лет. Вероятно, она слишком поздно обратилась к здоровой пище и добавкам. В любом случае у нее было мало шансов. Двенадцать лет назад, когда она была беременна моим братом, ей назначили DES – синтетическую форму эстрогена, который, как сейчас известно, повышает риск рака груди.

Конечно, потеря была непоправима, но это дало мне ясную цель в жизни. Когда мама умерла, я решил, что должен узнать, почему клетки человека начинают работать против него и становятся причиной болезни, подрывающей здоровье, или даже гибели, как это произошло с мамой. Я должен был что-то сделать в этом направлении.

Я поступил на медицинский факультет, затем прошел специальный курс по гематологии и онкологии, что включало исследования в Университете Рокфеллера с целью изучения молекулярной биологии. Это относительно новое направление исследует основные строительные блоки, из которых состоит жизнь – на физическом и химическом уровне, особенно процессы генетического контроля. Знания, полученные от передовых исследователей из Университета Рокфеллера, заставили меня совершенно по-новому взглянуть на роль генов при определении общего состояния здоровья на протяжении всей жизни. И этот новый взгляд на функционирование генов показал, что моя мать была полностью права, подчеркивая роль питания в сохранении здоровья.

Гены, микроскопические связки ДНК, которые обитают в ядре каждой клетки, контролируют все клеточные процессы, включая деление клетки. Рак (возможно, самая страшная болезнь) развивается, когда нарушается нормальное деление клетки – процесс, который позволяет детям расти, а здоровым тканям – обновляться.

Мы наследуем свои гены от родителей и – в соответствии с тем, что я узнал на медицинском факультете, – генетический код каждого человека образуется практически в момент зачатия и затем остается стабильным в течение жизни. Если ДНК, унаследованная от ваших родителей, сделала вас крепким и здоровым, тогда, согласно этой теории, все в порядке. Если ваши гены сделали вас предрасположенными к раку, ожирению или артриту, что ж, это всего лишь судьба. Устаревшая точка зрения состоит в том, что здоровье рассматривается как результат генетической лотереи и вы ничего не сможете предпринять, чтобы изменить судьбу.

Однако к тому времени, как я оказался в Рокфеллеровском университете, успехи молекулярной биологии кардинально изменили этот статичный и предсказуемый взгляд на здоровье. Новые исследования показали, что болезнь или здоровье – не только результат «генетической судьбы», вытекающей из «хороших» или «плохих» генов, полученных от мамы или папы. Сложившаяся картина была на самом деле менее очевидна и более сложна. Она давала каждому из нас возможность сыграть гораздо более активную роль в воздействии на собственное здоровье через выбор питания и стиля жизни.

Молекулярная биология утверждает, что совокупность более двадцати тысяч генов человека – геном – содержит мириады битов информации, инструктирующих клетки, как выполнять важнейшие функции. Но не все эти гены постоянно активны. Многие находятся в дремлющем состоянии. Вопрос – станут ли они активными, начнут ли влиять на нашу природу, сделав нас более сильными или же больными, называется экспрессией гена. Основное влияние на экспрессию гена оказывает окружающая среда, в которой мы живем, и именно в этой среде мы обладаем возможностью положительно воздействовать на свой организм через поступающую в него пищу.

В XXI веке окружающая среда каждый день атакует нас остатками пестицидов, канцерогенными химикатами, большим количеством якобы съедобных веществ, включающих рафинированный сахар и вредные жиры. Эти вещества в пище, в воздухе и воде взаимодействуют с генами в наших клетках, «включая» одни и «отключая» другие. Самые страшные из них способны превратить здоровые клетки в опухоли, и именно это – распространенная причина заболевания раком (из каждых трех американцев заболевает один). В действительности 90–95 % онкологических заболеваний обусловлены токсичными веществами из окружающей среды.

Но химический соус, в котором мы живем, является причиной не только рака. Число заболеваний щитовидной железы (особенно у женщин средних лет) растет, точно эпидемия, и почти всегда это развивается как аутоиммунное состояние, вызванное окружающими токсинами. Почти у 20 % детей наблюдаются пониженная обучаемость, эмоциональные нарушения и умственная отсталость, а количество случаев диабета и астмы зашкаливает. Как правило, в этих заболеваниях тоже проявляется воздействие окружающей среды.

Однако в самой темной ночи можно найти проблеск света. Вряд ли мы можем контролировать уровень токсинов во внешней среде. Но каждый из нас способен строго контролировать то, что вводится во внутреннюю среду, то, что мы едим. Если мы будем более осмотрительны и осторожны в выборе продуктов питания, то сможем не только снижать концентрацию или исключать наличие многих токсичных веществ, взаимодействующих с генами и вызывающих болезнь, но и влиять на свою генетическую экспрессию, чтобы активизировать энзимы, способные нейтрализовать или удалять токсичные вещества, стимулировать процессы в клетках, чтобы запустить иммунную систему и повернуть вспять течение болезни, в том числе рака.

Использование нутриентов на стратегическом пути борьбы с болезнью и забота о хорошем здоровье называется нутригенетикой. Это базовый принцип генной терапии. Нутригенетика – это разновидность более широкого подхода, называемого экогенетикой. Она предполагает более широкий взгляд на то, как мы живем в среде и как среда в целом взаимодействует с геномом человека, чтобы воспроизвести либо здоровье, либо болезнь. Например, уровень вашей физической активности может способствовать тому, чтобы вырабатывалось больше энзимов, подавляющих воспалительный процесс, или, наоборот, может препятствовать этому. Фактор полноты или худобы влияет на вещества, убивающие рак. Если у нас есть избыточный вес, мы посылаем более сильные сигналы, которые подавляют выработку этих ценных веществ. Если мы худощавы, такие сигналы слабее, и нужные вещества производятся беспрепятственно.

Программа генной терапии принимает во внимание все эти взаимодействия. Она создана для того, чтобы помочь вам в борьбе с наиболее распространенными и опасными заболеваниями нашего времени. Это происходит в контексте укрепления здоровья и здорового образа жизни, путем контролирования веса, снятия стресса и физических упражнений.

Мои рекомендации по Программе генной терапии основываются на обширном клиническом опыте длиной почти в тридцать лет. После аспирантуры по гематологии и онкологии я был назначен директором отделения терапевтической онкологии в Онкологическом центре Стрэнга, где продолжил изучение нутригенных взаимодействий, начатых в Рокфеллеровском университете. Еще я продолжал изучать токсикогеномику – учение о том, как природные токсины влияют на экспрессию генов. Я обнаружил, что те же сопутствующие функции клеток, которые играют роль в развитии рака – воспалительный процесс, белковая сигнализация, факторы транскрипции, гормонная регуляция, метаболизм токсинов, иммунная реакция, – являются факторами развития широкого спектра других заболеваний. Более того, на эти функции на клеточном уровне может влиять стратегическое использование питательных веществ, независимо от соответствующего заболевания. Именно так и начала увеличиваться моя практика.

Когда я впервые начал включать нутригенетические факторы в лечение пациентов, для большинства докторов питание мало что значило. А многие медицинские учебные заведения и программы ординатуры предлагали только несколько лекций о дефиците питательных веществ и связанных с ним заболеваниях, – и это все.

Словом, то, что я делал, считалось крайне неординарным. При этом я был специалистом-онкологом с классической подготовкой. У меня была профессорская должность в одном из лучших медицинских учебных заведений страны. И доктора стали посылать ко мне пациентов – часто тех, для кого исчерпались традиционные методы лечения. Результаты, которых мне удалось достичь с помощью нутригенетического метода, нередко бывали поразительны. Количество обращений ко мне увеличилось, а практика выросла.

Рассмотрим следующие случаи.

? Пациент, упомянутый доктором Озом в предисловии к этой книге, обратился к нему по поводу операции на сердце через пять лет после диагностирования рака, который должен был убить его за несколько лет. Мой нутригенетический метод способствовал полной ремиссии заболевания.

? Стоматолог (и – так уж вышло – мой отец) подхватил гепатит С, случайно уколовшись иглой. Еще до внедрения интерферона, когда не существовало методов борьбы с гепатитом С, я лечил его с помощью диеты, основанной на широко распространенных китайских травах, водорослях и соках. В результате не осталось никаких следов вируса, и рецидива не произошло.

? Женщину с меланомой я начал лечить после того, как онколог направил ее в хоспис, чтобы там за ней ухаживали до конца жизни. Заболевание началось на пятке и распространилось вверх, а очаги поражения были инфицированы – ее левая нога стала в четыре раза толще правой. Метастазы распространились на легкие и брюшную полость. Я назначил ей химиотерапию в низких дозах, иммунофармакологическую терапию, зеленый чай и магнолию, и через 3 месяца у нее была зафиксирована полная ремиссия2.

? Молодой человек из Турции страдал аутоиммунным гепатитом и печеночной недостаточностью. В клинике Мейо ему назначили большие дозы стероидов и сказали, что его необходимо включить в очередь на трансплантацию печени. Я назначил ему глутатион, ресвератрол, турмерик, альфа-липоевую кислоту и жирные кислоты омега-3. Функции печени у него начали нормализоваться. Он набрал потерянный вес и через три месяца вернулся к учебе. Его аутоиммунный гепатит «рассосался», и пересадка печени не понадобилась.

? У пациентки был диагностирован рак поджелудочной железы IV степени. Онколог сказал, что жить ей осталось не больше полугода. Я предложил ей режим питания, основанный на овощах семейства крестоцветных, пищевых добавках и соках, в сочетании с химиотерапией. У нее началась полная ремиссия, которая продолжается уже двадцать лет.

? Редкое кожное заболевание «перфорирующий коллагеноз» привело эту женщину в ведущие академические медицинские центры мира, прежде чем она нашла дорогу ко мне. Диффузные и очень болезненные поражения кожных покровов красного цвета покрывали ее руки, ноги и спину. Они распространялись, несмотря на большие дозы стероидов и ультрафиолетовое облучение. Я лечил ее от фонового воспаления, аллергии и иммунного дисбаланса. Через несколько месяцев кожные повреждения на руках у нее затянулись, а на ногах – уменьшились на 80 %.

? Новобрачная двадцати трех лет страдала жесточайшим псориазом на лице и шее. Несколько дерматологов лечили ее курсами преднизона, которые временно помогали, но после отмены лекарства болезнь возвращалась, каждый раз ухудшая состояние девушки и вызывая образование рубцов. Я лечил ее питанием направленного действия, и через месяц все очаги поражения исчезли. В течение пяти последующих лет рецидива не наблюдалось.

? Парикмахер в возрасте шестидесяти одного года набрал большой вес после травмы колена и заболел диабетом. На моей нутригенетической диете он потерял семьдесят фунтов за один год, а сейчас вместо инсулина принимает малые дозы метформина.


Сегодня я делю свое время поровну между клиникой «Интегративная онкология Гейнора», специализирующейся на лечении онкологических больных, и Лечебно-оздоровительным центром Гейнора, где я применяю те же экогенетические принципы лечения людей, которых беспокоит целый ряд проблем – от общего состояния здоровья и профилактики заболеваний до потери веса, бессонницы, хронической усталости, кожных заболеваний и болезни Паркинсона.

Обе практики включают медитацию, музыкальную терапию, метод управляемых фантазий и когнитивно-поведенческую терапию в сочетании с двигательной активностью (восстановительная лечебная физкультура, йога, аэробика, цигун), а также консультирование по проблемам рационального питания, основанного на тех самых принципах, что представлены на страницах этой книги. Моя цель – всегда лечить человека целиком, при помощи методики, которая признает сложную природу хронического заболевания, и работать на каждом уровне процесса выздоровления организма – физиологическом, генетическом, психосоциальном и духовном, – чтобы создать оптимальное качество жизни.

Рекомендации, представленные в этой книге, с их эффективностью и направленной способностью влиять на генетическую экспрессию, на самом деле ведут к новому определению того, что мы называем здоровьем. С такой новой точки зрения мы должны рассматривать себя не просто как «здоровых» или «больных», а «экогенетически ухоженных» или «экогенетически неухоженных» в течение всей жизни. Особенно очевидным это становится по мере того, как появляются новые разработки в области диагностики. Они позволяют понять, что различие между здоровыми и больными выглядит отнюдь не как контраст белого и черного – скорее это, так сказать, оттенки серого. Иначе говоря, у всех нас внутри есть зародыши болезни. Проблема в том, станет ли этот потенциал болезни активным или будет находиться в дремлющем состоянии.

Технологии обработки изображений – магнитно-резонансная томография, компьютерная аксиальная томография, а также качественно усовершенствованная аутопсия, – свидетельствуют, что чем более чувствительны наши инструменты для обнаружения заболеваний, тем больше заболеваний мы обнаружим, причем на более ранних сроках. Уже давно первичные симптомы серьезных заболеваний обнаруживаются у людей удивительно молодого возраста. Например, почти у 45 % солдат, погибших на войне в Корее, и у 77 % погибших во вьетнамской войне были обнаружены симптомы сердечно-сосудистых заболеваний. Даже у детей до трех лет, а иногда даже в утробе, могут проявляться эти ранние признаки. А причина одна и та же – почти для любого заболевания, которое вы хотели бы исследовать.

В настоящее время убедительно подсчитано, например, что почти у 100 % человек, если у них иссечь щитовидную железу для исследования современнейшими методами, будут обнаружены признаки рака или предраковой мутации.

И не важно, насколько тонко иссекается щитовидная железа: там всегда могут оказаться мелкие опухоли, умещающиеся в промежутках между срезами. То же верно для рака простаты. У 50 % мужчин 60–70 лет обнаружатся признаки заболевания, если их обследовать таким образом. Новые микроскопы показали бы признаки рака груди почти у 40 % женщин 40–50 лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8