Милена Завойчинская.

Книгоходцы и тайна Механического бога



скачать книгу бесплатно

– Вот же балаболка… – пробормотал он, очумев от моей трескотни. Но дверь открыл, еще раз огляделся, не видит ли кто, и запустил меня. Сразу же заперся изнутри на засов и пояснил: – Нельзя оставлять открытой, а то мало ли. А вы, дамочка, подымайтесь вверх. Свет я включу.

И правда, щелкнул выключатель, и на стенах разгорелись светильники, позволяющие не свернуть шею на лестнице.

– А вы же со мной, да? А расскажете? А как к вам обращаться?

– Вот же послали боги кому-то счастье! И щебечет, и щебечет… – покачал он головой, глядя на меня, но ответил, делая ударение в своей фамилии на последний слог: – Господин Муни? я. Цепляйтесь за мою руку, дамочка. А то еще наступите на юбку да будете катиться до самого низа, переломаетесь. А мне неприятности не нужны.

– Вот спасибо, господин Муни, вы так любезны. Как мне повезло, что сегодня дежурили именно вы! С вами очень приятно общаться.

– Ну… как бы да, – смущенно кашлянул он. – С вами… тоже, можно сказать.

Я спрятала улыбку, так как понимала, что совершенно заморочила его. Меня и в нормальном-то состоянии не всякий выдержит, а уж когда я болтаю без умолку всякую ерунду и сыплю вопросами, как горохом, то… Бедный сторож попал.

Мы неторопливо двинулись вверх по лестнице, и он принялся рассказывать мне историю Ратуши. Что ее реставрировали несколько раз, а вот башня стоит как заколдованная, и ничего ей не делается. И часы за все столетия ни разу не сбились со времени. Поведал немного об их создателе. Сильный был маг, даром что энергии в мире уже мало становилось. Из старых магистров, тех, что еще по мирам умели путешествовать и создавать настоящее волшебство, общаться с феями и видеть будущее.

И вот наконец помещение, в котором находились часы. Я с восторженным писком бросилась осматриваться, а сторож встревоженно крикнул мне в спину:

– Руками ничего не трогать, дамочка!

– Ни-ни! Я только смотреть буду! А вы рассказывайте! Мне так интересно! Ах, боже мой! Какой вид! Как красиво! – Это я выглянула с башни на город.

– Ну так вот, дамочка… – продолжил свой рассказ мой экскурсовод.

– А стрелок – это вот этот, да? А почему он еще и с мечом? Я думала, он из лука целиться будет, а он куда-то клинок направляет, – задала я наводящий вопрос, когда мы добрались до фигуры воина с луком за плечами и обнаженным мечом, вытянутым вперед.

– Да кто же знает теперь, отчего он им тычет, – пожал плечами господин Муни. – Называют его стрелком, так как лук есть только у него. Вот через пять минут полночь бить будет, так он и выедет на площадку полностью.

– О-о-о! – восхищенно пропищала я. – А мне еще сказали, что будет какое-то шоу. Это так?

– Ну, шоу не шоу, а фигурки сделают полный круг, и гимн прозвучит. Только громко очень будет, если здесь находиться. Вы, дамочка, наушники вот эти наденьте, а то как бы не оглохли.

Он сунул мне в руки наушники, которые я, благостно улыбаясь, тут же нацепила. А как только сторож отвлекся, быстро наложила на меч стрелка простенькое заклинание луча с маячком.

Теперь мне останется щелкнуть пальцами, и где-то в интервале между первым и двенадцатым ударом с кончика клинка сорвется тонкий луч света, а точка, в которую он упрется, пометится маячком. А то ведь в темноте поди разбери, куда этот стрелок указывает?

Полночь я почувствовала ногами в прямом смысле. Пол мелко завибрировал, и только спустя два вдоха после этого раздался первый удар колокола. Наушники справлялись со своими функциями хорошо, иначе и правда можно было бы оглохнуть. Учитывая, что господин Муни смотрел на меня, ожидая реакции, я руками изобразила «Вау!» и «Полный восторг!» и бросилась к платформе часов, на которой располагались фигуры, чтобы посмотреть на стрелка. Мое заклинание сработало на шестом ударе, тонюсенькая синяя паутинка сорвалась с меча и устремилась в ночь. Куда уж улетит маячок, оставалось только предполагать, ибо за домами не было видно конечной точки. Снизу мне помахал руками Карел, хотя вряд ли он меня видел, но… Луч угас достаточно быстро, и это давало надежду на то, что его никто не успел заметить. По крайней мере, сторож точно не засек мою проделку, иначе не смотрел бы с видом умудренного жизнью дедушки, наблюдающего за шалостями внуков.

Отзвучал последний удар, диск с бронзовыми фигурами закрутился, и заиграла музыка, вероятно, тот самый гимн. Шел он от металлического барабана с перфорацией, как в старинных музыкальных шкатулках. Господи, бедные жильцы ближайших домов. Это же нужно иметь железные нервы и богатырский сон, чтобы каждый раз не вскакивать в холодном поту с постели, когда игрушка древнего часовщика музицирует и отбивает удары. Лично я даже тиканье плохо переношу и не могу спать в комнате с часами. А уж если бы они еще били… Кстати, надо бы узнать у господина Дойса, нет ли такого «сюрприза» в нашем особняке. А то ведь я спросонья и с перепугу могу и заклинание какое запулить. Неудобно получится.

– Господин Муни, я вас обожаю! – заявила я, сняв наушники, как только стихли оглушительные звуки, а стрелок снова занял свое место на открытой площадке перед циферблатом. – Вы такой хороший!

– Ну, прямо уж… – смутился усатый мужчина и одернул форменный сюртук.

– Правда-правда! Я вам так благодарна! Это же… настоящее приключение! – сияла я от восторга. Взятка взяткой, но доброе слово и кошке приятно.

– Да ладно уж, дамочка. Идемте вниз, пока никто не хватился, что меня на месте нет. И вы уж никому не рассказывайте. Нельзя сюда посторонним.

– Молчу! Никому чужому не расскажу!

Мы спустились к двери, вышли на улицу, и сторож тщательно запер вход в башню.

– Еще раз вам спасибо, добрый господин! – Я улыбнулась и чмокнула его в щеку.

А он вдруг покраснел и совершенно застеснялся, чем умилил меня. Такой взрослый, солидный и такой душка.

– Беги уж, стрекоза… – перешел он на «ты». – А то время позднее. Приличной девушке спать уже пора.

– Бегу! – Я помахала ему и побежала через всю площадь к Карелу, прячущемуся в тени.


– Ну как все прошло? – встретил он меня вопросом. – К тебе этот сторож не приставал? А то я что-то переживать начал, когда ты ушла с ним внутрь. Умом понимаю, что можешь его раскатать и размазать по стенке, а все равно тревожно.

– Не-е, милейший дядька оказался. Ну и заплатила я ему за вход. Два золотых – это хорошая сумма.

– Я видел твой луч. Маячок повесила? – перешел на деловой тон напарник, как только убедился, что ничего не случилось. – И когда поедем искать точку, сейчас или завтра?

– У-ау, – широко зевнула я, прикрыв рот ладошкой. – Спать хочу, умираю! Я всю ночь вещи в дорогу паковала и поспала буквально часа три.

– Так что, отдыхать?

– Ладно! Давай сейчас поедем на место маячка, запомним адрес, а исследовать его будем утром! – приняла я волевое решение.

Так мы и поступили. Нужное место обнаружилось через пару кварталов, и сигнал шел от стены одного из домов. Подъехав ближе, мы увидели, что это большое окно с витражом, изображающим девушку в летящих одеждах. В руках ее был кувшин, из которого лилась вода на куст роз.

– И? – озадаченно спросил Карел.

– Понятия не имею, – развела я руками. – Речь шла о сапоге, но я у этой садовницы обуви вообще не вижу. Она же босая.

– Так! – Напарник посмотрел на постоянно зевающую меня и распорядился: – Сейчас спать! Я запишу точный адрес, и завтра вернемся сюда, выясним, что это за особа, почему она босая и зачем льет воду. А там будем дальше думать. Возможно, она промежуточное звено, и сапог у какой-то другой девы.


Подъехав к нашему фиолетовому особняку, мы поскреблись в дверь, чтобы не перебудить всех жутким воплем одноглазой горгульи, исполняющей роль звонка. К удивлению, открыли нам сразу же.

– Ой, господин Дойс, – удивилась я. – Вы еще не спите? Мы думали, нам откроет этот ваш механический робот.

– Робот? – поднял брови управляющий. – А, Гант… Это моя работа, ждать жильцов.

Он пропустил нас в дом, и, перед тем как подняться по лестнице, Карел шепотом спросил:

– А герцогиня Каро вернулась?

– Нет, господин граф. Леди звонила, спрашивала о вас, а после сказала, что приедет лишь завтра.

– Аннушка ушла в загул? – тихонько спросила я друга, когда мы добрались до наших спален.

– Ей не помешает немного развеяться, – усмехнулся напарник. – Может, подобреет чуток.

Я фыркнула и отправилась спать. Утро у меня в итоге началось ближе к полудню. Учитывая, что мне нужно было отоспаться, я прицепила на ручку двери лист бумаги, на котором написала большими буквами: «Не беспокоить, пока не проснусь сама!» И еще пририсовала корявый череп (уж как смогла) и скрещенные кости под ним, намекая, что кто ослушается – сам виноват. Слуги оказались понятливыми, и меня никто не трогал.

Карела и Аннушку я обнаружила в столовой. Оказалось, я поспела как раз к обеду. Ну, к обеду так к обеду, лишь бы покормили.

– Выспалась? – заулыбался при моем появлении напарник.

– Ну надо же, кто пришел! – отстраненно произнесла темная фея.

– Доброе утро! – поприветствовала я их, но исправилась, взглянув на часы. – Точнее, добрый день.

Трапеза прошла в тишине. Аннушка витала в облаках, Карел сосредоточенно ел, размышляя о чем-то своем. Ну а я пыталась очухаться, заодно строя планы на день. А как только с десертом и чаем было покончено, магистр поставила на стол опустевшую чашку и спросила:

– Как ваши вчерашние успехи, адепты? Уже поняли свою задачу на практику?

– Расшифровали послание, лежавшее в книге. Посмотрели на часы, – тут же отчитался Карел.

– Неплохо, – благосклонно кивнула преподавательница. – Вы оказались шустрее, чем я предполагала. Но в любом случае, как я уже и говорила, можете не спешить. У вас неделя на осмотр достопримечательностей города и обучение у приглашенного мной специалиста. Плюс культурная программа. Надеюсь, вы не забыли об этом. В свободное время занимайтесь чем хотите, ну а через неделю приступайте к поискам. Только отчитываться мне об этапах вашего расследования не нужно. Меня абсолютно не интересует, что и как вы будете делать. Я хочу получить готовый результат.

– А спрашивать можно будет, если мы зайдем в тупик? – осторожно уточнила я.

– Кира, – подняла брови фея, – сколько уже раз вам повторять, я не нянька. Вы достаточно способные молодые люди для того, чтобы пошевелить мозгами самим. Зайдете в тупик, значит, подумаете немного, сходите в библиотеку, еще поразмыслите и найдете выход. Не разочаровывайте меня!

От этих ее слов меня передернуло. Разочаровывать Аннушку – это себя не любить. Знаем, проходили!

– Можете спросить, если нужно будет выучить неизвестное вам заклинание, – снизошла она до «помощи».

Нарушил наш разговор звук дверного звонка, а через минуту в столовую вошел господин Дойс и сообщил:

– Прибыл господин Ханти?ль Туа?н к госпоже Золя и графу Весту.

– Проводите его в библиотеку, Дойс, – велела Аннушка. – Кира и Карел сейчас подойдут.

Управляющий поклонился и вышел, а фея распорядилась:

– Займитесь делом, адепты. Господин Туан научит вас многому… интересному и нужному. И можете не таиться, он в курсе, что мы… не местные.


Наш новый преподаватель оказался молодым стройным мужчиной самой что ни на есть жуликоватой наружности. Вот смотришь на такого человека, и первая ассоциация – прохиндей и авантюрист. Пока сложно было сказать, насколько моя оценка верна, но, зная Аннушку, я не удивилась бы ничему.

– Прекрасная леди! – поклонился мне мужчина, как только я вошла. – Герцогиня не говорила, что моей ученицей будет такая прелестная юная девушка.

– Она еще и вредная, так что не обольщайтесь, господин Туан, – проговорил за моей спиной Карел.

Наш новый учитель рассмеялся, а я, пользуясь тем, что он не видит, не оглядываясь, лягнула ногой любимого напарника, чтобы не говорил гадости.

– Чувствую, мы поладим, – потер руки мужчина. – Ну что ж, мое имя вам уже известно, я ваши тоже знаю, а потому не будем терять время. Скажите мне, кто из вас знает, что такое самострельное оружие?

– Я знаю, – спокойно отозвалась я.

– Неожиданно! Я думал, что это окажется скорее знакомым вашему другу.

Карел в ответ на вопросительный взгляд покачал головой, и Туан продолжил:

– Тогда мы начнем с изучения этого оружия. Как его разбирать, чистить, собирать, заряжать и стрелять.

Из стоявшего на полу кожаного саквояжа он вынул…

– О! Револьвер! – восхитилась я.

– Что, простите? – озадачился Хантиль и с изумлением посмотрел на то, что держал в руках.

– Ну, эта штука ведь так называется? Вон и барабан, куда патроны вставлять.

– Патроны? – как попугай, повторил Туан, а Карел вдруг закашлялся, прикрывая рот рукой.

– Ну да! Те штуки, которые вставляются, – патроны, а из них вылетают и поражают цель – пули, – как ни в чем не бывало пояснила я.

– М-да… Странное ощущение, что говорим об одном и том же, но на разных языках. Или того хуже, на одном языке, но о разных предметах, выглядящих одинаково, – пробормотал учитель и повертел в руках оружие.

Я хихикнула и пихнула напарника в бок, а то что-то его приступ кашля затянулся.

– Так, давайте все же начнем с основных вещей! – взял себя в руки Туан. – Итак! Это самострел, в барабан которого необходимо вставлять магические снаряды. Стреляет оружие, конечно, не само, а лишь после того, как вы нажмете на спусковой крючок.

– Курок… – шепотом прокомментировала я.

– Госпожа Золя, а можно попросить вас сразу назвать мне все термины, чтобы я понимал, что вы там бурчите? Так и мне проще будет, и вам понятнее.

– Легко! – Улыбаясь, я подошла к преподавателю и стала указывать пальцем, комментируя: – Револьвер – так как заряжается не обойма, а барабан. Курок, дуло, это, кажется, шомпол для чистки дула. Какой калибр, я не знаю, так как не разбираюсь. Барабан большой, десять патронов.

– Кхе, – кашлянул мужчина. – И что же, вы даже умеете с ним обращаться?

– Не-а, с таким не умею. Из пистолета стреляла, но из пневматики. Из винтовки еще тоже стреляла в тире, а вот из револьвера ни разу.

– А пистолет – это?..

– Это примерно то же самое, но патроны нужно вставлять не в барабан, а в ручке есть такой специальный узкий прямоугольный отсек, который называется «магазин». Или обойма? Что-то сама запуталась уже, что из них что. Короче, вот в него. И внешне пистолет имеет форму не такую, а… как бы ровную, – изобразила я руками фигуру, которая должна была пояснить.

– А сколько… патронов можно вставить в магазин? – с самым заинтересованным видом уточнил мой собеседник.

– До двадцати, в зависимости от модели. Но я в оружии мало что понимаю. Так, понахваталась понемногу, и все. Могу ошибаться в терминах, я ведь не специалист.

– В любом случае весьма неожиданные познания для столь юной леди, – потер щеку господин Туан. – Я даже боюсь уже уточнять, что такое винтовка, тир и пневматика.

Карел таки не выдержал, расхохотался и сквозь смех произнес:

– Поверьте, господин Туан, когда Киру несет и она начинает что-то этакое говорить, ее не понимает никто. Она из технической реальности и оказалась в наших мирах чудом, провалившись в портал. Вот так-то.

– Ах вот оно что! – просветлел мужчина. – А то я уже начал себя чувствовать отсталой личностью. Тогда возвращаемся к тому, что имеется у нас: техномагический самострел. Кстати, «револьвер» – отличное слово, пожалуй, я его у вас позаимствую и пущу в массы. Это намного короче, чем самострельное оружие. Так, что дальше? А! Заряжается он магическими снарядами. – Туан покосился на меня и исправился: – Патронами. Их несколько видов: с ядами, заклинаниями, проклятиями, механические – убивающие или ранящие. У них всех разный внешний вид: магические – красные, ядовитые – зеленые, с проклятиями – черные, механические – серые, с широкой красной полосой по центру. Это понятно?

– Вполне, – ответил за нас обоих Карел. – А стрелять сложно?

– О нет! Учитывая магическую составляющую, эти… револьверы самонаводящиеся. То есть направляете на цель и нажимаете на… спусковой крючок. М-м-м… пуля попадет в любом случае, ну если только ваш противник не маг и не телепортируется в сторону мгновенно в момент выстрела.

– Как удобно! – не удержалась я. – С нашим оружием такое не прокатило бы, стрелять метко нужно уметь. А отдача сильная?

– Отдача? – скорбно вздохнул Туан.

– Ну, после выстрела сильно дергается револьвер? Руку уводит в сторону?

– Ах это… Нет, отдачи нет. Так что мы с вами научимся разбираться в снарядах… патронах, заряжать и разряжать оружие, разбирать, чистить его, смазывать, ну и так далее. Вопросы?

– А красивые револьверы есть? – смущенно улыбнулась я. – Чтобы ручка перламутровая была, например. Или просто поизящнее, чем эта бандура.

– Есть, – закатил глаза несчастный преподаватель. – А теперь начали!

Глава 4
Об изучении «револьвера», тайнах старинного витража, посещении оперного театра и о том,
что не всем дано писать либретто, а также о поисках нужной литературы

Часа полтора у нас ушло на первое знакомство с этим самострелом. Потом господин Туан заявил, что на сегодня достаточно, и вынул из своего саквояжа… связку отмычек. Угадайте, чем мы занимались следующий час? Правильно, ходили по дому и ковырялись во всех замках, пытаясь овладеть воровским навыком. Когда у нас уже пальцы начали дрожать, пришла очередь общаться с местным компасом. Удобная штука, оказалось! Он не только показывал стороны света, но и по соответствующей команде выдавал голографическую карту городов или стран, расположенных в нужном направлении. Этакий глобальный навигатор. Причем это все в него можно было дополнительно «подгружать», если нужна, например, какая-то конкретная местность или город во всех подробностях. В этом была карта столицы и пригородов.

На этом наш первый урок закончился, и мы распрощались до завтра.

Аннушка, как оказалось, за это время куда-то уехала, оставив для нас распоряжение быть готовыми к семи вечера, поскольку отправимся в оперу. Это нам передал господин Дойс. Ну а мы с напарником, сверившись с часами, решили, что успеем за оставшееся время быстренько метнуться к витражу, на который указывал стрелок с башни на Ратуше, и взглянуть на него, пока не стемнело.

Так мы и сделали, быстро переоделись, вызвали своих призрачных скакунов и рысью припустили на нужную улицу.

Витраж при свете дня оказался намного красивее, что неудивительно. Яркие краски, аккуратные стеклышки разных цветов, вставленные в рамки. Делал его настоящий художник. А уж мастерство исполнения вообще выше всяких похвал.

Сапоги у девушки, впрочем, по-прежнему отсутствовали, что ставило нас в тупик. Мы тщательно осмотрели картину, изучили все детали, доступные невооруженному глазу, но ничего необычного так и не увидели. Тогда я предложила надеть очки и смотреть через них в разных режимах.

– Никакой магии при выполнении витража использовано не было, – выдала я через некоторое время. – Исключительно ручной труд.

– Угу… – рассеянно отозвался Карел, а потом велел: – Посмотри-ка на кучу мошкары над кустом роз. И настрой увеличение и приближение на максимум.

Я выполнила указание и выпалила:

– Ух ты! Так это же цифры, а не мухи.

– И я о том же. Так, я сейчас перерисую этих «мушек» в том порядке, как они расположены, а ты будешь мне диктовать, что в какой написано, – зашуршал вещами напарник.

Я же продолжала изучать загадочный шифр, залитый в стекло. Потом Карел велел мне диктовать, и я послушно называла: какая по счету мушка в каком ряду и что это за число на самом-то деле.

– Даже не представляю, что это такое, – хмыкнул он, когда мы закончили.

– Сейчас будем узнавать у аборигенов, что это за витраж, – отозвалась я и сняла очки.

Первые несколько прохожих не знали, что за девушка на картинке. Потом один пожилой седовласый господин после раздумий выдал, что дом этот некогда принадлежал магичке, леди Ама?льфии, и был построен по ее эскизам. Мужчина еще подумал и предположил, что на витраже сама леди и изображена.

– Ну хоть что-то, – пробурчал друг, а потом решительно направился за угол дома, где располагалось крыльцо.

На его звонок открыла дверь молоденькая симпатичная горничная, и они принялись о чем-то беседовать. Я решила не вмешиваться, так как все знают, что у собеседника противоположного пола легче вызвать симпатию, а Карел у нас парень видный. Девушка очень быстро начала улыбаться и отвечала весьма охотно, а граф Вест, похоже, пустил в ход все свое обаяние. И когда научился только?

Потом он что-то записал, поцеловал хорошенькой горничной запястье, чем вогнал ее в краску, и откланялся.

– И? – умирая от любопытства, спросила я, как только он вернулся ко мне.

– Все правильно. Дом построен по чертежам леди Амальфии. Она была королевским магом и по совместительству… угадай, чьей многолетней любовницей?

– Ага-а! Того, кто сделал часы в Ратуше?

– Именно! Так вот, леди сия была весьма известна, и в городской библиотеке хранится ее монография, существующая в единственном экземпляре. А на витраже изображена одна из трех сестер, цветочных фей – Роза. Говорят, хозяйка дома имела с ней сильнейшее внешнее сходство, если судить по всем художественным изображениям Розы и сохранившимся портретам самой Амальфии. Кроме того, наша леди, как и данная феечка, питала слабость именно к этим милым цветам. И, конечно же, она не упустила возможности запечатлеть на витраже фактически себя.

– То есть нам нужно искать монографию леди Амальфии и изображения оставшихся двух фей. Хоть у одной-то должны быть сапоги. Имена двух других сестер записал?

– А?йрис – средняя сестра и Жасми?н – старшая.

– Сегодня успеем? – Я взглянула на часы и сама же ответила: – Нет, не успеем. Если опоздаем, Аннушка нам головы открутит. Придется слушать арии. Ты как к опере?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении