Милла Краевская.

Манекен в бегах



скачать книгу бесплатно

Чем Трамп не шутит?


– Друзья мои, мы сейчас репетируем последнюю сцену, она называется «Чем Трамп не шутит?» – говорит Владислав – И всё, будем решать вопросы по съёмке нашего мюзикла.

– Игорь, в роли Трампа, выходи!

Звучит американский гимн. Идёт, улыбаясь, Трамп, в обнимку с американским знаменем. В руках у него на палочке лозунг: «Покупай Американское, нанимай Американцев!» Из кармана у него торчит маленький бюст Мартина Лютера Кинга.





Навстречу ему бегут журналисты с камерами. Они окружают его. Перед ним идут трое мужчин в костюмах. Трамп отталкивает одного, в середине, у которого на лацкане написано «Премьер Черногории». Он проходит вперёд.

– Отойди, однотанковый! – говорит он премьеру Черногории.

Трамп останавливается посредине.

– Я сделаю Америку снова Великой! – заявляет Трамп в микрофон.

Журналисты аплодируют.

– Я буду величайшим президентом! – небольшие аплодисменты.


Тянет руку журналист CNN: – Господин Трамп можно задать вам вопрос?

– Нет, я не дам вам слова, CNN! Вы, CNN, распространяете лживые новости! Я даже не хочу вас слушать!

К Трампу идёт Оливер Стоун. Издалека он протягивает руку. Трамп аккуратно ставит знамя и лозунг. Дональд Трамп пожимает ему руку. Они усаживаются в кресла. Сбоку сцены – окно. В нем видно, как идут мимо по улице, с лозунгами, женщины в розовых шапках. Слышны крики:

– «Свободу Меланье!»

– Сумасшедшие! – замечает Трамп.

Оливер Стоун улыбается. Скандируется новый лозунг:

– «Роман Трампа и Путина продолжается!»

– Я переживаю, хватит ли им розовых шапок! – кивает Трамп на окно – … Кто и когда им срочно навязал столько шапок одного цвета?!

– А сколько одинаковых фасонов! – понимающе, улыбается Стоун.

– Как они все вдруг одинаково оделись? Это, действительно, вопрос?! – говорит Трамп.

– Мадонна хочет разбомбить «Белый дом»! – удивляется Стоун.

– У неё уже была Полиция!

Опять звучат лозунги:

– «Сделаем тиранию снова Великой!»

– «Трамп – главный расист!» «Нас не заткнешь!»


Прибегает Ангела Меркель, садится рядом и протягивает руку Трампу. Она улыбается. До неё, Трамп сидел, его руки были на коленях. Он не смотрит на Меркель, при её появлении, складывает руки в замок. Меркель убирает руку. Через минуту она снова, робко, протягивает руку. Трамп как сидел, так и сидит.

– Они хотят, чтобы мы пожали руки! – говорит Ангела.

– Вот, когда отдадите два процента, тогда и будем здороваться!

– … Европе придётся рассчитывать на себя! – встаёт Меркель и уходит, гордо вскинув голову.

– Господин президент! У меня к вам несколько вопросов – говорит Стоун – Вы человек года по версии журнала «Time». У меня, в связи с этим, такой вопрос, какой шутник избрал Вас в президенты?!

– Американский народ!

– Это точно не «русские хакеры»?!

– Я думаю, что американский народ – это, точно, не русские хакеры! Я такого о нём мнения!

– А что, разве ФБР не в силах разобраться в этом? Поднять бюллетени? – спрашивает Стоун.

– Это вбросила Хиллари.

А Джеймс Коми, как директор ФБР, должен был разобраться в этом вопросе.

– Но он говорит, что это секретные сведения. И вроде как, они у него есть?! – сомневается Оливер.

– А вы думаете, если бы у него были такие сведения, то он бы не афишировал их на каждом шагу?!

– Я думаю, что он нёс бы эти документы впереди себя, как лозунг, привязанными на палке – ответил Стоун.

– Вот за это я его уволил. Да! Ещё, по рекомендации, между прочим, генпрокурора нашей страны и его заместителя. Коми говорит всегда, то, что ему выгодно в данный момент. Хотя, конечно, он мне помог!

– Как? В чём?!

– Он предал огласке историю с секретными письмами Клинтон!

– О, благодаря этому, все узнали, что она помогала создавать ИГИЛ (запрещённая группировка в РФ).

– Да, и теперь эта ИГИЛ, (запрещённая группировка в РФ) убивает людей по всему миру!

– А что было потом?

– Потом он заявил, что расследование переписки Хиллари должно быть закрыто, без разбирательства. За несколько дней до выборов, заявляет о продолжении расследования.

– У него нет позиции?

– Выходит. Что это за директор ФБР?

– Выходит вы обезглавили ФБР? То есть, Коми оказался «в коме».

– Да, Коми оказался «в коме»! – подтвердил Трамп.


– Я слышал, Владимир Путин даже предложил ему политическое убежище в России.

– Да, он предложил ему переехать в страну Коми.

– У них есть такая страна? Ха, ха, ха! Узнаю Путина!

– А что вы скажете, Дональд, о томагавках, посланных вами в Сирии?

– Эти «Белые каски» сняли фальшивку про «убитых детей химическим оружием»! А эти CNN кричали об этом повсюду! Они обманули меня!

– Я понимаю вас.

– Я только хочу раздолбать ИГИЛ (запрещённая группировка в РФ), и в этом мы с Путиным солидарны.

– А что Вы скажете о Саммите Двадцатки в Гамбурге?

– Мы испытали на себе всю прелесть «Демократии Меркель»! Хотя, встреча с Путиным – это было Грандиозно!

– А я солидарен с вами, господин президент в этом вопросе! Наша беседа была очень продуктивной. Спасибо.

Дональд Трамп и Оливер Стоун жмут друг другу руки. Занавес закрывается.

Студия «Нам ли жить в печали», собирается снимать мюзикл


Коллектив пародистов, проект-студия «Нам ли жить в печали» рассаживаются вокруг большого овального стола. Они все в своём обычном виде, кто в джинсах и пиджаке, кто в костюме. Во главе стола стоит главный продюсер Владислав.

– Значит, всё решили. Будем снимать! У нас будет пародийный мюзикл с песнями и танцами! Должны получиться небольшие номера. Наша Проект-студия, как называется «Нам ли жить в печали?» Правильно?

Все кричат: – Правильно!

–Так вот, побольше, искромётного веселья и вперёд с песнями! Всё должно быть отрепетировано на «ура»! А теперь внимание, господа! Съёмочную группу уже наняли. Можно снимать. Неделя на все сборы! Подгонка костюмов и ещё раз прогоним танцевальные сцены. Понятно всем: съёмочная группа простаивать не будет, сами знаете, уйдёт. У них дела! Так что всё бегом, доделываем сегодня, завтра. А там – главная репетиция. Вопросы есть?

Общий гул.

В комнате раздаются реплики: «Хорошее дело!», «Успеем!», «Давно пора сниматься!», «Побольше музыки!», «А не прогорим?»

– Не прогорим! Когда мы прогорали? – отвечает Владислав.


Входит сопродюсер Алекс.

– Стоп, пацаны! Я от автора нашего мюзикла еду! От Викентия нашего! Не подписал он последний вариант, мужики, он его не исправил. Нет его дома. Заболел и спешно выехал на курорт, что-то с сердцем, … точно не знаю. Вроде, как поругался с подругой, с этой, со своей, с Инессой-баронессой. Она от него отказалась. Он в истерике. Вобщем, пацаны, надо ехать к нему в Крым! Подписывать, уговаривать! Придётся, … не хочет ничего слышать. Депрессия у него… на таблетках, … боится «в ящик сыграть»!

– Что, так серьёзно? Так я и знал, … без «заморочек» не обойдётся! Что-то, да пойдёт ни так! Что предлагаешь, Алекс? – спросил Владислав.

– Выехать прямо сейчас, … а то не успеем. Давай, Владислав, в аэропорт дуем … Билеты, какие будут, урвём и ту-ту. Время… жмёт!

– Так, слушай, Алекс, а кто деньги заберёт на постановку, костюмы, декорации? Спонсор завтра даёт, кто поедет?


Все смотрят друг на друга.

– Ой, ну кто, кто? Вон эти друзья: Игорь и Агафон заберут. Не маленькие. На Игоря я всегда полагаюсь. Что там делать? Подъедут к дому, заберут денежки, на машину сядут и привезут. Всего делов-то! Деньги к тебе на квартиру, в сейф!

– Не, ко мне не надо. Не надо мне этот «геморрой»! Дома редко кто бывает! Потом позвоним вам, куда деньги везти. Можно, к Марусе, на дачу. Никто не догадается. Вы это, пацаны, оденьтесь только незаметно, … в серых тонах. А то Агафоша, я тебя знаю. Выпендришься, как орангутанец, в «брачный период» перед самками. Поскромней, давай, … чтоб в толпе незаметен был. Подстригись, покороче.


У Агафона длинные волосы до плеч.

– Всё равно мешают парики надевать!

– Да чё, я понимаю. Сделам. По-быстрому съездим, туда, обратно, всего делов. За час управимся, – отвечает Агафон.

– Да, сделам, что там сложного, простая работа! Подумаешь! – поддакивает Игорь.

– Ничё, простая работа, … двадцать четыре миллиона забрать? Сумку возьмите какую – поскромней. Поаккуратней там. Игорь, ты главный! Отвечаешь. Игорь, всё на тебя! – настаивает Владислав.

– Да понял я, понял. … У меня всё, как с куста, все двадцать четыре. … Лишних не ждите! Ха, ха, ха!

– Всё у вас шуточки. А оставите людей без денег? Что тогда? А вы, ребяты, давай, готовьсь! – восклицает Владислав.


Все хором: – Так точно!

– Придётся нам вдвоём лететь. Знаете сами, Викентия уговаривать надо, он один (кивает на Алекса) не справится. Тут, напереть вдвоём, нужно. Создать ему атмосферу! Не мытьём, так катаньем!


Продюсеры, с ними Агафон и Игорь выходят на улицу.

Агафон: – На моей поедем. У меня двигатель новый! 250 лошадок поставил.

– Куда ты будешь ездить, с такой скоростюгой? Где этот суперагрегат? – удивляется Владислав.

– Вон она стоит! – отвечает Агафон.



Все поворачиваются и видят яркую, экстравагантную красную машину с аэрографией. На ней нарисован огрызающийся тигр. Все в шоке.

– Ядрён-Макрон! Милый мой, да это самое вызывающее, что я, когда-либо видел!! – удивляется Владислав.

– Ого! Нет уж, Мэри Поппинс, до свиданья! … Эта не пойдёт! Скромнее некуда! – удивляется Алекс.

– На его не поедем, поедем на моей. Моя спокойней. И серая. Вон она… говорит Игорь.

Все поворачиваются. Стоит «крутая машина».





– А у твоей, сколько? – спрашивает снова Владислав.

– Триста силёнок будет, – ответил Игорь.

– Только от погони убегать! – засмеялся Алекс.

– «Тьфу, ты, не сглазь!» Чтоб ты работал без зарплаты, … как Трамп! – говорит Игорь.

– Ха, ха, ха! Спасибо, брателло! Серая-то, серая. Но, слишком заметная. … Мужики, возьмите машину в прокате – предлагает Владислав – Серенькую, незаметную, средней марки. Давайте, мужики! А лучше вообще старую, «семёрку». Давайте, шевелитесь, дуйте в прокат. А завтра с утречка «за лимонами на базар».


– Да не волнуйся ты так, всё в порядке будет, одна нога здесь, другая там… Ты же нас знаешь! Чай с лимонами мы любим! Всё сделам! – успокаивает Игорь.

– Да то-то и оно, что знаю эти дела. Ладно, может, пронесёт!

Продюсеры уезжают на своей машине, Игорь и Агафон поворачивают в другую сторону на Игоревой машине.

– Останови, Игорёх! Один поезжай в прокат. Я домой поеду, подготовиться надо. Подстригусь.

Он выходит из машины. Заглядывает в окно.

– Что, как одеться? – спрашивает Агафон.

Игорь: – Да, простенько, серый костюмчик у тебя есть?

Агафон кивает.

– Вот его и надень. И стрижку – … покороче. Ну, будь!

Игорь и Агафон отправляются за деньгами к спонсору


Утро другого дня. К офису подъезжает Игорь на серой, «семёрке». Его не узнать, он одет простым «шоферюгой». На нём серая футболка и чёрные «спортивники», с серой полосой. Он протирает машину. Раздаётся свист. Игорь оборачивается и видит картину.


Стоит Агафон в сером костюме. Длинный широкий пиджак с большими, заглаженными лацканами и петелькой на одном из них. Широкие брюки до пола, с обшлагом. Как будто он выпал из прошлых времён. Волосы подстрижены «под горшок», слишком ровно, чуть ниже подбородка, типа Олега Попова. У него странный вид.


Игорь: – Японская, хиромантия! Совсем незаметный! Агафий, сволочь, ты перестарался! В таком виде только к протоирею идти, … свататься к его дочке. Не наше время.

Проходят две девушки, прыскают со смеху.

– Ого! А где таких штампуют? Хорошенький! – спрашивает одна девушка.

– Спецзаказ! Российская сборка! Привет из двадцатых! – смеётся Игорь.

– Оборжаться! – говорит вторая девушка.


Агафон скромничает. Он опустил голову вниз и ковыряет землю ботинком.

– Девчонки, а покататься на моей машинке? Во-он на той! Красивой! – оживает Агафон. Девчонки смотрят на машину и снова «прыскают».

– Дяденька, а как вас звать? – спрашивает первая девушка.

Агафон: – Агафон Апполонович!


Девчонки на корячках. Одна из них достаёт листочек из сумочки и ручку, начинает что-то записывать.

– Ой, подождите, … пожалуйста, я запишу! – говорит девушка.

– Записывает она, … на вот – … визитку! – подаёт визитку Агафон.

– Агафон Аполлонович Зезюкин? – читает девушка.

– Да, … собственной персоной! А ты думала, кто? – смеётся Агафон.

– Гы, гы! Ваш папа – Апполон?

– Аполлон Берендеевич Зезюкин!

– Здорово! А маму?

– Вера Ивановна!

– Так и знала, кто-нибудь, да подкачает! А фамилия у неё какая была?

– Да нормальная фамилия! Вера Ивановна… Прокисшая!

Девчонки прыскают. Игорь улыбается.

– Здорово! – удивляется первая девушка.

– Мне самому грозила эта фамилия! Был бы я Агафон Аполлонович Прокисший! Девушки визжат, садятся «на корячки от смеха».

– Да меня бы затюкали, все бы кричали: – «Эй Апполон прокисший!» Когда мама мной ходила, то бывало, сидит на обеде, на своём рабочем месте и простоквашу с сахаром ест. Девчата, ёгуртов-то не было! … Из-за её фамилии над ней подшучивали. Идёт кто-нибудь мимо, непременно скажет: «Вера опять простоквашу ешь, а вдруг ребёнка «Прокисшего» родишь». Другая бы обиделась, а мамка смеётся. Весёлая она у меня, я весь в неё.

– Точно, Агафоша! Что мамка, что ты – Два энерджайзера! – подтверждает Игорь.

– Папаша на ней не женился, как узнал, что беременна! Бросил. Но тут на ней женился прекрасный Апполон!

Как мама Агафона, случайно, вышла замуж


Девчонки опять прыскают со смеху.

– А расскажите!

– Мамка с ним в цирке познакомилась. Уже была на девятом месяце. Вдруг в цирк её потянуло, на клоуна посмотреть. А живот, как арбуз. Усаживается она в первом ряду. В одной руке морожена, в другой вобла. Разворачивает морожену и начинает есть. Тут клоун выходит. И говорит всем: «Так хочу, есть! Как мне на обед заработать?» Тут мамаша моя рот открыла, чтобы откусить новую порцию. Вдруг, нечаянно, мороженным как взмахнёт. А оно, «бамс» на сцену. Это я изнутри её толкнул. Я толкался, как «сволочь». Клоун смотрит, перед ним мороженое.

Зал: «Ха, ха, ха!»

А клоун говорит: «Этого мало, что мне одно мороженое?» Он хотел выкрутиться!

Размечтался!


А маман уже, как ни в чём не бывало, рыбу «грызёт». Рыба скользкая. Я опять, как толкну. Рыба – под ноги клоуну, бряк. Он стоит в оцепенении. Весь зал затаил дыхание. А клоуну отыграть это как-то надо, он и говорит невпопад: «Ты не от меня забеременела?» В зале тишина заинтересованная повисла. Все взгляды на маман. А маман думает, вдруг у него фамилия хорошая. Сам вроде ничего, и кивнула. Клоун ей: «Ну, раз от меня, тогда пойдём жениться!»


Все вокруг: «Га, га, га!» Сам думает: «Выведу её из зала!»

Берёт маман за руку и ведёт за кулисы. В зале гогот, аплодисменты! И так они дружненько пошли, что расставаться не захотели. Так я родился Зезюкиным. А артист себе имя менял с Михаила на Апполона, чтоб звучнее было, ему, как клоуну разрешили. Его тогда все знали! Апполон Зезюкин! Кругом афиши висели.

Девчонки, завтра встречаемся «на том же месте, в тот же час», на машине покатаю!

– Может быть! Вы такой прикольный! – смеётся первая девушка.

– Ещё что-нибудь расскажете? – спрашивает вторая.

– Мы не можем с такими красивыми девчатами общаться. У нас сегодня дело секретное! – говорит Зезюкин.


– Ох, любят тебя девки, Апполоныч! – удивляется Игорь.

– Потому что я сильно обаятельный. И остроумный!

– Девчата, таких любят! Ладно, поехали, как есть, переодеваться не будем, время жмёт. Машину с новым двигателем взял, смотри. Поехали, авось пронесёт! В машине отсидишься, Зезюка. Ха, ха, ха! Я один за деньгами двинусь, … авто будешь караулить. «Раритет» всё-таки! Я смотрю, у меня тут раритет на раритете. Нам ещё за город ехать! У тебя что, такой только – серый? (Смотрит на костюм)

Агафон кивает.

– Ну, извини, брат, не знал! Свой бы дал!

Едут, подъезжают к большой, роскошной даче. Игорь уходит. Агафон включает музыку одну, другую. Со страхом, оглядевшись, выключает. Идут девочки, он хочет в окно с ними заговорить.

– Девчонки, «Красоты немеряно»! Вы что такие красивые?!

– Вы что-то хотели? – спрашивают девчонки.

– Сколько времени суток?

– У вас часы на руке, дяденька! Ха, ха, ха! – хохочут девчонки. Агафон улыбается.


Возвращается весёлый Игорь, с чемоданчиком. Он передаёт Агафону чемоданчик.

Агафон его открывает, и они видят пачки оранжевых пятитысячных. Настроение у обоих поднимается.

– Денежки! – говорит Игорь.

– Что это?! Капуста! Бобосики, рублики! Себе бы столько! Скажи, Игорёха?! Вот это круть! – веселится Агафон.

– Лафа привалила! – улыбается Игорь.

– Очуменная красота! – подтверждает Агафон.


Он даже запел на мелодию из «Мэри-Попинс»:


Жил да был – брадобрей,

Брадобрей был, конечно – еврей!


– Цвет, блин, приятный! А пахнут! Ух ты! Новые! У меня музычка, подходящая

есть! – говорит Игорь.

– Давай, включай, порадуй меня!



Игорь включает «Мани, мани …АББЫ. Они едут под музыку, кивая головами и подпевая. Агафон открывает одну пачку денег и бросает над головой.

– Ты чё, Агафоша, крыша поехала с эквивалента? Давай, складывай всё обратно в чемодан! (оглядывается во все стороны) С ума сошёл!

– Извини, Игорёк! Бес попутал! … Охал дядя, на чужие бабки глядя. Они останавливают машину и вместе собирают деньги в чемоданчик.

– Ничё! Скотчем подклеим! Ты давай это, Гафоныч, садись назад с чумаданом этим! Для спокойствия. А то мы с тобой, не довезём «бабосы» до нашего «барбосса» – смеётся Игорь.

– Ха, ха, ха! Во, мы а, видал? Деньги чемоданами возим! – не успокаивается Агафон.

Агафон пересаживается, и они едут дальше. На пути возникает светофор, друзья останавливаются на первой полосе.

Нападение бандитов. Переодевание в женщин


В это время совсем близко от них едет другая машина. В ней сидит банда. Все они – «отсидевшие», с наколками на руках или на шее. На первом сидении, на месте пассажира сидит бородатый, смешливый Трифон, рядом с водителем Данилой.

Данила – здоровенный парень, лет тридцати пяти. Сзади поместился бородатый, угрюмый брат Трифона, Тихон. Они армяне. В середине Калистрат, тоже бородатый. Этот заправляет всеми. Рядом с ним – симпатичный Николай. У него, единственного, нет наколок. У Трифона в руках бинокль, он внимательно всё кругом оглядывает. Переодически, он поднимает его с колен и смотрит на балконы, водит взглядом по тротуарам.

Бандиты поют:


А как в городе, да, в Амстердамчике -

На помойке рябёнка нашли.

Чисто вымыли, сухо вытерли

И опять на помойку снесли.


А как же было дело?!

А дело было это так.

Сказал Гаврила смело:

Не рассчитывай, Манька на брак!


Маруська тут смекнула,

Что жизть пошла хужей!

И в грудь свою, воткнула -

Шештнадцать штоловых ножей!


Маруську к институту

На тракторе везли,

А ейный любовник Мыкола

Шёл с флагом – впэрэды!


Второй раз повторяет Данила:


А ейный любовник Мыкола

Шёл с флагом – впэрэды!


Все веселятся.

– Вот это песня! – говорит Данила.

– Гы, гы! – отвечает ему общество.

– Куда пойти, … куда податься? … Кого найти, с кем разобраться? … И скучно, и грустно, … и не на ком, руку размять! – говорит Трифон – Чёрт бы их побрал … совсем! Чем поживиться? Вот, паспорт найти, на него кредитов набрать! Га, га, га! Миллионов пять! Фирму «по квартиркам» открыть! А?! Алкашню поим, документики подписываем и, пинком под зад. Гуляй, алкашня, на улицу. Квартирка была ваша, стала – наша. Продали квартирку – деньги поделили на всех!

Все в машине: – Га, га, га! Ага!


На светофоре они останавливаются на второй полосе, прямо рядом с Игорем. Трифона привлекает громкая музыка в соседней машине.

– О, моя любимая песня! Мани, мани … – в моём кармане! – радуется Трифон. Он переводит бинокль на соседнюю машину. В соседней машине Агафон держит раскрытый дипломат, под песню АББЫ, кивает головой, подпевает и гладит, радостно, денежки.

– Ой! О-ё-ёй! Игорёх! Смотри, кто там? Какие «рыла»! Мы пропали! – замирает Агафон.

Игорь поворачивает голову и встречается взглядом с биноклем. Он бледнеет.

– Деньги, там деньги, братишки! Я вижу, смотри, пацаны! У них деньги! Много денег! Чемодан денег! – кричит Трифон.

Все в машине хором: – Где? Где? Ого-го-го себе!

– Вот это Куш!!!– со смаком, говорит Калистрат.

Не хрена себе – расклад! – говорит Данила.

Игорь и Агафон, в ужасе! Видят высунувшиеся физиономии бандитов. На их лицах – полная заинтересованность. Окно машины открыто, и они приподнимаются друг над другом. Огромная, небритая физиономия Данилы зависла на самом верху и, зловеще, улыбается. Точно так же, как улыбается, на его футболке, злорадное чудовище.

– Вот и ша! Жопой сели на ежа! – приветствует их Данила.

– Ёкарный бабай! Японский матерь!! – пора линять! Линяем!! – восклицает Игорь и закрывает окно.

– Один, што ли? … Полный набор – ёкарных бабаев! – возражает Агафон, пряча, чемодан вниз.

– О, Чита-Брита – мамка трансвестита! Чёта я очкую! … Драпать надо! Ноги, ноги! Давай, светофор! А то зарулим на «тот свет», Агаш! Дикий кошмар, сроду я так не вляпывался!

– Кто это Игорь?

– Ёжики с иголками – реперы с наколками!

– Зеки? Кто?

– Ну, … не Свидетели Иеговы!

– «Люди мира – на минуту встаньте»! Ааа, вляпались, вот я дурак! – пугается Агафон.

– Что ты кричишь, как фашист под Сталинградом? Агафош, без паники, мы – не на Титанике! Прорвёмся, Агафоша! Не боись, дружище!


Обе машины на секунду замирают. Мгновенно Игорь бросается на «красный свет». Вторая машина на секунду задержалась и тоже бросается, следом. Погоня. Едут по улицам, поворачивают в разные переулки. Но банда всё время догоняет друзей.

– Ты видел, какой у них трагладит? Этот трагладит нас проглотит, не поперхнётся! – в рифму паникует Агафон.

– Не проглотит, мы – жилистые! А мы вот сюда …

– Они, поворачивают!! Игорь, как мы так?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное