Александр Мирер.

Дом скитальцев (сборник)



скачать книгу бесплатно

Значит, прежде всего надо добывать ПИ. Затем «посредник». Затем искать объект пересадки. Желателен высокопоставленный инженер-химик, специалист по детекторам, но где его добудешь? Глор и Ник, монтажники высшего класса, водили знакомство только со своими, членами той же касты. Ни одного химика не было среди их приятелей… А к схеме детекторов имеет доступ, наверно, главный химик планеты.

«Ох, дела! – подумал Севка. – Все-таки влипли…»

Учитель сумел дать им лишь три практических совета. Первый – двигаться «к вершине пирамиды». Второй – пользоваться только «посредниками» типа ЛЛ. Третий – не пренебрегать случайностями (если это можно назвать практическим советом).

Да, хуже всего, когда нет ориентира, зацепки. Здесь, в Башне, ориентиром служит воздух, продуваемый вентиляторами сверху вниз. Полетишь по струе – попадешь к выходу. В розыске детектора и такого ориентира не предвиделось. А времени у них было – считаные дни.

Четырежды по девять дней, как сказал Учитель.

Крайний срок. Дольше землянам не продержаться.

«Клянусь началом Пути, вот задача», – думал Глор. Да еще Учитель приказал три дня отдыхать, входить в новую роль. Привыкать не выделяться и быть как все.

Учитель не приказывал, а советовал. Но балоги не знали слова «совет». Для них каждый совет был приказом.

Первая проверка

– Глор, время… – шепнула Ник.

Время настало. Слишком долгая беседа с Мыслящими подозрительна. Здесь все может оказаться подозрительным. И они оттолкнулись друг от друга, потом от стен – как бильярдные шары – и помчались вниз. Монтажники высшего класса, навестившие своих Мыслящих… У выхода висел охранник с распылителем, пристегнутый за пояс к поручню. Старший офицер одет в серо-синюю одежду – такую же, как у всех персон высшего класса. Застежки его комбинезона были ярко-желтыми – цвет чинов Охраны. За спиной офицера помещался объемистый шкаф, на дверце которого светилось напоминание: «Оружие и перчатки сдать!»

– Ваши номера, господа монтажники!

Они подняли левые руки, показали номерные пластинки браслетов. Не оборачиваясь, охранник набрал номера на клавиатуре. Пока он всматривался в браслеты, Глор и Ник быстро переглянулись и взглядом напомнили друг другу: перчатки придутся впору. Не лопнут. Так сказал Учитель.

Ник первая получила перчатки и нарочито медленно принялась их разворачивать. Если это случится, пусть случится сразу у обоих. Бессмысленное желание, но такое понятное… Каждый раз им бывало страшно при выдаче перчаток – извечно, с детства. Даже зная, что бояться нечего, они боялись. Ник зажмурилась, напрягла левую руку и всадила пальцы в жесткую, прохладную перчатку. Во имя Пути, пронесло! С легким, характерным шелестом синяя пластмасса осела на руке. Облила ее, как вторая кожа. На этот раз пронесло…

За порогом кончалось поле нулевого тяготения. Первый шаг надо было сделать плавно, с плотным упором на всю ступню. Раз-два! Хрустнули суставы. Свет Большого Солнца ударил в лицо.

Они зажмурились и пошли, тяжело ступая по синей траве.

Был поздний час дня. Большое Солнце висело на полпути от зенита к горизонту, а Малое уже скрылось за деревьями. Балоги оглянулись на Башню. Титановые бока ее блестели как полированные. Изломанное, чудовищно вытянутое отражение Большого Солнца слепило глаза. Башня отражала Солнце по всей своей высоте, как огромная прямая река, поставленная дыбом, сверкающая бликами, рябинами и пластинами света. С середины и выше Башню освещали оба Солнца – вершина блестела, как огненный меч.

Малое Солнце было красным карликом, крошечной звездой с мутным багряным светом…

– Красиво, – тихонько сказала Машка-Ник.

– Мм.

– И все синее. Смешно…

– Да, – сказал Глор. – Пошли.

Они шли по синей траве. За ними шагали синие тени. Справа и спереди – малиновые, в отраженном свете Башни. Вот он, их новый-старый мир. Синие деревья, двойное Солнце. Все, что они видели тысячи раз – и никогда. Подошвы свистели и шуршали по жесткой траве. Многоствольные деревья с плоскими кронами окружали Башню. Белые воздушные корни шевелились, поворачивая кроны за Солнцем. На верхних ветвях грелись лаби-лаби – летающие полотнища, очень полезные существа. Безглазые лаби-лаби, слепые охотники, – эмблема Десантников. Они видели всем телом.

На ветке ближнего дерева зашевелился здоровенный лаби-лаби. Он отогнул уголок, направил его на прохожих – проверил, что за движение. Разочарованно выправил уголок и вдруг напрягся. Тело его выгнулось, приняло форму чаши – так лаби-лаби приглядываются ко всему летающему в небе. Еще миг – и он со свистом, блеснув белой изнанкой, взмыл над деревьями и схватил какую-то добычу. Весь свернулся, как сачок, и поймал. Тут же распрямился и спланировал обратно на дерево.

– Пойдем же, на нас смотрит Охрана, – прошептала Ник.

По бетонному основанию Башни ходил вооруженный стражник. Охранник низшего класса, рядовой, – пренебрежительно отметил Глор. Однако он рассматривал господ монтажников, нисколько не скрываясь. Провожал подозрительным взглядом, пока они шли к своей машине. С чего бы господа монтажники высшего класса стали разглядывать лаби-лаби?

Охранник был из молодых. Надеялся продвинуться по службе.

– Пошел за нами, – меланхолически отметила Ник.

Охранник действительно спрыгнул в траву. Тщедушный, в розовом комбинезоне рядового, он ковылял следом, придерживая на груди распылитель.

– А, пускай его! – сказал Глор.

По краю транспортной площадки тесно стояли машины. Поблескивали разноцветные кузова. Пахло амортизационной жидкостью и озоном. Между деревьями, навстречу Солнцу, уходила дорога. На станцию спускался, тормозя, общественный гравилет. Господа монтажники солидно и неторопливо подошли к своей новенькой машине.

Охранник

Овальная кабина была прозрачна изнутри, а снаружи казалась матовой. Она раскрылась, как лепестки кувшинки, едва Глор прикоснулся к ней браслетом. Обнаружились четыре мягких сиденья, между ними – низкий столик. Клавиатура управления – под ветровым стеклом. Двигатель скрыт под брюхом кабины, между основаниями ног. А сами ноги – гидравлические, прозрачные. Золотистая жидкость, приводящая их в движение, красиво переливается на ходу. «Исключительно мягкий ход. Препятствий для машины не существует, шесть ног преодолевают любое бездорожье. Испытана в ядовитых болотах Тауринжи. Приобретя наш вездеход, вы сможете совершить незабываемое путешествие…» – утверждала реклама и не лгала.

– Садись, госпожа Ник… Зря мы на него польстились, вот что… Дорого.

Начинался обычный разговор. Каждый раз, усаживаясь в машину, Глор заводил такое нытье.

– Восемьдесят одна очередь – совсем не дорого, – привычно отвечала Ник. – Я бы отдала вдвое за такую прелесть…

– Восемьдесят одна очередь, конечно, нас не разорит… Однако тут девятка, там девятка… Набегает, – лениво ныл господин монтажник.

Не закончив тираду, он передернул плечами и на всякий случай посмотрел, что делает охранник.

Охранник все еще ковылял по траве следом. Молчаливо, упорно глядя на господ ненавидящими глазами. Господа неуверенно переглянулись, сели по местам. Лепестки кабины захлопнулись над их головами. Сразу стало прохладно. Кабина поползла вверх – из посадочного положения в рабочее, а Ник проговорила упавшим голосом:

– Знаешь, я не могу…

– Я тоже не могу, – сейчас же ответил Глор. – Но Учитель приказал нам быть как все.

– Как все! «Дорого, накладно, восемьдесят одна очередь»! – передразнила Ник нарочито гнусавым голосом. – Вот уж гадость…

– Что ж поделаешь? Если мы не будем вести себя как прежде, мы навлечем на себя подозрения и недовольство, – рассудительно сказал Глор.

– Все равно не могу. – Она ткнула рукой в стекло обтекателя. – Смотри! Неужели ты гаркнешь на эту пигалицу: «Пшел вон, хам! Мы будем говорить с офицером Охраны, не с тобой, рядовым»?

Охранник неуклюже карабкался на высокий борт площадки. Глору вдруг стало тошно. Он выпрямился, провел руками по щекам и пробормотал:

– Твоя правда. Мы не прежние.

– Да, да…

– Мы больше тамошние, чем здешние…

– Да, – сказала Машка и, вспомнив что-то, взяла его за руку.

Балоги никогда не брали друг друга за руку. Здесь это было неприличней, чем на Земле взять человека за горло. Да, в главном они были земными больше, чем здешними, хотя и произнести не могли слова «Земля». «Добром это не кончится», – подумал Глор. Осторожно освободил руку, открыл колпак. Охранник уже стоял у машины. Неприязненно прощелкал:

– Прошу господ подождать! Я вызову командира!

Глор ответил ему как равному:

– Плавного Пути, господин рядовой… Вам, наверно, нужны номера? Будьте любезны, вот перчатка, браслет – прошу.

Охранник быстро, кособоко присел – то ли от изумления, то ли в знак приветствия. Рот его приоткрылся. Точь-в-точь первоклашка, которому завуч сказал: «Здравствуйте, Петр Иваныч!» Он присел еще раз и, не разгибая колен, стал пятиться. Глор сунул перчатку к его глазам. Рядовой потрогал номер грязным когтем и нелепо захихикал.

– Нам можно ехать? – доверительно спросил Глор. – Позвольте угостить вас жвачкой… – И выудил из кармана на стенке кабины палочку дорогой жвачки, пол-очереди за коробку.

Охранник в третий раз присел. Палочку он зажал в ладони.

– Безветренной дороги, господа монтажники! – пискнул он.

– Безветренной дороги, господин охранник…

Кабина захлопнулась. Шестиног проскочил мимо маршрутного гравилета. Белые лица пассажиров, смутно видные под пыльным стеклом кабины, повернулись как по команде. Господа монтажники сидели молча, привычно надувшись от гордости. Шестиног выбежал на дорогу. А там присел к земле и наддал. Ох и наддал! От скорости ноги стали невидимыми, вокруг колпака зашелестел и загрохотал воздух. Свистящее эхо отлетало от встречных машин и от деревьев. На что уж придорожные деревья привыкли к скоростному движению, но даже они вздрагивали, когда «Скиталец», свистя, пролетал мимо.

Ах да, новый шестиног они назвали «Скитальцем»… Вспомнив это, Глор вспомнил и кое-что еще и нагнулся к багажному ящику. Оттуда с обиженным писком выскочил неск. От скуки и духоты вся его шкурка встала дыбом.

– Эх ты, зверь! – Глор взял его на руки.

Неск сунулся хоботком в перчатку, узнал запах Глора и стих. Теперь все было в порядке. Госпожа монтажница лихо гнала машину, а господин монтажник ласкал породистого неска. Такой зверь приносит счастье – черный, без пятнышка, с девятью белыми волосками вокруг хоботка. Зверя звали Любимец Пути.

Ник сказала:

– Вот как отлично обошлось! Послушай, Глор… Если с низшими хорошо обращаться всегда? Этот даже не проверил номера.

– Право, не знаю. Он испугался.

– Ему было приятно.

– Не думаю, – сказал Глор. – Говорю тебе, он испугался.

– Он приятно испугался, – упрямо сказала Ник.

Глор повернул свое сиденье так, чтобы видеть ее лицо.

– Ничего не выйдет. С низшими нельзя обращаться как с равными. Погоди! Послушай меня сначала.

– Я слушаю.

– Мы не там. Мы здесь. Там считается, что все люди рождены равными. А здесь – нет. Он сам полагает себя низшим, этот охранник. Он – убежденный раб. Да что он… Сегодня утром мы с тобой готовы были целовать когти Первого Диспетчера.

– Так это Диспетчер! – неосторожно сказала Ник.

Глор сейчас же подхватил:

– Между нами и Первым Диспетчером всего три звания. А между розовым комбинезоном и нами – пять. «Так это Диспетчер»! – передразнил он. – Поставим мысленный опыт. Что подумала бы ты – монтажница высшего класса, если бы Первый повел себя чересчур вежливо? Отвечай быстро!

– Что это работа чхагов…

– …подсадивших в Первого существо низшей касты, – подхватил Глор. – Каковое, в силу своего ничтожества, заискивает перед тобою, существом высшего ранга! Но прежде всего ты бы испугалась. Ну, что скажешь?

– Поразительно, в каком ничтожном мире мы выросли, – отчетливо сказала Ник. – Давай лучше помолчим.

А дорога, прямая как стрела, вела их к городу. Лесистую равнину сменили холмы, застланные красной пылью. За холмами были титановые карьеры, где добывают руду металла титана. Карьеры – огромные ущелья, вырытые в земле автоматическими экскаваторами. По берегам ущелий тянутся городки промывочных, сортировочных, обогатительных машин – грохот, скрежет и пыль такая, что темно днем и ночью. Здесь не могут работать балоги. У машин работают автоматы и курги, но – тсс! Об этих кургах не принято говорить в приличном обществе. Лучше сменить тему разговора… Смотрите-ка, контейнер!

Над холмами взлетел, стоя торчком на столбе красной пыли, гигантский остроносый цилиндр. Покатился грохот. Ветер качнул «Скиталец». Это запустили в Космос контейнер с рудой. Глор и Ник знали, что титан выделывают вне планеты, на естественном спутнике Титановом. Эта маленькая луна кружится в Космосе, в пустоте, а титан как раз и надо выплавлять в пустоте. Контейнеры отправляют на спутник с фейерверком – из стартовых башен, в которых поддерживается поле нулевого тяготения. Внутри поля все предметы теряют вес. Пустой контейнер помещают в башню – он становится невесомым. Его загружают невесомой рудой и взрывают под его дном стартовый заряд. И контейнер летит, как снаряд из пушки, прямо в зенит, сопровождаемый столбом пыльного невесомого воздуха, – феерическое зрелище!

Ба-ба-бах! – гремело над дорогой. Глору и Ник повезло. Взлетели подряд три контейнера. Столбы пыли поднялись на многие километры и были такими плотными, что казались сделанными из твердого темно-багрового материала. А совсем высоко они расплывались в грибовидные облака.

Ник и Глор переглянулись. На этой планете, похоже, только они двое знали, что такое настоящее грибовидное облако.

Бурая тень укрыла дорогу, протянулась по холмам. На горизонте замаячил лес, окружающий город – Монтировочную третьего потока.

Кург

Город выскочил из-за холма, как неск, преследуемый диким кургом. Вентиляционные устройства на шести опорах, увенчивающие Монтировочную, и впрямь походили на шестиногого зверя, и дело было не в сходстве. Каждый, проезжая мимо титановых разработок, вспоминал о каторжанах. Жуткое, позорное наказание – ссылка в тело курга… В последнее время к нему присуждали все чаще. Не зря на планете почти перевелись дикие курги. Экспедиции Охраны отправлялись за ними в дельту Полуночной реки. В глухие дебри, лежащие к северу от ядовитых болот Тауринжи.

Так думал Глор, когда «Скиталец» затрясся от резкого торможения.

– Ты что?! – вскрикнул Глор.

Машина скользила по дороге напруженными от усилия лапами. Ник повернула сиденье, прижалась лицом к колпаку и всмотрелась в дорогу позади машины.

– Там… Там кург. У дороги, – прошептала Ник.

– Дохлый?

– Он живой. Мне показалось…

– Поезжай сейчас же, – неуверенно сказал Глор.

– По-моему, он ранен.

«Накликал я беду», – суеверно подумал Глор. Он никогда не видел и дикого курга – только изображения в учебных пособиях, а уж такого…

– Мы не должны, – как мог убедительно проговорил он. – Надо быть как все.

– Он ранен.

– Во имя Пути, нам что за дело! Ты…

– О великие небеса! – чужим голосом перебила Ник. – Какие же мы ничтожества!.. Хорошо. Едем. Но Учитель приказывал не пренебрегать случайностями.

Это уже был аргумент. Глор сказал:

– Ладно, поворачивай! Но помни…

– Я постараюсь не забыть, – сухо ответила Ник.

Мимо проскочила длинная восемнадцатиногая машина со знаком Десантников на борту. Мелькнули неподвижные, как манекены, фигуры. «Они же искусственные, – подумал Глор. – Вот перебраться бы в искусственное тело с Десантником… Уж они-то знают пересадочную инструкцию как собственную перчатку».

«Скиталец» повернул и двигался обратно. Машина Десантников стремительно уходила по блестящему в косом свете полотну дороги.

– Дала бы им уйти подальше…

– Господа Десантники не заметят такой мелочи, как полудохлый кург. О! Вот он…

Кург лежал у дороги. Он был покрыт красно-бурой рудной пылью, сливался с землей. Буквально чудом Ник его заметила. Только прижавшись лицом к колпаку, Глор сумел рассмотреть большую голову, тело, похожее на длинный мешок с шестью буграми плечевых суставов. Закрытые глаза зверя заносила пыль.

– Он повернулся, когда мы проезжали. Я и увидела, – сказала Ник.

Машина сошла с дороги на обочину, едва не наступив на зверя. Тот даже не шевельнулся.

– Хоть бы дохлый оказался, – пробормотал Глор. Он сбросил с колен неска, наклонился и вынул из багажного ящика «руку» – универсальный ремонтный инструмент. Все-таки оружие.

Ник остановила его:

– Не нужно. В том боку у него рана. Кулак пролезет.

– Тогда возьми клей.

Пока Ник доставала тубу с клеем для первой помощи, Глор рассмотрел курга вблизи. Широкая хищная морда, облепленная рудой, лежала на мускулистой лапе. К когтям пыль не приставала, и они ярко белели на фоне темной земли.

Они выпрыгнули на обочину. И тут в кабине истерически завизжал Любимец Пути – подслеповатый зверек учуял наконец исконного врага. Глор поспешно закрыл колпак, но визгливые жалобы неска прорывались наружу. Казалось, они разбудят всю округу. Ник громко спросила:

– Вы меня слышите?

В смутной тоске Глор окинул глазами дорогу. Как все неподвижно! Застывшая машина, неподвижные складки на комбинезонах и красно-бурые холмы. Пыльный столб над стартовой башней, казалось, застыл в воздухе.

– Вы меня слышите? Покажите рану!

Едва заметная волна прошла по телу курга. Глор понял: он слышит все и не желает замечать балогов. Он приполз сюда, чтобы умереть. Тогда Глор зачем-то отряхнул перчатки, взял курга за передние и задние лапы и перевернул через спину на другой бок.

Рана была огромная. Больше чем с кулак. Сквозь нее проглядывал дыхательный мешок, и весь бок запекся струпами черной крови. Ник, сострадающе прищелкивая челюстями, залила рану клеем и шепнула:

– Лучемет… почти в упор…

– Шагов с восемнадцати, – подтвердил Глор.

Ник потрогала плечо курга, нашла кровеносный сосуд и приложила к нему ампулу с универсальным лекарством.

– На него это может подействовать как яд, – сказал Глор.

Ник промолчала. Да и что было говорить? С тех пор как на планету ступил первый Десантник, кургов ловили или уничтожали. Кому придет в голову лечить курга?

Когда ампула опустела, Ник ее не выбросила, а спрятала за отворот перчатки. «Молодец», – подумал Глор. Брошенная ампула может оказаться уликой.

Кург бессильно приподнялся. Уронил морду в пыль. Черные, с зеленым отливом глаза поплыли направо, потом налево. Остановились. Ник громко сказала:

– Вы должны бороться с болезнью! Почему вы не боретесь? Старайтесь заживить рану, пожалуйста. Вам теперь лучше?

Кург дернулся и пополз, перебирая передними лапами. Обе пары задних тащились по земле. Он полз совершенно по-звериному – равнодушно. Он был равнодушен к балогам, к своему страданию, к себе самому. Для него все было кончено, и он уходил подальше от дороги.

– Он хочет умереть, – пробормотал Глор. – Невероятно… Он все равно умрет, если… – Он махнул рукой.

– Он может говорить?

– У них же нет речевого аппарата. Голосовой мембраны и прочего…

Монтажники потихоньку шли за кургом. На их щегольские комбинезоны садилась пыль. Шагах в двадцати семи от дороги зверь снова лег. Ник присела перед его мордой и сказала:

– Мы хотим вам помочь. Слушайте. Я буду говорить. Вы кивните вот так, когда я назову то, что вам нужно. Вы поняли меня?

Кург поднял с глаз перепонку и пролаял:

– Традотаскиттр!

Гнусное ругательство – «торговцы телами собственных матерей». Глор подпрыгнул, а Ник отступила на шаг, однако продолжала мужественно:

– Зачем вы нас оскорбляете? Мы хотим вам помочь.

– Ах, простите, милая госпожа, – издевательски пролаял кург и выругался еще замысловатей.

Наверно, он перестарался. Выплюнув ругательство, он опять закатил глаза и поник всем телом.

Глор, коричневый от злости, прохрипел:

– Теперь будешь знать, как помогать государственным преступникам! Благотворительница! Идем!

Ник молча потихоньку пошла к машине.

– Надо еще выяснить, откуда он научился разговаривать! – кипятился Глор. – Хам!

– Тебя бы на его место…

– Неблагодарная тварь, вот он кто, – сказал Глор.

Ник поглядывала через плечо, не спорила. И вдруг остановилась – кург полз следом. Пролаял:

– Эй, господа!..

– Что тебе? – осведомился Глор.

– А ты мне не тыкай, господская морда…

– Во имя трех Великих, чтоб тебя распылили, невежу! Что тебе?!

– Ар-р-р… Я бы тут подох. Понятно? Без вас.

– Продолжайте, – сказала Ник.

– Ар-р-р-оу! Я не просил вас соваться. Понятно?

– Да…

– Сейчас припрутся охранники, – яростно рычал кург. – Сволокут в яму и прижгут еще. Ар-р-р!

– Он прав, – сказала Ник.

Глор неожиданно для себя выпалил:

– Мы вас увезем.

– Р-р-р…

– Я подгоню машину.

Дорога все еще была пустынна. Глор вскочил в кабину, сунул дрожащего Любимца Пути в карман со жвачкой, застегнул наглухо. В два прыжка подогнал «Скиталец», поставил его над кургом и опустил нижний люк багажного ящика. Кург, сотрясаясь от слабости, вскарабкался на крышку люка. Ник подтолкнула его и махнула: «Поднимай!»

– Посмотри, не выпало ли чего! – распорядился Глор.

И «Скиталец» побежал по дороге. Холмы качались и поворачивались за стеклом. Поднимался вечерний ветер – пыль клубилась и наметалась барханами. Следов не останется, и то хорошо…

Кург молчал, лежа в багажнике. Молчал так упорно, будто все-таки исхитрился умереть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71