Мирослав Минк.

Ведьма



скачать книгу бесплатно

Проснувшись, Анна не могла сразу вспомнить, как она оказалась на пустыре, и что с ней произошло. Но мгновение спустя яркая краска залила ее лицо. Ей стало настолько стыдно, что она машинально одернула платье и подогнула под себя ноги, пряча колени под тканью одежды. Ей казалось, что весь мир видел все и продолжает смотреть на нее. Она вспомнила про таинственных, невидимых живых существ. Девочка опять оглянулась, в испуге вскочила, сорвалась с места и побежала к дому.

Возвратившись, домой Анна долго ходила с опущенными глазами и не смотрела на родителей. Овладевшее ею новое чувство, чувство стыда, не исчезало. И она дала себе слово, что больше подглядывать не будет.

Однако вечером, перед сном, Анну опять охватывали неясные желания. Вот, лежа в постели, она закрывает глаза и пробует вообразить себя обнаженной, в чьих-то объятиях. Но видение то усиливается, то пропадает. Тело девочки ломит и выкручивает, и она так и засыпает, но уже беспокойным, прерывающимся сном.

После всего случившегося Анна определенное время пребывала в состоянии постоянного волнения и неудовлетворенности.

Как-то, уединившись в спальне, она опять вспомнила увиденное ею. В забытье, Анна неосознанно опустила руку вниз живота. Не поднимая юбки, она пальцами нащупала маленький бугорок в верхней части ложбинки смыкающихся створок половой щели и от этого прикосновения ее пробила дрожь. Девочка, раскрасневшись, теряя контроль, начала энергично массировать промежность, которая стала влажной и горячей. Постепенно, теряя ощущение пространства и времени, она, закрыв глаза, полностью отдалась новым, до сих пор неизведанным, чувствам.

Вдруг на ее плечо легла чья-то ладонь. Встрепенувшись в испуге, Анна замерла и нерешительно повернула голову.

За ее спиной стоял отец. Но его взгляд был не обвиняющий, а как бы сожалеющий.

– Не делай так больше. – Сказал Олег. – У тебя впереди – настоящая, большая любовь. А человек, который просто уступает телу, подпадает под власть незыблемых законов Вселенной, управляющих стихиями страстей и делается их жертвой. Это очень жестокие законы, особенно здесь, на Земле. Этот человек обречен на постоянное беспокойство и смятение.

Больше он ничего не сказал, и больше не говорил с Анной об этом случае.

Но даже этих слов было достаточно, чтобы на несколько месяцев повергнуть ее в совершенно разбитое состояние. Однако ее неудовлетворенность почему-то улетучилась, а когда время от времени и возвращалась, Анна старалась быть более осторожной и если уединялась, то так, что уже никто не мог ей помешать.

ПЕРВЫЙ ОПЫТ

Окончив гимназию, Анна поступила в колледж. Подруг и друзей у нее не было, с девочками она не сходилась, а мужчин, которые были старше ее, она боялась. По-видимому, это было связано с тем, что она знала о беременности. Во всяком случае, как не влекло ее к мужскому телу, страх перед неизвестностью побеждал желания. Больше всего, при этом, она опасалась, что при близости мужчина будет вести себя не так, как она это себе представляет, ведь никакого опыта у нее не было.

Это внутреннее метание вконец измучило бы ее, если бы вдруг у нее не родилось свежее решение.

Однажды ее родителей не было дома и Анна, открыв книжный шкаф, окинула взглядом верхние полки, где находились книги отца.

Она хорошо помнила про то, что он говорил о таинственных возможностях мышления, благодаря которым энергия, заключенная в мысленных образах, передается другим живым существам, в том числе животным и людям, сохраняется и усиливается в них.

Поднявшись, как танцовщица, на кончиках пальцев, Анна достала стоявшую с краю, на предпоследней полке, средней толщины книгу, привлекшую ее внимание красивым, золоченым переплетом. «Эманация психической энергии» – прочитала она – «Исследования доктора Н.Г.Котика. Москва, 1907».

Анна быстро открыла, наугад, первую попавшуюся страницу и прочитала: « … мозг человека есть неистощимый источник космической силы и качеств, самых утонченных, которые им извлекаются из низшей животной энергии…, ключ таинственного могущества: замышлять и материализовывать в видимом мире образы, которые воображение создает из космической материи.»

Прочитав еще немного, Анна подумала: «Это то, что мне нужно. Я научусь пользоваться космической силой, чтобы управлять окружающим миром при помощи мыслей! Тогда я стану самой счастливой!»

Спрятав книгу под кофточку, она закрыла шкаф и убежала к себе в комнату.

Несколько последующих дней у нее заняло внимательное прочтение книги.

"С чего начать? С чего начать?" – напряженно думала девочка.

И тут у нее родилась еще одна новая идея. «Да!» – решила Анна, оперируя новыми для нее категориями. – "Нельзя объять необъятное, нужно ограничить поле концентрации мыслительной энергии.»

Достав из ящика письменного стола путеводитель по городу, она раскрыла его на странице, где была изображена карта того района города, в котором она жила с родителями. Подойдя к кровати, Анна подняла подушку и подложила раскрытый на нужной странице путеводитель, под нее. Сама же, раздевшись, нырнула под одеяло, закрыла глаза и поудобнее положила голову на подушку.

Сделав усилие, она сначала попыталась представить себе космическую материю, из которой она собиралась материализовывать свои мыслеобразы. Вначале у Анны ничего не получалось, она то видела рассеянный свет, который струился неизвестно откуда, заполнял все вокруг, то вдруг, она вся погружалась в темную черноту, которую, казалось бы, можно было даже потрогать. «Может это и есть эта, так необходимая материя?»– Подумала Анна и начала мысленно лепить из воображаемого густого тумана желаемые образы.

И тут, у нее, как будто, начало получаться. Мир вокруг нее, казалось, ожил. Она даже забыла, где находится. Как будто подвешенная в состоянии невесомости, она вдруг начала замечать, как сгустки определенной ею материи формируются, принимая знакомые очертания, и превращаются в мотыльков, бабочек, жучков и паучков. Одни насекомые зарождались, казалось бы, из ниоткуда, другие тут же пропадали, в окружавшей ее необъятной безграничности. Но все вокруг двигалось, жило. Что же было самое для нее неожиданное и страшно рассмешило, так это то, что некоторые из рожденных в ее видениях насекомых занимались любовью. Маленький жучек вылизал на большего жучка, а одна стрекоза на другую.

"Почему насекомые?» – задала себе вопрос Анна и тут же, глубоко вздохнув, сама на него ответила – «Наверное, на большее достижение я еще не способна.»

Другим вопросом, который ее мучил, был вопрос о материализации. Однако, как оказалось позже, окружающий ее мир, в том числе и материальный, от ее упражнений действительно пришел в движение.

Она поняла это, когда несколькими днями спустя, прогуливаясь после окончания занятий по парку, на окраине города, она заметила на скамейке незнакомого молоденького мальчика. Мальчик был красивый, и на вид ему было лет восемнадцать.

Пройдя мимо и как бы случайно обернувшись, Анна встретилась с ним взглядом. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством и тогда ее неясные желания стали настолько яркими и осязаемыми, что, оторвав от него свой взгляд и пройдя по инерции еще несколько шагов, она резко повернулась и опять пошла в его сторону.

Их глаза опять встретились. Анна, набрав полную грудь воздуха и решительно собравшись, приблизилась к скамейке.

– Можно присесть? – с наигранной скромностью спросила она.

– Пожалуйста. – Нерешительно подвигаясь и уступая место рядом с собой, ответил он.

Они разговорились. Его звали Сергеем. Ему действительно было восемнадцать лет. Незаметно разговор перешел в интересующее ее русло.

– Какие у тебя узкие джинсы. – Заметила она, игриво опустив взгляд на выпуклость у него между ног. – Они тебе не мешают?

Она непроизвольно перевела взгляд на его лицо и весело посмотрела в глаза.

– Ведь бывает, что он у тебя поднимается? – продолжала она, не обращая внимание, на произведенное ее словами смущение Сергея.

«Что я говорю?» – в ужасе, сопровождаемом стыдом, вдруг подумала Анна, но остановиться уже не могла.

– Да это тебе не интересно, – опуская глаза, как будто нехотя ответил он. Но в действительности тема разговора его заинтересовала.

– Он у меня очень чувствительный, но джинсы не мешают. – Добавил он, исподлобья посмотрев на Анну.

– А ты его часто трогаешь. – Не унималась девочка.

– Если я его буду часто трогать, он все время будет подыматься. – Ответил, смелея, Сергей. – А когда он подымается то всегда хочется мастурбировать. Я часто мастурбирую, потому что это приносит облегчение. Это как сходить по маленькому, но только больше удовольствия.

– А хочешь, я тебе помогу? – загадочно спросила Анна, глубоко дыша и все больше удивляясь своей смелости и развязности.

Ее сердце чуть не выскакивало из груди, а тело напряглось в ожидании неизведанного, но, казалось бы, долгожданного момента.

– Не знаю. Я не думал. – Краснея, но с нескрываемой заинтересованностью во взгляде, ответил он.

– Давай найдем подходящее место! Прямо сейчас! – она положила свою ладонь на его запястье и легонько пожала.

Они встали со скамейки, и пошли вглубь парка. Со стороны Анна была похожа на его старшую сестру.

– Вот здесь! – потянула она его в густые заросли, тянувшиеся на несколько десятков метров.

Раздвигая ветви, стелившиеся до земли, они пробрались в центр посадки и удобно устроились на толстом, мягком ковре из опавших листьев и пробивающихся сквозь них нежных стеблей зеленеющей травы.

– Подожди! – тихо произнес Сергей, по-видимому, еще стесняясь, привстал, опираясь на колени.

Он опустил руки, стараясь расстегнуть пояс. Но ладонь Анны опять легла на его руку, останавливая движение мальчика.

– Не торопись. – Ласково проговорила она, легонько толкая его другой рукой на траву. – Ляг и расслабься.

Сергей послушно, раскинув ноги в стороны, растянулся во весь рост.

– Закрой глаза! – продолжила Анна, поймав недоумевающий, но покорный взгляд.

Как только веки Сергея сомкнулись, Анна пересела поближе и быстро расстегнула пояс на его джинсах. Затем, потянув вниз собачку молнии, она освободила начинавший набухать под плавками половой орган.

С интересом рассматривая, кок увеличивается в размерах его пенис, она осторожно дотронулась до него рукой, ощутив под пальцами пульсирующую твердость.

Мальчик вздрогнул. Он начал осознавать, что эрекция, вызванная действиями новой знакомой, доставляет ему большее удовольствие, чем-то, которое возникает, когда он действует самостоятельно. Его ощущения стали более чувственны, и в них появился отсутствующий, до сих пор, эротизм. Он открыл глаза и с мольбой посмотрел на девочку.

– Ну что, мой хороший? – спросила Анна, поймав его взгляд.

– Я хочу увидеть тебя. – С боязнью, что получит отказ, нерешительно ответил он.

На мгновение она задумалась. Но, вспомнив, как в похожей ситуации, решительно срывали с себя одежду ее мать и отец, она привстала на коленях.

– Смотри! – уверенно сказала она.

Захватив обеими руками края платья, она медленно стала их приподнимать. Платье поднималось все выше и Сергей, внимательно следя за ее движениями, жадно вглядывался в обнажающуюся округлость нежнорозовых бедер. Из-под платья показался холмик, просвечивающийся темнотой сквозь светлые, прозрачные трусики. За ним показалось углубление пупка, затем ослепляющей белизны лифчик и острые кончики вырвавшейся из-под него груди. Вскинув руки кверху, Анна одним движением вынырнула из платья.

– Как ты хочешь меня увидеть? Так? – она повернулась к Сергею вполоборота и, встав с колен, расстегнула застежку на спине.

Лифчик упал к ногам мальчика, который, как завороженный, выпучив глаза, ловил неповторимость изгибов ее тела.

Освободившись, наконец, и от трусиков, Анна опять приблизилась к уже привставшему Сергею и опять уложила его на траву. Увидев ее обнаженной, он, не отрывая взгляда от девичьего тела, машинально запустил руку себе под плавки и, вынув устремленный вверх фаллос, начал мастурбировать.

– Дурачок! – остановила его Анна, опять присев возле него на колени.

Она нежным движением отстранила его руку и, опустив ему джинсы ниже колен, начала мастурбировать его сама, неловко перекинув свою ногу через распластавшееся туловище, выгнувшись и раздвинув свои ноги так, чтобы он, не вставая, мог видеть всю прелесть ее промежности.

Сергей дрожал всем телом. От небывалого доселе удовольствия, он положил руки на ягодицы девочки. Одна его рука скользнула вниз, под ягодицы и он пальцами ощутил влажную теплоту и нежность раскрывшихся лепестков, обрамленных кучерявыми, тонкими волосиками. От неожиданной ласки, которой она не могла сопротивляться, тело Анны расслабилось и она, прижавшись грудью к его животу, быстрее задвигала рукой, сжимавшей его горячий стебелек.

Вдруг мальчик весь напрягся, его член в руках Анны дернулся с необычайной силой, и в ее лицо ударила мощная теплая струя мутноватой, белой, киселеобразной жидкости с резким, но приятным запахом.

Никак не ожидая такого исхода, Анна, которая готовилась поймать головку члена своим ртом, испугано отпрянула и, не отнимая руки от продолжавшего содрогаться пениса, другой рукой попыталась обтереть лицо. Сперма попала ей на губы и опьяненная пряным вкусом, она неосознанно облизала их.

Но Сергей как-то сразу потерял интерес к происходящему и, приподнявшись, начал натягивать джинсы.

– А ты не очень-то общительный. – Немного обидевшись, заметила Анна, нагибаясь и поднимая разбросанные вещи.

– Извини. – Как бы очнувшись, нерешительно промолвил смущенный мальчик.

– Хочешь, будем встречаться? – натягивая через голову платье, предложила девочка. – Запиши телефон.

Он охотно сунул руку в карман за ручкой и блокнотом.

– А как ты оказался в парке? – вдруг осенило Анну.

– Вообще то я тут в первый раз. – Ответил Сергей. – Окончились уроки, домой идти не хотелось. И тут, что-то потянуло меня в парк «Неужели получилось?" – подумала Анна и с еще большим интересом посмотрела на мальчика

Они встречались больше года, пока родители Анны не переехали в Москву, забрав и ее с собой.

ЛЮБОВЬ

Переехав в Москву, Анна долго не могла привыкнуть к новым условиям.

Здесь, на новом месте, что-то тяготило ее. Она вообще была немного замкнута, а тут у нее не было не то, что друзей, а даже просто знакомых.

Она поступила в местный медицинский университет на факультет психологии и, хотя никогда не забывала о своем первом опыте соприкосновения с тайнами телепсихии и теургии, на время забыла о нем и прекратила даже думать о невидимом мире. Сексуального опыта у нее тоже не прибавилось. С одной стороны, не было вдохновения. С другой стороны, много сил отобрало окончание колледжа и поступление в университет. Правда Анна считала, что приобретенный опыт использования тайных знаний помог ей и здесь, но возобновить свои занятия в том душевном смятении, в котором она находилась, не решалась.

Но вот началась учеба, и она постепенно вошла в четкий, размеренный ритм студенческой жизни. У нее появились минуты отдыха и возможность расслабиться. И Анна опять вспомнила о своих опытах.

Продвигаясь все дальше в познании колдовских наук, она познакомилась с работами Дюрвиля. Ее очень заинтересовало его учение об астрале и ей импонировало сравнение последнего с электричеством. Пробуя воспроизвести опыты великого мага, Анна старалась выделить положительное и отрицательное начала животного магнетизма, которые, подобно электрическому току, по ее мнению, находятся в постоянном замкнутом круговом движении в окружающем нас мире.

Используя солнечные лучи и красный цвет, она аккумулировала положительные лучи астрала, а затем, ночью, молясь на луну в голубом свете ночника, пыталась уравновесить их с негативными лучами вечнобледного небесного светила.

Одновременно она начала готовить разные снадобья и использовать заговоры, и пробовала пользоваться ими.

Девушка не оставила свою первоначальную мечту овладеть искусством магического воздействия на окружающий мир и ей казалось, что она на правильном пути.

Однажды вечером, когда уже стемнело, произнося заклинания и молитвы, она, как бы по подсказке неведомого существа, выдернула из своего чулка длинную нить. На столе перед ней лежала сорванная днем ветка тополя. Перевязав ветвь чулочной нитью, она положила ее у изголовья.

За окном стало совсем темно. Раздевшись и оставшись абсолютно обнаженной, Анна стала на колени перед подвешенным у кровати амулетом, подаренным ей отцом и закрыла глаза, в полутрансе, произнесла заученные заранее слова заклятия:"Балидеф, Асалби, Абумалеф!" Это заклинание она вычитала в старинном сборнике деревенской магии, к которой у нее тоже появился интерес.

Утром она проснулась с усиленным биением сердца. Ей приснился удивительный сон. Горы, покрытые белым, сверкающим снегом. Она катается на лыжах. Вот она несется вниз по крутому спуску и вдруг, из-за громадной каменной глыбы, следом за ней несется красивый юноша. Вот он поравнялся с ней, и поворачивает свое лицо. Анна видит прямой, чуть курносый нос, глубоко посаженные, серо-голубые глаза, светлые брови. Он улыбается ей, и она неожиданно испытав необъяснимое удовольствие, тоже отвечает ему улыбкой. Они скатываются со склона почти одновременно и девушка просыпается.

Анна напрягла память. Где-то она уже видела это лицо, этот твердый, немного упрямый взгляд. И вдруг она вспоминает. Да она видела его в городской библиотеке, но только мельком. Уже тогда он чем-то привлек ее внимание, но она очень торопилась и не придала этому факту особого значения.

"А если мы больше не встретимся?" – в испуге подумала Анна, представляя огромный город, в котором где-то живет тот, с кем ей теперь так хотелось бы увидеться. Но она бросает взгляд на подушку, поднимает ее и видит примятую ветвь тополя. "Нет!"– Тут же, про себя, отрицает она. – "Мы обязательно встретимся!"

Как оказалось позже, ее опасения действительно были напрасны. Уже на следующий день после произведенного ритуала, Анна увидела его снова. Антон, так звали таинственного, приснившегося ей незнакомца, учился в отличие от нее в техническом университете.

Она сама подошла к нему, когда он, стоя возле окна, с интересом просматривал какую-то книгу.

– Можно поинтересоваться? – Предварительно извинившись, скромно спросила Анна, которая, казалось бы, боялась вспугнуть молодого человека, который как чудное видение, стремительно возник в ее жизни.

– Пожалуйста. – С нескрываемым удивлением Антон посмотрел на девушку.

Сделав вид, что внимательно изучает книгу, Анна незаметно следила за новым знакомым. Она сразу заметила недоумение на его лице, но одновременно с этим, в его облике присутствовало почти детское любопытство, с которым он изучал ее, совершенно не стесняясь и бесцеремонно разглядывая с головы до ног.

"Ощущение – проводник жизни. Анри Пьерон." – Прочитала Анна на титульном листке.

– Да, вы я вижу, не сторонник субъективизма, так, по-моему, называется это течение психологии. – Заметила девушка, хитро улыбаясь.

– А может, мы сперва познакомимся и перейдем на "ты"? – По-видимому, оставшись довольным беглым осмотром незнакомки, предложил, не ответив на ее вопрос, молодой человек. – Позволь представиться, меня зовут Антон.

Анна сразу поняла, что в данный момент вопросы психологии интересуют его уже гораздо меньше, чем минутой раньше. Ей это льстило, однако она решила не форсировать события.

– А меня зовут анной. Я недавно в Москве, учусь в медицинском. – Представилась она и тоже перешла на "ты". – Так все же, чем тебе не нравится субъективизм? Ведь если безоговорочно принять противоположную точку зрения, то многообразие окружающего нас мира станет абсурдом, нереальностью. Только субъективное восприятие, обусловленное отличием условий жизнедеятельности и особенностями восприятия конкретного субъекта, не похожее на восприятие его соседа, дает возможность получать обществу такое многообразие промышленного и культурного продукта, с которым мы сталкиваемся в повседневности.

– Ну не знаю даже, что и ответить. – По-видимому, не ожидая такого натиска и находясь под впечатлением весьма соблазнительных форм собеседницы, пошел на попятную Антон. – Какую же вы предлагаете альтернативу?

– А вот, например, знакома тебе концепция Р. Декарта? Она меня, как будущего психотерапевта, более удовлетворяет. – Быстро сориентировалась Анна. – Особенно его понимание психофизиологического взаимодействия.

– Ты имеешь в виду точку зрения, согласно которой сознание и его так сказать телесный субстрат в виде, например, нервной системы, представляют собой два самостоятельных начала, которые находятся в постоянном взаимодействии, но никогда не объединяются в одно целое?

– Вот именно! – Обрадовавшись установившемуся взаимопониманию, воскликнула Анна и, вспомнив понравившуюся цитату из какого-то древнего трактата, добавила. – Ведь сознание человека вообще не может быть предметом исследования, поскольку нельзя исследовать то, о чем мы не имеем ни малейшего представления. Мы можем исследовать мозг, нервную систему, но никак не сознание. А, исходя из этого, мы можем рассматривать психику как совокупность реакций организма в целом или отдельных его систем на внешние раздражители. Даже для очень похожих субъектов, если внешние раздражители будут значительно отличаться, различие в психических реакциях еще не будет говорить о различиях в их психике.

– Впечатляет! – Застыв в некотором смятении, еле выговорил Антон. – Мне, наверное, будет сложно с такой же ясностью изложить свою точку зрения, но я попробую.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3