Миранда Дикинсон.

Посылка для Анны



скачать книгу бесплатно

– Эй, Анна, что это там у тебя?

Анна подняла глаза и увидела улыбающееся лицо Теда Бласкевича. Глава службы охраны почти каждый день примерно в это же время появлялся у стойки ресепшена, чтобы налить себе на кухне кофе и пожевать жвачку. Тед знал абсолютно все, что происходило в здании «Дейли мессенджер», вознеся службу охраны на новые высоты добросовестности.

– Санджей из отдела некрологов расстался с женой, – улыбнулся он, делясь драгоценной новой сплетней. – Я же говорил, что так и случится.

– Я считаю, что это грустно, – ответила Анна, которая никогда не радовалась чужим неудачам. – Бедный Санджей.

– Бедная бывшая Санджея, – возразил Тед. – Сам он берет сверхурочные с Клер Коннорс из главного отдела, если ты понимаешь, о чем я. Увеличивает дюймы личной колонки, и не только в прямом смысле слова.

– Тед!

Он пожал плечами, как дон мафии после кровавой бойни.

– Просто констатирую факт. Ну, – он кивнул на так и не открытую посылку в руках Анны, – что в коробке, Анна Браун?

– Понятия не имею.

– И ты не хочешь проверить?

– Нет.

Теда это явно задело.

– Да почему же нет? Там может быть бомба.

Анна выразительно посмотрела на него.

– Что ж, в этом случае скажешь Би-би-си, что я поступила как героиня, поскольку открыла ее дома, чтобы спасти персонал «Мессенджера».

– Скучная ты женщина.

Анна улыбнулась:

– Я просто хочу порадоваться тому, что у меня есть посылка. Я ведь не получаю посылок. Никогда.

И даже закоренелый сплетник Тед принял этот ответ, потому что сам очень радовался посылкам, которые время от времени приходили для него на ресепшен. Тед быстро уносил их в свой кабинет. Все его коллеги были в курсе того, что в посылках находятся серии популярных американских детективов, которые он приобретал за несколько месяцев до того, как они появлялись в Великобритании.

– Ладно. Но завтра я потребую сказать, что же там было.

– Кто бы сомневался.

Анна смотрела, как удаляется массивная фигура Теда, и улыбалась. Он, без сомнения, тут же выложит новости первому, кого встретит. Тед всегда так делал. Но как же непривычно было чувствовать себя темой сплетни ей, неприметной и тихой Анне Браун с ресепшена, которую никто никогда не замечал! Эта мысль заставляла ее улыбаться до самого конца смены.

Глава четвертая

Ранним вечером пятницы кофейня «Рассыпь бобы» была переполнена: уставшие городские работники сутулились над латте и макиато, вцепившись в стаканчики так, словно от этой порции кофе зависела сама их жизнь. Когда Анна добралась сюда, все потрепанные диваны и кресла были заняты, но она заметила раскрасневшуюся Тиш Горник, которая махала ей рукой от столика у самой стойки.

– Тут полный дурдом, – сказала она, когда Анна присела рядом. – За этот столик мне пришлось подраться. Вот увидишь, завтра появятся синяки.

– Замечательный столик, – сказала Анна, восхищаясь тем, что ее подруга умела превратить в драму самые незначительные и скучные события. – Синяки ты получила не зря.

Тиш кивнула, явно думая уже о другом.

– Знаешь, мой психоаналитик говорит, что конфронтация полезна для моей души.

Но я не уверена. Вот послушай мое сердце – правда, Анна, послушай… – Она схватила Анну за руку и прижала ее к своей груди, одним движением уничтожив само понятие личного пространства. – Видишь? Мне пришлось просидеть неподвижно пять минут, чтобы немного снизить частоту пульса, и все равно оно бьется слишком быстро.

Она разжала пальцы, и Анна тут же убрала руку, спрятав ее на всякий случай на коленях под столом.

– Уверена, ты выживешь, – улыбнулась Анна. – Хочешь, я схожу за кофе?

– А ты можешь? Мне нужно еще посидеть, чтобы успокоиться.

Позволив Тиш прийти в себя после подвигов, Анна встала в конце длинной очереди, тянувшейся от стойки почти до самой двери.

Обычно ожидание ее раздражало, ноги болели после долгого дня, а стоявшие впереди покупатели злили своей крайней нерешительностью при выборе заказа. Но сегодня вечером Анну это не беспокоило.

Она думала о посылке, которая, все еще не распечатанная, ждала ее в квартире, – о посылке, которую кто-то отправил лично ей. Мысль о ней поднимала настроение и даже саму Анну, которая словно шагала по воздуху, не касаясь ногами пола. Возможно ли, что нечто настолько незначительное, как нежданная посылка на ее имя, так разительно изменило ее мироощущение? По всей видимости, возможно.

Недобрый наблюдатель мог бы предположить, что сила влияния подобного мелкого события на жизнь Анны Браун была печальным свидетельством ее однообразия. В глубине души Анна подозревала об этом. Но пока что важно было лишь одно: кто-то прислал ей подарок и этот подарок ждал ее наверху.

– Что с тобой такое? – нахмурилась Тиш, когда Анна вернулась за столик. – Я смотрела на тебя, пока ты стояла в очереди: ты улыбалась.

– В улыбках нет ничего странного, – ответила Анна, удивившись тому, что подруга заметила что-то, кроме своего сердечного ритма. – Может, я счастлива.

– Счастлива? При том, что у тебя, как и у меня, нет парня? Черт возьми, подруга, на чем бы ты ни сидела, я тоже это хочу. Что с тобой произошло? У тебя сегодня свидание?

Анна превращала белоснежную молочную пену в кофейные облака.

– Нет, я ни с кем не встречаюсь.

– А что случилось с тем парнем с дешевыми розами?

– Каким парнем?

Тиш скрестила руки на груди.

– Прошлый четверг. Я поднялась на твой этаж, чтобы пойти с миссис Смедли в супермаркет, и увидела его. Он стучался в твою дверь с букетом роз, которые явно собрал на ближайшей заправке.

Анна захихикала:

– Гэри? Он не мой парень. Он мой дантист. А розы были из «Уэйтроуз», к слову. Очень красивые.

Тиш вытаращила глаза:

– С каких это пор дантисты приходят на дом с дешевыми розами? К тому же нарядившись в лучший костюм.

– Он пришел ко мне после встречи в банке. Я недавно помогла ему с бизнес-планом, и, когда банк одобрил ссуду, он принес мне цветы.

Однажды Гэри обронил случайную фразу о своих планах по расширению бизнеса в сторону хирургической стоматологии, а привело это к тому, что Анна предложила ему свою помощь. Она изучала бизнес-менеджмент в колледже и недавно помогла своему брату Рори составить план для его школы серфинга в Перранпорте[6]6
  Перранпорт – небольшой курортный город на северном побережье графства Корнуолл.(Примеч. ред.)


[Закрыть]
, поэтому все методы были свежи в ее памяти. К ее удивлению, опыт оказался приятным, а дантист буквально плясал от радости. Анну развеселило то, что Тиш потихоньку за ней шпионила. Она покачала головой:

– Поверить не могу, что ты решила, будто я собираюсь встречаться с Гэри.

– Увидев, как мужчина в своем лучшем костюме и с охапкой дешевых роз стучится в твою дверь, что еще я могла подумать? – Тиш отпила кофе. – А ты так и не ответила на мой вопрос. Отчего ты счастлива?

– У меня был отличный день на работе, только и всего.

– На твоей работе?

– Да. Иногда люди способны удивлять. Сегодня именно это и случилось.

– Тогда наслаждайся, – фыркнула Тиш. – Потому что в этом городе такое бывает нечасто.


К тому времени как Анна закрыла за собой дверь квартиры, она буквально звенела от кофеина и радостных предчувствий. Тиш, у которой выдалась отвратительная пятница, настояла на том, чтобы купить по второй чашке кофе, желая поделиться всеми ужасами своего дня. Анна изо всех сил старалась слушать ее внимательно, но предвкушение того, как она откроет посылку, было слишком сильным, чтобы его полностью игнорировать.

И вот теперь она наконец осталась наедине с посылкой.

Ей даже не очень хотелось ее открывать, сам вид почтового отправления, адресованного лично ей, был важнее того, что там могло лежать. Так уже было в детстве, когда она однажды получила рождественский подарок от Санты в «Траго Миллз» – ближайшем аналоге торгового центра, куда мать согласилась ее отвести. Яркая бумага так потрясающе шуршала в руках, была так близка к совершенству, насколько это вообще возможно. Отпечатанные на ней рисунки имели чуть пряный аромат, а эластичная резинка, державшая бумагу, пахла металлом, и это было слишком чудесно, чтобы рвать упаковку. А вот Рори тут же раскрыл свой подарок и устроил истерику из-за того, что внутри лежал дешевый пакетик леденцов. Анна трепетно прижимала подарок к груди всю дорогу домой и прятала его под кроватью до самого Рождества. Мысль о том, что подарок ждет ее там, запечатанный, искрящийся и яркий, всю неделю навевала ей самые сладкие сны. Конечно же, когда она его открыла, внутри оказался точно такой же пакетик, который не понравился ее брату, но это было уже не важно. Маленькая Анна Браун получила подарок, предназначенный только ей.

А сегодняшняя посылка ждала ее на маленьком обеденном столе в гостиной. Анна подтащила к себе стул и села, глядя на нее. Весь день она исключала имена из списка возможных отправителей, пока не осталась ни с чем. Был только один способ узнать личность доброго дарителя. Глубоко вздохнув, Анна придвинула посылку к себе.

Та была тщательно упакована, складки на каждой грани состояли из одинаковых треугольников. Анна оценила то, как аккуратно нужно было заворачивать коробку, чтобы достичь подобной симметрии. Когда ей было шестнадцать, она работала по субботам в отделе подарочной упаковки «У Пьюрфоя» в старом универмаге в Лискерде[7]7
  Лискерд – город в графстве Корнуолл. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
, давно уже закрывшемся. Мисс Миллер, высохшая старая дева, которая командовала в отделе подарков, словно армейский сержант в бараках, требовала идеальной симметрии для каждой коробки, которых скапливались целые горы. Страх перед ней и стал главной причиной того, что Анна освоила искусство создания аккуратных сгибов, научилась тщательно отмеривать припуски упаковочной бумаги с каждой стороны, прежде чем ее согнуть. «Симметрия – вот что важно, – всегда говорила мисс Миллер. – Люди ценят хорошо упакованные подарки».

Глядя на пакет в своих руках, Анна впервые поняла, что имела в виду мисс Миллер. Кто-то не просто подумал о ней и выбрал для нее подарок, но и проследил за тем, чтобы тот был красиво обернут, – пусть всего лишь в коричневую бумагу.

И, если столько внимания и заботы было вложено в неприметный внешний облик посылки, что же тогда лежит внутри?

Миг, которого она ждала весь день, настал. Желая насладиться каждой минутой процесса, Анна глубоко вздохнула и начала осторожно отрывать клейкую ленту, скреплявшую идеально прямые углы посылки. Бумага с шуршанием скользнула на стол, открывая бледно-голубую коробочку, в центре которой темно-синей фольгой было вытиснено «Et voil?!». Анна подняла крышку… и у нее перехватило дыхание.

Там, в гнездышке из тонких газовых складок нежнейшего зеленого оттенка, лежал самый красивый шелковый шарф из всех, которые Анна когда-либо видела. Боясь потревожить его изысканные волны, она осторожно вынула его из коробки. Шарф отразил свет люстры, висевшей над столом, и, по мере того как она поднимала складку за складкой, воздух наполнялся чудесным ароматом. Запах напоминал о засахаренном миндале и королевской глазури – сладкий и завораживающий. Осторожно нащупав края, она встряхнула шарф, расправляя, и увидела рисунок из крошечных желтых роз, рассыпанных на фоне цвета неба перед снегопадом: мерцающий сливочный оттенок с легчайшим намеком на бледное золото. Шарф скользил в ее руках с элегантностью живого серебра, а на коже, когда Анна поднесла его к шее, он ощущался как ласка летнего бриза.

Дрожа, она поднялась и встала напротив зеркала, висевшего на стене между дверями в ванную и спальню. Как кто-то сумел подобрать для нее такой идеальный подарок? Цветовая гамма шарфа заставляла ее кожу сиять, каждый оттенок идеально подходил к ее облику. За всю свою жизнь она никогда не получала ничего подобного. Отражение улыбнулось ей в ответ, и Анна поразилась перемене в собственной внешности. Неужели все это сделал шарф?

Он был прекрасен, но, что еще важнее, она сама чувствовала себя в нем красивой.

Но кто прислал ей этот шарф? И почему?

Глава пятая

Никто в «Дейли мессенджер» не ориентировался в здании лучше Барбары Брэйтуайт, которую все звали Бэбс. Она уже почти сорок лет подряд отмывала и вычищала все его уголки и закоулки и за это время стала свидетельницей множества перемен. Даже ее должность – и та пережила несколько трансформаций: из уборщицы она превратилась в клинингового работника, затем из помощницы санитарного начальника – в главу клининговой команды. Теперь она отвечала за работу десятерых уборщиков, которые посменно трудились над тем, чтобы привести в порядок кабинеты и офисы газеты до прибытия персонала и после того, как персонал уйдет. Благодаря этому мало что могло укрыться от ее внимания.

И она первая заметила, что в понедельник утром приветливая администратор с ресепшена пришла на целый час раньше. Бэбс всегда симпатизировала девушке и, когда выпадал случай с ней заговорить, отмечала про себя, с какой легкостью та удерживает зрительный контакт. В отличие от тех самодовольных журналистов, которые в большинстве своем игнорировали клининговую команду, словно та в полном составе была невидимой. Бэбс считала, что умение смотреть в глаза слишком недооценивают. Ее мать – благослови ее Господь – вложила немало труда, чтобы развить в ней эту способность. «Если ты можешь смотреть человеку прямо в глаза, он будет знать, что ты с ним честна», – часто говорила она. Бедная женщина умерла практически в нищете, но зато оставила Бэбс в наследство старых друзей, ценивших ее за честность. Умение смотреть в глаза было уникальным талантом, позволившим ей завоевать симпатии на всю жизнь.

Похоже, теперь мало кто ценил этот талант. И милая Анна с ресепшена была одной из немногих, кто владел подобным навыком. Сегодня девушка как-то изменилась, хоть Бэбс и не могла определить, в чем именно заключалась разница. Она была, как всегда, дружелюбной и милой, тихой, конечно, но это было даже приятно в том месте, которое привлекало людей, предпочитающих вопить, а не думать. Сегодня девушка казалась счастливой, буквально сияла. Возможно, она влюбилась. Если так, то лучше бы ей припрятать своего кавалера от крикунов, с которыми она работала. Та девчонка, Шенис, рассказывала о своих похождениях всем и каждому, кто был готов слушать или просто оказался поблизости. Совершенно пустоголовая девица. Что случилось со старой доброй загадкой, которая должна быть в женщине?

Или, возможно, она беременна. «Это было бы замечательно», – думала Бэбс. Люди, работавшие в здании, чаще всего увольнялись, когда собирались завести детей; биологические часы, похоже, служили оправданием желанию сбежать из газетного дела. Анна такой не казалась. Девушка явно любила свою работу. А ожидание ребенка было как раз тем, чего не хватало ресепшену. Оно добавило бы в атмосферу немного радости. Но, если бы дело было в беременности, Бэбс наверняка уже услышала бы об этом от Теда Бласкевича. Слухи на эту тему он любил больше всего…

Причина оставалась неизвестной, но Анна определенно казалась довольной и готовой к работе с самого утра, что само по себе было необычно. Бэбс надеялась, что так теперь будет всегда. В это время она видела здесь очень мало людей и радовалась шансу поговорить с кем-то до конца своей смены.

– Ты сегодня рано, – заметила Бэбс, протирая от пыли стойку ресепшена. – Так приятно видеть дружелюбное лицо до начала всей беготни.

– Я решила сегодня поймать ранний автобус, – ответила Анна.

«У нее милая улыбка», – подумала Бэбс. «Милая девушка, добрая душа», – так сказала бы о ней ее старая мама.

– Хорошая идея. И сесть, наверное, удалось.

– По правде говоря, да.

– Но к чему было сразу приходить сюда? Ты могла бы выпить где-нибудь отличного кофе. Моя внучка говорит, что в последнее время от кофе все с ума сошли.

– Да, я могла бы, наверное. Просто мне хотелось прийти сюда раньше всех.

«Удачи тебе, девочка, – подумала Бэбс, толкая свою тележку для уборки обратно в кладовку клининговой команды. – Вот бы в этом месте было побольше таких, как ты…»


Анна наслаждалась простором, который подарил ей ранний приход на работу. По счастливой случайности, не специально, она проснулась до звонка будильника и внезапно ощутила порыв сделать что-нибудь непривычное. Бэбс была права: она действительно думала о неторопливом завтраке в одной из дорогих кофеен, которыми пестрела улица по обе стороны от здания «Дейли мессенджер», но вместо этого решила отправиться прямо на работу. Она никогда еще не приходила раньше коллег, но сегодня такая возможность показалась ей привлекательной. Это была крайне незначительная мелочь, но попытки сделать что-то новое просто для того, чтобы посмотреть, что из этого выйдет, Анне были не свойственны. Нет, она не наслаждалась своей рутиной, скорее она просто привыкла к размеренной жизни, которая редко менялась. Но сегодня ей отчего-то захотелось бросить привычкам вызов.

В это утро все казалось ей новым. Даже поездка в автобусе на работу открыла детали, которых Анна раньше никогда не замечала. Она увидела чудесные алебастровые спирали над витриной магазина, мимо которого проходила не раз; увидела, что флорист, стоявший на углу, где ее улочка пересекалась с главной дорогой в город, надел значок «Это ДЕВОЧКА!»; услышала, как престарелая леди, сидевшая за ее спиной, начала делиться со своей собакой-поводырем воспоминаниями о Лондоне своего детства; а уличный музыкант на ее остановке играл на губной гармошке «Nevermind», когда она выходила. Анна никогда не боялась дороги на работу, но никогда и не улыбалась так часто, как сегодня.

В здании «Дейли мессенджер» было необычайно тихо и пахло недавно нанесенной полиролью для пола. Шаги Анны эхом отдавались в ярко освещенном атриуме. И вместо того, чтобы попытаться идти потише, как она обычно делала, Анна вдруг обрадовалась острому цокоту каблуков, возвещавшему о ее прибытии. Этого тоже никогда еще не случалось.

Стоя за своим столом, она обвела взглядом пустой атриум. Обычно она ощущала себя предметом мебели – она знала свое место и радовалась тому, что невидима. Сегодня, глядя на помещение, она почувствовала себя правительницей, осматривающей свое королевство. Совершенно сроднившись с окружением, она готова была к тому, что сегодня ее заметят.

«Здесь я как дома», – подумала она с легким восторгом.

Ее не терпелось приступить к работе, пока здание принадлежало только ей. Без давления ожидающих курьеров, без нависающего над головой Теда, страстно желающего пообщаться, без жалоб коллег на уличное движение она могла спокойно составить расписание на день, рассортировать посылки и почту, очистить стол от мусора, оставленного теми, кто работал на выходных. Каждое действие было простым, неважным, но ощущалось как достижение.

«Интересно, почему сегодня я настолько иначе себя чувствую?» – подумала она.

Относя на маленькую кухню за ресепшеном последнюю партию чашек выходной смены, она краем глаза заметила свое отражение в маленьком зеркале, которое кто-то из коллег повесил над раковиной. Новый шарф был завязан вокруг шеи и закреплен брошью, которую она в выходные отыскала на стенде подержанной бижутерии местного рынка. В тот же миг, когда она сегодня утром надела этот шарф, к ней вернулось то самое ощущение, которое отметило вечер пятницы. Все выходные она ждала возможности надеть шарф, и теперь, с темно-синим пиджаком и юбкой, он вновь творил свою магию.

«Я чувствую, что изменилась: словно вдруг стала выше ростом», – мелькнула у нее мысль. Ей нравилась Анна Браун, которая улыбалась ей в ответ из запыленного стекла. Она выглядела счастливой.

– Анна, черт возьми, ты на повышение нацелилась или что? – Над ее плечом появилось краснощекое лицо Теда Бласкевича.

Анна обернулась:

– Доброе утро, Тед.

Она ополоснула чашки и выставила их на сушилку из нержавеющей стали.

– Раннее утро, – подчеркнул Тед, шагая за ней по ресепшену туда, где уже работала кофейная машина. – С ударением на «раннее». Что случилось? Надеешься на прибавку к зарплате? Если да, то в этом месте зря надеешься, девочка.

Анна улыбнулась и протянула ему чашку кофе.

– Нет. Я просто решила для разнообразия прийти сегодня пораньше. Не понимаю, почему это стало такой сенсацией. Бэбс отреагировала так, словно я сотворила нечто шокирующее.

– Потому что это шокирует. Я знаю это место, девочка: никто и никогда не торопится сюда по утрам, даже сама великая Джульетта Эванс. – Он отвесил шутовской поклон фотографии главного редактора, висевшей возле стола ресепшена.

– Я не торопилась. Я просто успела на ранний автобус – что, кстати, было здорово, потому что мне даже удалось сесть. Я рассортировала все до начала суматохи, и теперь у меня есть время на то, чтобы немного расслабиться, а такое бывает редко. То есть пока что эксперимент успешен по всем параметрам.

Анна подняла свою чашку и торжественно сделала глоток кофе. Ей уже давным-давно не удавалось выпить первый утренний кофе горячим, а не едва теплым, и без частых перерывов, как бывало в первые рабочие часы.

Тед Бласкевич смотрел на нее как на подозрительную посылку:

– Что с тобой происходит?

– Что, прости?

– Сегодня утром с тобой что-то не так. Что-то… изменилось.

– Разве? – Анна изо всех сил постаралась скрыть улыбку. – Я не заметила.

– Должна же быть причина, – пробормотал Тед, явно не слыша ее ответа. – Новый парень?

– Нет.

– Новые таблетки?

– Едва ли. – Ее улыбка стала шире.

– Ну, в эти дни ведь не угадаешь, верно? Такое впечатление, что все глотают какие-то таблетки.

– Вот спасибо за такие инсинуации! Разве девушка не может просто быть счастлива?

– Анна Браун, прекрати меня дразнить! Я знаю, что тебе это нравится… Ага! – Он щелкнул пальцами. – Чем ты занималась на выходных?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8