Мисс Мьюлок.

Маленький хромой принц



скачать книгу бесплатно

© Чудинова Е.П., пересказ, 2015

© ООО «Даръ», издание на русском языке, 2015

© ООО «Даръ», макет, 2015

* * *



Ремесло короля

Мне было лет шесть или семь, не больше. Я сидела в рабочем кабинете отца, на жесткой узкой кушетке. Папин кабинет походил на пещеру, стенами которой были книги. Дубовые книжные полки шли от пола до потолка, перегораживая эту маленькую комнату надвое, они взбирались даже на письменный стол. Невозможно было разглядеть, какого цвета обои: отовсюду только поблескивали золоченым тиснением или разноцветными буквами книжные переплеты. Взобравшись на кушетку с ногами, я сидела очень тихо. О, еще бы! Папа читал мне вслух. Читал медленно, потому, что иногда ему приходилось то подумать, то заглянуть в словарь: маленькая брусничного цвета книжечка со старинными прекрасными картинками была написана на английском языке. Русского перевода не существовало.

Затаив дыхание, я слушала о приключениях принца Дола, маленького пленника Башни Отчаянья, о королевстве под названием Нетландия, которое довольно трудно отыскать на карте (вероятно, оно очень маленькое). Маленькие дети верят, что все, написанное в книгах – правда, поэтому им не интересны писатели, авторы книг. Ведь писатель – это выдумщик. Поэтому я даже не спросила у папы, кто же написал о маленьком хромом принце Доле?

Папа часто читал мне вслух, самые разные книги. Странно ли, что, когда я стала постарше, когда мне захотелось узнать об авторе книги, папа давно уж позабыл, о какой книге я расспрашиваю.

А кроме папы – никто о ней и не знал. Книга-то была – на английском языке.

Я искала эту книгу довольно долго. Найти книгу без автора и точного названия, о, это все равно, что найти человека без фамилии!

Это была большая радость, когда принц Дол, наконец, нашелся! Вместе с Диной Марией Крейг, жившей в Англии во времена королевы Виктории, больше ста лет назад. Миссис Крейг писала под псевдонимом Мисс Мьюлок. К моему огорчению, оказалось, что со времен моего детства ничего не изменилось. Эта прекрасная книга, которую прочло не одно поколение английских детей, по-прежнему оставалась без русского перевода. Возможно ли было не кинуться исправлять такую несправедливость? И мы с моей племянницей Ксенией засучили рукава и взялись за дело.

И дело, наконец, сделано. Мы счастливы представить русскому читателю маленького друга моего детства – хромого принца Дола.

Приключения принца Дола, о которых вам предстоит прочесть, увлекательны, но сам Дол интереснее своих приключений. С Долом стоит свести знакомство ради него самого. Сталкиваясь с волшебством, он понимает, что волшебство не всесильно. С помощью волшебства можно узнать, что происходит за тридевять земель, но нельзя стать ни великодушным, ни рассудительным, ни терпеливым, ни добрым.

Всему этому Дол учится сам. Ремесло короля – особое ремесло, для него нужно много хороших умений. А Дол сделается неплохим королем, даже раньше, чем повзрослеет.

Как, вы не верите? Кажется, что у Дола нет никаких шансов надеть корону: он болен, он мал, он пленник. Не самое лучшее положение, не правда ли? Но маленький принц найдет из него выход. Впрочем, убедитесь сами!

Елена Чудинова


Глава 1



Честное слово, более красивого принца никогда не рождалось на свет! Конечно, люди так говорили и потому, что он был принцем, но притом ни капельки не кривили душой. Удивительно серьезны для новорожденного были его глазки, которыми он смотрел на пламя свечей. Носик, еще совсем крохотный, обещал сделаться со временем орлиным. Румянец был прелестным, пунцовым, во все щечки. Такой он был пухленький, упитанный! Пряменькие ручки и ножки сулили высокий рост. Сказать по чести, замечательный ребенок! Все им гордились чрезвычайно. Прежде всего, конечно, отец и мать – король с королевой страны Нетландии. Десять лет своего счастливого правления они ждали этого мальчика. И для подданных их правление сделалось еще более счастливым – ведь теперь родился наследник!

Единственным человеком, который счастлив, пожалуй, не был, мы упомянем брата короля: ведь не явись принц на свет, он сам рано или поздно стал бы королем. Но Его Величество король не забыл проявить к брату большую доброту: он ведь понимал его огорчение и сочувствовал. По просьбе королевы он пожаловал ему целое герцогство. Бывший наследный принц постарался, насколько мог, приободриться и тоже принять довольный вид.

Крещение принца должно было стать большим событием. По обычаю, что издавна установился в стране, были избраны двадцать четыре крестных отца и крестных матери. Каждый должен был наречь ему имя на свой вкус, а также дать обещание изо всех сил заботиться о мальчике. А уж по достижении совершеннолетия он должен был выбрать из всех имен то, что больше по душе, а еще решить, какие из его крестных будут с ним до конца дней.

Все в Нетландии праздновали. Люди богатые пожертвовали денег, на радость беднякам. Для работников закатили праздничные пиры во всех ратушах. Для их жен между тем были устроены чаепития на свежем воздухе. Устроили праздник и школьникам – подали плюшки с молоком прямо в классные помещения! Нетландия (к сожалению, ее трудно найти на карте или в учебнике по истории) была, можно предположить, очень похожа и на нашу страну, и на многие другие.

Не особо отличался от других дворцов и королевский дворец. Перед крестинами его так чисто прибрали, что, казалось, выворачивали для этого даже наизнанку. Не натирали и не подметали в единственной тихой комнате – той, где лежала королева. О болезни королевы не объявлялось, чтобы не омрачать радости народа. Она и сама никому не говорила о ней. Только лежала тихая и бледная, ни от кого не требуя особых забот. Вот о королеве и забыли. Решительно все ликовали и бегали любоваться малышом.

Наконец настал день крестин – чудесный день, под стать принцу. Чудесными были и новые наряды, в которых люди казались такими красивыми (или, по крайней мере, так о себе понимали). Изысканные эти платья королева позаботилась заранее подарить всем – от фрейлин до бедной маленькой судомойки, что гляделась в зеркало и думала, что никогда не была так хороша.

Нарядились все с самого раннего утра. Нарядили и Его Королевское Высочество в роскошное крестильное платьице, что вовсе не пришлось ему по душе. Он кричал и брыкался, как самый обычный простой ребенок. Выждав, чтобы дитя немножко успокоилось, его понесли показать королеве. Королевские ее одеяния были принесены и разложены на постели, но все знали, что ни встать, ни облечься в них она не сможет. Как любовалась она своим ребенком, целовала и благословляла его, как и раньше делала часы напролет, пока мальчик крепко спал. Еще одна нежная улыбка – и королева, выразив надежду, что мальчик будет вести себя хорошо, а крестины удадутся на славу, отвернулась к окну. Больше она не сказала ничего. Она была очень терпелива, эта королева, и не любила жаловаться. Звали ее Долорес.



И все пошло своим чередом и без королевы. Придворные привыкли к частым ее отсутствиям, так как она была слаба и в праздниках не принимала участия уже давно. Королевские свои обязанности Долорес выполняла самым тщательным образом, а вот от развлечений отказывалась. И всем казалось, что все хорошо, но так ли это было? Все приглашенные прибыли. Лучшие люди – из своего королевства и из соседних королевств. Явились, конечно, и все двадцать четыре крестных, выбранных очень придирчиво, таких, от которых Его Высочеству было бы больше всего пользы, понадобься ему когда-нибудь влиятельные друзья. Это, впрочем, не казалось вероятным. Ну как могла возникнуть нужда в покровителях наследнику могущественного правителя Нетландии!

Они шествовали парами в длинный ряд, со своими коронами на головах. Это ведь все были герцоги с герцогинями, принцы да принцессы, не меньше. Целуя ребенка, они произносили данное имя – каждый свое.

Шестеро герольдов во всю мощь выкликнули эти двадцать четыре имени, а потом записали, оставив до тех пор, покуда имена не будут востребованы вновь. Скорее всего, до коронации принца, ну а случись беда – так до его похорон.

Церемония завершилась. Все были довольны, кроме самого младенца, что слабо попискивал в душивших его тяжелых одеяниях.

Мало кто заметил в этой толпе, что по пути в часовню с мальчиком случилось досадное происшествие. Его няня, не обычная его няня, а главная няня, девица самого высокого происхождения, чьею обязанностью было нести мальчика в часовню и обратно, начала поправлять свой шлейф, чтобы он стелился покрасивее, удерживая при этом ребенка лишь одною рукой, – и уронила на нижнюю ступень мраморной лестницы. Не сомневайтесь, она его тут же подхватила. Это показалось таким пустяком, что и говорить было не о чем. Вот никто и не говорил.

Ребенок смертельно побледнел, но не заплакал. Стоявшие поближе заметили падение, а те, кто был на пару шагов позади, так и не поняли, что случилось. А даже и заплачь принц – серебряные трубы гудели так громко! Право, было бы жаль, чтобы такой праздник оказался омрачен.

Итак, после небольшой заминки процессия двинулась дальше. Что за процессия! Герольды в синем с серебром, пажи в багряном с золотом, стайка девочек в белоснежных платьицах, несущих корзинки цветов, которыми осыпали дорогу перед няней и ребенком. Ну и, наконец, все двадцать четыре крестных отца и матери, гордых до невозможности, таких величественных видом, что вконец бы они затмили своего маленького крестника (всего лишь охапку кружев и муслина, из которой виднелось личико), когда бы над ним не несли большой балдахин белого атласа, украшенный страусовыми перьями.

Солнце освещало их всех сквозь витражи: короля со свитой по одну сторону, а принца со своими сопровождающими – по другую. Казалось, только в волшебной стране можно увидать такое зрелище!



– Это просто как в краю фей! – сказала девочка постарше другой, вытряхивая последнюю розу из своей корзинки. – Принцу недостает только феи Крестной!

– Право? – прозвучал позади чей-то голосок, чуть скрипучий, но при этом приятный. Среди детей кто-то стоял. Не ребенок, но с ребенка ростом. Раньше никем не замеченный и едва ли приглашенный, вовсе не в парадных крестильных одеждах. Это была маленькая старушка, одетая во все серое: серое платье, серый плащ с капюшоном, впрочем, из очень хорошей ткани. Серый его цвет был переменчив, как хмурые небеса. Серые глаза, седые волосы… Даже по бледному острому личику скользили серебристые тени. Но дряхлость ее не казалась отталкивающей, а улыбка была приятной, по-детски открытой, похожей на улыбку принца, что проступила на его губах, едва старушка подошла поближе.

– Ну-ка поосторожнее! Не урони дитя опять!

Молодая и знатная главная няня вспыхнула и сердито накинулась на старушку:

– Да кто ты такая? Откуда ты знаешь, в смысле, тебе-то какое дело? – Она испугалась, но говорила тоном много более резким, чем пристало юной леди высокого происхождения. – Старуха, изволь говорить не «дитя», а «принц»! И держись подальше: Его Королевское Высочество вот-вот заснет.

– Но сперва я должна его поцеловать. Я его Крестная.

– Это ты-то?! – воскликнула нарядная няня.

– Ты?! – повторили все камергеры и фрейлины.

– Ты?! – эхом отозвались герольды и пажи и тут же затрубили в серебряные трубы, чтобы такого безобразия не было слышно.

Свита принца уже выстроилась, чтобы следовать назад. А король со своей свитой уже были на пути ко дворцу.

Но старушка в сером, стоя на верхней ступеньке мраморной лестницы, препятствовала им.

Она поднялась на цыпочки и, опершись о свой посох, трижды поцеловала маленького принца.

– Это возмутительно! – вскричала главная няня, спеша стереть поцелуи своим кружевным платочком. – Какое оскорбление Его Королевского Высочества! С дороги, старуха, или обо всем узнает король!

– Король обо мне ничего не знает, а жаль, – с безразличным видом сказала старая женщина. Похоже, она полагала, что это большая потеря для короля, а не для нее. – Мой друг во дворце – жена короля.

– У королей не жены, а королевы, – с высокомерным видом изрекла главная няня.

– Королева или жена, а я ее знаю и люблю, и малютку тоже. А ты уронила его на ступени. – Последнюю фразу старушка произнесла таинственным шепотом, который заставил молодую особу задрожать, как ни была она разгневана. – И по этой причине мне придется стать его Крестной, как уж я решила. Я могу ему очень-очень понадобиться.

– Какая-то старушонка будет нужна принцу?! – расхохотались все вокруг.

Но старушка не обратила на их смех ни малейшего внимания. Ее добрый взгляд был устремлен на принца, который, казалось, улыбался ей в ответ, хотя, конечно же, это была лишь обычная беспричинная улыбка младенца.

– Его Величество должен об этом услышать! – хмыкнул камергер.

– Увы, через пару минут Его Величество услышит важные известия, – печально сказала старушка. И снова дотянувшись до маленького принца, она торжественно поцеловала его в лоб. – Зовись именем, о котором никто еще не подумал. Ты будешь принц Дол – в память о матери твоей Долорес.

– Типун тебе на язык! Какая еще память?! – Все так и вздрогнули от этих зловещих слов. Не меньше возмутило всех чудовищное нарушение этикета, допущенное старушкой. Дело в том, что в Нетландии королей и королев никогда не называли по нареченным именам. Со дня коронации имени король как бы лишался – до того дня, покуда его не начертают на гробнице.

– Старуха! Откуда ты взялась такая невоспитанная? – возмущенно вскричала старшая фрейлина. – Представить себе не могу, как ты об этом узнала! Но уж знаешь, так молчала бы о том, что Ее Всемилостивое Величество зовут Долорес!

– Звали Долорес, – с ласковой торжественностью поправила старушка.

Хранитель Золотого Жезла, тот самый, чьей обязанностью было нести золотой жезл во время процессий, от возмущения замахнулся этим самым жезлом на старушку, а остальные кинулись хватать возмутительницу спокойствия. Но вместо серого плаща руки их ухватили пустоту. И тут же раздался глубокий и мощный звук, сотрясающий всю округу.

Это гудел большой дворцовый колокол! Тот самый, что можно было услышать, только если умирал кто-то из королевской семьи. Били в него столько раз, сколько лет было умершему.

Пораженные ужасом, все застыли, внимая этим звукам.

– Раз… два… три… четыре… – считал кто-то вслух среди всеобщего безмолвия. И так до двадцати девяти – а это и был возраст королевы.

Да, в самом деле! Ее Величество скончалась в разгар празднества, рассталась со своим только что обретенным счастьем и со своими давними страданиями, незаметно выскользнула из этого мира. Она сама отослала всех прислужниц полюбоваться крестинами, – по крайней мере, этим они себя утешали потом. Это было действительно похоже на нее. Она лежала и смотрела в окно – на дальние очертания Прекрасногорья, где пролетело ее детство. Так она и умерла, тихо и безропотно.

Когда маленького принца принесли назад, в покои его матери, где стояла его колыбелька, в покоях этих уже некому было его поцеловать. Он не мог знать, что мать больше не поцелует его никогда!

А что касается самозваной его крестной матери, никто так и не понял, куда она делась. Впрочем, о ней тут же и забыли.

Только няня, не главная няня, а обычная, выйдя ночью за снадобьем для ребенка, который все плакал и не мог уснуть, увидела в одной из дверных арок что-то, что приняла бы за тень. Но у теней не бывает глаз – добрых и ласковых глаз, а у той, что присела на порожке, они были. От испуга няня закрыла собственные свои глаза рукой и закричала.

А когда она набралась духа взглянуть вновь, никого уже и не было.

Глава 2

Как это обыкновенно бывает, будь осиротевший ребенок крестьянин или принц, мальчика окружили состраданием и заботой. А еще у него была великолепная детская и собственный двор – множество почтительных и предупредительных приближенных, обращавшихся с ребенком соответственно его высокому положению. Никому не разрешалось ни сюсюкать с ним, ни качать на колене, ни уж тем более целовать. Хотя, можно предположить, некоторые все же целовали мальчика украдкой – так он был мил, что удержаться было трудно.

Нельзя было сказать, что принц скучает по матери – дети его возраста на такое не способны. Но казалось, с тех пор, как она умерла, с ним все идет не так. Был таким красивым малышом, а сделался бледным и вялым. Теперь он и рос плохо, особенно плохо росли ножки, а ведь такими пухленькими и сильными они были раньше!

Со дня крестин эти ножки сильно похудели, словно усохли. Он перестал брыкаться, сердясь или играя, как проделывал раньше. Когда мальчику исполнился год, няня попыталась, как водится, поставить его. Мальчик только упал.

Падал он и в другой раз, и в третий. Об этом заговорили: принц, который не может ходить! Какое несчастье для страны!

О том, что несчастье это не только для страны, но и для бедного ребенка, никто особо не задумался. Спустя некоторое время здоровье мальчика пошло на поправку, снова засверкали ясные глазки. Он вновь стал расти, хотя ноги по-прежнему не двигались. Люди продолжали судачить, покачивая головами и строя многозначительные мины. Слухи все множились: с принцем неладно.

Конечно, его отцу-королю никто об этом не упоминал: не следует говорить великим мира сего неприятные вещи. Да и вообще король стал уделять мало внимания и сыну, и всему, что не было связано с его обязанностями правителя.

Люди не предполагали, что он будет тосковать по королеве – ведь она так долго болела! Однако он тосковал по ней. Король сильно переменился после смерти жены. Он переселился в ее опустевшие покои, из которых только и можно было видеть Прекрасногорье. Часто замечали, что он смотрит на эти далекие горы с таким выражением, будто думает, что она улетела туда и сила его желания способна воротить ее обратно. Вот ведь странное совпадение, о котором, впрочем, никто не осмелился ничего выяснять: он пожелал, чтобы принца называли не каким-либо из звучных имен, данных двадцатью четырьмя крестными, а тем простым именем, которым дитя нарекла старушка в сером: Долом в честь его матери Долорес.

Раз в неделю, как велел обычай, принца, одетого в лучшие его наряды, приносили на полчаса к его отцу-королю, но Его Величество обычно был слишком погружен в тоску, что переходила потихоньку в болезнь, чтобы обращать много внимания на ребенка.

Но однажды король сидел со своим братом-герцогом (который делался день ото дня все внимательнее к старшему), а принц Дол играл в углу, переползая туда-сюда с помощью скорее рук, чем ног, отца поразила вдруг тревога.

– Сколько лет Его Королевскому Высочеству? – спросил он няню.

– Два года, три месяца и пять дней, если угодно Вашему Величеству.

– Мне это вовсе не угодно, – сказал король мрачно. – Он должен бы быть лучше развит телесно. Не так ли, брат? У тебя так много детей, ты-то должен знать наверное. Не болен ли мальчик?

– О нет, – произнес герцог, бросая многозначительный взгляд няне, которая застыла столбом, донельзя растерянная, со слезами на глазах. – Ничего такого, о чем Вашему Величеству стоило бы всерьез тревожиться. Несомненно, он с этим справится.

– Справится с чем?

– Гм, с некоторой хрупкостью позвоночника, возможно унаследованной от его дорогой матери.

– Увы, она всегда была хрупкой! Но сколько в ней было очарования! Иди сюда, сынок!

И когда принц обратил к отцу свое милое серьезное личико, так похожее на лицо его матери, король улыбнулся и протянул к нему руки.

Но мальчик не пошел к отцу, а пополз. Лицо короля омрачилось.

– Мне должны были донести об этом! Ужасно, ужасно! Бедный принц! Немедля созвать всех лекарей моего королевства!

Явились все целители. Каждый из них высказал свое, отличное от других, мнение, и способ лечения тоже каждый назначил по-своему. Единственное, в чем они все согласились, было ясно и без них: принц, вероятно, ушибся совсем маленьким и повредил позвоночник.

Неужели никто не помнил, как было дело? Увы, нет. Няньки, все как одна, возмущенно отрицали, что такое вообще могло случиться. Но тут няня, та, простая няня из деревни, сказала, что ребенок упал во время крестин. Некстати оказалась столь хорошая память! Все остальные бранили женщину столь нещадно, что не было ей покоя. А вскоре главная няня, что несла ребенка в тот роковой день (а ведь она была троюродной племянницей герцога) расстаралась, чтобы несчастную отослали от двора. И пришлось ей уехать в родные горы, чтобы не покидала их до конца дней, – так было приказано.

Но король обо всем об этом не знал. После того как прошло первое потрясение, когда он понял, что сын не может ходить, он вновь погрузился в свою мрачную отрешенность. Слишком тяжко, слишком грустно! Между тем Его Величество не привык к тяготам.

Он посылал осведомляться о сыне. Ему отвечали всякий раз, что принц благополучен в той мере, в какой этого можно ожидать. Это было правдой. Ребенка долго мучили, пробуя лечить то так, то эдак, сообразно противоречивым советам врачей. Не желая обидеть кого-либо из этих ученых мужей предпочтением, герцог в конце концов предложил предоставить все природе. А природа, самая мудрая целительница, действительно сделала все, что могла.

Да, ходить он не мог, ноги его оставались бесполезными! Но тело мальчика потихоньку обретало крепость и силу. Лицо его с каждым днем все больше напоминало лицо его матери – доброе, ласковое, красивое лицо. Иной раз король, обращая на это внимание, бросал на сына исполненный нежности взгляд, и тут уж, кстати, замечал, как ловко мальчик научился двигаться с помощью рук, – он казался таким же шустрым, как другие дети его возраста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2