Миранда Дикинсон.

Посылка для Анны



скачать книгу бесплатно

© Miranda Dickinson, 2015

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2016

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2016

Об авторе

Миранда Дикинсон всегда любила сочинять истории. Она с детства мечтала написать книгу, которая стала бы жемчужиной библиотеки Кингсвинфорда, а сегодня стала автором бестселлеров. Писать всерьез Миранда начала после того, как друг подарил ей Самый Медленный в Мире Компьютер, и с тех пор создала шесть романов-бестселлеров: «Сказка Нью-Йорка», «Добро пожаловать в мой мир», «Все началось с поцелуя», «Когда я влюбилась», «Взгляни на меня» и «Я покоряю Нью-Йорк». Миранда живет в городе Дадли со своим мужем Бобом и дочерью Фло.

Дорогой читатель!

Представь себе чудеснейший, просто потрясающий подарок, выбранный специально для тебя и самым тщательным образом упакованный так, что его обертка выглядит ничуть не хуже того, что находится внутри. Такой, я надеюсь, станет для тебя моя книга. Эту историю я давно хотела рассказать, и теперь я вне себя от радости, потому что могу наконец поделиться ею.

Мне все еще не верится в то, что я зарабатываю на жизнь писательским мастерством. И я безмерно благодарна команде моего нового издательского дома «Пан Макмиллан»: моим редакторам Кэролин Хогг и Виктории Хьюджс-Вильямс за их подсказки и огромную веру в меня; Уэйну Бруксу (ускорителю во всех смыслах слова!); Мэнди Гринфилд и Клэр Гатцен. Признаюсь в невозможной любви к моему неподражаемому агенту Ханне Фергюсон за ее феноменальную поддержку и радость, которую дарит ей мое творчество.

Жизнь подарила мне потрясающих коллег-писателей, помощь которых значит для меня необычайно много, и я от всего сердца благодарю Джули Коэн, Ровен Колман, Келли Тейлор, Кейт Харрисон, Тамсин Мюррей, Ким Каррэн, Ханну Бекерман и Эй Джи Смит.

И, как всегда, я с любовью благодарю своих замечательных друзей из Твиттера и Фейсбука, которые вдохновили меня на создание некоторых деталей этой книги.

Имя уборщицы Бэбс придумала Дениз: Denise@samsonite11111.

Кофейня «Рассыпь бобы» получила свое название благодаря Мэлл Гринфилд: @thislittlemell.

Колли Беннет назван Мэриел Флинт: @mezzabel.

Ожерелье с маргаритками выбрала Шерил Сандерс: @cherylsaunders3.

На создание Ри и Меган меня вдохновили @bookreviewbyrea и @MeganInTheSun.

«Флоренс», фургон мороженщика на благотворительной ярмарке, мне великодушно одолжили в «Pollys Parlour». Он самая настоящая звезда! www.pollys-parlour.co.uk

Кофейня «Фрейя и Джорджи» названа в честь моих племянников Фрейи Смит и Джорджи Дэвиса.

Огромное спасибо Анне Перкинс, вдохновившей меня на создание образа Анны Браун.

Счастливой тридцатой годовщины свадьбы Мэнди и Алану Кук, выигравшим свое упоминание в этом списке!

Блогер Люси возникла благодаря всем прекрасным блогерам, с которыми я познакомилась за эти годы. Вы молодцы!

Благодарю мою фантастическую семью, легендарных «Пепперминт» и замечательную писательскую группу «Мечтатели» за то, что не позволили мне сойти с ума! Эта книга посвящена памяти Дорис Эллис, моей бабушки и главной моей поклонницы.

И наконец, с любовью благодарю моего чудесного мужа Боба и великолепную дочку Фло за то, что стали самыми драгоценными сюрпризами в моей жизни.

Я люблю вас больше неба и солнца!

Эта книга расскажет о том, как жизнь умеет удивлять. Надеюсь, она вдохновит вас на поиски экстраординарных подарков – возможностей, скрытых в нашей повседневности.

С наилучшими пожеланиями,

Миранда

Посылка для Анны

Посвящается Клэр Смит.

Ее подарки слишком ценные для того, чтобы отправлять их в простых бандеролях из коричневой бумаги.

С благодарностью за искреннюю дружбу



Сюрприз – это лучший подарок, который нам способна преподнести жизнь.

Борис Пастернак

Глава первая

Курьер службы «Ю-пи-эс»[1]1
  «Ю-пи-эс» (UPS) – объединенная служба доставки посылок. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)


[Закрыть]
стоял в очереди, поглядывая на часы. День выдался сложный, а до конца смены оставалось целых два часа. Транспорт уже забил главные артерии города тромбами пробок, растянувшихся на две мили, и в час пик перед выходными ситуация грозила стать еще печальней. Он наверняка опоздает, как случалось почти каждый раз в пятницу вечером. Жена будет недовольна. Да и ребенок тоже, он ведь ожидал, что папочка придет пораньше и погоняет с ним новый футбольный мяч в саду за домом. Папа же обещал

Перед ним в очереди за пропусками стояли три не самых терпеливых человека. Все трое были краснолицыми и грубоватыми, все трое громко выражали свое недовольство молоденькой секретарше, которая изо всех сил старалась сохранять доброжелательность. «Слишком многие в этом городе предпочитают включать громкость, а не голову», – заключил курьер. И спаси его Господь от работы в офисном здании! Оказаться в ловушке стальных стен, дышать пропущенным через кондиционеры воздухом, соблюдать офисную политику, холодную и бездушную, как те же кондиционеры, – такая жизнь не для него. Ему хватало одних только визитов в подобные помещения во время рабочей смены. Забираясь обратно в свой курьерский фургон, он испытывал облегчение, которое подтверждало, что профессию он выбрал правильно. Он хотя бы мог покинуть такое здание, пусть даже и для того, чтобы отправиться в похожее, но в другой части города.

Курьер оглядел большой атриум, который поднимался на шесть этажей к стеклянному куполу потолка, – впечатляющее архитектурное решение, вполне подходящее офису газеты национального масштаба. Мраморные полы, красное дерево, рассеянное освещение, большие вазоны из матовой стали, установленные у стеклянного лифта, который напомнил ему о прочитанной в детстве истории Роальда Даля[2]2
  Роальд Даль – английский писатель норвежского происхождения, автор романов, сказок и новелл, поэт и сценарист.


[Закрыть]
. За право войти в подобное здание его брат Уоррен, обладатель дешевых костюмов и непомерных амбиций, готов был убить. Впрочем, те не вполне чистоплотные подделки под бизнес-планы, которыми увлекался братец, едва ли приведут его сюда. Уоррен мог сколько угодно прохаживаться по поводу того, что его брату нравится быть «мальчиком на побегушках», но благодаря своей работе тот входил в шикарные городские офисы, куда Уоррена никогда не пригласят. И это уже что-то. Криво усмехнувшись своим мыслям, курьер шагнул вперед, на место, освобожденное предыдущими посетителями в очереди.

Молодая женщина, сидевшая за столом, извинилась за задержку. «У нее приятная улыбка, – подумал курьер, – из тех, что полностью меняют лицо».

– Чем я могу вам помочь?

Курьер поднял сверток.

– У меня посылка для… – он проверил ярлык, – Анны Браун.

Светло-голубые глаза девушки расширились:

– Ой! Это я.

Ее изумление заставило его улыбнуться. Во время смен, целиком и полностью посвященных доставкам деловых документов в корпоративные офисы, редко удавалось встретить человека, для которого посылка стала бы сюрпризом.

– Вы не ждали почту?

– Совсем не ждала. – Девушка чуть подалась вперед и понизила голос. – Я никогда не получала посылок, ни тут, ни дома, – призналась она, не сводя глаз с упаковки.

– Значит, сегодня ваш счастливый день, милая, – улыбнулся курьер, передавая ей свой планшет. Облокотившись на конторку, он ждал, пока она распишется. – Удачи вам. – Он помолчал, сомневаясь, стоит ли что-то добавить, и все же продолжил: – Надеюсь, вам понравится то, что внутри.

Глава вторая

Для Анны Браун это была совершенно обычная пятница. Она, как всегда, пришла на работу ровно на двадцать минут раньше, сложила свои вещи в маленькой кухоньке для персонала, скрытой от рабочей территории огромной сланцевой стеной, и заняла свое место за столом. Первым делом следовало проверить пометки в ежедневнике на предмет важных встреч, назначенных в «Дейли мессенджер». Сегодня таких было три: визит двух членов совета правления к главному редактору Джульетте Эванс – цель которого, без сомнения, позволит работникам «Мессенджера» вдоволь почесать языки; в середине дня команда экономистов встретится с отделом финансов; наконец, во втором часу прибудут кандидаты, желающие пройти в газете преддипломную практику, высоко ценящуюся среди выпускников.

Ничто не предвещало, что сегодняшний день станет особенным, кроме разве что конверта официального вида, который ждал Анну в ее ячейке для бумаг. Она посмотрела на стену с почтовыми ячейками и убедилась, что такие же письма получили все до единого сотрудники. Их содержание очень скоро станет горячей темой разговоров среди ее коллег.

– Я не буду этого делать, – отрезала Шенис Уилсон, младший секретарь ресепшена, возмущенно встряхнув тщательно выпрямленными светлыми волосами, уложенными в каре. – Пусть даже это официальное распоряжение.

Недавно пришедший в их команду Ашраф Гурам выглядел встревоженным.

– Но тебя могут уволить, если ты не примешь участия, так ведь? Тут же сказано…

Тед Бласкевич, начальник охраны, засмеялся и по-товарищески хлопнул подчиненного по спине:

– Тебе не стоит так об этом переживать, сынок, поверь мне. Тебя уволят, только если сильно на тебя разозлятся. Но имей в виду, не зря говорят: «Последним пришел – первым вышел»…

Ашраф нахмурился еще больше, а Анна начала разносить чашки со свежим чаем, который заварила для всех, – еще одна пятничная традиция.

– Что стряслось?

– А, так ты не в курсе последних новостей? – Шенис помахала листком бумаги так, словно он был перепачкан какой-то гадостью.

Анна взглянула на полных отвращения коллег.

– Насколько я понимаю, новости не из лучших?

– Прочитай свою записку, – сказал Тед. – Оказывается, нас неведомо зачем переводят на другие рабочие места.

– Будем делать чужую работу за меньшие деньги, вот что там написано, – сказала журналистка Ри Синфилд, появившись на ресепшене. Это было ее любимое место в офисе, куда она сбегала из отдела новостей каждую свободную минуту, в особенности когда чуяла свежие сплетни.

– Ворк-шедоуинг[3]3
  Ворк-шедоуинг – одна из современных методик наставничества и обучения, при которой подопечный специалист наблюдает за работой более опытного коллеги в естественных условиях.


[Закрыть]
. – Шенис буквально выплюнула эти слова. – Очередная сногсшибательная идейка Драконши. Это отвратительно. Ну чему я научусь у… – она прищурилась, читая имя, указанное в ее служебной записке, – Алана Дрейка из отдела логистики?

– Я бы скорей подумала о том, чему ты сможешь его научить, – захихикала Ри. – Сэм из бухгалтерии считает, что он красавчик.

– Да неужели? – Шенис слегка просветлела, обдумывая услышанное.

– Я вам скажу, что это такое, – мрачно заметил Тед. – Это обмен стульями на «Титанике». Чтоб мы считали, будто все идет хорошо, когда все плохо.

Анна вздохнула. Уже месяц слухи кружили, как листья на ветру, после публикации в «Дейли пост» – главном конкуренте «Мессенджера», – рассказывавшей о том, что ненадежные расчеты и сомнительные решения совета директоров привели к опасному дефициту бюджета газеты. И хотя Джульетта Эванс, несравненный редактор «Дейли мессенджер», настаивала на том, что дела обстоят благополучно, ей мало кого удавалось в этом убедить. Впрочем, Анна больше верила своей нанимательнице, чем известному своей ненадежностью сарафанному радио «Мессенджера». Она работала здесь уже довольно давно и не раз видела, как бесчисленные призрачные угрозы на деле оказывались пшиком.

– Все не настолько плохо, Тед. Мисс Эванс рассказала об этом на собрании персонала на прошлой неделе. Если кто и может провести «Мессенджер» через трудные времена, так это она, – сказала Анна.

– Попомни мои слова, девочка, чем чаще она твердит нам, что все под контролем, тем хуже наши дела.

– А тебе кого назначили, Анна? – спросила Ри, прерывая мрачные пророчества Теда.

Анна открыла свой конверт – и сердце ее подпрыгнуло. Даже голос ее стал тоньше, когда она прочитала вслух указанное в записке имя:

– Бен Мак-Ара.

И воздух вокруг нее как будто вскипел.

Бен Мак-Ара имел репутацию гения с Флит-стрит: молодой амбициозный репортер, быстро выдвинувшийся из рядов кандидатов – выпускников школы журналистики, чтобы стать одним из главных голосов британской печатной прессы. «Мессенджер» переманил этот талант с места младшего помощника в «Таймс» и повысил до ведущего корреспондента, тем самым сделав звездой. Все это впечатляло, но больше всего Анне нравилось то, что свой успех Бен носил непринужденно, как воскресный пиджак, и новая должность совершенно не изменила его личности. Именно это Анна заметила в нем, когда он впервые пришел на работу в «Мессенджер» три года назад. С тех пор ее уважение к дружелюбному, открытому репортеру постепенно переросло в нечто большее.

Ри и Шенис уставились на нее.

– Ты только что отхватила первого красавчика в офисе! Ну ты даешь, Анна!

Покраснев, Анна уставилась на внесенное от руки имя в своем письме. Она хорошо его знала, хотя признаться в этом коллегам было бы чистым безумием. Бен Мак-Ара, темноволосый, улыбчивый, лучший репортер «Дейли мессенджер», общение с которым не заходило дальше мимолетных взглядов, но которым Анна втайне восхищалась с того самого дня, как он пришел в эту газету.

– Не понимаю, зачем меня поставили в пару с кем-то из отдела новостей, – пробормотала она, надеясь отвлечь внимание от своих пылающих щек.

Шенис уставилась на Анну так, словно та только что позеленела:

– Он не просто «кто-то из отдела новостей» – он главный репортер. И первый красавчик Флит-стрит, тот самый, за которым все дамы нашего города готовы бежать по горячим углям!

– Он раздражает, но из постели такого не выгонишь, – согласилась Ри с бестактностью, присущей всем журналистам таблоидов.

– Тут, наверное, какая-то ошибка, – сказала Анна, озвучивая свои сумбурные мысли. – Я не смогу работать в отделе новостей.

Фальшивые ресницы Шенис затрепетали:

– Но это же идеально! Только подумай: тебе предстоит две полных недели миловаться с сексуальным журналистом и гоняться за горячими заголовками. Опасность, страсть, дедлайны… Кровь вскипит, и вас буквально швырнет друг к другу… Не успеешь оглянуться, как окажешься с ним в постели!

Анну затошнило.

– Ничего такого не будет…

– Ты совершенно точно не в курсе слухов о Бене Мак-Ара, – ухмыльнулась Ри. – Он сейчас очень одинок и более чем готов прийти на помощь прекрасной деве.

– Ты берегись этого Мак-Ара, Анна, – предупредил Тед, когда Шенис и Ри отчалили, сочиняя вслух все более грязные сценарии их с Беном отношений. – Он змей. Мюррей Хендерсон-Витт из отдела новостей говорит, что когда он чего-то хочет, то забывает все моральные принципы.

Анна возвела глаза к потолку:

– Уж кому как не Мюррею знать об этом. Тед, серьезно, я собираюсь подносить Бену кофе и печатать его заметки, но не более того.

И все же в глубине души мысль о том, чтобы провести ночь с мужчиной, которым она втайне восхищалась уже несколько месяцев, одновременно ужасала и будоражила ее. Что она ему скажет? И что предложит ему? Анна любила свою работу на ресепшене и хорошо с ней справлялась, но никогда даже не задумывалась о том, что может заниматься в этой газете чем-то другим. Ей было комфортно в знакомых условиях, и мысль о новой рабочей ситуации – пусть даже временной – ее пугала. Что, если она выставит себя посмешищем? Что, если все увидят ее ошибки?

Воспоминание о сцене сельского клуба и жестоком смехе аудитории вырвалось в ее сознании на передний план, желудок скрутило от унижения. Притворно закашлявшись, она торопливо скрылась на маленькой кухне за стеной ресепшена и оперлась руками на стальную раковину, пытаясь обрести равновесие и избавиться от неприятных воспоминаний.

«Я туда не вернусь, – поклялась она себе. – Больше никогда…»

Чтобы вновь обрести контроль над собой, она попыталась мыслить рационально. Все, конечно же, будет в порядке. Ворк-шедоуинг наверняка окажется чем-то вроде школьной практики: не важно, куда тебя отправили, задачи останутся теми же – систематизация документов, приготовление кофе, уйма скучных мелочей, за которые никто больше не хочет браться. Анна могла заниматься рутинными делами и радоваться тому, что не находится в лучах софитов. Так что все будет как прежде. Она станет следовать за Беном Мак-Ара, с радостью браться за предложенные им скучные задачи и не будет выделяться. Две недели – не такой уж долгий срок. А затем она вернется к тому, что умеет и любит больше всего, – к безопасному месту на ресепшене «Дейли мессенджер».

Звук лающего голоса призвал ее обратно на рабочее место, где Шенис изо всех сил пыталась сохранить вежливость в разговоре с новоприбывшей группой посетителей. Те громогласно выражали свое недовольство процедурами безопасности, которые недавно ввел Тед.

– Я не обязан выдавать вам всю эту информацию, – ревел упитанный посетитель. – Да вы вообще знаете, кто я такой?

– Возможно, я могу вам помочь?

Аккуратно отодвинув с линии огня коллегу, Анна ослепительно улыбнулась, отчего ярость посетителя немедленно угасла. Шенис не спорила: все знали, что она терпеть не может возиться с раздраженной публикой. Из всей команды ресепшена только Анна умела сохранять спокойствие в ответ на вспышки гнева, что ставило ее на несколько ступенек выше коллег по кризисному менеджменту. Этот навык был закален в течение многих лет того периода ее жизни, о котором никто здесь не знал.

Выслушав брань с обещанием жутких последствий, которые непременно случатся сразу после того, как совет узнает об их страданиях, Анна вручила посетителям пропуска. Она собрала все детали, затребованные новым протоколом безопасности, и отправила мучеников, все еще ворчащих, но сломленных, в зал совещаний на верхнем этаже. Как только они ушли, к стойке шагнул улыбающийся курьер «Ю-пи-эс».

– У меня посылка для… Анны Браун.

Глава третья

Анна Браун смотрела на посылку, которую держала в руках. Та была чуть больше обувной коробки, обернутая в коричневую бумагу, с аккуратно заполненными строками адресной наклейки. Почерк показался незнакомым. Перевернув сверток, она не нашла обратного адреса. И это было странно. Бандероли, доставляемые курьерами, почти всегда имели ярлык с адресом отправителя, что было полезно, поскольку газета часто по ошибке получала посылки, предназначенные для большой интернациональной банковской корпорации, расположенной чуть дальше по улице. Две цифры в номере дома порой оказывались не на своих местах, и это означало, что в обеденный перерыв Анне предстоит прогуляться в соседнее здание и оставить на стойке ресепшена из стекла и стали посылки, предназначенные для «Хэнсон Холдингс». Курьеры в последнее время ошибались так часто, что с двумя секретарями холдинга Анна перешла на «ты».

Но эта посылка была другой. И адресована она была правильно – ей. Но кто мог отправлять ей посылки? Мало кто из ее знакомых знал, где она работает. По правде говоря, из тех, кого Анна Браун называла своими друзьями, лишь один человек удосужился поинтересоваться этим. Несколько секунд она размышляла, не могла ли ее соседка Тиш, переехавшая из Америки, прислать ей подарок. Но, хоть они и обменивались открытками и подарками на Рождество и дни рождения, Тиш и Анна находились пока не на той стадии дружбы, которая предполагает подобные сюрпризы. Их дружба началась, когда они узнали друг друга в очереди за кофе в небольшой кофейне под их многоквартирным домом, расположенным на краю города. До этого они встретились лишь однажды, в норовистом лифте, который рывками поднимался на пятый этаж Уолтон Тауэр, и там поделились своим отношением к ненадежности бытовых служб. В очереди за кофе Тиш обернулась к Анне, чтобы пожаловаться на то, как медленно она движется, – и узнала ее. Они расположились за одним столиком, что и стало началом их связи. Дружба, выросшая из случайной встречи, была крепка, но оставалась в пределах «здесь и сейчас». Как и в случае других лондонских знакомств, Анна почти ничего не знала о жизни Тиш до эмиграции в Англию.

Анна вычеркнула Тиш из числа предполагаемых отправителей. Если бы та решила прислать Анне подарок, она отправила бы его на домашний адрес. К тому же Тиш Горник любила внимание и потому вряд ли захотела бы, чтобы ее не поблагодарили за щедрость.

Анна предположила, что посылку мог отправить ее младший брат Рори. Но почему тогда он не послал ее на домашний адрес? И потом, он сейчас был предельно занят собственной жизнью, найдя после долгих лет метаний по миру надежную гавань в Корнуолле. Учитывая, что даже открытки на день рождения приходили от него с опозданием примерно на три недели, на такие сюрпризы он точно был не способен.

Оставались два столь же неподходящих кандидата: Изадора Смедли, престарелая соседка Анны, и Джонас Раудон, единственный, кого она могла назвать близким другом в этом городе. Миссис Смедли славилась своей щедростью, но не знала, где работает Анна, поэтому та решила, что может сразу ее исключить.

Но мог ли это быть Джонас? В отличие от Тиш и Изадоры, он знал, чем Анна зарабатывает на жизнь, и время от времени встречал ее после работы у здания «Дейли мессенджер». Он был от природы немного застенчив и наверняка умел хранить секреты, но почему он решил отправить Анне подарок именно сейчас, после нескольких лет дружбы? Да, между ними, несомненно, существовала связь, и Анна даже порой ловила себя на том, что флиртует с ним, но она не могла даже вообразить, чтобы Джонас решил подобным образом выказать ей давно скрываемую привязанность. Этот рассудительный йоркширец скорее признался бы прямо, во время одной из совместных воскресных поездок за город, чем стал бы морочить себе голову, рассылая секретные послания.

Но если посылка не от него, то от кого же? Уж точно не от матери Анны, застрявшей, словно упрямая палка, в илистом устье реки Теймар[4]4
  Теймар – река в графстве Корнуолл, в Великобритании. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
. Мать до сих пор не простила ее за то, что она «бросила свою семью и сбежала в тот город». Корнуолльцы должны оставаться корнуолльцами, настаивала она, и решение Анны уехать из благословенного Кернова[5]5
  Кернов (Kernow) – название графства Корнуолл на корнском языке, мертвом языке кельтской группы. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
было для нее равнозначно предательству. В результате мисс Сенара Браун уже шесть лет не посылала Анне открыток на дни рождения; иными словами, отправить ей посылку без особых на то причин она не могла. Отец Анны давно покинул ее мать, еще в то время, когда она не осознавала потери, так что едва ли его можно было включить в список отправителей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное