Мирза Таги.

Хулистан



скачать книгу бесплатно

Я интересуюсь будущим потому, что собираюсь провести там всю остальную жизнь…

Чарльз Кеттеринг

Книга первая
Гюлистан – страна цветов

Где нет равенства, там неизбежно должно быть лицемерие.

Теккерей

1
Радуга

Абсолютно белое, как и абсолютно черное, кажется каким-то дефектом зрения.

Оруэлл

1

В эту проклятую страну я приехал в первых числах мая – за несколько дней до начала всемирно известного шоу «Обряжение цветами».

Вы наверняка не раз видели это красочное шоу по TV. Его показывают каждый год и вполне заслуженно ставят в один ряд с бразильским карнавалом и амстердамским парадом. И, наверняка, наблюдая это впечатляющее действо по ящику, вы невольно завидовали счастливчикам на трибунах, думая про себя: «Мне бы там оказаться»!

Вот я и решил съездить.


Если бы я только знал, чем обернется для меня эта поездка!..


Но в то время, когда я принимал решение, меня беспокоило совсем другое – расходы.

Авиабилеты, проживание в приличном отеле, услуги персонального гида и прочее – все это было в пределах разумного, я бы даже сказал – существенно дешевле, чем можно было ожидать в богом забытой стране на задворках Европы. А вот подобающее зрительское место на Площади Цветов заказать в Сети оказалось слишком накладно – отпугивали цены, просто астрономические.

Разумеется, подсуетись я на пару месяцев раньше, и цены были бы другие. Но все случилось спонтанно. Мне подфартило сорвать хороший куш на бирже. Вот я и решил куда-нибудь смотаться. Начал обдумывать и остановился на Гюлистане – он как раз входил в моду. Однако платить такие бешеные бабки за чисто созерцательное удовольствие казалось мне все же неразумным – я просто не укладывался в бюджет.

«Да пошли они, эти гюлистанцы, с их неуемной любовью к флористике, – подумалось возмущенно, – если за место придется отвалить 3 000 амеро! За такие бабки я лучше съезжу в Москву и посмотрю кулачные бои на Красной Площади. Или же слетаю в Северную Корею на День Обжорства – тоже, говорят, занимательное зрелище».

И черт меня дернул поделиться своими сомнениями с Джоанной!


– Бобби, ну ее в звезду – Корею! – возразила она неожиданно горячо. – Это только на экране красиво. На самом деле, в реале, все выглядит крайне вульгарно, уж ты мне поверь. А над стадионом так воняет, так воняет!.. Я даже не высидела до конца. А после целую неделю не могла ничего брать в рот, кроме жареных бананов. А на рис так вообще до сих пор смотрю с отвращением. И кулачные бои в Москве – тоже – так себе шоу. Разве что под конец – когда выпускают ряженых медведей.

Так что мой тебе совет: езжай в Гюлистан – не прогадаешь!

– Да слышал я про Гюлистан, слышал. Но ведь дорого! – пытался я сопротивляться.

– Оно того стоит! – активно продолжала агитировать Джоанна. – В Гюлистане ты будешь удивляться на каждом шагу. Это какая-то новая цивилизация! И еще скажу тебе: не покупай билет на шоу в инете. Лучше – на месте, с рук. Иностранцев там любят – гюлистанцы славятся своим гостеприимством. Но при этом стараются обчистить по максимуму. Это и понятно: туризм – главная статья доходов государства. После работорговли, конечно. Так что, если купишь билет на месте, сэкономишь не меньше штуки. Главное – найти гида пошустрее. Я даже могу порекомендовать одного. Зовут Хариф. Настоящий мачо и умница! С ним ты будешь чувствовать себя как у мамаши за пазухой.

– Послушай, малышка, – улыбнулся я снисходительно, – признайся, ты ведь ездила в Гюлистан не на цветочки смотреть, а на великую битву? Всем известно, что гюлистанцы самые неутомимые трахальщики на планете. Если не считать дравидов, конечно.

– Фи! Не вспоминай при мне про дравидов – меня сейчас стошнит! – невозмутимо подхватила шутку Джоанна. – Эти их полуметровые чешуйчатые пенисы, похожие на китайские огурцы, слюнявые рты с гнилыми зубами, мерзкие рожи!.. Это вырожденцы, мутанты! Как ты можешь их сравнивать с милыми симпатичными гюлистанцами? Они такие нежные, застенчивые, послушные… Я вот иногда думаю: а не купить ли мне в мужья гюлистанца? Пора ведь и ребенка заводить. Ты ведь знаешь, что у них чрезвычайно подвижная сперма – одна из самых дорогих на рынке? Но я предпочитаю натуральное зачатие. Да и послушный парень под рукой всегда пригодится.

– А как же наследственность? – спросил я ревниво.

– А что – наследственность? Мне нравятся брюнеты. А в интеллектуальном отношении они не уступят даже японцам. В Гюлистане, чтобы ты знал, обязательное высшее образование! Правда, они немного забитые там. Но, говорят, во втором поколении быстро адаптируются. Очень приспосабливаемый народец.

– Ладно, ты ездила туда за удовольствиями. Я понимаю твои восторги. А мне что там делать с моим вялым членом и тощим задом?

– Но ведь у тебя стоит иногда – на девочек? – лукаво подмигнула Джоанна. – А Гюлистан, чтоб ты знал, та же Малайзия, только ближе. Но они, в отличие от малайцев, хитрее: не поставляют товар на экспорт – специально, чтобы люди ездили в Гюлистан и оставляли там денежки в подпольных клубах.

– Но ведь это удовольствие тоже наверняка недешево стоит? – засомневался я.

– Не дешево, – согласилась Джоанна. – Но есть места, где и товар дешевле, и девочки симпатичнее. Для этого тебе и нужен гид. И на свою задницу кого-нибудь найдешь.

Последняя фраза прозвучала как-то мстительно пророчески. Но я тогда не придал этому значения.


Вечером, все еще обуреваемый сомнениями, я подсел к компу и начал в который раз лихорадочно просматривать информацию по Гюлистану.

«Хрен с ним! – решил я, устав от прокручивания соблазнительных рекламных роликов. – Поеду! В Гюлистане нет ни СПИДа, ни гепатита – большой плюс! Надо только сходить к врачу, за справкой. Хотя тут пишут, что в аэропорту все равно придется пройти тест…»

2

– Уважаемые пассажиры, приветствуем вас в аэропорту столицы Гюлистана Алиабад! Температура за бортом 22 градуса по Цельсию. Просим всех оставаться на местах до полной остановки самолета!

Симпатичная стюардесса еще раз повторила объявление по-русски и гюлистански, после чего пошла по рядам, подбадривая милой улыбкой пассажиров.

– Извините, мисс, – откашлялся сидящий рядом со мной небритый рыжий детина скандинавского типа, – а в вашем аэропорту есть бордель?

Щипаные бровки стюардессы на мгновенье взлетели вверх.

– Вам так не терпится? – улыбнулась она сочувственно. – Не беспокойтесь. В наших аэропортах есть все, что положено. Вот, возьмите, – сказала она и достала из кармашка фирменного пиджачка небесного цвета пакетик с презервативами.

– Очень мило! – осклабился неряшливый викинг. – А вы сегодня вечером свободны?

– Увы! Как раз сегодня я занята. Но если вы задержитесь у нас, – и девушка снова полезла в карман, на этот раз – за визиткой.

Я слегка позавидовал раскрепощенности соседа, наблюдая за тем, как он напряженно засопел, провожая взглядом круглую попу стюардессы.

«Если все гюлистанки такие… – подумал я. – А говорят, они хороши лишь до двадцати трех лет, после чего по закону страны их обязывают вступать в брак и рожать детишек».

Но эта стюардеска была все еще вполне аппетитной, несмотря на несколько перезрелый возраст.


Аэропорт Алиабада ничем особенным не отличался от других столичных аэропортов мира. Так мне показалось вначале. Потом понял – что-то не то. Стал сравнивать – и вскоре нашел ряд существенных различий.

Первое – было очень тихо, непривычно тихо. Обычно в таких местах стоит сумбурный нескончаемый гул, который начинает звучать тем отчетливее и раздражительнее, чем дольше там находишься. Но в огромных залах алиабадского аэропорта стояла внятная, полная достоинства тишина.

Затем в глаза бросилось обилие портретов вождя на стенах и его многочисленные изображения в хромированных лазерных мониторах под высокими потолками. Но это как раз меня не удивило. Я уже был просвещен из своих сетевых изысканий о необыкновенной любви гюлистанцев к их незабвенному лидеру – основателю государства и правящей династии.

А еще через некоторое время, уже получив багаж, аккуратно уложенный в тележку, я заметил улыбки. Все вокруг улыбались друг другу. Причем, персонал аэропорта – гюлистанцы – улыбались совершенно искренне, не скрывая радости от встречи с дорогими гостями и возможности им услужить, а гости – по-всякому: кто недоверчиво, кто растерянно, а кто просто автоматически, не в силах устоять перед обаятельными улыбками добродушных туземцев.

Да что говорить, таможенники – и те завлекательно щерились как сутенеры.


На выходе из багажного отделения теснилась группа встречающих с высоко вскинутыми табличками, на которых были аккуратно выведены имена визитеров. Одним из передних был усатый дядька с заметным брюшком, безжалостно заправленным в провисшие много ниже талии брюки потрескавшимся от длительного ношения кожаным ремнем. Его смуглая залысина игриво отражала радужные огни аэропортовской иллюминации.

«Хариф! – понял я, прочитав свое имя. – Не очень-то он похож на «мачо». Хотя, Джоанне виднее».

Этот тип тоже каким-то образом угадал меня и поспешил навстречу.

– Мистер Ганн? Разрешите помочь!

Толстячок решительно взялся за ручки тележки и энергично покатил ее к выходу.

– Как долетели? – спросил он, когда я снова поравнялся с ним. – Надеюсь, полет был приятным?

– Спасибо. Все отлично, – сдержанно поблагодарил я усача, приятно удивившись по ходу его безупречному английскому.

– Я учился в Бирмингеме. А проходил стажировку в Глазго, – добродушно улыбнулся Хариф.

– На кого, позвольте спросить? – вежливо поинтересовался я.

– Информатика. Я – программист! – ответил он несколько напыщенно.

– А почему же вы?.. – но мне показалось неловким закончить вопрос. Хариф лишь хитро усмехнулся:

– Я вполне доволен своей работой. Я очень люблю работать с людьми!


Мы как раз подошли к большой стеклянной двери. Прозрачные створки разлетелись – и на нас пахнуло свежестью разомлевшей под солнышком травки и густым ароматом весеннего букета цветов.

– Добро пожаловать в Гюлистан, дорогой мистер Ганн! – неожиданно воскликнул гид, пропуская меня вперед. – Уверен, что дни пребывания в моей стране будут самыми незабываемыми в вашей жизни!

Я в недоумении обернулся на громогласное приветствие, несколько более патетичное, чем принято в столь обычных ситуациях. Но сразу и улыбнулся милостиво: лицо смуглого толстячка прямо-таки светилось гордостью за свой прекрасный край и радостью за меня – желанного гостя, получившего счастливый шанс вкусить прелестей здешней райской жизни.

Впрочем, и погода располагала к благодушию.


Открывшийся нашим взорам пейзаж не мог оставить равнодушным своими благостными красками даже меня, видавшего виды туриста. Я с удовольствием глубоко вдохнул ароматного цветочного воздуха и с еще большим удовольствием выдохнул, смачно сплюнув под ноги. Последнее действие вызвало легкую гримасу досады на лице моего гида, промелькнувшую мгновенной тенью в области вздувшегося надбровья и просквозившую тут же в спасительные складки смущенной улыбки. Гюлистанец стыдливо сглотнул и преданно заморгал глазами в ответ на мой вопрошающий взгляд.

Я огляделся внимательней.

День был солнечный, безветренный, прямо как на Гавайях в октябре.

Аэропорт располагался в самом центре обширной долины, окруженной невысокими холмами, переходившими по горизонту плавно изогнутыми линиями в густо-фиолетовые пятна мощных горных кряжей.

Сама площадь представляла собой огромный замысловатый цветник с фонтанами, там и тут метавшими в бирюзовое небо каскады радужно искрящихся водяных струй. Лицезреть это великолепие было, конечно, гораздо приятнее, чем скопление машин на огромных автостоянках, которые обычно устраивают перед аэропортами.

Пешеходные дорожки были вымощены веселой орнаментальной плиткой в красно-сине-зеленых тонах. Покрытие автостоянки и расходящихся от нее веером на запад и восток автобанов лоснилось под ласковым майским солнцем.

Повсюду вокруг – порядок, чистота, безупречный вкус, тонко сочетающий высший шик и утилитарный прагматизм. Сразу чувствовалось, что в этой стране заботятся об удобствах людей, низводя роскошь в ранг естественно необходимого.

Словом, я был впечатлен высокими стандартами. Права была Джоанна: Гюлистан – страна цивилизованная. Здесь все излучало благополучие и надежность.


– А далеко до Алиабада? – спросил я гордо сиявшего Харифа.

– Пустяки – тридцать два километра. Это там, за теми холмами, – указал он на запад. – Алиабад построен на высоте тысячи метров над уровнем моря. Очень живописное место и экологически абсолютно чистое. И дорога в город весьма красочна. Да вы сами скоро убедитесь. Минуточку, я вызову машину, – и он суетливо полез в карман за телефоном.

– А как же тест? – смущенно удивился я.

– Какой тест? – в свою очередь удивился Хариф. – Ах, вот вы о чем! Вам охота терять лишних полчаса?

– Нет, но если положено…

– Ну, вот и славно. Тест пройдете в отеле. Это формальность. Но справку, конечно, лучше иметь при себе в известных случаях, – неожиданно подмигнул толстяк. – А вот и наш автомобиль!

3

Дорога до Алиабада была неописуемо красивой – сплошная лесная полоса по обе стороны трассы. Причем, равномерно насаженные строгими рядами деревья через определенное расстояние сменялись другими видами. Вначале это были тополя, потом дикие каштаны, дубы, лиственницы, а перед самым Алиабадом, когда мы въехали на нашем «Хаммере» на крутой серпантин, заголубели сибирские ели – стройные, все одного роста, словно выставленные на предновогоднюю распродажу где-нибудь в Москве или Хельсинки.

Вдоль дороги, в гуще листвы и хвои, белели порой островерхими шатрами мотели с вынесенными на воздух столиками кофе. Там что-то дымилось, распространяя на сотни метров весьма аппетитные запахи. Если бы Хариф предложил свернуть к одному из дымов и чуть подкрепиться, я бы, пожалуй, не отказался. Но мой гид молчал, благостно сложив руки на своем пухлом животе и, казалось, впал в кратковременную спячку. Наверное, подумал я с сожалением, легкий полдник по дороге в Алиабад не был внесен в программу стандартных услуг.

Пару раз машина переезжала небольшие речки, ласково шелестящие по гладким катышам неглубоких ущелий меж буйно зеленеющих обрывистых берегов. Мосты были отделаны деревом, с искусно украшенными резьбой балясинами и со скульптурами животных на въездах и выездах – горные козлы, барсы, орлы с расправленными крыльями. Выглядело все это немного пасторально, наивно, но в той же мере романтично.

И конечно повсюду, на самых видных местах, величественно высились памятники Вождю.


Впрочем, заметив на очередном повороте очередную статую, я засомневался, почему и обернулся вопрошающе к Харифу.

– Это наш предыдущий Правитель – сын Вождя и отец нынешнего Правителя, – сразу отозвался Хариф с благоговейной серьезностью. – Мы его тоже очень любим и уважаем!

– Я слышал, при нем в стране некоторое время были трудности? – спросил я, воспользовавшись своевременным пробуждением гида.

– Были. У кого их не бывает? Но мы, под мудрым руководством Правителя, достойно с ними справились.

– Это когда закончилась нефть? – не унимался я.

– Да, – чуть суше ответил Хариф.

– И что вы сделали?

– Начали поставлять миру наше главное богатство – людей. Благо, это возобновляемый ресурс. Гюлистанцы очень ценятся на рынке труда. Не может быть, чтобы вы об этом не слышали, – чуть задиристо ответил Хариф.

– Слышал, конечно. На рынке труда высокая конкуренция. Весьма похвально. Весьма благоразумно.


Я замолчал, заметив, как этот тип нахмурился. Мне с самого начала было как-то неуютно с ним. Совсем не таким представлял я себе своего гида. Я ожидал, что он окажется более свойским парнем – фамильярным шутником и нагловатым пронырой, с которым мне будет легко и приятно обделывать свои делишки в стране. А этот Хариф держался, на мой взгляд, слишком официально, что заставляло меня быть все время настороже, чтобы, не дай бог, не обидеть его подчеркнутые патриотические чувства.

И чего нашла в этом потрепанном толстяке Джоанна?


– Кстати, вам привет от Джоанны. Она вас помнит, и отзывалась весьма лестно, – состроил я любезную улыбку.

– Джоанна? – загорелся неподдельным восхищением гид. – Эта девушка – просто супер! Мы ведь с ней до сих пор переписываемся. И мне она тоже много чего доброго рассказала о вас. Будьте спокойны, Бобби! Можно вас так называть? Ради Джоанны я сделаю для вас все возможное и невозможное. Вот приедем в город, вы немного отдохнете, освоитесь, а потом я полностью к вашим услугам!

– А билет на праздник сможете достать?

– А как вы думаете? Чтобы я, да не достал билет для приятеля Джоанны?.. Будет вам билет! И все будет – по первому классу!

Он снова подмигнул мне, этот вдруг оживившийся толстяк.

– Вот и отлично. А я вас отблагодарю, как следует.

– Ну, зачем же так? – жалостливо скривил рожу Хариф. – Деньги – разве это главное меж друзьями? Заплатите за меня стандартную ставку в турагентство, как полагается, а остальное мы как-нибудь уладим сами. Договорились?

И он протянул мне свою пухлую руку, которая оказалась неожиданно мускулистой и горячей.


Город начался пугающе неожиданно – черно-красным шлагбаумом и белыми касками дорожной полиции.

В этом месте дорога расширялась до шести полос, каждая из которых вела под крышу серебристого ангара.

«Таможня что ли у них тут?» – удивился я и несколько забеспокоился, сразу подумав, нет ли среди моих вещей, не приведи господи, чего-нибудь недозволенного? Но почему вдруг здесь, в самом центре страны, при въезде в столицу установили таможню?

Я глянул вопросительно на своего попутчика, но он выглядел совершенно беспечно – даже что-то фальшиво насвистывал, глядя в окно.

Потом я увидел промелькнувших среди деревьев людей в маскировочной форме и с автоматами в руках. А затем – о, ужас! – массивный корпус танка, стоявшего на полянке с незачехленным стволом, направленным прямо на дорогу!

– Извините, но ведь это – «Леопард»? – не выдержал я.

– «Леопард»? – деланно удивился Хариф. – Может быть. Я, знаете ли, не очень разбираюсь в военной технике.

– Но зачем он здесь стоит?! – возопил я.

– А где же ему еще стоять, как не перед въездом в столицу? – невозмутимо ответил гид. – Разве вы не знаете, что Гюлистан находится в состоянии войны с Раменией? Вот уже почти семьдясят лет!

– Я слышал что-то такое, однако… – неуверенно протянул я.

И действительно, я стал припоминать какие-то смутные слова, фразы о некоем инциденте между двумя соседними государствами. Но со словом «война» они как-то не очень вязались.


– Три миллиона беженцев! Двадцать пять процентов оккупированных территорий!.. Неужели ничего не слышали?! – с явным укором в голосе воскликнул Хариф.

Я лишь беспомощно пожал плечами.

«Угораздило же меня приехать в страну с тлеющим военным конфликтом! – подумалось лихорадочно. – А вдруг – начнется?.. И Джоанна, эта дура, почему она меня не предупредила?!».

– Да не беспокойтесь вы так! – сразу начал успокаивать меня Хариф. – В данный момент активные боевые действия не ведутся. Так, постреливают иногда, чтобы эти рамяне не забывались. Но фронт находится далеко. К тому же, вокруг столицы расквартированы две отборные бронетанковые дивизии. А сама столица плотно прикрыта системой ПВО. Самой совершенной в Европе, между прочим!

От его слов веяло бравадой бывалого солдата – и я сразу почувствовал себя рядом с ним зеленым необстрелянным новобранцем.

– И вообще, – продолжал разглагольствовать толстяк, – мы, гюлистанцы, терпеливый народ, и предпочитаем решать конфликт миром. Правда на нашей стороне! И мы уверены, что рано или поздно международное сообщество осознает этот элементарный факт и категорически потребует от правительства Рамении очистить территории! Но если, вдруг!..


В этот момент в окно нашего автомобиля вежливо постучался улыбчивый полисмен. Шофер приспустил стекла и Хариф вальяжно протянул офицеру удостоверение, сказав что-то по-гюлистански и кивнув при этом в мою сторону.

Офицер улыбнулся еще шире и выдал на ужасном английском:

– Welcome in Gulistan, Mister!

После чего быстро что-то добавил, обращаясь уже к шоферу и указывая куда-то вперед.

Шофер тут же стал выруливать на свободную от машин первую полосу и проехал по ней до ангара № 1, где и пристроился к шикарному «BMW». Здесь Хариф вышел из автомобиля и прошел к стеклянной будочке, где сидело два полицая. О чем-то быстро переговорил с ними, что-то суетливо сунул в руки – и уже через пару минут, вполне довольный, снова устроился рядом со мной на кожаное сидение.

Проезжая ангар, мы даже не притормозили. Документы мои не проверили, багаж не осмотрели. Сонная улыбка молодого солдатика с автоматом, стоявшего на обочине, – и мы помчались дальше.

– Хотите выпить? – небрежно предложил Хариф, и приоткрыл дверцу бара.

– Пиво, виски?.. Рекомендую местную водку «Игит». Идет на экспорт, даже в Россию!

– Виски, пожалуй, – выдавил я, слегка обескураженный всем произошедшим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12