Милена Завойчинская.

Мистер Смерть и чокнутая ведьма



скачать книгу бесплатно

– Мистер Смерть! – возликовала я. – Енька, Белла! Он – смерть!

Мои питомцы запищали и замахали лапками, а я метнулась к англичанину, наклонилась, схватила его за голову двумя руками и от души чмокнула в соленые после огурца и капусты губы.

– Э-э-э… Мисс Арина… Я, безусловно, польщен вашим вниманием, но поверьте… – обалдел он, не делая, впрочем, попытки вырваться или отвернуться.

Я не обратила на его лепет никакого внимания. Схватила со стола вилку, в два шага оказалась у батареи и принялась по ней стучать. Соседи, конечно, утром будут скандалить, да и к сморчкам коническим[6]6
  Сморчок конический (лат. Morchella conica) – это необычный съедобный гриб, напоминающий в верхней части соты. Они состоят из сети волнистых полос, имеющих между собой небольшие полости. Сморчок конический очень ценится гурманами, во французской кухне в особенности.


[Закрыть]
их.

– Вася-я! Васенька-а-а! Василий! Возвращайся. Я больше не умираю! Все отменяется, у нас смерть в гостях.

– Ну что ты вопишь, малахольная? – возмущенно вопросил из вентиляции над кухонной плитой голос моего домового.

– Васенька, я не умираю! Пророчица все правильно сказала, это мы не так поняли. Вот он – смерть, которую я встретила, – с сияющей улыбкой я повернулась к некроманту и некультурно указала на него пальцем.

Мортем вконец ошалел от всего происходящего, но мои последние слова заставили его присмотреться ко мне внимательнее и даже с толикой сочувствия.

– Где? Кто? – Посреди кухни проявился мой домовой, Василий Васильевич. Ну для посторонних, а для меня просто Васенька. – Вот энтот? – Серые глаза принялись буравить гостя взглядом.

– Теодор Мортем. Некромант, – представился англичанин. – С кем имею честь?

– Василий Васильевич, домовой дух, – просканировав иностранца на предмет благонадежности, представился Вася и подергал себя за аккуратную бородку. – Так значит, Аринушка, не умираешь?

– Нет! – радостно откликнулась я. – Смерть отменяется.

– Вот и хорошо, – усмехнулся домовой. – Вот и славно. Значит, я возвращаюсь. А ты чем это гостя заморского потчевала? Ай-ай-ай, а еще ведьма. Хоть бы настойки на мухоморах капнула… Ну или яишенки пожарила.

– Вася-я… Вась… Ты продукты закажешь по Интернету с доставкой на дом, а? – заискивающе попросила я, не обратив внимания на подколку о настойке на мухоморах. Я подобным не балуюсь, и Васе это прекрасно известно. – Я же думала – всё, на тот свет… Ничегошеньки из еды не осталось. Карточка лежит где всегда, я не убирала.

– Иди уж, ведьма, – отмахнулся домовой. – И ты, мистер Смерть, ступай спать. Оба на вид – чисто покойники, и помирать не надо. Упыри за своих примут. Чай, мы не ироды бессердечные – гнать усталого человека за порог.

Так, а вы, хвостатые, куда смотрели? А ну кыш отседова все! Енька, покажи гостю, где полотенца и постельное белье. Ишь, бардак развели, водку всю приговорили… Ну что за люди?! Бедному домовому даже нечего выпить за здоровье хозяйки…


Василий принялся хлопотать по хозяйству, а у меня внутри словно пружину отпустило. Последние трое суток я жила с ощущением обреченности. Никогда, никогда не ошибалась наша пророчица. И ведь знала я об этом, но словно за язык меня нечистый дернул спросить ее о том, что меня впереди ожидает.

Поинтересовалась из любопытства, угу. И услышала, что через три дня встречу я смерть неминучую, которая всю жизнь мою изменит. Ну и что я должна была подумать? Вот именно так я и решила, что произойдет нечто, от чего мой земной путь закончится. И не только я так решила. Мои коллеги тоже остолбенели, все выспрашивали, не ошиблась ли Манана. Да только никогда еще не ошибалась наша пророчица.

Я в тот вечер в обществе Лёлика и Пашки напилась до свинячьего состояния и вымочила их рубашки горючими слезами. Да парни и сами глаза отводили и вздыхали украдкой. Всё ж не чужие, семь лет вместе проработали.

Один только шеф отмахнулся от предсказания. Заявил, что «такую заразу, как наша Стрельцова, даже смерть не возьмет. Куснет да выплюнет». Ужасно я обиделась на него! Даже сгоряча написала заявление об увольнении. Так этот волчара бессердечный заявил, что без отработки не отпустит. Две недели, и ни днем меньше. А уж потом могу катиться на все четыре стороны. Ну и как, спрашивается, я должна ему отработать четырнадцать дней, если смерть встречу через три?

Поругались мы с ним. Я заявила, что в таком случае пусть увольняет меня за прогулы, ибо на работу больше не приду. Мне терять нечего. А Владимир Вольфгангович натравил на меня нашего бухгалтера, Фому Федоровича. И знаете, что я вам скажу? Легче договориться с волком, чем с хомяком. А наш бухгалтер – оборотень-хомяк. Страшное существо! Выторговала я себе тогда отпуск без сохранения заработной платы, потому что предоставлять мне оплачиваемый бухгалтер отказался, зараза жадная. Сказал:

– Тебе, Стрельцова, уже все равно. А финансы компании нужно беречь. Но не переживай, с похоронами поможем. Оформим как представительские расходы. Можешь гроб себе выбрать на свой вкус.

А домового своего я тогда отпустила. Сначала мы с ним погоревали, конечно. Но сил не было смотреть в его глаза, он ведь хоть и нечисть, а как родной мне, переживает. И терпеть сочувствие сил тоже не было. На душе и так погано, но когда одна, можно не сдерживаться, и поплакать, и поругаться вслух, а при близких такое себе не позволишь. Фамильяры не в счет, они все же звери. Вот и попросила я Василия погостить у своих коллег в нашем доме или в соседнем, пока… пока все не произойдет, а там уж моими похоронами заняться.

В общем, спать я сейчас шла окрыленная и счастливая. План «помирать на широкую ногу» отменился. План «жить всем смертям назло» включился. Вот отосплюсь и начну. Выполню всё, что хотела, но по разным причинам откладывала.


Проснулась я с ощущением праздника и того, что о чем-то забыла. Некоторое время нежилась под одеялом, пытаясь понять, какое сейчас время суток и сколько, в принципе, я проспала. Ну часов-то шесть – точно. Но возможно, и больше.

И все-таки, что важное я должна была сделать?

– Гроб! – воскликнула, поймав ускользающую мысль. – Сегодня ведь привезут мой гроб.

Кубарем скатившись с кровати, помчалась в гостиную. Где-то там я оставила телефон, когда отправлялась встречать некроманта. Диван оказался уже собран, а постельные принадлежности аккуратной стопочкой сложены, из чего я сделала вывод, что мистер Смерть устал намного меньше меня.

– Вася-я! – закричала я, не видя искомого. – Вась, где мой телефон? Нужно срочно позвонить.

В комнате, заменявшей мне библиотеку и рабочий кабинет, с хлопком что-то упало, в кухне брякнуло и звякнуло, Василий выругался, а ко мне прибежал Енька с мобильником в лапках.

– Ты чего орешь? – сморщил он носик. – Напугала.

– Гроб! – пояснила я.

– Ой-ой-ой! – тут же проникся енот.

Пока я искала требуемый номер и ждала ответа, в гостиную успели вплыть все остальные: и иностранец (значительно посвежевший), и Василий (повеселевший и с хитрым лицом), и Белла.

– Похоронное бюро «Последний шанс», – ответил мне приятный мужской голос.

– Здравствуйте. Вас беспокоит Арина Стрельцова, заказ номер триста двадцать пять.

– Да-да, госпожа Стрельцова. Ваш гроб практически закончен.

– Уфф! – невольно вырвалось у меня. Значит, еще не всё потеряно. Вот если бы уже звонили в дверь грузчики и втаскивали данный предмет в квартиру… – У меня изменились планы, я передумала умирать. Хочу отменить заказ на гроб.

– Но позвольте! – возмутился сотрудник похоронного бюро. – Что значит – передумали? Ваш гроб практически готов. Остались буквально последние штрихи по вашему эскизу. И что нам теперь делать с ним?

– Продавайте! Аванс я оставляю вам в качестве компенсации за беспокойство.

Аванс был всего пятнадцать процентов, поэтому я посчитала, что не обеднею.

– Но госпожа Стрельцова! Где мы теперь найдем покупателя на ваш гроб?!

Я прикрыла микрофон ладошкой, повернулась к англичанину и громким шепотом спросила:

– Мистер Мортем, у вас случайно нет на примете какого-нибудь покойника? Освободился прекрасный гроб. Практически готов к использованию.

– Пока ни одного нет, – чуть приподняв брови, отозвался некромант. – Но вскоре непременно будут.

– Мне тут сообщили, что в ближайшее время у вас появятся заказы на гробы в большом количестве, – доверительно проговорила я в трубку. – Информация из источника, приближенного к… Ну, сами понимаете.

– О-о! – задумался мой собеседник. – Полагаете, нам имеет смысл приготовить некоторый запас?

– Мистер Мортем, а много? – повторила я маневр с прикрытием микрофона ладонью и поворотом к некроманту.

– Н-ну… – задумался он. – Штук пять – точно. Большего количества гарантировать не могу, будет видно по ситуации.

– Штук пять – точно! – повторила я в трубку.

– В таком случае, госпожа Стрельцова, мы в качестве благодарности за информацию… Секретную информацию, которую вы сообщили только нам, – многозначительно уточнил он, – готовы вернуть вам аванс за гроб, а его продать другим покупателям.

– Отлично! – обрадовалась я. – Деньги прошу вернуть на мою банковскую карту.

Распрощавшись с сотрудником похоронного бюро, я отключилась и положила телефон на журнальный столик.

– Мисс Арина, – вкрадчиво спросил мистер Смерть, – вы заказали себе гроб?

– Разумеется! Должна же я быть уверена, что меня похоронят достойно. Я сама все продумала, эскиз нарисовала. Прекрасный гроб, должна заметить. Вам не нужно?

– Нет, спасибо, – с непроницаемым лицом вежливо отказался иностранец.

– Ну как хотите, – пожала я плечами. – Васенька, покормишь?

– Само собой. Приводи себя в порядок – и за стол, – кивнул домовой и отправился на кухню.

– Мисс Арина, у вас прекрасная библиотека. Я подожду вас там, если не возражаете, – чуть поклонился англичанин и отправился обратно.

– Енька, Белла? – вопросительно глянула на своих питомцев.

– Спал как бревно, – отчиталась белка.

– Даже не приобнял! А я его грел под боком! – нажаловался енот.

– Значит, все в порядке, – сделала я вывод и отправилась в душ.

Никаких нервов, гимнопилуса прекрасного[7]7
  Гимнопилус прекрасный (лат. Gymnopilus junonius), он же Гимнопил Юноны – гриб семейства Строфариевых, является не ядовитым, но несъедобным из-за сильной горечи. Очень сильный галлюциноген, даже пыльца. Среди грибников считается разрушителем древесины, но часто паразитирует и на живых деревьях. В одиночестве встречается крайне редко, в основном растет небольшими тучными группами.


[Закрыть]
всем в суп, не хватает с такой жизнью. Представляю, какое мнение обо мне сложилось у этого чопорного типа. Встречала одетая, словно пугало огородное, утром по телефону беседовала в веселенькой пижаме с мухомором и придурковатой ящерицей на груди. Ну а какая она должна быть после дегустации мухомора?

Ума не приложу, как я вчера исхитрилась из шкафа выдернуть именно эту ночную одежку. Это, вообще-то, не моя, подруга с дочерью-подростком гостила когда-то, вот дочуркина пижамка у меня осталась. Но… Что уж теперь. Похоже, мистер Мортем будет считать меня окончательно сбрендившей ведьмой.

Впрочем… Возможно, это не так уж и плохо.


В кухне вкусно пахло кофе, ванилью и шоколадом. Вася уже накрыл стол на пятерых. Евграфию как обычно – тарелка и глубокая миска с водой. Все же натуру никуда не денешь, а енот-полоскун не может обойтись без того, чтобы не полоскать свою пищу в жидкости. Он раньше пытался ко мне в чашку или стакан залезть и обмакнуть, но Вася пресек это безобразие и всегда теперь ставил ему необходимую емкость. Белле на деревянном блюде были насыпаны орешки и фрукты. Ну а нам с некромантом и себе домовой поставил обычную посуду.

Иностранец вошел следом за мной, осмотрел, кто где уже сидит, и занял место рядом со мной. Белла с Енькой тоже расположились за столом, и мы в ожидании уставились на нашего кормильца.

– Овсянка, сэр! – с интонациями вышколенного дворецкого произнес Вася и выставил перед Мортемом миску с кашей.

– Что?! – опешил тот. – Как овсянка? Уберите от меня эту гадость!

– Никак нет, сэр, – ухмыляясь в бороду, отозвался домовой. – Вы англичанин. А весь мир знает, что англичане едят на завтрак овсянку.

– Да с чего вы взяли этот бред?! – возмутился некромант. – Я терпеть не могу овсянку на воде. Это же… отвратительно!

– Не будете? Уверены? – с улыбкой спросила я. Понаблюдала, как он качает головой, и забрала его тарелку себе. – Вася, где все для каши?

– Ох, что же это я? – всплеснул руками домовой дух. – Вот, Аринушка. И сливочное маслице, и орешки, и цукаты, и крошка шоколадная…

Под возмущенным взглядом мистера Мортема я поочередно зачерпывала чайной ложкой из мисочек и добавляла все вышеперечисленное в овсянку. Красотища получилась необычайная.

– Не передумали? – уточнила перед тем, как размешать.

– И что? Правда вкусно, если так? – Иностранный гость с подозрением смотрел на преобразившееся содержимое тарелки.

– Ну а вы как думаете? Каша на молоке, с сахаром, маслом, ванилью, орехами, цукатами, шоколадом…

Некромант явно боролся с собой. Он покосился на енота, и тот продемонстрировал ему оттопыренные большие пальцы на обеих лапках. Белла просто отчаянно закивала и засунула за щечку орех.

– Может, попробуете? А то остывает, – поторопила я.

– Мисс Арина, не могли бы вы вернуть мне мою тарелку? – вежливо попросил наш недоверчивый гость.

Разумеется, кашу, подвергшуюся апгрейду, я вернула и попросила Васю выдать и мне порцию.

Я еще только насыпала в свою тарелку всякие вкусности, а Мортем уже доедал.

– Василий Васильевич, я готов пересмотреть свое прежнее отношение к овсянке, – в истинно английской манере произнес он. – Но все же испытываю надежду, что не все жители вашей прекрасной страны думают, что англичане едят на завтрак исключительно этот… продукт.

– Яишенку с беконом? – усмехнулся домовой.

Завтракали мы в благостной тишине. Звери хрумкали и порой причавкивали, Теодор с аппетитом закусывал более «мужской» едой, мы с Васей неторопливо ели свои порции. Только с той разницей, что домовой вместо орехов и цукатов добавил в свою тарелку меда.


Мы уже благополучно пили кто кофе, кто чай, кто компот, когда в дверь кто-то начал барабанить и одновременно нажимать дверной звонок.

– Что за тарарам?! – поперхнулась я своим напитком.

– У вас всегда так, мисс Арина? – поднял брови Мортем и аккуратно, не расплескав и капли, в отличие от меня, поставил свою чашку на стол.

– Арина! – заорал за дверью… Пашка.

– Коллеги, – поморщившись, пояснила я иностранному специалисту. – Вась, открой, пока эти амбалы дверь не вынесли.

Глава 3

Спустя минуту мы лицезрели на пороге кухни моего шефа – Владимира Вольфганговича, седого матерого оборотня-волка, Лёлика – кареглазого и рыжего как огонь оборотня-лиса и Пашку – боевого мага, человека, но огромного, как медведь, только что не бурый, а вполне такой блондинистый и с голубыми глазами.

– Аринка, ты жива? А какого ж ты, зараза бесстыжая, трубку не берешь?! – возмутился встревоженный Лёлик.

Лисы – существа с тонкой нервной натурой, да. Обижаться бессмысленно.

– Арина, у тебя совесть есть?! – громогласно пристыдил меня Пашка. – Мы обзвонились уже. Решили, что ты таки умерла, как Манана предсказала. Причем не одна, а еще и иностранца нашего угробила. Ты куда его дела? В отель он не приезжал, мы уже звонили и узнавали.

– Стрельцова, ты куда некроманта дела? – окинув кухню взглядом, вопросил мой горячо любимый шеф. – В отеле его нет, как уже сказал Павел. Но на аэродроме нам сообщили, что прилетало… нечто в шляпе и иностранца увезло. Не пояснишь, кстати, почему это они о моей сотруднице отзываются в таком ключе? Что еще за «нечто»?

Я переглянулась с притихшими пушистыми фамильярами, покосилась на недоумевающего, но помалкивающего Василия… Это розыгрыш такой? Вот же он, некромант иностранный, – сидит и кофе пьет, коллег моих внимательно рассматривает.

– Стрельцова! – не оценил затянувшуюся паузу босс.

– Эй, мистер Смерть, – громким шепотом позвала я, искоса глядя на своего гостя. – Знакомиться будем или как?

– Good morning[8]8
  Good morning – доброе утро (англ.).


[Закрыть]
, – отставив опустевшую посудину, произнес англичанин, и лишь тогда вновь прибывшие его увидели.

– Вот это да! – восхитился Пашка. – Какой уровень! Я даже не заметил. Отвод глаз, но с модификацией и вплетением… Что вплетено? В смысле, хелло, мистер Мортем.

– Ну ничего себе некромант дает! – обиженно вытянулось лицо у Лёлика. – А запах-то он как?.. Арин, ну ты чего не сказала, мы тут как дураки… А он, оказывается…

– Здравствуйте, мистер Мортем, – вежливо склонил голову Владимир Вольфгангович. – Как добрались? Все в порядке? Приносим извинения за столь необычный трансфер в город, но случилась непредвиденная ситуация. Пришлось отправить за вами единственного свободного на тот момент сотрудника.

– Все в порядке, господин Туманов. Это было незабываемо. Мисс Арина доставила меня в город очень быстро, кроме того, любезно пригласила поужинать и отдохнуть с дороги здесь, а не отправила в отель.

– Арин, ты что, его… того?.. – вытаращился на меня Лёлик.

Я округлила глаза и выразительно постучала себя по лбу, намекая, что кое у кого не всё в порядке с головой. Как он вообще мог такое обо мне подумать?!

– Павел, – представился Пашка, протягивая руку.

– Теодор, – крепко пожал ее некромант, встав с места.

– Леонид. – Лис тоже обменялся рукопожатием с иностранным специалистом.

– Чаю? – вмешался домовой и жестом предложил моим коллегам присесть за стол.

– Кофе, Вась, – потер лоб шеф. – Всю ночь не спал, хоть немного взбодриться нужно.

– Вась, а мне молока, ну ты знаешь, – улыбнулся Лёлик, который молоко хлестал буквально литрами, употребляя его вместо воды, чая, кофе или компота. – И чего-нибудь пожра… поесть.

– А мне зеленого чая, того, что со смородиновым листом, – кивнул Пашка. – Енька, иди, пузо почешу.

Все мои коллеги не раз и не два бывали у меня дома, а потому были хорошо знакомы и с моими питомцами, и с домовым.

– Не «Енька», а Граф. Не «пузо почешу», а обниму и поглажу… – пробормотал енот, но вытянул лапки и полез к магу обниматься.

И вот тут я едва не хмыкнула от удивления. Потому что в глазах пришлого некроманта на мгновение мелькнула… ревность. О как! Ну-ка, ну-ка, надо хватать быка за рога, пока он не убёг. В смысле, пока некромант не успел очухаться и опомниться.

– Евграфий, – строго произнесла я, пристально глядя на енота. – А ты хозяина спросил? Вы ведь с мистером Мортемом вчера договорились, что с сегодняшнего дня ты его фамильяр. Обряд вы, конечно, еще не провели, так как не успели. Но все же как-то непорядочно с твоей стороны на глазах у хозяина лезть с обнимашками к другим людям.

– Мы договорились?! – обалдел Енька, застыл с вытянутыми вперед лапками и уставился на англичанина.

– Мы договорились?! – слово в слово повторил его фразу некромант, подняв брови в судорожной попытке вспомнить вчерашний вечер. – А… когда?

– Мм-м… Точно не помню. Вроде после пятой «Машки».

– После шестой, – пискнула Белла, решив подыграть мне.

– О. Русская водка! – в голосе осчастливленного мистера прозвучали и досада, и смех, что он напился и кое-что не помнит, и… и много чего еще.

– Так мы теперь?.. – подал голос Евграфий. – Да?

Мортем посмотрел на мордашку енота, на которой была написана дикая надежда, вздохнул и позвал его:

– Иди сюда, фамильяр. Будем заново знакомиться, а то я вчера был немного не в форме после долгой дороги.

– И обниматься?

– Иногда! – строго произнес его будущий хозяин.

– Значит, часто! – радостно подпрыгнул на месте Енька, всплеснул лапками и заверещал: – Ну перенесите же меня, вон вас сколько!

Мои коллеги наблюдали за происходящим в молчании, так как хорошо знали историю Еньки и не желали помешать мне. Он очень славный и забавный енот и действительно нуждается в партнере. Просто у меня уже есть фамильяр, взять второго я не могу.

Когда Евграфий устроился на коленях своего обретенного хозяина (ритуал провести несложно), Лёлик украдкой показал мне большой палец и подмигнул.

– Енька, а ты по-английски говоришь? – разбила идиллию Белла.

– Нет, конечно, – не глядя на нее, отозвался енот, подставляя бока под ласку.

– А придется!

– Да, Евграфий, – подтвердил мистер Мортем. – Придется. Я ведь в Россию приехал в командировку, потом вернусь в Англию.

– Хватит вам стращать живность, – проворчал домовой. – Не даете ребенку насладиться счастливым моментом.

– А чего он такой благостный? – фыркнула белка-летяга. – Мне, может, завидно. Меня вот никто и не погладит, и не приголубит, и за ушком не почешет…

– Иди сюда, красотка, – понял намек Лёлик и с улыбкой протянул руки к моему фамильяру.

– Развели тут зоопарк, – с неодобрением покачал головой Владимир Вольфгангович. – Арина, ты умирать собираешься?

– Нет.

– Точно «нет»? Или – «я не собираюсь, но придется, потому что Манана предсказала»? – уточнил шеф.

– Да вон ее смерть сидит, – снова непочтительно влез в разговор Василий. – Всё как ваша Манана предсказала: встретила она энту Смерть, домой привезла, напоила да спать уложила. Уже и заказ на гроб отменила.

– В смысле? – замер Лёлик.

– Мистер Мортем? – перевел взгляд на некроманта босс.

– Полагаю, ваша прорицательница предвидела мой приезд и то, что встречать меня придется мисс Арине, – невозмутимо пояснил англичанин. – А я некромант с фамилией, которая в переводе с латыни означает «смерть». Думаю, мисс Арина проживет еще очень долго.

– Стрельцова, чтобы завтра была на рабочем месте как штык! – заявил начальник, вставая из-за стола. – Павел, Леонид, на вас доставка приглашенного специалиста в отель. Мистер Мортем, можете на них полагаться, они в вашем распоряжении. Отдыхайте, обустраивайтесь в отеле, так как вы у нас надолго. Завтра приступаем к работе.

Все засобирались, как-то внезапно заторопились. Выяснилось, что машины припаркованы у дома, шеф поедет по делам, а парни прикреплены к англичанину…

Я выслушала от Мортема кучу благодарностей за гостеприимство, от Еньки уверения, что он будет скучать, от Пашки и Лёлика – радость по поводу моего здравия… Наконец, все покинули мою квартиру, и вдруг с улицы раздался вопль енота:

– Одеяльце! Одеяльце-то забыли-и-и!

– Да не ори ж ты, хвостатый! – шикнул на него Пашка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное