Мисс Синг.

12 членов. Часть III. Испытание



скачать книгу бесплатно

– Готовы идти?

– Да.

Дружной компанией выходим из кабинета, запираю его. Престарелый коллега из региона оказывает знаки внимания. Он противный, навязчивый. Вызывает отрицательные эмоции. Плюс слаб. Уже через час возлияний оказался пьяным.

Выходим через четвёртый подъезд.

– До скорого, коллеги.

– Да, до скорого.

Расходимся.

Сквозь темноту ночи, тишину переулков идём на парковку. Поведёт сам? Походка ровная, бойкая.

– Садись в машину. Поедем быстро.

Сажусь в белый кроссовер немецкой марки, альтернативной ауди.

– Улыбайся, если нас остановят улыбайся, флиртуй. Поняла.

Голос звучит мягко без обычного сарказма, иронии. В растерянности. Когда он настоящий – когда пьян или когда трезв? Бывает ли трезв вообще?

Смотрит на меня пристально. Резко поворачивается к лобовому стеклу.

– Погнали наших городских.

Традиционная фраза с придыханием.

Тверская почти пустая.

– Рассказывай, что у тебя, как? Как на личном?

Он открыт, искренен, готов слушать. Даже тёплый, спокойный, вопреки обыкновению. Притягателен. В памяти сверкнула и угасла искра воспоминания раннего утра четвёртого декабря 2005 года (поездка по домам после задорного, отрывного кутежа).

Ухмыляюсь.

Он поворачивает голову, смотрит, стараясь прочитать по моему лицу мысли. Ловлю его голубые глаза. Глаза, не тронутые временем. Когда-то его лицо ассоциировалось с Джоном Кьюсаком.

– Говори, говори, а то засну.

– Не чего рассказывать. Всё типично, привычно. Личная жизнь стабильная без колыханий, колебаний.

– Это как?

– Стабильный партнёр.

– И всё! Тебя это устраивает?

– На данный момент да. Были тяжёлые отношения длительное время. Пока не хочу.

– Всё так плохо?

– Угу.

– Не расстраивайся. Каждый следующий лучше предыдущего. Так ведь?

Смотрит на меня, ожидая подтверждения своим словам.

Киваю.

– Как мама, сестра?

Не помню, что бы ему рассказывала про них в данной версии отношений. В груди кольнуло. Морозец пробежал по спине.

– Нормально. Как всегда – учат жизни, критикуют, выбивают из колеи. Стараюсь общаться минимально.

– Мама, наверное, суровая женщина. Её слово и мнение – закон, альтернатив нет.

– Верно.

Улыбаюсь.

– И без мужчины.

Киваю.

Разговор неприятен, дёргает, цепляет, бередит раны, вызывает гнев, агрессию, боль. Едкую боль.

– Ты где живёшь?

– На Выхино. Переехала некоторое время назад.

– Далеко. Сама снимаешь?

– Сейчас с подругой.

– Тогда хорошо. Дорого в Москве снимать.

– Кручусь, как могу.

– Замуж тебе надо. Замуж. Ты девочка.

Молчу.

Останавливаемся рядом с Площадью Ильича.

– Вот денег на такси. Доберёшься, напиши. Всё поняла.

– Да, поняла.

Ставит аварийный режим, выходит из машины. Ловит мне. Вижу это. Выхожу из его. Традиционные жесты поднятая ладонь «пока-пока».

Вот оно шестое февраля.

День переезда. Сегодня надела платье-тянучку, в котором звездила на выездном мероприятии. Туфли надела другие – красные замшевые лодочки с бисером и искусственными кристаллами на носике. Они удобные, каблук пять сантиметров. Отлично гармонируют с нюдовой помадой, красным лаком на ногтях рук.

Кабинет шире, просторнее, окна больше. Солнечный кабинет в светло-зелёных тонах с отремонтированным паркетом. Ещё слегка пахнет краской. Перемещаю коробки с места на место, вынимая и раскладывая документы в строгом порядке. Порывшись по почти пустым шкафам, обнаружила гору папок с зажимами, плёночных файлов. Сложно передать трепет перфекциониста, когда-то увлечённого статистикой и аналитикой, восхищающегося порядком, стройностью в цифрах. Солнце слепит. Дверь с шумом распахивается, ударяясь ручкой о внешнюю стену. В кабинет заходит жизнерадостный, светящийся Кулибин. Заполненные, тяжёлые папки срываются с рук, с грохотом падая на стол, пол, ломая длинные ногти.

Морщусь от неприятного, тупого ощущения на кончиках пальцев.

– Чёрт.

Сажусь на свой офисный стул, лучшего состояния, чем предыдущий. Разглядываю с гримасой отвращения свои руки с обломанными в разной степени ногтями. Кое-где следом облупился лак.

– Что-то случилось?

– Маленькая неприятность. Ты здесь будешь?

Смотрит с вопросом со своего рабочего места. Работать нам теперь предстоит бок о бок в прямом смысле. Два офисных стола, его и мой, с полукругом внутри для сотрудника стоят в одной линии, разделённые пустым прямоугольным столом.

– Надо найти пилочку. Ногти сломала.

Иду мимо него, чувствуя его оценивающий, заинтересованный взгляд. Даааааа, теперь будет весело. Стол Шефа находится справа от меня. Нас отделяет офисная тумба у стены. Плюс теперь Шеф сидит лицом ко мне. Будет постоянно видеть меня, моё лицо и что делаю. Привыкну.

– Здравствуйте,

Захожу в приёмную Директора.

– Какая ты сегодня красивая. Не думала, что ты можешь так выглядеть. Смена имиджа тебе очень идёт. Расцвела.

Стеснительно улыбаюсь.

– У Вас нет случайно пилочки. Обломала, папки упали.

– Момент. Посмотрю.

РИ берёт свою роскошную сумку золотого цвета. Со знанием дела смотрит в неё. За этой женщиной можно наблюдать бесконечно.

– Нашла. Только верни, пожалуйста.

– Да, да, конечно.

– Ты куда пошла?

– В уборную, не в приёмной же ногти чинить.

– Господи, ты, боже мой. Садись на второе место. Никто тебя за монитором и не увидит.

Вздыхаю. Любезно соглашаюсь.

РИ смотрит на меня.

– Длинные были?

– Длинные, свои.

– Понимаю.

– Как теперь весь день с этим ободранным лаком ходить. Стыдоба.

– Сходи в обед в магазин с другой стороны здания, там есть и жидкость и диски.

Вопросительно смотрю.

– Рядом с Евросетью.

– Спасибо Вам огромное, не знала.

Заканчиваю, отдаю ей пилочку.

Возвращаюсь в кабинет.

– О, привет.

Обычное громкое приветствие Полкана.

– Отлично рассредоточились.

– Ага. Мы справа. Вы слева.

– Удобно.

Смеётся.

– Что со шкафами, как делить будем?

– Наши два друг напротив друга. Ваши два, большие у входа.

– Не, не так.

– Почему?

– Далеко ходить.

Молчим. Кулибин с ухмылкой, интересом, наблюдает.

– Тогда тот, что на твоей стороне, две открытые нижние полки наши, твой отсек закрытый внизу и верхние полки.

– И шкафы у входа.

– Да (Улыбка).

Мужчина доволен – самое главное.

За неделей неделя. Работа движется в слаженном режиме. Отчётность на потоке. Пожалуй, Шеф оказался прав, посоветовав мне сбавить обороты, оттаять, проникнуться к Кулибину. Выстроить с ним взаимодействие на человеческом уровне. Отчёты Кулибина по Поручениям стали лучше, содержательнее, чётче, и по-прежнему нуждаются в моей переработке по стилистике. По-прежнему ругаемся из-за сдвигов сроков, что присылает в последний момент. Достижение – разобрались с архитектурой проекта, вот-вот направим в смежное ведомство, ответственное за деньги, на согласование переработанное, актуализированное ФЭО. Одним словом спелись. Нагрузка возрастёт. Со следующего месяца, помимо эпичной бюрократии, начнётся плотная работа по ратификации. Да, молодец. Да, протолкнула в ускоренном режиме. Только риски сохранились. Против апломба, настороженности министерства внешних государственных дел не попрёшь. Максимальная деликатность, готовность при необходимости, ночевать и ублажать. Результат диктует свои условия, правила. Подчиняюсь. Начнётся активная проработка технической составляющей проекта И, подготовка конкурсной документации, и, конечно всё ещё висит вопрос с исполнителями. Вопрос напрягает, хотя находится в компетенции Шефа. Очевидно, нужно ещё два-три человека. Один на контроль соответствия техчасти по спортивному проекту. Один на функции «помощника». Хоздела отнимают много драгоценного времени, уже подбешивают. Один в помощь Кулибину. Он отличный специалист в своём деле, однако коммуникационная функция у него проседает. Он не переговорщик. Терпеть не может процедуры согласования.

– Привет,

– Привет. Ой, простите, здравствуйте.

– Ничего, нормально.

Радостно перед моим столом махнул рукой Шеф.

– Ты в загрузе. Что-то стряслось.

– По текущим проектам вопросы, где нужно ваше вмешательство, решение, отправила в почту.

Садиться на своё место, ставит ноут в подставку.

– Ты расскажи лучше.

Поворачиваюсь к нему на крутящемся стуле. Ему нравится мой сегодняшний внешний вид. Шерстяная, мягкая, гладкой выделки белая юбка до середины игры формы «конус», белая хлопковая блуза, серая жилетка, серые туфли.

– На этом всё?

Проглатываю слово «нет».

– Нам нужны люди. Быстро.

– Зачем?

– Один на техчасть по спортивному проекту. Второй как переговорщик по проекту И. Третий – Помощник.

– Понял. Пришли требования.

Киваю.

– По проекту СЭД пришёл апдейт от коллег. Хотите посмотреть?

– Не, это твой проект. Рули сама.

– На мой взгляд, нужно его на этом стопить. Свести воедино, написать отчёт о проделанной работе в разных вариантах, разослать, деликатно уведомить коллег, что продукт отличный, мы все молодцы, вместе с тем внедрение системы в пром в рамках Министерства преждевременно.

– Умница. Всё верно. Так и пиши.

– До конца недели закрою, включая отчётность и переписку.

– Где наш боец?

– В пути.

– Он всегда так приходит?

Киваю.

– Уже не мучаешься с ним. Истерика прошла?

– Да, более или менее нормально. Нашла стезю, в которой он эффективен, полезен в проекте. Спасибо Вам за совет.

– Всегда «пожалуйста». Обращайся.

Улыбается.

Есть в его улыбке нечто притягательное, обезаруживающее. Нечто, от чего расслабляешься, обмякаешь, подчиняешься. Сохранение рамок, статуса – кво, инстинкт самосохранения, профессиональный долг помогают концентрироваться на работе, избежать его разрушающих чар. Улыбка Чеширского кота.

– Так, я пошёл.

– На совсем?

– Буду здесь какое-то время. Решаю твои вопросы. Написала много.

С удовлетворением, удовольствием наклоняю голову слегка на бок.

Уходит.

Коллеги постепенно возвращаются с обеда, охотно обсуждая кухню выбранного заведения, обмениваясь историями из жизни.

– Ты как всегда бойкотируешь.

Съязвил Кулибин, располагаясь за своим столом.

Послеобеденное время. Сладкое, томное время. Утренняя сессия производственной суеты уже закончилась, вечерняя ещё не началась. Сотрудники около полутора часов заняты своими личными делами с тем же деловым видом, с которым ведут деловую переписку, отрабатывают задачи, поручения, готовятся к совещаниям и встречам, составляют доклады. Атмосфера иная, настрой другой, позы, дыхание.

С Кулибиным переписка ведётся во внешнем мессенджере популярного почтового сервиса.

– Чем занимаешься?

– Документы читаю.

– Врушка. ВКонтакте сидишь. Вижу отсюда.

Замираю.

– Мимика у тебя потрясающая.

– Что в ней такого?

Чувствую его внимание к своей груди. Давно хожу без бюстгальтера в повседневной жизни. Удобно, легко, голова меньше болит. Экономно.

– Живая. У тебя аська есть?

– Есть.

– Там удобнее общаться.

Хочу поспорить и не нахожу повода, причины, аргументов это делать.

– На этом компе нет.

– Скачай.

– Он рабочий. Безопасники во время проверки будут ругаться.

– Удали перед проверкой. Она регулярная, так ведь?

– Уже скачиваю.

Кто ты, чёрт побери. Кто ты. Чувствую лёгкое твоё влияние. К чему это всё приведёт?

– Задумалась…

– Да, есть чутка.

– О чём?

– О своём, о женском.

– Не хочешь говорить?

Глубоко вздыхаю, кривясь в линии рта.

– О женском.

– Поделись. Интересно.

– Давай работать.

– Аську скачала, установила?

– Да.

– Пришли номер.

Без сопротивления кидаю ему номер.

Стучится. Граница. Перешла границу. Пути обратно нет. С другой стороны, приятно пообщаться с интересным человеком на свободные, ни к чему не обязывающие темы в середине дня. Специалисты говорят, полезно, повышает продуктивность, производительность в коллективе, команде.

Смотрю на него. Традиционная мужская поза «нога на ногу, колено в сторону» в его исполнении выглядит странно, криво, трогательно, специфически. У него красивые руки, приятные пальцы. Прищуриваюсь, слегка вытягивая голову в его сторону. Маникюр есть.

– Ты куда так внимательно смотришь?

– В твой монитор.

Широко улыбается.

– Всё равно не поймёшь, что там.

Возвращаюсь в свою обычную позу.

– Что там?

– Таблицы баз данных.

– Far.

Подхихикивает. Забавляю его.

– Не то, что бы Far. Гораздо сложнее.

– Точнее.

– Хочешь об этом поговорить.

– Хочу.

– Любопытная.

– Любознательная.

– Oracle. Говорит о чём-нибудь.

– Да, о многом.

Ну всёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёёё, понеееееееееееееееееееееееслась. Два с половиной часа вылетели в постоянной переписке, содержащей обоюдные сведения об образовании, кратко о навыках и предыдущих местах работы, причинах нынешнего места работы, сведения о семье и родственниках, приправленные юмором, смайлами, эмодзи.

Выходные. Суббота. Соседка уехала к родителям. Всё утро витаю в облаках, напевая романтические песенки под нос. Надеваю короткие шорты, старую белую футболку, бандану. Конец февраля. Самое время для мытья окон, кухонного гарнитура, разбора шкафов. С компьютера играет любимая подборка. Настроение сладкое. Ещё никогда в жизни не чувствовала себя лучшим образом. Чувствую себя эротичной, сладкой кошечкой, привлекательной молодой особой, вазочкой с вареньем, лакомым кусочком. Глупости вовсе нет. Самосохранение, стержень бережно храниться. Сейчас он напоминает тонкую золотистую спицу, звенящую в нужный момент. Дрожащую во время опасности. Нагревающуюся, когда нужно остановиться. В ладу с собой. Нет самокопания, самоанализа. События прошлых лет кажутся дурным сном, глупостью.

Перехожу на кухню. Внутренняя батарейка разряжена на 50%. Солнце за окном сигнализирует о начале третьего часа дня. Да, я молодец. Быстро управилась со всеми окнами, комнатой, включая содержимое тумбы, шкафа. Личный рекорд – четыре часа, неспешных четыре часа. Достаю из холодильника купленные вчера квадратные хачапури, завариваю кофе в большую чашку, сбалансировав топлёным молоком. Ем стоя, опершись о столешницу слева от плиты. Разглядываю свой новый плакат желаний, портрет от священника. Выглядит иначе. Спокойнее, радостнее. Обдумываю события недели. Шеф пару раз унизил. Стереть, стереть из памяти. Нервничает. Понимаю. Ответственности на нём много. Долго орал на Кулибина. Впервые видела его в такой степени ярости. У него бывают приходы, регулярно. Все привыкли уже. Научились фильтровать, вычленять существенное, корректировать работы при необходимости. В этот раз мне стало страшно. С трудом сдержала приступ паники, страха, стиснув зубы. Первое чревато обмороком. Второе – иррациональными действиями, увольнением. Кручу переписку с Кулибиным. Нормально. Опасные моменты обошла. То, что нужно сохранить в тайне, сохранила и по работе, и по личной жизни. С облегчением выдыхаю. Сажусь на стул, стоящий спинкой к двери, смотрю в ноут, листаю новости. Шеф присылал резюме кандидатов в команду. В порядке отдыха посмотрю сейчас. О, этот односельчанин. Мордашка детская. В остальном подходит. Куда его. Шеф настоятельно рекомендовал сосредоточиться на узких местах спортивного проекта. Придумала. Девочки, девочки. Симпатичная. Имя настораживает. Красивая. Опыт работы маленький, скромный. С её внешними данными впишется. Глаза огромные, губки полненькие, осмысленность читается. Вырастит. По гороскопу бойкая. Нам давно нужна ещё одна девочка. Эта яркая.

Включился чат месседжера. Кулибин.

– Привет.

– Привет (Улыбка).

– Занята?

– В каком-то смысле.

– ?

– Уборку генеральную делаю. Села передохнуть.

– (Улыбка). Молодец

– Нравится заниматься уборкой. Голову хорошо разгружает. Плюс кривляюсь под любимую музыку.

– (Улыбка) Голая?

Сглатываю слюну.

– Молчишь…

– Не знаю, что ответить

– Говори, как есть

– В коротких шортах, в вытянутой футболке, бандане.

– Красиво.

– На работу так не походишь, иногда хочется.

– Бунтарка

– Нет, вовсе нет.

Улыбаюсь.

– Без белья?

Занятный диалог. Когда успели перейти в данную плоскость. Ладно, подразню.

– Без белья

– Ай, ай, ай (Улыбка)

Тишина. Сердце застучало, давление резко скакнуло с низу живота в голову, заставив на мгновение потемнеть в глазах, дыхание участилось, прерываясь в горле. Встаю. Наклоняюсь вниз, мотаю головой. Перерыв окончен за уборку. Успокаивает, приводит в чувства.

Всевышний, что со мной. Пока мою гарнитур, посматриваю на экран ноута в ожидании сообщения. Закрой его. Всех дел. Вытягиваюсь в позе буква «г», быстро перебираю клавиши, выхожу из аккаунта блокирую компьютер. Вытаскиваю шнур, обнимаю ноут, отношу в комнату, кладу под подушку. Теперь правильно. У нас уборка. Последний рывок.

Соседка вернулась. Моя замечательная соседка. Воскресенья стали особенно долгожданными. Две девушки вечером едят собственноручно приготовленную еду на свой вкус, потягивая пиво или красное вино. Обмениваются новостями, впечатлениями, сомнениями, опасениями.

– Нравится твоё платье, что привезла из Испании. Вчера наткнулась на него во время уборки. Положила на видное место, что бы побыстрее наступил повод его надеть.

– Ты последнее время одухотворённая. Влюбилась?

– Упаси Боже. Последнего хватило на доооооолгое время.

– Мась, год прошёл.

– Верно. Из огня да в полымя не готова бросаться.

– Как зеленоглазка?

– Никак пропал.

– Странно. Обычно после встреч с ним ты такая светящаяся.

– Не, и не хочется. Секса совсем не хочется.

– Кто-то ещё недавно говорил, что жить без этого не может. Хочет найти нормального любовника.

– Перебесилась. Приоритеты сменились. Работа вдохновляет. Прогресс, рост.

Молчание.

– Расскажи, как у тебя. Бывший муж больше не тревожит.

Вопрос пришёлся кстати. Подруга, ещё минуту назад сдержанная и чинная, выпустила всю свою натуру стрельца. Эмоции, выражения заполнили пространство. Мы скачем с историй о работе на истории из личной жизни. С общеизвестного опыта по злободневным вопросам на домыслы, рождённые в раненных сердцах, девичьих головах.

Разваливаюсь поперёк кресла.

– Знаешь, есть один персонаж на работе…

– Да, я так и знала.

Её низкий голос звучит бархатно, ассоциируется с тёмно-синим, почти чёрным, бархатом. Её точёное грубоватое лицо с волевым подбородком, выгодно подчёркивают тёмные густые волос в причёске каре. Она прекрасна.

– Есть в нём какой-то подтекст… это останавливает меня.

– Общайся, узнай больше. Никто не запрещает.

– Мы оба держим оборону.

– На это может быть тысячи причин. У тебя, ведь, свои причины держать оборону. У него – свои.

Она садится прямо на собранном диване, вскидывает руками волосы.

– Не лезьте друг другу в душу. Кто знает, сколько всего там внутри. Новый человек – новые отношения.

– Да, да. Сама часто повторяю, что не надо шаблонить и тащить в новые отношения с совершенно другим человеком свой груз прошлых неудач.

– Живи, наслаждайся общением, компанией.

– Ты права.

– Давай, в следующие выходные съездим по магазинам. Хочу, что-нибудь прикупить.

– Другой разговор. Только не долго.

– Сама терпеть не могу магазины.

– В один-единственный торговый центр на Орджоникидзе. Там отличные дисконты качественной одежды.

– Давай.

– Сначала прошвырнусь в центре. Нужен деловой костюм. Знаю какой. Скоро восьмое марта. Хочу поразить всех.

– Ты всегда поразительна. Каждый день, масик.

– Будем спать?

– Угу.

Вдохновлённая новостью от Шефа, что седьмого числа совещание в Аппарате по проекту И, в котором принимаю участие, в тот же сокровенный день понеслась в Охотный ряд в поисках подходящего костюма. Новая кредитка подоспела к случаю. Держу себя в руках, ограничив расходы, в соответствии с ежемесячным платежом, своим внутренним графиком покрытия, исходя из доходов. Сразу захожу в только открывшийся магазин ADL российских дизайнеров. New бутики молодых и активных хороши новизной фасонов в соответствии с мировыми трендами, качеством пошива, тканей. Угадала. Быстро нашла подходящий костюм по фигуре с жакетом, застёгивающимся на плотный крючок на груди, декорированный искусственными кристаллами-пуговками по обеим полочкам. Юбка-карандаш. Изумительный молочный цвет тонкой набивной ткани. Цена устроила более, чем. Смотрю в примерочной на себя, на свои ушки. Сюда бы квадратные серёжки с топазами, голубыми-голубыми топазами.

По-моему по этой карте в одном из ювелирных скидки 20%. Надо доехать до Тверской одну остановку. Там был приличный ювелирный.

– Беру этот костюм.

– Карта/наличные?

– Карта.

– По Вашей карте ещё скидка 10%.

– Восхитительно.

– Благодарим за покупку. Приходите ещё.

Выхожу из магазина, нацеленная на ювелирный. Если там они есть, значит возьму. Это мой шанс засветиться перед людьми в Аппарате. Манеры, интеллект, образование, разумеется, видны. Женщину всё-таки оценивают по внешнему виду. Детали важны. Очень важны. Как говорится, у вас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление.

Вот он, этот ювелирный. Трепещу в предвкушении. Сдерживаю желе внутри.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте, у вас есть топазы на белом золоте.

– Да, есть. Вот здесь. Это новая коллекция, это предыдущая, здесь распродажа.

– Померяю эти, вот эти и ещё вот эти. Настроена купить.

Расслабилась. Отдаюсь потоку приятного, захватывающего процесса. Впервые в жизни сама выбираю серьги, которые нравятся именно мне, подходят именно мне, вписываются именно в мой бюджет. Без задней мысли, оглядок, трёхэтажных сомнений, начинающихся со слов « а если вдруг».

– Определились?

– Да, вот эти бантиком с квадратным топазом.

– Вы не думайте, вставлены маленькие бриллианты.

Вопросительно смотрю.

– Цена такая, потому что давно последние.

– Ждали своего покупателя.

Продавец кивает.

– Коробочку ещё, пожалуйста.

– Они идут в коробочке.

– Чудно.

– Карта/Наличные?

– Карта.

– По Вашей дополнительная скидка 7%.

– Превосходно, магия цифр получилась.

– И правда.

– Спасибо Вам. Довольна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное