Мири Каф.

Ричи Триппер. Хамский секса фон в небесной прихожей



скачать книгу бесплатно

На четвертом этаже поселилась не менее странная, по мнению обывателей, семья: темноволосый мужчина Александр с карими глазами и светлой кожей, его смуглая, но при этом блондинистая жена-осетинка по имени Джульетта да двое маленьких детей. Ребятишки взяли от внешности родителей самые характерные черты – похожая на ангела Алиса была светловолоса и светлокожа, а темноволосый мальчик по имени Дэн внешностью походил на дьяволенка. Можно было подумать, что мальчик вобрал в себя всю «темную» сторону родителей, в то время как девочка олицетворяла собой их «светлую» часть. Девочка была необычной с рождения. В роддоме медсестры именовали ее не иначе, как «ангелочком», так как она появилась на свет с длинными светлыми волосами, а ее ярко-зеленые глаза излучали неземное сияние.

Встреча этих двух семей в лифте непременно сопровождалась детской перепалкой. Ребятня не стеснялась в выражениях, и слово «обезьяна» было далеко не самым обидным среди оскорбительных эпитетов. Как это ни странно, самые жестокие из всех видов человеческих существ – именно дети. Вероятно, крошечные создания, наполненные природным эгоизмом, еще не осознают природу милосердия. Маленькие любят подражать взрослым, они впитывают все, словно губка, и особенно внимательны к явлениям, которые представляются им нестандартными, необычными, выпадающими из привычного обихода и логики. Таким системным сбоем в глазах детей, особенно советских детей, был Ричи Триппер.

После одной из таких перепалок Джульетта впервые отругала своих детей. До этого момента она не решалась прибегать к такому жесткому воспитательному методу. Когда дети немного отошли от шока, Джульетта, с присущим ей тактом и терпением, объяснила детям на доступном языке, что им не следует обзывать мальчика Ричи, которого и так ждет непростая судьба в советской стране.

Ричи Триппер. Детство

И там, где нет людей, старайся быть человеком!


Маленький Ричи Триппер не ходил в детский сад, мама была категорически против, несмотря на его огромное желание общаться с другими детьми. Отец вот уже год как уехал в Африку, и от него не было никаких вестей. Мать уходила на работу, а Ричи оставался со своей бабушкой Аней, которая, как думалось мальчику, его почему-то недолюбливала. Надо сказать, что бабушка была очень строгой женщиной и каждый раз строго выговаривала внуку за его чрезмерную активность. Ричи не любил сидеть дома, а бабушка не хотела с ним гулять – она стеснялась своего «черного» внука и лишний раз не хотела появляться в его компании на людях. Когда вечером приходила мама, они вместе с Ричи ходили гулять в лес. Однако в вечернее время детей в лесопарке не было, и поиграть, к огорчению мальчика, ему было не с кем.

В один из дней Ричи повезло, впрочем, так ему тогда казалось. Бабушка не смогла остаться с внуком, и он был предоставлен сам себе. Мальчик самостоятельно открыл входную дверь и, прихватив с собой зажигалку матери, которая в последнее время нещадно курила, – бегом по лестнице спустился с седьмого этажа и выскочил на улицу.

Ричи внезапно почувствовал свободу, и, не переводя дух, несколько раз пробежался вокруг дома. Вдруг рядом с детской площадкой он увидел двух мальчиков, которые играли в мяч.

Ребята были немного постарше и, что удивительно, увидев Ричи, не стали обзываться. На самом деле мальчики были из семей дипломатических работников, успели попутешествовать по миру – внешность Ричи не вызывала у них удивления. Они сами предложили ему поиграть в мяч, и Ричи с удовольствием присоединился к игре.

Троица веселилась как будто целую вечность, мяч отскакивал от стенки и с огромной скоростью летал в разные стороны, в том числе в проходящих мимо взрослых. Ричи играл наравне с мальчиками, несмотря на большую разницу в возрасте, ничуть не уступал им. Компании у него не было, и ему хотелось подольше поиграть со случайными приятелями.

Но вот родители стали зазывать мальчишек домой, тогда Ричи попытался найти повод подольше с ними остаться. Рядом с детской площадкой стояла огромная бочка с краской, и Ричи предложил мальчишкам ее поджечь – на беду зажигалка лежала у него в кармане. Мальчикам понравилась идея, и они с энтузиазмом приступили к ее реализации. Для этого им понадобились вспомогательные средства в виде валяющихся неподалеку обрывков бумаги и сухих веток, но краска никак не поддавалась огню. Наконец, после серии бросков горящей бумаги в бочку с краской, послышалось слабое шипение. Ричи подошел поближе, чтобы понаблюдать за процессом горения, а мальчики остались стоять в стороне. В эту минуту Ричи было весело – он был вполне доволен своей затеей и еще не знал, чем обернется в дальнейшем это веселье.

Через мгновение раздался сильный взрыв, мальчишек обдало горячей волной, одежда на них загорелась. Вокруг мгновенно собрались люди, кто-то старался помочь ребятам, кто-то – потушить пожар. К несчастью, мальчишки были перепачканы краской, поэтому сбить пламя было непросто. Подключился весь двор, мальчиков накрыли одеждой и, как бочки, прокатили по земле. Через несколько минут огонь был потушен, детей удалось спасти, но их тела навсегда остались изуродованы, а лица – обезображены. Приехала скорая помощь, мальчиков увезли в реанимацию в бессознательном состоянии. Матери Ричи не оказалось дома, и его вызвалась сопровождать Джульетта, мама Алисы и Дэна.

Отражение

Стекло не отражает душу. Глаза лишь зеркало души.


Ричи очнулся от прикосновения чьей-то руки, медленно открыл глаза – вокруг него были белые стены. Он не сразу вспомнил, что произошло, постепенно стал приходить в себя и ужаснулся от своих воспоминаний. Рядом с собой он увидел тетю Джульетту. Та участливо смотрела на мальчика своими изумрудными глазами и что-то ласково по-матерински шептала. Боль пронизывала все его тело, Ричи внезапно захотелось посмотреть на себя в зеркало, но одновременно он боялся увидеть неизбежное. Отражение, как он и предполагал, оказалось безутешным. На мальчика из зеркала смотрело настоящее чудовище. Половина лица, обе руки и правая нога были похожи на рубленое мясо, губы скривились в зверином оскале, правый глаз полностью заплыл, а верхнее веко приобрело багровый оттенок. Ричи расплакался и уткнулся в подол тети Джульетты. «Теперь мне придется жить еще и с этим», – подумал он.

Сон Алисы

Не отвергай отличие от догмы, посылом недостаток может стать свободы!


Алиса проснулась посреди ночи от собственного крика. В комнату прибежала Джульетта и крепко обняла дочку. Последнее время Алису мучали ночные кошмары, что не могло не беспокоить мать.

– Что тебе приснилось на этот раз, доченька? – спросила Джульетта свою маленькую крошку. От ужаса девочка дрожала всем телом, ее глаза блестели, в этот момент она была похожа на маленького перепуганного котенка.

– Мамочка, мне приснился очень страшный сон! К нам в дом пришло жуткое чудовище, которое ело из моей тарелки, а потом превратилось в моего брата Дэна! – всхлипывая, ответила Алиса.

Девочка в ужасе озиралась по сторонам, как будто чудовище из сна было где-то рядом.

– А что, это чудовище хотело тебя обидеть? – мягко спросила Джульетта. – Она пыталась найти слова, чтобы успокоить Алису.

– Вроде нет, мамочка! – ответила Алиса, вспоминая подробности своего сна.

– Тогда тебе нечего бояться, – спокойно сказала Джульетта.

– Иногда чудовища напуганы больше, чем мы! А под некрасивым телом может скрываться доброе сердце. Помнишь сказку про Красавицу и Чудовище?

Алиса ничего не ответила, но кивнула головой в знак согласия. Джульетта покачала дочку на руках и, после того, как Алиса уснула, аккуратно уложила ее в постель.

Знакомство

Легко друзей врагами сделать, труднее превратить врагов в друзей!


Отец Ричи погиб на войне – так ребенку сказала его бабушка. Мама после этого стала часто болеть и вскоре ее поместили в лечебницу, так что мальчик уже три месяца ничего о ней не слышал. Ричи теперь жил с бабушкой, но она постоянно уходила, и ему часто приходилось оставаться дома в одиночестве. Так было и в этот день. Солнце уже зашло за горизонт, на улице стало темно, а бабушка все не приходила. Мальчику стало страшно, он включил свет во всех комнатах и на кухне и стал прислушиваться к каждому шороху. Раздался звонок, Ричи побежал открывать дверь, ожидая увидеть бабушку, но на пороге стояла тетя Джульетта. Мальчик от разочарования даже не поздоровался с ней. Однако соседка не обиделась, а так ласково, так участливо посмотрела на него, что ему стало неловко. Ричи была неприятна жалость, к тому же он не хотел, чтобы видели его слезы.

– Ричи, как твои дела, где Анна Владимировна? – спросила Джульетта. Соседи сказали ей, что за мальчиком никто не смотрит, и он постоянно сидит дома один.

– Бабушка еще не вернулась домой! – печально ответил Ричи, от досады ему еще больше захотелось плакать.

Он с трудом сдерживался, а поэтому хотел, чтобы Джульетта поскорее ушла. Она же вовсе не собиралась уходить, еще в больнице она решила взять на себя заботу о мальчике и теперь пришла за ним. Соседка ласково спросила:

– А ты не хочешь пойти к нам? Я сделала осетинские пироги, бабушке можем оставить записку, что ты у нас, чтобы она не волновалась!

Мальчик вначале неуверенно попятился назад, но после раздумий все-таки решил принять приглашение – ему совсем не хотелось снова оставаться в одиночестве. У Джульетты же, напротив, не было никаких сомнений на его счет. Оставив на клочке бумаги короткую записку для бабушки, Джульетта закрыла дверь, взяла мальчика за руку и уверенно повела его за собой. На пороге квартиры соседей Ричи столкнулся с Дэном – и тот окинул его брезгливым взглядом. За Дэном появилась Алиса и с нескрываемым раздражением спросила:

– Мама, он что, будет вместе с нами есть?!

Джульетта строго посмотрела на детей и тоном, не требующим возражений, сказала, что скоро они все подружатся. У Ричи в данной ситуации не оставалось выбора, он готов был терпеть любые оскорбления, лишь бы не возвращаться домой, где никого нет.

Джульетта посадила Ричи за стол и поставила перед ним любимую тарелку Алисы с разноцветными птичками. Алиса надула губки, но не осмелилась возразить матери. В мыслях она готова была задушить этого мальчишку собственными руками, но Ричи как будто не замечал недружелюбного вида Алисы. Он с аппетитом уплетал пироги, сладко почмокивая искривленными губами.

Дэн тоже был явно не в восторге от такой компании и даже не притронулся к еде, демонстративно отодвинув от себя тарелку. Джульетта не стала обращать внимание на выходки своих детей, полностью переключившись на Ричи. Когда мальчик поел, Джульетта отвела детей в комнату и предоставила их самим себе, незаметно наблюдая за происходящим. Как оказалось, Ричи был не робкого десятка и спокойно терпел, пока дети выплескивали свои эмоции. Наконец, когда Алиса и Дэн устали его обзывать, Ричи перехватил инициативу. Он заговорил. Заговорил настолько уверенно и убедительно, что дети несколько оторопели от такой наглости. Пока они обдумывали происходящее, Ричи уже играл в их игрушки, да с таким энтузиазмом, что им невольно захотелось к нему присоединиться. Однако они не осмелились это сделать, так как боролись со своими внутренними разногласиями. Ричи снова взял инициативу в свои руки – он сам предложил им поиграть вместе и даже распределил роли.

Алиса и Дэн не предполагали, что их привычные игры могут оказаться настолько увлекательными. Ричи как будто придал им новый смысл. Не останавливаясь на достигнутом, он изобретал все новые и новые правила, чтобы еще больше разнообразить игру. Ему нравилось общаться с другими детьми, и он старался продлить это общение как можно дольше, как будто это было в последний раз. Игра настолько увлекла Алису и Дэна, что они перестали обращать внимание на внешность Ричи. Он же потихонечку их разглядывал, внимательно изучая их повадки и интересы. Джульетта наблюдала за происходящим со стороны и давалась диву от недетской проницательности маленького мальчика. «Его можно понять, у него нет выбора, либо он вечно будет один вдали от людей, либо вольется в их общество, превозмогая гигантские препятствия, не останавливаясь ни на минуту в постоянной борьбе», – рассуждала Джульетта. Так Ричи все свое свободное время стал проводить вместе с семьей соседей: тетей Джульеттой, Дэном и Алисой. Дети вскоре привыкли к нему, и они крепко сдружились.

На улице мальчика по-прежнему ожидала недружественная атмосфера, его постоянно дразнили и обзывали. Но у него будто бы был иммунитет от оскорблений, он нисколько не обижался, а наоборот, рвался в бой, заставляя окружающих себя уважать. Он рано понял, что любовь и ненависть – две равнозначные эмоции различной направленности, а стало быть, ненависть при совершении определенных манипуляций может перерасти в уважение и даже в любовь.

Ричи осознавал, что по объективным причинам он небезразличен другим людям, а значит, он может ими управлять так, как ему захочется. Так вскоре и случилось: ненависть и безразличие он выкручивал наизнанку, дети начинали неожиданно для себя уважать его, а кто не был способен на уважение – боялись его. Новые знакомые всегда воспринимали его в штыки, а ему нравился процесс «укрощения строптивых». Незаметно для ближайшего окружения он стал маленьким «королем двора», а Дэн и Алиса были той самой королевской свитой, которая сделала его королем. Они бессменно сопровождали его повсюду, и это придавало ему силы. Теперь он не был одинок, у него появилась семья, которой он искренне дорожил. Семья дорожила им не меньше, не стеснялась его, а гордилась им, защищала его от внешних нападок и принимала таким, какой он есть, – темнокожим мальчиком с обгорелым лицом. Незнакомым людям Ричи казался самоуверенным, агрессивным, черствым и жестоким уродом, но на самом деле это был совсем другой – добрый, чуткий, прекрасный человек.

Первый класс

Границы моря ограждают от наводнения земли, границы миром управляют, и судьбы в гранях рождены.


Дэну и Ричи исполнилось по семь лет, и Джульетта вместе с маленькой Алисой провожала их в первый класс. Школа, в которую приняли мальчиков, была одной из лучших в районе – специализированная, с языковым уклоном. Это означало, что уже со второго класса дети будут осваивать иностранные языки. Ричи и Дэн были одеты в школьную форму, которую накануне им купила Джульетта, за плечами у них болтались одинаковые рюкзаки, а в руках были букеты цветов для первой учительницы.

Мальчики искренне радовались, что теперь они стали учениками, а значит, скоро станут совсем взрослыми. Алиса старалась не подавать вида, но отчаянно завидовала ребятам, это было заметно.

Вокруг мельтешили школьники в одинаковой форме с огромными букетами, почти всех сопровождали родители, сквозь детский гомон прорывался то смех, то слезы – это было трогательное зрелище.

Перед входом в школу каждому ребенку выдали флажок с номером класса, после чего первоклашка должен был найти своих одноклассников с такими же флажками и встать в шеренгу, ожидая торжественной линейки. Рядом с каждой шеренгой стояла учительница, родители, находясь на почтительном расстоянии, со стороны с умилением и восторгом наблюдали за происходящим.

Директор школы торжественно всех поприветствовала и произнесла напутственную речь. После этого слово взяла заместитель директора по педагогическим вопросам. Окинув учеников строгим взглядом, она пожелала всем школьникам успехов в дальнейшей учебе. Ее взгляд задержался на Ричи, она пристально посмотрела на мальчика, стараясь получше разглядеть его, но внезапно столкнулась с ответным пронизывающим взглядом: ребенок как будто пытался читать ее мысли. Окружающим могло показаться, что педагог испытывает неприязнь. Но, вероятно, это была только видимость, так как замдиректора не могла проявлять эмоции беспричинно, даже если экзотическая внешность темнокожего мальчика и заставила ее волноваться…

После официальных мероприятий дети в сопровождении учительниц направились в кабинеты. Дэн и Ричи оказались в разных классах, что Джульетте совсем не понравилось. Ричи пошел в класс «Е», а Дэн – в класс «А». Негласно в школе существовало разделение по категориям: классы «А», «Б», «В» предназначались для детей из благополучных, обеспеченных семей, в то время как в классы «Г», «Д», «Е» распределяли детей менее успешных родителей. Это тщательно скрывалось, руководство школы объясняло разделение разным уровнем развития умственных способностей учеников. Правда, приходилось отвечать на вопросы родителей о критериях, по которым детей в семилетнем возрасте делят на одаренных и отстающих, но тут руководство школы ссылалось на научные методики советских ученых.

Каждый учитель в своем классе рассаживал детей по местам, и это была самая сложная задача, являвшаяся предметом раздоров и ссор между школьниками.

Впоследствии в процессе учебы классный руководитель по необходимости менял «дислокацию» учеников: самых примерных сажали за первые парты, а двоечников пересаживали в последние ряды. Исключением служили медицинские показания по зрению и слуху – дети с плохим зрением и низким уровнем звукового восприятия по праву могли занимать первые ряды класса. Свою роль играли подарки и иные знаки внимания от родителей классному руководителю.

Советская система образования не прощала ошибок, ее основной прерогативой и главной целью было научить детей подчиняться системе. Каждый школьник в этой системе был наделен определенным статусом, отнесен к соответствующей категории, и изменить этот статус было ох как непросто. Если ученик, сидевший в первых рядах, начинал плохо учиться, его немедленно отправляли за последнюю парту. Таким образом, ребенок лишался шанса на исправление, он попадал в зону пониженного внимания со стороны учителей. Плохо дело, если родители не могли за него «походатайствовать», за школьником тогда прочно закреплялся статус «двоечника» и к нему уже автоматически было предвзятое отношение со стороны педагогов и одноклассников.

В каждом классе было примерно 36 учеников – по двенадцать в каждом ряду. Учеников старались рассаживать таким образом, чтобы за каждой партой сидели дети противоположного пола. Ричи посадили на самую последнюю парту, рядом с рыжеволосой девочкой неряшливого вида по имени Маргарита. Она оказалась из неблагополучной семьи, ее отец был простым рабочим, часто выпивал, в связи с чем был завсегдатаем районного вытрезвителя. Маргарита громко сопела, рукавом школьной формы вытирала сопли (носового платка у девочки не было), под ногтями у нее была жуткая грязь, а плотные колготки блестели странным вазелиновым блеском.

Класс, в который попал Дэн, был менее разношерстным по составу, туда в основном определяли детей из благополучных семей. Дэна посадили во второй ряд (первые парты заняли дети политработников), рядом с ним посадили темноволосую девочку по имени Инга, дочку учительницы по биологии. Дэн был обаятельным мальчиком и произвел на педагога благоприятное впечатление, впрочем, как и на Ингу, которая не преминула сообщить об этом своей маме. Мама Инги пользовалась авторитетом у педагогического совета.

Первый школьный день был коротким и носил ознакомительный характер. Родители ждали детишек на улице, и через полтора часа томительных ожиданий первоклашки буквально повалили из школы, расталкивая друг друга локтями.

Джульетта ждала ребятишек в школьном дворе. Первым показался Дэн, Ричи пришлось ждать подольше. Вскоре Ричи тоже появился и, счастливый, направился к Джульетте. Как выяснилось позже, он задержался из-за того, что с ним захотела побеседовать завуч школы по педагогическим вопросам – она долго расспрашивала мальчика про родителей и бабушку.

По возвращении домой Ричи ждал еще один сюрприз – его мама оказалась дома, правда, выглядела она бледной и изможденной. Мальчик очень обрадовался, кинулся в ее объятия и долго не хотел отпускать. Анжелика посадила его к себе на колени и грустным голосом сказала:

– Ричи, я не могу все тебе объяснить, но надеюсь, когда ты вырастишь, ты многое поймешь сам. Я хочу, чтобы ты знал, как сильно я люблю тебя, несмотря на то, что не могу быть с тобой постоянно и не знаю, что ждет меня дальше!

Она посмотрела ему прямо в глаза, как будто хотела мысленно передать ему какую-то важную информацию, которую не могла озвучить.

– Я тебя тоже люблю, мама, и не хочу, чтобы ты опять уходила! – прошептал Ричи, едва сдерживая слезы. Он даже не хотел думать о том, что может ее навсегда потерять.

– Это не от нас зависит, сыночек, есть что-то, что способно нас разлучить! – печально произнесла Анжелика.

– Я убью это «что-то», мама, обещаю тебе! – практически прокричал он. Его охватила невероятная злость, он сжал кулаки так сильно, что ногти больно впились ему в ладошки. Для себя Ричи решил, что готов терпеть любую боль и любые унижения, лишь бы предотвратить расставание с единственным близким ему человеком. Обещание, данное матери, он сдержал, но только спустя много лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное