Милослав Князев.

Налево пойдешь?



скачать книгу бесплатно

– Я как раз к этому моменту и подхожу, – пообещала ему. – Даже найдя другого анури, с которым были бы родственными душами и идеально подходили, переместить к себе насильно и без его согласия невозможно. В таком случае я бы переместилась к тебе сама. Именно на это и рассчитывала, поэтому и спрятала вещи, не взяв с собой почти ничего. Крайне маловероятно прихватить в другой мир что-либо, кроме одежды. Но вышло то, что вышло.

– Не помню, чтобы давал такое согласие.

Кивнула в ответ и продолжила:

– Есть несколько исключений. Призвать в другой мир без согласия и предупреждения можно того, кого в родном мире ничего не держит. Вообще ничего.

– Как это не держит?! – возмутился мужчина. – Меня много чего держало. Родственники, друзья, любимые книги и фильмы. Страна, в конце концов!

– Значит, не держали.

– Но…

– Извини, не так выразилась. Не сомневаюсь, что все они для тебя очень важны и ты для них тоже, однако ритуал получился. Почему конкретно, сказать не могу, тут возможно несколько разных причин. Самая вероятная и лучшая для тебя – это твоя смерть. То есть всё произошло в момент твоей смерти или незадолго до неё. В таком случае твоего согласия не требуется, достаточно желания выжить.

– Ничего себе лучший! – ответил он. – Что же тогда хуже?

– Гибель всех твоих близких, в результате которой тебя больше ничего не держало бы в твоём мире, или уничтожение самого мира.

– Да… – только и произнёс Алекс.

По лицу было видно, что он мне не верит или не хочет верить, что в данном случае то же самое. Ответ на этот вопрос у меня был, но не стала спешить. Пусть сам спросит. Ждать пришлось совсем недолго. Он спросил, и я начала объяснять:

– Анури не могут врать друг другу. Вернее, врать-то мы можем, только другой сразу это почувствует.

– Ну да, опять магия, – непонятным тоном ответил Алекс. – Только я ею не владею, а если и обладаю какими-то способностями, то необучен пользоваться.

– И не надо, это врождённое, – заверила его. – Просто, пока ты не встречал других анури, не было возможности убедиться.

– Допустим, одну я уже встретил, – усмехнулся он.

– Встретил, – кивнула я. – Но она оказалась очень хитрой и ни разу тебе не солгала. Если не считать хвоста.

– Вот именно, хвост! – воскликнул он. – Я ничего не почувствовал.

– Неужели? – усмехнулась я. – Не почувствовал или не заметил, потому что был сильно удивлён? Ладно, я сейчас произнесу несколько фраз, и ты сам убедишься.

На мгновение задумалась и начала говорить:

– Моё имя Аля Тэя Иара по прозвищу Чужая. – Получила это прозвище от светлых эльфов, когда достаточно долгое время жила среди них. – От эльфов научилась хорошо стрелять из лука, если и уступаю их лучшим стрелкам, то совсем немного. – Мне двести восемнадцать лет. – У меня есть эльфийский титул, приблизительно соответствующий графскому у людей, только не обеспеченный землями. – В детстве я мечтала быть эльфийской принцессой. – Когда в четырнадцать лет мне подарили пони, я сбежала из дома, планируя доехать на нём до ближайшего эльфийского леса, чтобы осуществить мечту. – Сто лет назад в Рамарской империи орудовал неуловимый вор, сумевший однажды проникнуть даже в императорскую сокровищницу.

Это была я. – И кстати, об империи, я там до сих пор числюсь принцессой, имею право на этот титул, поскольку несколько тысячелетий назад в династии была одна анури, моя много раз прабабушка. – У меня есть почётное гражданство одного из подгорных гномьих королевств и звание кузнечных дел мастера. Оно не почётное, а настоящее. – Однажды в храме Зуурраана – бога ураганов – меня ударила молния. С тех пор считаюсь отмеченной богом, и где бы я ни находилась, там всегда хорошая погода. – Ещё мне покровительствует Балур – бог удачи и… Просто бог удачи, чтоб ему его же покровительство вернулось десятикратно! – Ах да, чуть не забыла, у всех анури есть хвосты, просто они невидимые.

Глава 5

Алекс. Попаданец

Не знаю, как это работало, но я сразу почувствовал, где правда, а где ложь. Вернее, правду я вообще никак не почувствовал и не отличил от обычной речи анури, а ложь как бы светилась и горела огнём. Выходит, до этого Аля не соврала ни разу, кроме хвоста. Да и тогда что-то почувствовал, просто был сильно удивлён и не понял, что это такое. В принципе ничего удивительного: если точно знаешь, что соврать всё равно не получится, то и не станешь этого делать.

Стоп! А я сам? Вроде бы тоже ни разу не соврал, как-то не было причин. Теперь придётся всё время следить за собой. Ну а пока разберёмся с тем, что Аля наговорила.

– Тебе не двести восемнадцать лет, ты не умеешь стрелять из лука почти так же хорошо, как эльфы, ушастой принцессой быть никогда не мечтала, в детстве из дома верхом на пони ты сбегала, но совсем не туда, куда говоришь, – начал перечислять я.

Девушка кивнула, подтверждая.

– Принцессой ты ни разу не была и прав на титул не имеешь, никакие молнии тебя не били, и богом ураганов ты соответственно не отмечена. Вроде всё.

Кивок в ответ.

– Как бы странно мне это ни казалось, но выходит, что всё остальное правда, – закончил я.

– Вот видишь, анури не могут врать друг другу. Почти не могут.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я, заинтересовавшись последней фразой.

– Чтобы не осталось никаких недомолвок, открою маленькую тайну или, скорее, хитрость, – начала Аля. – Анури не могут соврать друг другу прямо, но ввести в заблуждение способны.

– И что из этого списка? – сразу догадался я.

– Возраст, – призналась она.

Попытался понять, что может быть не так с её возрастом. Земной год не совпадает с местным? Скорее всего, только в данном случае не имеет никакого значения, ведь названная цифра всё равно ложь. Лучше не гадать, а спросить, потому что сам принцип мне понятен. Он как раз на том и основан, что собеседник боится задать «глупый», по его мнению, вопрос и делает собственный, очень «умный», вывод.

– И что не так с твоим возрастом? Сколько прибавила?

– Нисколько. В этом и состоит вся хитрость, назвала почти точную цифру, но ты остался уверен, что она ложная, в результате сделал собственный вывод, основываясь на внешности. Всё бы ничего, только ты пока пользуешься привычными человеческими мерками. А на самом деле мне намного больше. Я себе убавила ровно один год.

Однако. Совсем не девочка и не девушка. Стоп! А может, этой откровенностью она и хочет ввести меня в заблуждение. Честно ошарашила одним из самых сильных различий между людьми и анури и тем самым отвлекла внимание от главного? Нужно проверить.

– Тогда подробней о ритуале, – попросил я. – И в первую очередь о том, чего недоговорила.

– Ничего, – уверенно ответила Аля. – Очень тщательно рассказала всё, ничего не пропуская. Остались только магические инструкции по проведению самого ритуала. Но там мало рассказать словами, нужно показывать. Ты пока не научился пользоваться своими магическими способностями, поэтому вряд ли сможешь понять, да и я не сумею показать, пока ко мне не вернётся сила.

– Ладно, с магией потом разберёмся. Тут ещё один вопрос: раз она у вас есть, то и упомянутые тобою боги тоже?

– К сожалению, да, – ответила она.

– В принципе твоё сожаление одобряю. Признаюсь честно, сильно недолюбливаю богов, даже наших земных, выдуманных от начала и до конца, а уж с настоящими вообще дела иметь не хочется. Но всё же непонятно, чем тебе бог удачи не угодил? Уж против его покровительства мало кто откажется.

– Против покровительства богини Ялири действительно никто возражать не станет, она самая настоящая удача, – ответила Аля. – А Балура ещё иногда называют… Нет, лучше не буду произносить вслух, а то плохо кончится. В общем, его покровительство весьма сомнительно. Повезти повезёт, но вовсе не так, как тебе хотелось бы.

– Ладно, красавица, с этим мы разобрались, – подвёл итог я. – Теперь рассказывай.

– Что? – не поняла Аля.

– Как это – что? – удивился я. – Какие наши ближайшие планы? Да и не ближайшие тоже вызывают интерес.

Девушка молчала. Да знаю я, сколько ей лет, но раз выглядит девушкой, то девушка и есть. Позже нужно будет поинтересоваться вопросом, как соотносятся между собой возрасты разных рас. Если как-то уживаются на одной планете, да ещё и вступают в интересные связи (про полукровок ведь анури не из теоретических умозаключений упомянула), то этот аспект наверняка улажен. После небольшой паузы я продолжил:

– Аль, дорогая, неужели ты хочешь сказать, что планировала вызвать с помощью ритуала мужчину своей расы и сразу начать с ним жить долго и счастливо, не сходя с места, где он появится? Ну, или максимум отойдя на сотню метров от межмирового разлома, раз они так опасны.

Поразительно, но она именно так и планировала. Вернее, совсем не так, но сути это не меняло. На самом деле Аля вообще не рассчитывала, что избранника перенесёт в её мир. Думала, будет наоборот, и готовилась соответственно. Взяла с собой минимум вещей, всё равно маловероятно перетащить что-либо в другой мир (сразу представил себе ситуацию, как эта красавица появляется прямо из воздуха передо мной в центре города, вся такая голая, без хвоста, зато с обнажённым мечом в руках).

Но я отвлёкся. Так вот, взяла с собой самый минимум, бо?льшую часть которого потом оставила в этой рощице, попрощалась с конём, привязав его так, чтобы сам легко смог освободиться, если хозяйки долго не будет, и отправилась совершать ритуал.

– Ну хоть на случай неудачи подготовилась? – спросил я.

– В случае неудачи шансов выжить было немного, – призналась она.

– Да, ситуация еще та! Но если бы выжила, что собиралась делать?

– Прятаться ближайшие полгода или год, – дала неожиданный ответ.

– От кого?

– Ото всех.

– Почему?

– После ритуала я полностью лишилась магии минимум на полгода. В таком состоянии мне лучше никому не попадаться. Сначала была идея притвориться полуэльфийкой, мы на них похожи, и пойти в наёмницы, спрятавшись таким способом, но почти сразу пришлось отказаться.

– Почему?

– Эльфийка, пусть даже полукровка, не владеющая луком и предпочитающая ему гномий арбалет, выглядит, мягко говоря, странно. О том, чтобы затеряться и не обращать на себя лишнего внимания, можно будет забыть.

– Вообще-то я имел в виду не это, – пояснил ей. – Почему, то есть зачем прятаться?

– Анури сильные маги. Нас за это очень недолюбливают. И не упустят случая навредить или просто убить, если этой силы лишимся. Мстить-то некому.

– Да… – произнёс я. – А ты думал, что в сказку попал? Принцесса вовсе не принцесса, эльфийка не настоящая, и даже волшебство как минимум на полгода откладывается.

– Что? – не поняла анури.

– Не обращай внимания, это я про себя.

– Извини, – произнесла девушка.

– За что? – не понял я.

– За принцессу и эльфийку.

– А за волшебство? – подозрительно поднял бровь.

– За него не извиняюсь, потому что оно есть.

– Но ты же сама сказала…

– Я сказала, что ближайшие полгода не смогу пользоваться магией. Но ты тоже анури, а значит, по определению сильный маг.

– Который ничего не умеет, – вставил я.

– Научу, – уверенно заявила Аля.

– Ну ладно, хоть с магической академией не обманула, – в шутку согласился я.

– Вообще-то… – начала она.

– Что теперь не так?

– Нас не берут в магические академии.

– Почему?

– Боятся. Анури и так сильные маги. Сильнее любых других.

Интересная информация. Только сам я себя магом не чувствовал. И кстати, умение распознавать ложь из уст анури магией не являлось. Это мне Аля объяснила, сама она хоть и лишилась сил, это делать могла прекрасно. Проверили. Наговорил пару десятков фраз, девушка ни разу не ошиблась.

Кстати, попытался использовать этот природный детектор лжи в качестве оракула. Попробовал несколько фраз, которые не могли являться ни правдой, ни ложью или с одинаковым успехом как тем, так и другим. Типа того, что завтра пройдёт дождь, я умер в своём мире, или Землю ждёт глобальная катастрофа. На все подобные фразы Аля отвечала одинаково:

– Ты этого не можешь знать.

– Предполагаешь или чувствуешь? – после очередного повтора спросил я.

– Или. Именно чувствую, не как ложь, но и не как правду.

– Дай мне попробовать, – попросил я у неё.

Мы попробовали. Ощущения действительно были другими.

Потом начали устраиваться на ночлег. Разумеется, не в том же месте, где произошло побоище. Трупы бандитов убрали сразу, но всё равно не было никакого желания там спать. Перенесли лагерь чуть в сторону, там нашлось даже более удобное место. Вечерело, мы с Алей сидели у костра и разговаривали…

С этим костром, кстати, интересно получилось. Бандитский анури потушила, а когда начала разводить новый, вдруг обнаружила, что «зажигалка не работает». Починить не представлялось возможным, ибо в качестве инструмента она обычно использовала собственный палец, вызывая магическое пламя на кончике. Настолько привыкла к естественности процесса, что забыла о главном – без магии ничего не выйдет. Смотрела растерянно и не знала, что делать. Я понял простую вещь – она просто не умеет добывать огонь каким-либо другим способом. И это не только проблема костра, наверняка со временем всплывут другие такие мелочи.

– Вот и повод провести первый урок, – с фальшивым энтузиазмом в голосе произнесла Аля (лжи при этом я не почувствовал). – Сейчас научу тебя добывать огонь при помощи магии. Это одно из самых простейших заклинаний. Большинство магов начинают либо с него, либо со светящегося шарика. Правда, второе используют в таких случаях чаще, но нам сейчас больше нужно первое.

– И как ты собираешься меня учить? – с подозрением спросил я у девушки.

– Не проблема, – отмахнулась Аля. – Такое простенькое плетение можно нарисовать на бумаге.

Она полезла в свою сумку за письменными принадлежностями, а я – в карман за своей зажигалкой. На самом деле не курю, но почти всегда ношу с собой. Мало ли, вдруг пригодится? Например, случайно попаду в другой мир и смогу хотя бы костёр развести или красивая девушка огоньку попросит. Поскольку курящие девушки мне встречаются несколько чаще, чем другие миры, как раз для этой цели выбрал не одноразовую китайскую, а нечто с претензией на фирменную, что-то из линейки «зиппо» на бензине (не исключено, что тоже китайскую, но, судя по картинке, скорее всего, нашу).

Пока Аля что-то рисовала, подошёл к уже готовому костру и тихо поджёг. Вопреки всякой теории вероятности, шедевр китайского зажигалкостроения пригодился и на случай попадания в другой мир, и чтобы на девушку впечатление произвести. Правда, она этого пока не заметила и старательно что-то выводила на бумаге. Вот и прекрасно, так же тихо отошёл от костра, сел на прежнее место и начал делать вид, что я тут совершенно ни при чём.

Закончив с рисунком, анури всё-таки обратила внимание на костёр. Посмотрела на огонь, на меня, опять на огонь и вопросительно подняла бровь. Хотел начать рассказывать, мол, я тут совершенно ни при чём и оно само загорелось, но вовремя вспомнил, что она сразу распознает ложь, даже если это невинная шутка. Поэтому ограничился пожатием плечами, которое обычно означает примерно то же самое или понимай как хочешь.

– Покажи, – попросила Аля.

– Держи, – протянул ей зажигалку.

Мне стало интересно, что она будет делать с маленьким металлическим бруском. Девушка повертела его в руках и задала совершенно неожиданный вопрос:

– Это твой герб?

– Где?! – воскликнул я.

– Вот, – показала она.

– Ах, это…

Давно уже привык к картинке и перестал обращать на неё внимание. Но те, кто видит, замечают сразу. Да мне и самому когда-то показалась оригинальной продаваемая в киоске, торгующем всякой мелочовкой и сувенирами, зажигалка. Цена была совсем невысокой, потому и купил. Вещь оказалась неожиданно качественной и надёжной, столько времени ношу в кармане, а краска не только не облезла, но и приобрела более благородный вид, чем в самом начале.

– Да, это мой герб, – медленно произнёс я.

Ожидал, что сейчас буду пойман на лжи, но ничего такого не произошло. Девушка лишь кивнула, принимая к сведению. Хвалёная способность анури всегда отличать правду ото лжи, в случае, если говорит соплеменник, дала сбой.

Стоп, а прозвучала ли ложь? Если подумать, нет. Слово «мой» вообще довольно интересно по своему значению. Например, моя фотография. О чём речь? Та, на которой я изображён? Та, которую я снимал? Та, которую мне подарила девушка? Или та, которую я купил на блошином рынке среди старого барахла? Ведь они все мои. В последнем случае как в том анекдоте:

– Кто изображён на этих картинах? – спрашивает посетитель галереи.

– Предки, – коротко отвечает художник.

– Чьи?

– Купите, будут ваши.

Ну так вот, в отличие от картины люди, изображённые на купленной старой фотографии, моими предками не станут, но она сама будет именно таковой. Если подумать, про герб на зажигалке я не соврал. Это действительно мой герб. Оба они мои. На красном, искусственно состаренном корпусе замотанные в кумач колосья от советского герба, а внутри тоже слегка состаренный двуглавый имперский орёл. И то, и другое Россия, и то, и другое моя Родина, и то, и другое мой герб.

И не надо мне рассказывать про несовместимость белых и красных. Они действительно несовместимы, только какое отношение белые имеют к данному гербу? Ведь белые никакого отношения к Российской империи не имеют. Значительная часть царских офицеров перешла на сторону новой власти и стала Красной армией, а бунтовщики, не пожелавшие этого сделать, позже стали называться белыми. И предатели именно они, потому что армия подчиняется политической власти, какой бы та ни была, а сама не должна занимается политикой.

Просто эта информация никогда особо не афишировалась. Ну кто бы вам в советское время сказал, что костяк командиров Рабоче-крестьянской Красной армии составляли царские офицеры? А кто вам сейчас расскажет, что большинство тех царских офицеров никогда не были белыми? Мало того, они откровенно презирали бунтовщиков, воюющих на стороне интервентов. И кстати, белая гвардия не имела права называться гвардией, как, впрочем, и любое другое вооруженное отребье.

Глава 6

Алекс. Попаданец

Если кто думает, что обладание зажигалкой избавило меня от уроков магии, то он сильно заблуждается. Зря Аля рисовала, что ли? Да и мне самому было интересно попробовать. Другой вопрос, не очень верилось как в то, что я могучий волшебник, так и в магию вообще. Но и отрицать очевидное, то есть перенос в другой мир, тоже глупо.

– И как пользоваться твоей инструкцией? – спросил я, беря в руки тетрадь.

– Ты вверх ногами держишь, – ответила девушка.

Перевернул. Яснее не стало.

– Всё очень просто, – начала объяснять анури. – Сначала представь себе этот рисунок.

– Где представить? – задал уточняющий вопрос.

– Да хотя бы на кончике пальца… Хотя, стой, первый раз лучше не надо на пальце. Тогда сразу на объекте, который хочешь зажечь.

– Хорошо, – согласился я. – Только костёр уже горит.

Аля, ничуть не смутившись, собрала ещё одну заготовку для костра, только чуть поменьше.

– Представил твой рисунок, что дальше? – спросил у неё.

– Так быстро? – удивилась девушка.

– А что тут такого?

Действительно не понимал, что тут такого? Может, раньше это было и не так просто, но живущему в век телевидения, Интернета и цифровых фотоаппаратов представить себе картинку по предложенному образцу – секундное дело.

– Хорошо, – кивнула девушка, – тогда представь ещё раз и наполни силой.

– Зачем ещё раз? – не понял я.

– Ты хочешь сказать, что всё время держишь незнакомое плетение в голове? С первого раза?!

– Ну да, – кивнул в ответ. – Что в этом такого? Ты же сама сказала, это одно из простейших плетений.

Аля сделала большие глаза. Однако не поверить мне она не могла.

– Тогда наполняй силой, только немного, ты не врага спалить собираешься, а лишь костёр разжечь.

– Ага, знать бы ещё как.

Анури опять удивилась. Оказалось, сплести магические линии в воображении, да ещё и удерживать, будучи занятым болтовнёй и вопросами, куда сложнее, чем наполнить силой. Многократно сложнее. После нескольких безуспешных попыток и повторных объяснений у меня получилось.

–..!

Поднимаясь на ноги, я громко ругался, заодно ощупывая себя. Вроде бы ничего не сгорело, разве что волосы и ресницы опалило, но это без зеркала не проверишь. Шарахнуло знатно. Разложенные в виде костерка веточки вдруг вспыхнули, превратившись в огненный вихрь. Я на ногах не устоял. Да и другой костёр сдуло. Анури принялась тушить разбросанные по поляне дрова и горящие ветки, собирая их обратно. Пошёл ей помогать. Вскоре мы сложили костёр по новой.

– На каком языке ты сейчас ругался? – спросила Аля.

– На том же, на котором мы говорим, – удивлённо ответил ей.

– Странно, я почти ничего не поняла, а такого быть не может.

– Кроме предлогов «в» и «на»? – улыбнулся я, вспомнив старую шутку.

Если меня расстроила неудача, да ещё с такими эффектами, то Аля думала иначе. О том, что силы в плетение нужно вливать только чуть, она упомянула лишь для формальности. Обычно в свой первый раз маг пытается влить всё, что у него есть, да и то не всегда получается. Показанный мною результат давал перспективы, и немалые. Если сумел влить так много сейчас, то сколько же смогу после обучения?

Правда, и тут имелись свои минусы. Мой случай хоть и был редкостью, но не являлся чем-то уникальным. Встречались маги с большим резервом и пропускной способностью сразу после инициации. Только минусов в этом всегда больше, чем плюсов. Если честно, всего один, пусть и огромный, плюс и целая куча разнокалиберных минусов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное