Мила Гейбатова.

Минтака. Искры тумана



скачать книгу бесплатно

Парень встал и налил мне воды из графина.

– Нет-нет, оставь здесь, на тумбочке, я точно еще захочу. Спасибо. А чего ты не на службе? Сколько времени? – поинтересовалась я.

– По-твоему я мог тебя бросить после того, что случилось?

– Ммм, а что случилось? – по обеспокоенному взгляду Родрика, поняла, что что-то из ряда вон выходящее. Пришлось как следует покопаться в своей голове в поисках ответа. – Ах, да, точно. Так сумасшедшая девушка, больше всего на свете желающая превратить меня в пыль с помощью своих чудо-шариков, мне не приснилась, да?

– Нет, – парень тяжело вздохнул и опустил глаза, а я впервые заметила, каким уставшим выглядит мой Родрик. – Это все моя вина, ты была права, когда заводила разговор о всеобщей реакции, о том, что нужно было все скрывать.

– Стой! Успокойся, пожалуйста! Не нужно себя винить не в чем, слышишь? И потом, в чем там я права? Я, когда заводила разговор, и в самых ужасных фантазиях не предполагала, что какая-нибудь девица отреагирует столь убийственно, в прямом смысле этого слова. Так что не надо сокрушаться, и потом, все же обошлось, – убеждая Родрика, я и сама почувствовала прилив сил.

– Обошлось лишь благодаря твоему отцу, даже думать не хочу, что было бы, не окажись он в библиотеке, – парень содрогнулся от нехороших мыслей, а мне стало его нестерпимо жалко, как же так, впервые вижу его таким сокрушающимся. – Сейчас, когда я только нашел тебя, мы нашли друг друга, потерять тебя было бы, было бы…

– Не надо, милый, я все поняла, – мне стало жутко неуютно, не знаю почему, но такие вот грустные душещипательные откровения не люблю слушать, не по себе как-то становится. – Все хорошо, Родрик, я здесь, с тобой. Иди ко мне поближе что ли.

Впервые из нас двоих я выступала сильной успокаивающей стороной, непривычно очень.

– Так, а что сделал отец? – постаралась я перевести разговор в менее душевное русло, да и любопытно стало, ведь я отчетливо помнила, что во время нашей потасовки с Кристиной, папа не появлялся.

– Он сразу понял, что дело дрянь, но кинулся не вас друг от друга оттягивать, а выбежал в противоположную дверь за подмогой.

– Эм, весьма благоразумное решение, наверное, – почему-то такой выбор собственного родителя неприятно резанул по сердцу.

– Не стоит на него обижаться, он и впрямь поступил так, как было лучше на тот момент для тебя. Он не боец, а значит, не помощник и не защитник тебе, на что способна ты, он тоже знает, поэтому и был уверен, что у тебя есть все шансы продержаться, пока не прибудет помощь, – кинулся защищать моего отца Родрик. Ну хоть от хандры отвлечется, и то хлеб.

– Да, возможно. Но ты бы так не поступил, будь там хоть сотня таких Кристин, и даже если бы я была лучшим бойцом на твоей базе, – усмехнулась я беззлобно.

– Нет, не поступил бы, – после минутного раздумья признал парень.

–Да ладно, это все неважно, ну поступил и поступил. Возможно мне тоже стоит взять на вооружение подобное поведение в случае чего, – примирительно согласилась я. – А что с Кристиной-то?

– Взята под стажу, – мрачно выдал Родрик и снова начал впадать в хандру.

– А что с ней будет? Надеюсь, не смертная казнь? У вас тут как вообще поступают в подобном случае? Жаль девчонку, очень жаль.

– Жаль!? Да она тебя убить хотела! Между прочим, зачем ты залезла в ее голову!? Подсознание Кристины тебя засосало, было очень трудно привести тебя в чувство.

Но ты не могла не чувствовать этой опасности, явно намеренно полезла, – возмущенно проговорил Родрик.

О, а вот это уже мой жених, узнаю.

– Ну знаешь ли, не каждый день к тебе приходят девицы с заявлением, что жизнь свою положили на благополучие твоего избранника, а взамен не получили ничего, и даже обратно к маме с папой вернуться не могут.

– Да, есть такое дело. Не думал я, что у Кристины все настолько серьезно ко мне, иначе бы силой заставил оставаться дома. Но она уверяла, что разделяет мои ценности, хочет идти со мной бок о бок к великой цели, строить лучшее будущее для наших детей.

– Для ваших детей!?

– В смысле для всех детей в целом, отдельно моих, отдельно ее, вообще для всех детей.

– Думаю, в голове у Кристины были все-таки именно ваши общие дети, я видела. Собственно, специально и полезла к ней, чтобы выведать подробности, – я вздохнула. – Но не стоит себя винить в ее судьбе, каждый из нас волен сам рушить собственную жизнь. Я видела, ты ей в вечной любви не клялся, жениться не предлагал и так далее. Зная тебя, рискну предположить, что ее громкие заверения о следовании великой цели ты принимал за чистую монету.

Мы оба замолчали. Я все также поглаживала руку Родрика, а он сидел неподвижный, словно статуя.

– Ты знаешь, а ведь она не виновата в своем поступке, – вспомнила я кое-что.

Парень посмотрел на меня как на умалишенную, наверное, решил, что мне все-таки что-то важное повредили.

– Нет, послушай! Во-первых, в ее словах промелькнула фраза о том, что, мол, хорошо, что добрые люди подсказали единственно верное решение, или как-то так. А во-вторых, Родрик! Я была в ее голове, ее безумие вызвано искусственно кем-то извне, она не сама по себе такой стала, я точно знаю. Подумай лучше, кто тут на базе умеет внушать мысли и эмоции?

– Хм, теоретически ты да я, да мы с тобой. Вот отец твой еще появился с неплохими зачатками телепатического дара, – усмехнулся мой жених.

– Да нет, тут, я думаю, гипноз мог сыграть неплохую роль. А гипнозу могут обучиться не только телепаты, достаточно уметь располагать к себе жертву.

– Не знаю, что и сказать тебе, Лола. Но одно могу пообещать наверняка, когда она окончательно придет в себя, мы ее допросим на эту тему с особым пристрастием.

– Не надо с пристрастием, просто позовите меня и все.

– Ага, как же! Позволю я своей невесте снова контактировать с этой ненормальной! – тут же вскипел Родрик.

– Милый, она уже не опасна, и я же не одна там буду, с тобой, – ласково убеждала я парня. – Согласись, силовые вмешательства могут стереть ее память или даже навсегда повредить мозг девочке.

– Не велика потеря! – воскликнул Родрик, но уже гораздо менее уверено.

– Возможно, но нам же важно докопаться до истины. Ведь если я права, то это не просто спонтанная акция слетевшей с катушек бывшей ревнивой подружки, а целенаправленная тщательно спланированная попытка меня убить, а это уже действительно серьезно.

На это мой горячий жених ничего не смог возразить.

Выйти самостоятельно из комнаты мне удалось лишь через несколько дней. Физические повреждения были незначительными, да и уровень медицины на базе повстанцев ненамного уступал уровню в городе. Да, это вам не трущобы, в который раз подумала я. Но настолько близкое соприкосновение с воспаленным разумом оставило куда более долгие последствия. Оказывается, глубоко растворяться в сознании другого человека может быть опасно – рискуешь навсегда потерять путь домой, в свое тело. Но я всего этого не знала, это вообще был мой первый опыт такого вот полного погружения.

Родрик пытался приставить ко мне охрану на то время, пока вынужден был заниматься своими обязанностями, но я отбилась от подобной чести. Меня и без того все не любили, не думаю, что мудрым было бы эту ненависть подогревать. По-хорошему, не помешало бы, наоборот, как-то если не завоевать всеобщую любовь и симпатию, то хотя бы перейти на нейтральный уровень восприятия остальными жителями базы. Но как это сделать, я понятия не имела. Подобный опыт у меня напрочь отсутствовал. Это Дейл, не я, был всеобщим любимчиком, при чем без каких-либо видимых на то усилий.

Тем не менее в первый же день моей долгожданной вылазки из комнаты за мной увязались сразу два человека. Конечно же, мой отец. Это было вполне логично и ожидаемо, если бы он не сделал этого, я бы почти наверняка обиделась на него. А вот вторая нежданная личность меня удивила – ею оказалась не в меру общительная помощница Родрика Жанин. Она успела вызвать мое раздражение уже спустя пять минут нашего общения своим безумно полезным и захватывающим рассказом о том, как она в последний раз смешивала различные средства для окрашивания, чтобы получить такой ультрамодный цвет. Как будто я была в курсе всех этих дурацкий тенденций, или хотя бы как будто они меня интересовали.

– Слушай, Лола! У меня есть один лак для ногтей, цвет – закачаешься! Естественно, все по самым последним современным веяниям. Так вот, мне он не очень, оттенок кожи слишком живой, жизнерадостный, а тебе будет как раз! – продолжала все также мило щебетать это воздушное создание, портя мне завтрак.

– Намекаешь на то, что у меня трупный вид? – мрачно поинтересовалась я, тщательно пережевывая кашу, чтобы не сорваться на крик посреди столовой. Тогда уж точно сочтут сумасшедшей истеричкой, не удивлюсь, если свои собственные версии нашей потасовки с Кристиной построят.

– Нет! Что ты! Ты просто немного бледненькая, вот и все, – улыбнулась Жанин во все свои тридцать два зуба.

Хотя у такой супер-пупер навороченной красотки, отслеживающей все современные тенденции в индустрии красоты, почти наверняка где-то там внутри в челюсти должен иметься дополнительный третий ряд зубов, просто на всякий случай, мало ли что.

– Между прочим, во многих книгах по художественной литературе, привезенных великой десяткой с их родной планеты, встречаются упоминания о том, что бледность кожных покровов и полное отсутствие загара говорит о принадлежности дамы к кругам аристократии. Лишь слуги да рабы, трудящиеся в поле, были загорелыми, – решил вступиться за меня отец.

– Да? Кхм, как интересно. Хорошо, что мы живем не по этим примитивным книжкам, – ничуть не впечатлилась заявлением красотка Жанин.

– Ничего себе примитивным! Ты в своем уме!? Ты вообще в своей примитивной жизни хоть одну книгу-то прочитала? Я имею в виду не заметки из индустрии моды и красоты! Вот уж кто точно примитивен здесь, так это ты! – все-таки я взбесилась и всерьез наехала на девушку, можно сказать не за что.

И конечно же, в столовой сразу воцарилось прямо-таки гробовое молчание, всем было интересно послушать наш конфликт, а вдруг еще и драка будет, вот же потеха получится!

– Ладно, Жанин, ты это, не бери в голову, хорошо? Не знаю, что на меня нашло, нервы, наверное. Ты вовсе не примитивная, и жизнь твоя не примитивная, просто другая, вот и все. Но насчет книг ты не права, уж извини. Не нам с тобой судить о чужой культуре, равно как и не мне определять уровень твоей, – сдержанно ответила я уже без крика, но достаточно громко, чтобы окружающие могли услышать, а после этого резко удалилась из столовой. Поела, называется.

Пару минут я шла, культивируя в себе раздражение на весь окружающий мир, пока не поняла, что кто-то упорно меня преследует. К моему огромному облегчению этим кем-то оказался папа, а не безголовая помощница моего жениха.

– Иди уже рядом, чего плетешься в конце, – буркнула я исподлобья.

– Я захватил закуски, – отец потряс небольшим контейнером у меня перед носом. – Ты так резко убежала, даже не дала доесть спокойно, но, к счастью, у них есть услуга на вынос.

– Серьезно? – я изогнула бровь в удивлении. – Никогда не пользовалась, даже не слышала о таком.

– Эх, молодежь, молодежь.

– Все сильно плохо выглядело, да? – спросила я удрученно, когда мы вышли на улицу и присели на травку чуть поодаль от основного здания.

– Да нет, не сильно, – ответил отец, старательно жуя бутерброд. – Но лучше, конечно, подобным образом как можно реже выделяться, особенно в твоем положении.

– Да знаю я все! Прекрасно знаю и понимаю. Но эту дуру разве можно терпеть!? Родрик вообще головой не думал, когда ее ко мне отправлял, сам он не больно-то вежлив с ней.

Мы помолчали немного, каждый в раздумьях о своем. Эх, что ж мне так тяжело с ними язык общий находить-то! Уже во втором обществе я занимаю какую-то особую обособленную позицию, и оба раза, как будто не по моей вине. А может, в этом и есть моя ошибка, может, это я как раз-таки и виновата. Не умею, да и не хочу, что уж греха таить, заводить дружеские контакты, от того и страдаю. Ладно когда сама, а то ведь и близким перепадает, получается. Хотя с Кристиной я совсем не при чем, ну кроме очевидного. Но ведь я с ней до этого не ругалась, ничего плохого ей не делала. Всего лишь увела у девушки жениха. Тут же услужливо подсунуло мне мысль мое сознание. Вообще-то он сам увелся! Вот так всегда, вроде как мужчина самостоятельно сделал выбор, а все шишки потом почему-то катятся на новую избранницу. Хм. Я возмущенно фыркнула. Будто бы я его насильно гипнозом к себе привязала или еще чем.

Гипноз! Точно! Я же разговаривала об этом с Родриком. Кристина явно была под гипнозом, я знаю. И дело тут совсем нечисто. Да еще это смутное беспокойство все сильнее терзает в груди, но против чего или кого направлено предупреждение, не знаю. Нужно сейчас же идти к Кристине, надеюсь, смогу узнать, где ее держат. Я уже вскочила на ноги, как услышала требовательный окрик отца.

– Лола! Ты куда снова побежала? – воскликнул обеспокоенный родитель, с трудом поднимаясь на ноги.

– Ох папа! Совсем забыла про тебя, прости, пожалуйста. Но мне срочно надо! Прямо очень-очень срочно! Вот только я не знаю куда идти, – сникла я вдруг.

– Успокойся, объясни толком, что случилось, может я помогу.

Поколебавшись лишь секунду, я выложила отцу свою собственную версию причины нападения на меня бывшей подруги Родрика.

– Ты должен понять, ты же и сам можешь в головы залезать! – закончила я проникновенно.

– А Родрик не захотел рассмотреть твою версию событий? Он же вроде как тоже в головы способен залазить, – удивился отец.

– Ну как сказать не захотел, отказываться совсем уж он, конечно, не стал, но и с энтузиазмом тоже не воспринял. Да и дар его работает совсем по-другому, иначе чем у нас с тобой.

– Ладно, пошли уже что ли. Я знаю, где у них содержатся заключенные, по крайней мере парень, которому не посчастливилось увязаться со мной. Думаю, нарушители местного порядка тоже должны находиться где-то неподалеку.

Мы пошли обратно к зданию. Мне хотелось бежать со всех ног, настолько меня подгоняло нетерпение изнутри, и почему-то беспокойство разгоралось все сильнее.

– Лола, не стоит так нестись, – попытался утихомирить меня родитель. – Ты привлекаешь слишком сильное внимание. Не думаю, что твоему жениху понравится наша задумка.

– Ах папа, даже и не сомневаюсь, что не понравится, но у меня внутри буквально огонь разгорается, что-то не так! Ты понимаешь меня? Интуиция, она буквально кричит! – попыталась я выразить собственное внутреннее состояние.

– Так может нам не стоит никуда идти, – отец остановился вдруг как вкопанный.

– Да не со мной беда! А там, с ней! С Кристиной! – озвучила я вслух внезапную догадку и тут же поняла, что она абсолютно правдива.

К чести папы он больше не тратил время на вопросы, лишь коротко кивнул и сам ускорил шаг, на сколько этого позволяли приличия. Бежать мы все-таки не решились, слишком велика вероятность того, что нас остановят и не дадут добраться до цели.

Эх! Вот почему Родрик не верит безоговорочно моей интуиции, как отец. Конечно, папа растил меня, тренировал мой дар в том числе и знает лучше, на что я способна, поскольку уже не раз сталкивался, но все же… Почему-то мне кажется, что мой жених и в этом случае отнесся бы с изрядной долей скептицизма к моему развитому шестому чувству. Не потому что он вредный или считает меня бездарной, нет, совсем не поэтому. Просто себе он доверяет гораздо больше. А поскольку именно он контролировал заключение Кристины под стражу, расставлял стражу и так далее, то и не усомнился бы ни капли в своей правоте. Да и мы находились в месте, где он являлся чуть ли не одним из великолепной десятки для местного населения. А в своих людей и соратников Родрик верил безоговорочно, как я успела заметить. Тем больнее для него стало нападение на меня Кристины, в его голове просто физически не может никак уложиться такой кошмарный поступок в общине повстанцев. А уж подумать, что все на самом деле гораздо глубже, чем банальная ревность, и что к делу причастен кто-то еще, да не один! Ведь сказала же девушка, что «они» пообещали, «они», не «он» или «она». Нет, тут Родрик совсем не хочет менять свое мировоззрение и подозревать кого-то еще.

Странно даже, он такой сильный, умный, уверенный во всем. А тут проявляет слабость, на мой взгляд. Я бы совершенно точно подозревала всех, случись что-то даже в трущобах. Ну кроме разве что папы, да Дейла, да и госпожа директор милая женщина, да и. Стоп! Я делаю тоже самое, что и он, отсекаю от подозрений близких людей, несмотря на то, что чисто теоретически виноватыми могут оказаться и они с легкостью. Видимо, среди повстанцев он считал плохими лишь тех уродов, что напали на меня в зале для тренировок, но с ними сам же и покончил.

Внезапно мы пришли в совсем незнакомое мне крыло. Я так увлеклась своими внутренними рассуждениями, что даже и не заметила, как мы сюда добрались.

Освещение в коридорах было здесь гораздо приглушенней, люди теперь нам вообще не попадались, а сама атмосфера стала будто бы более мрачной и унылой. Хотя, возможно, все дело в моем неуемной воображении, ведь цвет стен здесь был абсолютно такой же, как и в других частях здания.

– Пришли почти, доченька! – сказал взволнованно отец.

– Стой! Кто идет! Это крыло, где содержатся преступники, вам точно не сюда, – добавил один из охранников у двери, узнав нас с отцом.

– Ох мальчики, мальчики. Боюсь, что нам именно сюда, – сказала я проникновенно, мгновенно устанавливая контакт и внушая, что нас нужно пропустить и проводить к Кристине.

– О, так у вас особое разрешение, тогда ладно, просим прощения. Джон вас проводит, – произнес один из них с затуманенным взором.

Искренне надеюсь, что мое вмешательство ни коим образом не скажется на мыслительных способностях бедняжки.

– А ты прям неслабо натренировалась здесь, я смотрю! – искренне восхитился отец.

– Спасибо, папа. Только это я не здесь натренировалась, у них тут вроде как кодекс чести, не влезать в голову и все такое, я и с этими была не уверена, вдруг защита какая стоит или еще что. Мои внутренние сверхспособности претерпели серьезные изменения в ту ночь на школьной дискотеке. Я бы сказала, что теперь это действительно сверхспособности, а не просто скромный дар.

Отец внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Правильно, совсем не время и не место.

Охранник шел впереди, папа сразу за ним, а я чуть отстала, напряженно прислушиваясь нет ли за нами погони, и смогу ли я в случае чего еще кого-нибудь убедить в том, что наше нахождение здесь вполне легально. Как вдруг я увидела его. Того парня, что был с отцом. Он снова лежал на кровати с закрытыми глазами. Я ведь уже видела его, смотрела вот так же, но тогда он находился в другом крыле. Значит, и его сюда переместили. Так странно, но мне было приятно видеть этого совсем незнакомого парня целым и невредимым, я словно старого друга встретила после стольких лет разлуки.

И снова он неожиданно открыл глаза, как и в прошлую нашу встречу. На его лице промелькнуло удивление, а потом будто бы понимание всей незаконности происходящего. Я почему-то смутилась и испугалась, что он может нас выдать, хотя с чего бы это, он же сидит под замком. И в порыве приложила палец ко рту, отчаянно прося незнакомца не выдавать нас.

Он сначала удивился, но быстро понял, что я хочу. Выражение его лица молниеносно сменилось на самодовольное и слегка насмешливое, и он едва заметно кивнул.

Вот же гад! Еще и смеется надо мной! Хотя от сердца немного отлегло, когда я поняла, что выдавать нас он не собирается.

– Лола, скорей сюда, – прозвучал сдавленно голос отца. – Что ты там застыла вообще!? Впрочем, неважно. Мы опоздали, дочка. Их уже убили.

Глава 2

Их убили. Убили. Убили. Все еще звучало в моей голове, когда часом позже я сидела в кабинете Родрика и пила какой-то вонючий успокоительный сбор по настоянию своего жениха. Опоздала. Это ужасно. Мне кажется, выражение лица Кристины, такое прекрасное и одухотворенное, будто бы она всего лишь задумалась о чем-то своем, будет преследовать меня еще долго. А этот парень, Крейг, он же вообще не при чем, он всего лишь выполнял свою работу. Неудачно весьма в итоге. Такое впечатление, что они даже не сопротивлялись, будто бы не ждали подвоха от внезапных гостей. Ведь Крейг вполне мог успеть позвать на помощь, у стражников свои каналы связи, насколько я понимаю. Но не позвал. Еще остается большой вопрос – как именно эти неизвестные злоумышленники попали в это крыло. В те двери, через которые прошли мы с отцом, совершенно точно больше никто не входил. Хм, сколько загадок, однако. Интересно, следующая в списке я? Или, быть может, Родрик? Наверное, все же я. Хотя на месте этих товарищей я бы сменила цель, все-таки Кристина не добилась своего, и ее саму пришлось убирать. Странно, но я абсолютно спокойна, даже несколько отрешена. Неужели эта бурда так действует?

– Скажи мне на милость, Лола, что вы там делали с твоим отцом? – задал мне, наверное, уже в третий раз вопрос раздраженный Родрик.

– Ох, – вздохнула я тяжело, – я же уже сказала, что. Я почувствовала, что с девушкой беда, а папа предложил помочь. Вот мы и пошли проверять, но опоздали.

– И мою охрану ты заставила поверить в то, что у вас есть особое разрешение, да? – голос моего жениха не предвещал ничего хорошего, вот только я никак не могла понять, что он на меня-то взъелся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6