Милена Завойчинская.

Высшая школа библиотекарей. Хроники книгоходцев



скачать книгу бесплатно

© Завойчинская М.В., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Глава 1
О непредсказуемых последствиях необдуманных поступков и о том, что не стоит лезть под руку к разъяренным дерханам

Утро добрым не бывает, даже если это утро первого дня осени. А особенно оно недоброе, если накануне ты допоздна развлекался с друзьями. И пусть похмелье не мучит, но спать-то все равно хочется…

С соседней кровати, постанывая, сползло черноволосое лохматое чудовище, проковыляло к кухонному шкафчику и жадно припало к кувшину с водой. Я сквозь ресницы наблюдала за соседкой и категорически не желала вставать.

– Поднимайся, ведьма, – проскрипело чудовище.

– Не-а, – вяло отозвалась я.

– Идем в душ, – потерла лицо Ло?ла. – Скоро распределение, учебники надо получить. А еще И?вар явится. Надо предотвратить мордобой.

– Думаешь… будет? – вздохнула я, вспомнив, как однажды Изверг выколупывал меня из душевой кабинки, чтобы взглянуть на мою руку.

– Ага-а-а… – протяжно зевнула Лоли?на, прикрыв рот изящной ладошкой. – Это с тобой он мягкий, а так-то он высший дерха?н. Быть сегодня Рива?лису битым.

– Слушай, – задумчиво произнесла я, – а вот как ты думаешь, хотя бы теоретически возможен вариант, что ради меня Ивар пойдет против традиций рода? Станет отпускать, хотя это не практикуется и нельзя, и наплюет на то, что ему нужно два мальчика. Вдруг я в принципе не могу воспроизводить на свет пацанов? Я же ведьма, у таких, как я, рождаются девчонки. Ведь по женской линии дар передается.

– Не-а, Кирюш. И не мечтай. Даже в моей семье традиции – это святое. Без вариантов!

– Хорошо, – медленно кивнула я. – Ну а если допустить крохотный шанс, что если я не могу принять судьбу, уготованную жене главы рода Сте?нси, то ради меня Ивар откажется от наследства и… Ну не знаю. Заживем мы где-нибудь с ним вдвоем, не зависимыми ни от кого?

– Ты сама-то в это веришь? – насмешливо фыркнула соседка. – Что ради тебя, нищей безродной человеческой девчонки, высший дерхан из старинного знатного рода откажется от колоссального состояния, огромных территорий и герцогского титула? Серьезно?!

– Ну… – потупилась я, – в книжках сказочные принцы обычно как раз именно так и поступают, если по-другому нет возможности быть с любимой девушкой.

– Сказочная дура – это ты, уж прости! – расхохоталась вредная дерхана. – Кир, вот ты порой как ляпнешь что-нибудь – хоть стой, хоть падай. Вроде взрослая девушка, сына вон умудрилась заиметь эльфийской наружности и по годам старше себя самой, а веришь в сказки.

– Понятно, – сникла я. – Значит, Зайчику сегодня быть битым, но при этом с Извергом мне априори ничего хорошего в будущем не светит. Блеск!


Вот под такие «радужные» мысли мы собирались и прихорашивались. Потом забежала Тельти?на, и мы втроем отправились на лужайку перед главным корпусом ВШБ.

Там уже располагался стол с «глобусом», подтягивались школяры, предвкушающие очередное развлечение. Все наши парни, кроме Ивара, уже оказались на месте. Слегонца помятые, с красными от недосыпа глазами, но в целом вполне бодрые. Эх, запатентовать бы мое антипохмельное зелье! Просто мегавещь!

Обменявшись приветствиями, мы устроились так, чтобы видеть все, что будет происходить. Интересно ведь, кто пополнит наши ряды в этом году…

Все прошло как обычно. Приветственная речь ректора, робкие первокурсники, с опаской раскручивающие «глобус», их радость или разочарование в зависимости от того, на какой факультет они угодили. В этом году магов оказалось на удивление мало. Целая куча будущих детектов, немного жираф, фантастов и по чуть-чуть народу на прочие факультеты. Боевиков от жанра фэнтези не оказалось вообще, что было странно. Даже глава школы выразил свое удивление, а магистр Лу?кас Арро?н был совершенно озадачен. Нет, суровый декан боевиков, разумеется, ничего не говорил, но по его лицу было видно, что он недоумевает. У него что, в этом году не будет первого курса? Как такое возможно?

Досмотрев распределение до конца, вся наша компания просочилась внутрь главного корпуса, чтобы успеть быстрее получить расписание и книги. Такими умными оказались не мы одни, так что небольшая очередь уже стояла. Затем библиотека, огромные кучи учебников (мне, как обычно, больше всех). В этом году тащить все это богатство в общежитие было легче. Ну, мы ж, типа, почти крутые – левитация, телекинез и все такое. Так что от главного корпуса до жилых мы шли в сопровождении парящих за нами стопок книг, на радость первокурсникам, на зависть не магам и как напоминание тем, кто забыл, что тоже так умеет. Ха! Просто у нас с Ка?релом есть Аннушка, которая даже в мире без магии за собой багаж пальчиком манила, а не в ручках несла. А хороший пример – это стимул!

Планы на этот день у всех имелись свои. Я с волнением ждала приезда Ивара. Чувствовала себя немного виноватой, в то же время злилась, нервничала и боялась. Короче, полный набор девичьей рефлексии. Кому-то из ребят нужно было в город по делам и за покупками, кому-то просто погулять, а я собиралась навестить Лари?ссу. А то бросили бедную экономку и умотали по своим делам.

Впрочем, все пошло совсем не так… А именно – первым случилось явление Ивара Стенси народу.

Мы всей нашей дружной бандой собрались на лужайке между корпусами общежития, чтобы потом вместе вывалиться за ворота школы. И вот именно в этот момент и показался дерхан с Гаврю?шей на плече. Изверг шел с сумками от главного корпуса, вероятно, только прибыв в башню телепортации, и, увидев нас, помахал рукой. У меня, честно говоря, душа ушла в пятки, и первой мыслью было: куда и как спрятать кольцо Ривалиса. Ибо… ибо страшно, черт!

– Кира! – поравнявшись, окликнул меня парень в своей обычной отстраненной манере. И не скажешь, что соскучился. Наверное, все же обиделся, что я быстро от него уехала. – Ребята, привет!

Гаврюша тоже помахал нам лапкой, приветливо вздернув хвост трубой и изобразив мордочкой подобие лемурьей улыбки. Народ откликнулся нестройным хором, все явно чувствовали себя не в своей тарелке.

– Привет, – улыбнулась я, нервничая все сильнее. Ох, что сейчас будет…

– Не… не понял! – обронил Изверг, глядя на мою руку.

Увидел! Прямо сразу…

– Ивар, это… – начала я мямлить, но слушать меня никто не собирался.

– Ривалис! – рявкнул он, бросая сумки на землю и отправляя туда же своего фамильяра. – Я тебя предупреждал, сволочь ты ушастая? Я ж по-хорошему просил… Как с нормальным адекватным парнем пытался общаться…

Лицо дерхана стало стремительно меняться. Поползла чешуя по щекам, челюсть начала выдвигаться вперед, да и плечи раздались. Затрещала рубашка…

– Ивар, подожди! – крикнула я, вцепившись в его руку. – Пойдем поговорим, я сейчас все объясню. Это не…

– Кир-ра! – прорычал уже страхолюдный монстр, стряхивая меня и сдирая с себя обрывки рубашки.

Парни что-то говорили, верещал на своем зверином языке перепуганный Гаврюша, Карел пытался вмешаться. Лолина, бурно жестикулируя, тоже громко втолковывала своему соплеменнику, что дракой ничего не решишь и ему нужно обсудить все со мной. Что ничего такого на самом-то деле не произошло, что он не так понял. Да и я кричала то же самое. Но… У Изверга окончательно сорвало крышу. Он даже не пытался вникнуть в наши слова, игнорируя не только ребят, но и меня. Все, что я ему втолковывала и объясняла, он просто не слышал или не хотел слышать.

А потом он бросился на Рива, и это было страшно. Реально страшно! Потому что стройному худощавому эльфу нечего было противопоставить в кулачном бою чешуйчатому монстру с шипами на плечах и на локтях. Но не применять же против друга боевые заклинания?

Вмешались парни, пытаясь оттащить Изверга от Ривалиса. Отлетел с располосованной грудью Э?варт, рядом приземлился скрючившийся Ю?ргис. Карел, Мальди?н и Гасто?н втроем повисли на озверевшем дерхане… Ивар потерял над собой контроль полностью и окончательно, он сейчас не с друзьями дрался, он… убивал.

Это было настолько дико и непредсказуемо, что никто из нас даже не додумался поставить щиты. Ведь не с нежитью бились, а с Иваром, с нашим хорошим другом. С одним из нас! Никто и предположить не мог, что случится такое. Зайчик, само собой, готовился к тому, что получит в челюсть, как от Карела, но потом объяснит, и все войдет в норму. Даже мыслей ни у кого не возникло, что Изверг может впасть в состояние берсе?ркера[1]1
  Берсе?ркер – воин из древнегерманской и древнескандинавской мифологии. В сражении отличался большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли, безумием. – Здесь и далее примечания автора.


[Закрыть]
и перестанет воспринимать реальность.

В панике орали вокруг студенты, ставшие свидетелями происшествия. Мелькнула мантия кого-то из преподавателей…

– Ивар! Ты же убьешь их! – в отчаянии завопила я, бросаясь к дерхану.

На что я надеялась? На то, что уж меня-то он не тронет? Что он меня любит и не сможет причинить вреда? Что сумею достучаться до его ослепленного яростью разума? Отвлеку? Выгадаю минутку для друзей? Сама не знаю… Просто безумно перепугалась и попыталась сделать хоть что-нибудь, ведь это из-за меня…

– Ивар! Прекрати, пожалуйста! Выслушай ме…

Не оглядываясь, дерхан выставил назад согнутую левую руку, чтобы перекрыть мне дорогу, и вот на эту руку я с разгону и налетела, не успев притормозить или отклониться. Учитывая нашу разницу в росте, огромный шип на локте трансформированного боевого чудовища вонзился мне в шею.

Не знаю, что было потом… Я еще услышала истошные девичьи крики, пару раз булькнула разорванным горлом, а мир закружился и угас. Кажется, я умерла, по крайней мере, свет в конце длинного темного коридора манил, звал… Нужно было сделать всего лишь несколько шагов. Совсем чуть-чуть, и я увижу то, что там сияет. Хотелось бы верить, что я попаду туда, куда после смерти переносятся хорошие девочки. Ведь я не успела так уж сильно нагрешить. Но врут те, кто говорит, что в минуту смерти перед глазами проносится вся жизнь. Ничего не пронеслось, была только невыносимая раздирающая боль в шее, а потом этот зовущий свет…


Уйти никак не удавалось. Неведомая сила тащила назад, удерживая, заставляя вернуться. Свет отдалялся, пока не угас совсем, а я провалилась в черное небытие. И это было чертовски обидно! Я могла бы попасть в Рай, если, конечно, туда принимают неугомонных ведьмочек. А так…

Изредка из темноты до меня доносились тихие голоса. Кто-то ругался, чуть повышая интонацию, и тут же испуганно стихал.

– … Все зло от женщин! – заявлял один из говоривших.

– … Бабы во всем виноваты! – вторил ему другой.

Потом, судя по звуку, некто отвесил этим спорщикам по звонкой оплеухе, и стало тихо.

Была и другая беседа, которую я, конечно же, целиком не услышала.

– Я только посмотрю и уйду, – надтреснуто сказал кто-то.

– Да очнется она, – со вздохом ответил ему нежный девичий голос. – Ты что, Кирюшку не знаешь? Она ведь живчик. Такие, как она, так просто не сдаются. Вот посмотришь, она хоть и человек, а еще нас с тобой переживет. Тем более магистр…

Что там сделал какой-то магистр, я не услышала, снова уплыла в свое чернильное небытие.

А потом внезапно проснулась от чувства дикого голода. Ощущение было такое, словно я не ела несколько дней. Поморщившись, я чихнула и открыла глаза. С недоумением уставилась на белый потолок, потом покосилась по сторонам. О как! Я в лазарете… Занятно, значит, не умерла, а эти злые доктора морят девушку голодом. Беспредел полный!

Я завозилась, с кряхтением перевернулась на бок, подтащила подушку повыше и, мысленно стеная от ужасной слабости, с трудом переместилась в сидячее положение. Фу-ух! Тяжело-то как… Словно марафон пробежала, аж испарина выступила от усилий.

Отдышавшись, я расправила больничную сорочку, принялась восстанавливать в памяти события, приведшие меня в это место, и, вспомнив, поёжилась. Ивар, драка, пострадавшие парни, я, врезавшаяся в локоть обезумевшего дерхана… Ой, мама!

Рука сама устремилась к шее и принялась ее ощупывать. Так, горло в порядке, ни повязок, ни шрамов, значит, лекари успели вовремя и заштопали меня. Хорошо, что есть телепортация. Ни в жизнь бы меня не спасли – с разорванным-то горлом – на Земле. Ни парамедики, ни реанимация не помогли бы. Только чудо!

Пока я занималась исследованием пострадавшей части тела и рефлексировала, дверь бесшумно растворилась, и в палату вошел Карел.

– Ки… Кира! – выдохнул он и бросился ко мне. – Очнулась! Как же ты… Да как ты посмела умереть?!

В одно мгновение напарник пересек комнату, упал на колени возле кровати, вцепился в мою ладонь и прижал ее к своей щеке. И такое у него выражение лица было… И не поймешь, чего больше: дикой радости, что я пришла в себя, испуга или злости на то, что я опять (черт, и правда ведь – опять) собралась покинуть его навсегда.

– Эй! – шепотом возмутилась я, так как голос не слушался. – Чего кричишь? Ну авария, ну пострадала… Впервые, что ли? Чего сразу орать-то? Умереть? Ха! Да не дождетесь!

Ответить он не успел, так как, услышав его голос, в палату тут же вломились Ривалис и Мальдин, а следом за ними и все остальные, кроме Ивара.

Шум, переполох, рыдающие от счастья и облегчения Лола и Ти?на, сияющий невменяемой счастливой улыбкой Зайчик, взволнованные парни…

– Ве-едьма ты бессо-овестная! – рыдая в голос от облегчения и размазывая по щекам слезы, перемешанные с черной тушью для ресниц, провыла Лолина. – Как ты посмела умереть?! Напугала нас всех! Ни стыда, ни совести у тебя! Как же мы без тебя? А Ивар? Дурак он, конечно, псих ревнивый. Но ты хоть представляешь, что он чувствовал? Он же убил любимую девушку…

– Лола! – тоже тихонько всхлипывая, одернула разбушевавшуюся подругу Тельтина. После чего сунула зареванной дерхане носовой платок, и та шумно высморкалась, наплевав на все свои аристократические манеры.

– Эй, ты как? – потеснив коленом Карела, вцепившегося в мою руку, спросил Ривалис и присел на край кровати.

– Есть хочу! – подумав, прошептала я. – И с какой стати вы меня похоронили?

Ведь я в тот тоннель на свет не ушла? Не ушла! Значит, не умерла, а только чуть-чуть повалялась на грани. Люди вон в коме годами лежат, и их никто не спешит списывать со счетов. А при смерти что только не примерещится. Чего они так говорят, словно я зомби? Умерла… Убил…

Последний мой вопрос заставил всех замолчать. Ребята начали переглядываться, и это мне совершенно не понравилось. Нахмурившись, я требовательно уставилась в глаза напарнику. И пусть только попробует мне соврать!

– Кирюш, это не мы похоронили, – со вздохом ответил он, отводя взгляд. – Это ты умерла. Когда прибыли магистры и лекарь, ты… Ну, в общем, ты уже была мертва. По-настоящему…

– Ага, – моргнула я, осознав. Все же не на грани… – То есть клиническая смерть. Понятненько. – Значит, свет в конце тоннеля мерещился мне не зря. – А как все закончилось? Вы-то в порядке?

– Да чего мы? – пожал плечами переминающийся у порога Юргис и погладил по голове свою заплаканную подругу. – Нас тоже сюда забрали, подлатали и вечером уже отпустили. Не в первый раз такие пораненные. Риву больше всех досталось, его сутки продержали.

– Зайчик, ты как? – спросила я эльфа.

– Главное, что уши на месте, – блеснул зубами в улыбке Ривалис. – Если что, их обратно не пришьешь и новые не отрастают. А все остальное – ерунда.

– А… Ивар? – задала я вопрос. – Вы помирились?

– Да мы-то помирились, – увяла улыбка эльфа. – Правда, он… избегает нас. Только к тебе сюда ходит как на работу, сидит и смотрит. А если кто-то из нас появляется, сразу уходит. Мы с Карелом ему все объяснили.

– И я! – вмешалась успокоившаяся Лола. – Я ему все рассказала, и про то, что ты испугалась и запаниковала, и что помолвка эта ненастоящая, а в рамках вашего договора с Ривалисом. И что ты хотела сама с ним первым поговорить, но не успела, так как он поздно прибыл. А он…

– Он когда увидел тебя там… на траве, в крови, с разорванным горлом… – тяжело подбирая слова, заговорил Мальдин, – словно с ума сошел… Сразу же принял человеческий облик и… так кричал… И все на руки свои таращился, а они ведь в крови… Его тоже в лазарет упекли, успокоительным накачали и усыпили на сутки.

Все потупились, а у меня возникло ощущение, что они чего-то недоговаривают, но давить я не стала. Выпустят меня, сама все узнаю.

– Я ему пытался объяснить, что это трагическая случайность, – погладил меня по руке Карел. – Ведь все видели, что произошло. Там куча свидетелей была. Но он… винит себя. Сказал, что…

– Карел, не надо, – тихо окликнула его Тельтина. – Пусть они сами поговорят. Ты же видел, что с ним творится. Не нужно…

Градус настроения в палате ощутимо понизился, и я решила перевести разговор.

– А меня кормить будут? – прошептала требовательно. – Ощущение, словно дня три не ела.

– Неделю, дорогая! – фыркнул Ривалис. – Только, боюсь, кроме бульончика тебе ничего не светит.

– Кира, как можно быть такой бессердечной? – укоризненно произнесла Тина. – Мы переживали, Ивар с ума сходит, а ты о еде…

– Тин, вы переживали, а я умерла, – перестав улыбаться, отозвалась я. – Что толку, если я сейчас начну снова нервничать и волноваться? Как-то не хочется мне опять на тот свет. Вот отойду, подкреплюсь… И вообще, лучше улыбаться. Поплакать я еще успею.

– Прости, Кирюш, – залилась до кончиков ушей краской эльфиечка и потупилась. – Я не подумала. Это все нервы и… Изверга жа-алко, мы ведь друзья. Он псих, но такой несчастный псих. И у него… – Она подняла ручку к волосам, но договаривать не стала.


Наш дружный междусобойчик нарушили самым бесцеремонным образом. Вошла главный лекарь магистр Литаниэль и всех разогнала. Сказала, что мне нельзя пока так много разговаривать, пострадавшие голосовые связки не готовы к нагрузке. Да и поесть надо…

Вот насчет «поесть» я не возражала, хотя на самом-то деле оказалось «попить», поскольку мне выдали глубокую бульонницу с наваристым куриным бульоном и ложку. Вот, кстати, лучше бы коктейльную трубочку выделили, у меня же руки трясутся от слабости. Как мне управляться с ложкой? Учитывая это, я попросила разрешения, чтобы со мной посидел напарник. Сделав жалостливые глазки, я прошептала магистру Литаниэль:

– Мне ведь тяжело, а он поможет…

– Ладно! – помедлив, кивнула она. – Но не болтать!

Она сама позвала Карела и запустила его обратно в палату. Я же подмигнула ему, протянув посудину, велела держать ее и кормить несчастную голодную девушку, ибо меня ручки плохо слушаются. Ну а пока прихлебывала теплый бульончик, которым напарник меня послушно потчевал, велела рассказывать.

– Что рассказывать-то? – спросил напарник.

– Всё!

– Да мы в целом уже… Ты как упала, Ивар оглянулся, увидел тебя и сразу же от шока вернулся в человеческую ипостась. Начал трясти тебя, а когда понял, что… Это было страшно, Кир. Мне его даже жалко стало, хотя я сам рядом валялся, он мне плечо располосовал. Преподаватели набежали, магистр Но`вард, Аннушка. Она твою шею зачем-то трогала, у нее пальцы в крови были, я видел. Еще магистр Зака?риус примчался, он какое-то некромантское заклинание колданул над тобой, я не понял. Что-то по поводу души, дабы она не сбежала. У тебя ведь сердце не билось.

– И?.. – поторопила я, так как он замолк.

– Магистр Литаниэ?ль быстро зарастила рану на шее, она ведь смертельная была, и восстановила все сосуды. Дышать в таком состоянии ты бы ведь не смогла. Они собирались тебя забрать в лазарет, чтобы попытаться вернуть душу в тело, только… Кир, ты не будешь ругаться? – с опаской уточнил он и сделал движение, словно хочет отодвинуться.

– М-м-м? – вскинула я на него глаза.

– Я в тебя молнией ударил, – сообщил мне сногсшибательную новость друг.

– Зачем?! – опешила я. – И, главное, как? Мы же не проходили этого…

– Сам не знаю как. Так перепугался, что оно само по себе получилось. А зачем? Знаешь, всегда мечтал шибануть тебя молнией за все твои выходки, – пошутил он и все же немного отодвинулся.

Глава 2
О дефибрилляторе, неожиданных откровениях Аннушки и тяжелом разговоре с Иваром Стенси

– Ты больной?! – изумилась я, повысив голос, и тут же закашлялась.

– Кир, помнишь, ты мне рассказывала про дефибриллятор из твоего мира, которым запускают сердце, если оно остановилось? И про клиническую смерть, которая, по сути, есть обратимый этап, переходное время между жизнью и смертью. И что у вас из такого состояния вытаскивают безо всякой магии. Главное, чтобы срок был не более трех-пяти минут. Ну… вот. Я подумал, что прошло совсем немного времени, сердце твое не билось, а горло уже восстановили. Но пока магистры пытались бы вернуть в тебя душу… И не факт, что получилось бы. Точнее, это я потом подумал, а в тот момент был в состоянии аффекта, и единственное, что всплыло: молния – это электричество, ведь ты сама мне так говорила. А значит, если ударить тебя током, то есть молнией, то сердце опять должно забиться. Ну, я и… два раза.

– Ну ты… вообще-е-е, – выдохнула я.

– Но ведь сработало! Кирюш, сработало! Тебя… кхм… так долбануло, что аж дугой выгнуло, а потом… Ну, короче, сердце завелось. Правда, мне потом так досталось от магистров, ох! Как вспомню головомойку, которую мне устроили… Ректор чуть не прибил, главный лекарь шипела и обещала, что не будет лечить такого гада, как я, который глумится над трупом напарницы. Аннушка… Вот с ней легче оказалось, она заступилась и все им объяснила. Знаешь, мне кажется, что она бывала в твоем мире или в аналогичных.

– А если бы я обуглилась от твоих «два раза»?! – всплеснула я руками. Посмотрела на ложку, вырвала ее из рук своего «кормильца» и треснула его по лбу. – Это же молния! Святые дикобразики! Да у меня, наверное, косы дыбом стояли во всю длину от такой реанимации. Как я пеплом-то не осыпалась?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении